Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Первый Вселенский Собор

  • Иеровфей, митрополит Навпактский. Первый Вселенский Собор

    Иерофей, Митрополит Навпактский и святовласиевский.

     

    Первый Вселенский Собор

    Η Α΄ Οικουμενική Σύνοδος

     

     

    В коротких летних воскресных проповедях этого года, дорогие братья, я буду говорить о Вселенских Соборах нашей Церкви, и главным образом к вероучительным вопросам, которыми занимались наши святые Отцы, которые были выдающимися ее членами. Мы, православные христиане, должны знать свою православную веру.

     

    Конечно, эти вопросы большие и серьезные и они не могут быть в полной мере проанализированы в небольших коротких проповедях во время Евхаристичского собрания, но некоторые основные моменты решений Вселенских Соборов, которые необходимо знать нам, как православным христианам, мной будут освещены. То есть это лишь небольшая часть знаний, а желающие смогут получить больше информации.

     

    Первый Вселенский Собор был созван в Никее, в Вифинской области в 325 годупо Р. Х. миператором Константином Великим. Председателями Собора были Евстафий Антиохийский и Александр Александрийский, и, возможно, также Осия Кррдубский.

     

    Вероучительным вопросом, которым занимался этот Собор, была ересь Ария. Арий был пресвитером Александрийской церкви и ранее был осужден собором Александрийской церкви за ереси относительно Божественности Христа. Однако, поскольку его еретические взгляды распространились на другие церковные области Римской империи и создали проблемы, именно поэтому император Константин Великий созвал Первый Вселенский Собор, чтобы решить этот вопрос.

     

    Основное положение вероучения Ария заключалось в том, что Сына Божьего когда-то не существовало. Он говорил: «ην ποτέ ότε ουκ ην»[1]. Следствием этого мнения было то, что Сын и Слово Божие были созданы Отцом во времени, т. е. было время, когда Сына Божия не существовало, поэтому он поставил время между Отцом и Сыном; что Сын не имеет той же сущности, что и Отец, а это означает, что Он вероятно и не знает Отца; И, следовательно, Святой Дух также является творением, сотворенным Отцом через Сына.

     

    Арий исходил из философских точек зрения, особенно из принципа Аристотеля, согласно которому все, что исходит из природы, является вынужденным. Поэтому, если бы Сын родился от природы Отца, то Он обязательно был бы Сыном Божьим, поэтому и говорил, что создан по воле Отца. Это означало, что Слово будет не Богом, а творением, и в действительности первым творением. Также основной позицией Ария было то, что Сын служит как низшее божество, творящее людей, но чуждое по своей сути высшему Отцу.

     

    Эти еретические воззрения создали великое смятение во всей Церкви, ибо верующие знали от Пророков Ветхого Завета, видевших бестелесное Слово, и Апостолов Нового Завета, видевших Божественность Христа, что они видели Свет Бога – как Ученики на горе Фавор, но и во время других событиях, особенно в день Пятидесятницы, – что Христос есть истинный Бог, рожденный от Отца прежде веков, есть Свет, исходящий от Света, и имеющий ту же сущность, что и Отец и Он знает Отца и открыл Его людям.

    Так, отцы Первого Вселенского Собора исповедовали эту веру Пророков и Апостолов, но и из собственного опыта, который они имели, и составили первые статьи Символа веры, который мы исповедуем и читаем по сей день.

    В частности, в Символе веры написано, что мы верим в единого Бога Отца, который является творцом всего видимого и невидимого, чтобы исключить представление о том, что творец мира есть низший Бог, как это утверждали философы-гностики. Поэтому исповедуется божественность Христа, родившегося прежде всех веков от Отца и нет времени между Отцом и Сыном, исповедуется, что Христос есть Свет, как Отец, Он единосущен Отцу и что Сын Божий стал человеком для нашего спасения. Также в этом первом Символе веры написано, что и мы веруем в Святого Духа, а в конце осуждены те, кто учит противоположному этому.

     

    Конечно, этот текст Символ был окончательно написан Вторым Вселенским Собором, как мы увидим в следующее воскресенье, но главное то, что мы, православные христиане, абсолютно верим в божественность Христа, в чем нас убеждают те, кто видел Его славу, Его божественность.. Это Пророки, Апостолы и Отцы на протяжении всех веков.

     

    Арий и все еретики говорят на эти темы, используя философию, воображение и рассуждение, а провидцы Пророки, Апостолы и Отцы излагают пережитый ими опыт и исповедуют, что Христос есть Свет, рожденный превыше всех веков от Света и есть истинный Бог.

     

    Ему мы поклоняемся, Его любим и соблюдаем Его заповеди, чтобы достичь Света.

     

    Источник: Εκκλησιαστική Παρέμβαση, ΤΕΥΧΟΣ 251 – ΙΟΥΝΙΟΣ 2017

    ©перевод интернет-содружества «Православный Апологет»2024г.

     

    [1] То есть было время, когда Его не было

  • Иоанн Фундулис, заслуженный профессор Фессалоникского университета им. Аристотеля Неделя (Воскресный день) Святых Отцов Κυριακὴ τῶν ἁγίων Πατέρων

    Иоанн Фундулис, заслуженный профессор Фессалоникского университета им. Аристотеля

    Неделя (Воскресный день) Святых Отцов

    Κυριακὴ τῶν ἁγίων Πατέρων

     

    Память Отцов Первого Вселенского Собора | Храм Стрітення...

     

    В седьмое Воскресенье Пасхи Господней наша Церковь празднует память 318 богоносных Отцов I Вселенского собора в Никее. Этот великий Собор был созван, как известно, первым христианским императором Константином в Никее Вифинской в мае 325 года. Он осудил ересь Ария и провозгласил Христа Бога единосущным (τ ὁμοούσιον) Отцу. Мы находим множество рукописей, которые под 29 мая помечают память Отцов этого Собора. Празднование этой памяти Святых Отцов в данный Воскресный день объясняется, что вполне очевидно, известным правилом и обычаем из иных случаев Великой Церкви переносить на Воскресенье память великих святых. Седьмое воскресенье после Пасхи Господней не имеет особой специфической праздничной тематики, а поэтому было сочтено как наиболее подходящее и ближайшее к памяти Отцов, дабы на него перенести их празднование.

    Завтра мы услышим вместе с обычным богослужебным последованием Воскресного дня смешанные стихиры и тропари попразднства Вознесения, которое мы праздновали в прошлый четверг, но и праздника праздников святой Пятидесятницы. Так Воскресение, Вознесение, Пятидесятница и Отцы будут воспеваться в течение завтрашнего этого праздника Воскресного дня. Несмотря на, казалось бы, с первого взгляда, некую несовместимость этих праздничных тематик, тем не менее, в богослужебном последовании этого дня не утрачивается соответствующая гармония, которую составляют разные и частично противоположные тематики. Конечно же, если мы это все расставим в рамках всего Пентикостария (Цветной Триоди), то мы сможет различить и понять, с каким трезвым суждением определена эта последовательность праздников составителями нашей эортологии (праздничного цикла). Действительно, благодаря тематикам этого Воскресного дня успешно достигается создание некоего промежуточного пункта между великими праздниками, которые мы празднуем, и тем, который приближается. Между прочим, совершением памяти Отцов Никейского Собора подчеркивается вера Церкви в ту истину, что то правое учение, которое мы слышали из уст Господа, и как его рельефно видели во всем спасительном деле Христа. Это подчеркивает и Синаксарь недели Святых Отцов:

    «Въ то́йже де́нь, въ недѣ́лю седму́ю по Па́сцѣ, и́же въ Нике́и Пе́рвый Собо́ръ пра́зднуемъ три́ста и осмина́десяти богоно́сныхъ оте́цъ, вины́ ра́ди сицевы́я:

    Поне́же бо Госпо́дь на́шъ Іису́съ Христо́съ, въ пло́ть оболкíйся, ю́же по на́мъ смотре́ніе все́ неизрече́нно дѣ́йствова, и ко Оте́ческому па́ки взы́де престо́лу, хотя́ще показа́ти святíи, я́ко вои́стинну Сы́нъ Бо́жій бы́сть Человѣ́къ, и соверше́нный Человѣ́къ вознесе́ся Бо́гъ, и сѣ́де одесну́ю вели́чествія на высо́кихъ, Собо́ръ се́й святы́хъ оте́цъ та́ко Его́ проповѣ́да, и исповѣ́да Единосу́щна и Единоче́стна Отцу́. Си́мъ сло́вомъ по сла́вномъ Вознесе́ніи настоя́щій уста́виша пра́здникъ, а́ки собра́ніе толи́кихъ оте́цъ предъизводя́ще, Сего́ во пло́ти возне́сшася Бо́га и́стинна и во пло́ти Человѣ́ка соверше́нна проповѣ́дающе».

    В храме святой Софии в Константинополе В 10 и 11 вв. эту Неделю (Воскресный день) праздновали память кроме Отцов I Вселенского Собора и Отцов других шести Вселенских Соборов, вероятно по той причине, чтобы тем самым засвидетельствовать единство церковного учения и его верное следование учению Евангелия. Следы этого общего празднования мы находим в Славе стихир Литии нынешнего богослужения. В этой стихире кроме Ария перечисляются и Македоний, Несторий, Евтихий, Саввелий и Севир[1], учение которых было осуждено другими Вселенскими Соборами.[2] Однако в итоге праздник сохранил только древнюю тематику, память 318 Отцов I Вселенского собора.

    Из всего содержания литургических текстов этого дня мы остановимся на двух чтениях вечерни и двух чтениях Божественной литургии. Первые два являются выдержками из Ветхого Завета, они имеют значение,  потому что в событиях, которые в них описываются, видна Церковь, образ Отцов и их роль в жизни Церкви. В первом чтении из книги Бытие, глава 14, 14-20 описывается чудесная победа Авраама, который с 318 своих «домочадцев» обратил в бегство семь соседних царей, освободил пленников, и принял за свою победу благословение царя Салимского Мелхиседека. И Отцы I Вселенского Собора, в числе 318 являются, как и рабы Авраама, военным лагерем – божественным клином, и они обращают в бегство с помощью необоримого оружия врагов Христа. Они сотрясают ереси и они освобождают верующих от алчных захватчиков. Второе чтение из Второзакония 1, 8-17. В нем повествуется, что Моисей избрал из народа « му́жы му́дры, и свѣ́домы, и смы́сленны» и поставил их для руководства и управления народом. И они являются образом Отцов, которым Господь доверил пастырское руководство Церковью. И им, т.е мужам поставленным Моисеем, Господь разделил дух Моисея. А им, этим Отцам, Господь раздает благодатные дары Духа Святого и вверяет правый суд над каждым появляющимся в Церкви спорным вопросом. И в данном случае суд вершит Бог.

    И вновь два чтения на Божественной литургии нас переносят от тени и образа Ветхого Завета к истине Нового. Первое чтение из Деяний Апостолов, а второе из Евангелия от Иоанна Богослова, согласно структуре чтения этих книг в период Цветной Триоди (Пентикостириона). Апостол Павел призывает пресвитеров Эфесской Церкви в Милит, откуда он направлялся обратно в Иерусалим. Его слова были пророческими и касались будущего Церкви и ответственности пастырей  за попечение и охранение паствы Христовой. Эти слова составили своего рода символ-эмблему Отцов и их неутомимого попечения о правой вере и о целостности Церкви Христовой: «Итак, внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас епископами, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Ибо я знаю, что по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящии стада; и из вас же самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою. Посему бодрствуйте…И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его».[3] И в завершении зачало евангелия от Иоанна 17, 1-13, которое является выдержкой из первосвященнической молитвы Христа, оно представляет Господа молящегося об учениках, о Его Церкви. Это те, которых Ему дал Отец, но которые еще будут пребывать в мире. Это те, которые имеют нужду в защите Отца, дабы верные сохранили веру во имя Бога. Когда следует быть «единым» как единым являются Сын со Отцем, дабы в мире свидетельствовать об истине. Христос их сохранит; только один пропал, сын погибели. И в жизни Церкви обретались такие сыны погибели. Но Отцы соблюли имя Божие и удержали единство веры Церкви.

    Итак этот богочестный лик святых Отцов, который был собран со всех концов Вселенной и верно догматствовал об отношении Христа к Сыну, о Их «единосущии»[4], и который сформулировал и передал правую веру Церкви, мы ублажаем. Из тропаря праздника будет петься наиболее соответствующий характеру торжества стихира на «Славу» 4 гласа, которая знаменита своим содержанием и мелодией.

    Святы́хъ отце́въ ли́къ, отъ коне́цъ вселе́нныя сте́кшійся, Отца́ и Сы́на и Ду́ха Свята́го, Еди́но Существо́ научи́ша и Естество́, и та́йну богосло́вія я́сно преда́ша Це́ркви; и́хже, похваля́юще вѣ́рою, ублажи́мъ, глаго́люще: О, боже́ственный по́лче! богоглаго́ливіи ору́жницы ополче́нія Госпо́дня, звѣ́зды многосвѣ́тлыя мы́сленныя тве́рди, та́инственнаго Сіо́на необори́міи столпи́, мѵродохнове́нніи цвѣ́ти ра́йстіи, всезлата́я уста́ Сло́ва, Нике́йская похвало́, вселе́нныя украше́ніе, прилѣ́жно моли́теся о душа́хъ на́шихъ.[5]

    ©перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет»2020г.

    Источник: ΙΩΑΝΝΟΥ Μ. ΦΟΥΝΤΟΥΛΗ, Καθηγητοῦ Παν/μίου Θεσσαλονίκης. ΛΟΓΙΚΗ ΛΑΤΡΕΙΑ. Έκδοση Τρίτη. ΕΚΔΟΣΕΙΣ ΑΠΟΣΤΟΛΙΚΗΣ ΔΙΑΚΟΝΙΑΣ ΤΗΣ ΕΚΚΛΗΣΙΑΣ ΤΗΣ ΕΛΛΑΔΟΣ. 1997, σελ.121-125

     


    [1] Севир Антиохийский, лжепатриарх Антиохийский 7столетия, главный идеолог современного монофизиства- коптов, армян, малабарцев, в своей христологии настаивающей об учении о сложной природе Христа, но в «единой природе».  

    [2] Апо́стольскихъ преда́ній извѣ́стніи храни́теліе бы́сте, святíи отцы́: Святы́я бо Тро́ицы Единосу́щное, правосла́вно научи́вше, Аріево хуле́ніе собо́рнѣ низложи́сте, съ ни́мже и Македо́нія духобо́рца обличи́вше, осуди́сте Несто́рія, Евти́хія и Діоско́ра, Саве́ллія же и Севи́ра безгла́внаго. Ихже пре́лести испроси́те изба́витися на́мъ, нескве́рну на́шему житію́ въ вѣ́рѣ сохрани́тися, мо́лимся.

     

    [3] Деян. 20, 28-32

    [4] τὸ ὁμοούσιον

    [5]Слава 8-го  гласа на «Хвалитех…» утрени

  • свт. Нектарий Эгинский ПЕРВЫЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР Ἡ ΠΡΩ͂ΤΗ ΟἸΚΟΥΜΕΝΙΚΉ ΣΎΝΟΔΟΣ

    ПЕРВЫЙ ВСЕЛЕНСКИЙ СОБОР

    Ἡ ΠΡΩ͂ΤΗ ΟἸΚΟΥΜΕΝΙΚΉ ΣΎΝΟΔΟΣ

     

     

    NEKTARIOS_AEGINA_PORTRAIT edited


    Свт. Нектарий, митрополит Эгинский

     

     




    Арий.



    Арий родился в Ливии в середине 3 в. по Р. Х, Он учился в Александрии и  стал последователем Оригена,  Мелетия и Лукиана пресвитера и начальника Антиохийской школы. Его разностороннее воспитание, его философское образование и искусность в науке истолкования Священного Писания, сделали его известным и создали ему образ основательного и серьезного человека, что в свою очередь сделало его высокопарным, придало ему необыкновенное величие, а его внешний прекрасный вид вызывал к нему уважение и симпатию. В принципе к нему было  проявлено весьма сильное внимание Мелетия, благодаря которому он был рукоположен епископом Александрийской церкви Петром дьяконом этой церкви. С этого времени проявляется его характер, властность и его настойчивость в его убеждениях. Затем, когда Перт Александрийский публично осудил участников группы Мелетия и не признал их крещения Арий был первым, кто возмутился, упрекал епископа за такие действия и протестовал против такой меры епископа. А в дальнейшем он покинул Александрию  а когда,  после этого, скончался епископ Петр  и его престол занял Ахилла, Арий испросил прощения и вернулся в Церковь, а в 312 году он был хиротонисан во пресвитера.

    Учение христианства о Триедином Боге после его появления стало предметом соблазна для иудеев и эллинов, и уже с середины 2 столетия появилась ересь монархианства. Она вызвала много споров, вызвала неудержимый дух Ария, который проявляя недовольство к непреодолимым рамкам догмата, и они требуют проявления любви к духу свободы, они разорвали узы догмата дабы прокрасться в царство таинства и подвергнуть его исследованию, а, если это возможно, их прощупать  и поставить их ниже своих взглядов.


      Арий прекрасно изучил теории Александрийской и Антиохийской школ, согласно Оригену принимая только подчинение логике, а согласно Лукиану он отвергает единосущие (Ομοουσιότητος). Для распространения своего учения и преобладания его над другими он составил разные песнопения и стихи и их распространял в народе, дабы его лобызали как, в сущности, правильное учение, и считали бы его безвредным.



    Свт. Афанасий


    Среди клириков Александрийского епископа возрос и  обладать большим влиянием новый диакон, маленького роста и преданный, но небольшой и немощный телом,, он обладал пламенной душой, светоносность которой проявлялась в его взоре, взгляде. Этим двадцатилетним юношей, который в последствии наполнит всю христианскую ойкумену редкими добродетелями был Афанасий. Глубокий ум, сильная логика, разносторонняя ученость, изящная манера разговора и слога, и искусство непревзойденной риторики были его украшением и соделали его сильным борцом во время предстоявших важных спорах.

    Афанасий, обладая  поразительно острым практическим духом, был одарен завидным красноречием, и поразительным мужеством, и он с самого начала понял что ему предстоит и непосредственно понял какая разверзлась пропасть в которую могла пасть наша вера. Афанасий, видя изменчивость характера его противника, его непостоянство и полярность во взглядах, посчитал, что Арий либо не стремится все вполне ясно разъяснить, либо же не обладает сознанием и понимаем к каким конечным выводам приводят его умозаключения, однако он дошел до того, что стал отрицать божественную природу Спасителя и в своей проповеди низводил Его до учения о человеке, лишая тем самым божественное откровения его защиты, обнажая его ставя его под нападки духа философии.
    Посему он устремился к борьбе с большой уверенностью и в завершении вышел из нее с триумфом победителя, посвящая всю свою жизнь, а также все свои духовные и телесные силы в защиту воплощенного Бога Слова, проявляя при этом невероятное дерзновение, так что он вполне справедливо был в последствии назван «, столп и утверждение Церкви Христовой».



    Константин Великий.


    Божественное Провидение проявляя заботу о Церкви Христовой, вдохновило в то время держащего скипетр огромной Римской империи во-истину Великого и равноапостольного Константина на дело спасения Церковного корабля от бурлящего беспокойства.  По причине нависшей над Церковь опасности раскола император направил прежде всего письмо в Александрию к епископу Александру и к Арию, побуждая их прибегнуть к орудию обсуждения и восстанавливая вновь в Церкви мир.

    Однако примиряющий и разумный голос царя не был услышан. Тогда  инициатор этого примиряющего письма епископ Кордубский как только прибыл в Александрию, встретился с епископом Александром и осудил Ария. Арий же написал царю письмо, в котором он нагло жалуется, что под попытками умиротворения он узрел бездейственность. Император Константин касательно сути вопроса не стал составлять собственного мнения и в принципе уверенно продемонстрировал безразличие и почти что проигнорировал существующие границы в богословии, как это вытекает из его примиряющего письма.
    Поэтому вполне вероятно можно прийти к заключению, что император Константин  в большей степени прислушивался к учениям Ария, по сообщениям Евсевия Памфила, который был его верным другом и мыслил как Арий, считал не имеющей значения. Он в принципе не понимал той опасности, которая, по сути, нависла над верой по причине навязывания Арием своего учения. Однако император Константин быстро вошел непосредственно в суть этой угрозы , поскольку примерно одновременно и ничего не добившись в Александрии, в Константинополь из Александрии возвратился Осия Кордубский, и он сообщил что в Александрии произошло смущение простой народ больше не воздавал его изображению почтения. Итак, разгневавшись на все это, и в особенно на Ария, император вновь посылает новую делегацию в Александрию, имея при себе письмо с угрозой к этим еретикам, и при этом призывал Ария предстать пред ним и разъяснить перед ним свое учение.
    Арий в действительности предстал перед царем, но во время беседы он предпринял меры к тому, чтобы расположить душу императора Константина по по отношению к тонким уловкам, дабы тем самым привнести в душу Константана сомнения относительно многих вещей. И после всего этого в душе Константина произошло смущение, был вызван разлад. Так что царь вследствие его гениальности понял необходимость предпринять практические меры в отношении появившегося затруднения, и он созвал в Никее Вифинской Вселенский собор, дабы он исследовал учение Ария и принял конкретное решения в отношении этого великого различия в вере и дал бы Церкви желанный мир.



    Первый Вселенский Собор в Никее.



    Выверение и спасение христианского догмата, в действительности, являлись вопросом жизни и смерти для мира того времени,  от урегулирования этого вопроса главным образом зависело нравственное обновление мира. По приглашению императора примерно к середине месяца июня 325 года по Р. Х. в Никее собралось 318 Отцов Церкви, и состоялся I Вселенский собор. На нем председательствовали Александр Константинопольский, престарелый Александр Александрийский вместе со своим новым символом и диаконом Афанасием Великим.

    Свт. Сильвестр, папа Римский, и его преемник Юлий были представлены на соборе посланными ими уполномоченными: Осией Кордубским, епископом Испанским и двумя пресвитерами Викентием и Витоном. И присутствовали  Пафнутий, Спиридон, Николай, Иаков, Максим и другие лица, украшенные апостольскими дарами. Во время первого официального заседания собора, происходившее 5 и 6 июля царь Константин произнес свое слово на открытие собора на латинском языке, которое в тоже время переводилось на греческий язык. В нем он говорил, что закон этой священной религии, проистекшей из лона Востока, призывает ее служителей и вождей народов ко спасению. Вслед за этим согласно порядку и чину был поставлен вопрос об Арии и его сторонниках, об их мнениях и учении, но  против них разумно и храбро вели борьбу Отцы Церкви.



    Значение Первого Вселенского Собора.



    Необходимо понять важность этого Собора и, в данном случае, представить себе ту огромное влияние, которое оказала философия на дух той эпохи, которая пыталась подчинить догмат знанию, то есть она искала некий способ чтобы поднять руку и , если даже возможно прощупать все то, что христианство передало как таинство и как догмат веры.
    Христианство явилось для иудеев, нелепостью для эллинов, ибо оба, иудеи и эллины, искали возможность с помощью переплавляющей философии выделить из богооткровенной веры некую философскую систему, которая в большей степени удовлетворяла бы требованиям горделивой человеческой философии, или религиозное чувство человека. Философы  пренебрегая и игнорируя потребность сердца в таинстве веры, смерились в абсолютной мере довольствовать ум, подчиняя ему всю истину. Но они игнорируют тот факт, что существует и истины, высшего порядка, превышающие представления нашего ума, а они не сокрыты от искушенного ума человека, который приемлет это знания, убеждаясь в их реальности, и свидетельствуют о том, что они сверхъестественны. Они проигнорировали то, то человек родился не для того, чтобы стать философом, но стать религиозным человеком. 

     Хотя философствующие не философски  показали человеку, что человек не обладает не только лишь силой ума, но и силами сердца и с помощью этих двух жизненных центров  человек восходит к совершенству. А силы сердца обучают его тому, чему невозможно научиться с помощью ума. Если же ум был учителем для постижения физического мира, то сердце является учителем  сверхъестественного мира, которому по подобию стал равен мир чувственный. И ничто тогда мы не сможем у изучать подробно и в точности, но только как изучением посредством сердца того, что относится к сверхъестественному миру.    Философ без сердца, то есть без религиозного чувства, является не философом, поскольку не видит всего в целом, но частично. До тех пор пока  он не сможет охватывать всего в целом, то есть умом охватывать всецело все то, что относится к миру, мир чувственный и сверхчувственный (поскольку является его частью), он никогда  не захочет постичь  того, что относится к всецелому, без научения религиозным чувством  того, что является бытие сверхъестественного мира в целом. Именно под таким углом зрения и с самого начала изучали христианство иудаизм и греческая философия. Иудаизм и греческая философия встретились в Египте на общей сцене и вынужден были создать различные теории и философские системы.


    Александрия располагалась на границе трех континентов Европы,  Азии и Африки, была создана к центре так сказать древнего мира, она была очагом для жизни и общения идей и плодородной почвой для новых систем. Пифагорейская философия, записавшаяся на протяжении достаточного времени еще прежде некоторых исчезнувших философских систем, выделилась в начале последнего до Рождества Христова столетия в виде неопифагорейской философии. Иудеи Александрии считая, что посредством изучения греческой философии они смогут в большей степени постигнуть глубину таинственности мудрости Моисее, и стали посвящать ей свою жизнь. Они этому посвящению придали некий характер духовного движения. Оно представляло собой обычную великолепную Александрийскую теософию. И она представляла собой сочетание Богословия Моисея и греческой философии, а в особенности идей платонизма и стоицизма. Между тем она являлась самым зрелым продуктом Александрийской теософии, выраженной в творениях Филона, где в большей степени сочетались богословие Моисея и греческая философия.

     
    Философские системы Платона, Аристотеля и стоицизма в Александрии  находят для себя горячо преданных приверженцев, глубоко изучая философский дух, который был не в состоянии успокоиться при принятии учения монотеизма, совершенно непостижимого для живущих в этом мире и не имеющих никакой связи с грядущим в мир, ни с теорией пантеизма,  в котором божество исчезает, растворяется в природе и нечто средним, неким принципом симбиоза, дабы с обеих сторон открыть истину. Они искали опоры в живой кипучей энергии философии. В это время появляется христианство, обещая удовлетворить всем потребностям человека. Сторонники различных философских систем, находя в нем  связь одномерных истин  с тем, что имеется иудаизме и язычестве лично питают к нему расположение. Однако поскольку христианство является мудростью Божественного Откровения, то оно не постигается с помощью философских заключений и суждений о нем, поэтому они не могут быть в целом ободрены, но только частично. Но поскольку частичность неспособна удовлетворить требованиям философского ума, то им создается собственная система, в которой, как он считает, находится вся истина. Эта система в Церкви не получает одобрение и она называлась ересью, и таким же образом создавались всевозможные ересиарх философскими системами, которые вместо философии облекались к порфиру христианства. Эти системы имели чисто внешне христианский характер, в сущности же являясь чистыми продуктами неоплатонической философии.
    Развитие же учения Ария в достаточной мере продемонстрировало философский характер его учения. Таким образом, христианское учение, в эту эпоху жизненности философии и ее духовной энергичности,  явилось во всех отношениях как ведущее борьбу​​, как всецело отличное и иное. Поэтому чуть ли ни с самого начала собирались божественные и священные Соборы, поскольку в конечном итоге не православное учение исключало православное учение Церкви. А Символы, догматы, каноны, положения создавались ради сохранения и защиты чистоты и святости этого учения Церкви.



    Учение Aрия.

    Борьба против арианизма в Церкви имела очень напряженный характер, поскольку эта мысль о Боге носила не просто иудейский характер, но была неким смешением элементов иудаизма и язычества, и по этой-то причине арианизм имел огромную опасность. Вместо высочайшего единства, то есть вместо того, чтобы соединить в себе те истины, которые содержаться в дохристианских религиях, арианство выдвинуло некий феномен единства, соединив ложные мнения существовавшие в иудаизме и язычестве и отвергло истины. Истинами в иудаизме является различие межу Богом и миром, а в язычестве то, что существует внутреннее единство между божеством и человечеством. Эти же истины содержит и христианская вера. Ложными учениями в иудаизме являются разделение между Богом и миром, а в язычестве смешение между божеством и человечеством. Арианизм отверг  обе истины, а принял только два ложных учения, то есть принимая согласно язычеству смешение между божеством и человечеством, придавая божеству тварность, к которой он причислял и Сына Божия, считая божественные свойства тварными и причисляя тварное к объекту божественного поклонения, а согласно иудейской доктрине он принимает разделение между Богом и миром, то есть дуализм. При этом он считает рождение мира как в целом чем-то случайным, а также связь между Богом и миром, как он считает, основывается на произвольном и управляемом слове.

     

    Суждения о ересиАрия

    Борьба с арианством в Церкви стала очень ожесточенной, поскольку его представление о Боге было не просто еврейским по своей природе, а представляло собой смесь еврейских и языческих элементов, и по этой причине арианство оказалось очень опасным. Вместо высшего единства, вобравшего в себя истинное содержание дохристовских религий, арианство постулировало видимость единства, вобравшего в себя ложное в иудаизме и язычниках и исключившего истинное в них. Что истинно в иудаизме, так это различие между Богом и миром, а что истинно в язычниках, так это внутреннее единство между божественностью и человечеством. Истина православной веры содержит эти две истины. Ложным в иудаизме является разделение Бога и мира, а ложным вязычестве является смешение божественности и человечества. Арианство исключает истинное в обоих и допускает только ложное в обоих, потому что, принимая вместо язычества смешение божества и человечества, оно приписывает творению, к которому оно относит и Сына, которого оно по сути считает творением, божественные свойства и делает творца мира объектом божественного поклонения, и вместо того, чтобы иудаизм принимал разделение между Богом и миром, т. е. дуализм, рассматривает рождение мира как совершенно случайное и, таким образом, отношения между Богом и миром основываются на произвольной причине.

     

     

    Учение Афанасия и официальных отцов Церкви

     

    Вот в чем состоит учение Ария, с которым пришлось бороться последователям Православной Веры, и это является причиной созыва Ι Вселенского Собора. Каково учение отцов и насколько мудро оно сочетает в себе две истины иудаизма и язычества, мы объясним в дальнейшем. В смешении элементов лжи, взятых из иудаизма и язычников, которым является арианство, пришлось противопоставить христианское представление о Боге, которое есть истинное высшее единство элементов истины, содержащихся в иудаизме и язычниках. Эта первоначальная концепция Бога в христианской религии была сначала развита против арианства Афанасием, а затем другими официальными отцами, особенно Григорием Назианзином. Отцы Церкви преодолели пантеистическое и теистическое начало, сведенное к внутренним различиям в Боге. Афанасий с самого начала настаивает на том, что Бог, как Бог живой, хочет явить Себя во всей Своей славе. И человек нуждается в Боге и восприимчивый к Нему человеческий разум  имеет стремление к разуму первообраза, к общению с Богом и к познанию Его сущности. И мы можем иметь непосредственное общение с Ним, если Бог хочет иметь общение с нами. Во Христе и Святом Духе содержится полнота откровения истины и полная самопередача Бога. Чтобы Христос был полным откровением истины, необходимо, чтобы Слово этой сущности, воплощённое во Христе, было также в отношении к Богу совершенно, как Отец, потому что иначе они не хотели бы, чтобы открылась полная истина, так как открывающий не хотел вместить всей истины, а Дух Святой не хотел привести нас к Богу, если бы Он не был Богом, потому что иначе некое творение, которое по своей сути является ограниченным, не может быть связанным с Богом, но должно быть чем-то после этого Бога. Афанасий и вместе с ним официальные отцы четвертого столетия признают, что Бог обязательно должен быть живым в себе самом, чтобы мир мог произойти из Него. Следовательно, по их мнению, это понятие о Боге как о чисто трансцендентном существе является ложным, потому что, по их мнению, Бог есть то же самое, что жизнь и движение. Но если Бог есть тот, кто имеет жизнь и движение, то Он должен иметь в себе внутренние различия, а без внутренних различий Бог, по мнению св. Афанасия, не хотел силы и не имел бы в себе никакой силы для существования. По его мнению, божественный источник никогда не бывает сухим, и свет Его никогда не теряет своей яркости, и Бог не бесплоден и не производит в себе самом, потому что иначе ему пришлось бы бездействовать по необходимости, и Он не смог бы ничего создать. А так как Бог сам по себе есть производительная жизнь, то Он творит и вне себя, во-первых, Он не производит себя самостоятельно, потому что Бог есть собственная причина самого себя, так как Он есть причина и причинность одновременно, и поскольку Бог есть в Себе собственное движение и жизнь, то может сотворить мир. Эту самопричинность в Боге, как Он есть причина и причинное, святой Афанасий применяет к ипостасным различиям в Боге. Причину в Божестве Церковь называет Отцом, а причинностью в ней Церкви называет Сыном, и то и другое имеют одну и ту же Сущность. И, по мнению Григория Назианзина, Бог не есть просто монада, потому что в этом единстве Он пожелал себя иметь нечто иное кроме Себя, ему пришлось отбросить себя по необходимости, чтобы быть движением и жизнью. В Боге не существует такого понятия, как естественное, природное переполнение, и Единство, двигаясь с самого начала к Диаде, чтобы стать Троицей. Таким образом, через христианское представление о Боге отцов IV века пришла отвлеченная и неподвижная простота божественной сущности. По мнению святителя Афанасия и Илариона, Бог обладает собственным самосознанием, так как этот Бог, родивший, или как Отец как причина, видит себя в причине в Образе и радуется этому Образу. Следовательно, и ипостаси, распознаваемые в Боге, причастны божественному самопознанию, по мнению святого Афанасия. Благодаря различению в Себе Бог не смешивается с миром в своем общении и передаче, но сохраняет высоту и превосходство Себя, потому что всякая самопередача Бога предполагает самосохранение, а из-за внутренних различий в Боге Бог в самопередаче сохраняет себя, а в самосохранении Он передает себя через любовь к миру.

     

    продолжение следует.

    Перевод с кафаревусы редакции "Православного Апологета" 2013год



Подписка на новости

Последние обновления

События