Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Богословие Ветхого Завета

  • Митрополит Навпактский и Святовласиевский Иерофей Богословие Ветхого Завета Η Θεολογία της Παλαιάς Διαθήκης Σεβ. Μητροπολίτου Ναυπάκτου και Αγίου Βλασίου Ιεροθέου

    Митрополит Навпактский и Святовласиевский Иерофей

    Богословие Ветхого Завета

    Η Θεολογία της Παλαιάς Διαθήκης

    Σεβ. Μητροπολίτου Ναυπάκτου και Αγίου Βλασίου Ιεροθέου

    Ниже мы публикуем ниже отрывки из выступления Его Высокопреосвященства г-на Иерофея во время презентации работы пятитомного толкования, подготовленного Преосвященнейшим Митрополитом Гортинским  г-ном Иеремией на книги Пятикнижия Ветхого Завета (см. Том 139, январь 2008 г.).

    часть 1

    А) СВЯЩЕННАЯ ИСТОРИЯ

    Когда мы говорим об истории в целом, то мы имеем в виду различные события, которые имели место во времени и пространстве, и которые определяют будущее народов, наций и людей в исторической плоскости и которые совершаются.

    Но помимо этой истории, которая определяется различными событиями или харизматическими личностями, существует также священная история, которая определяется Пророками в Ветхом и Новом Завете, которые приняли откровение Божие и передали его людям, в результате чего они должны определяют даже историческую жизнь человека. Моисей, например, поднялся на гору Синай, увидел невоплощенное Слово, принял Его закон, и затем этот закон стал руководством для народа Израиля. Таким образом, помимо эволюции исторической жизни - общей истории - существует также священная история, которая показывает способ, которым Бог подготовил людей принять высшую истину, воплощение Его Слова и общение людей с Ним. 

    Η Θεολογία της Παλαιάς Διαθήκης

     

    Апостол Павел говорит о разнообразных откровениях Бога людям. «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, 2в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил.» (Евреям 1: 1-2). В другом случае он говорит о том, что закон становится учителем во Христе: «Закон был для нас детоводителем (παιδαγωγός) ко Христу» (Гал. 3:24). Священная история включает в себя то, как Бог подготовил Пророков в Ветхом Завете к тому, чтобы они достигли общения с невоплощенным Словом и как Он в целом подготовил народ Израиля через Пророков к общению с воплощенным Богосм Словом.

     

    В этом и заключается суть так называемой традиции, как говорил в своих устных преданиях покойный отец Иоаннис Романидис. Суть традиции - это метод, с помощью которого человек переходит от очищения сердца к просвещению ума через умную молитву, а затем к созерцанию Бога, то есть богословию. Все остальное - область традиции. Таким образом, передача Предания из поколения в поколение - это передача метода, который человека ведет к обожению, боговидению. Эта передача Предания осуществляется Самим Христом,  Пророкам Ветхого Завета невоплощенным, а Пророкам Нового Завета воплотившимся. Это означает, что очищение, просвещение и обожение существуют как в Ветхом, так и в Новом Завете.

     

    Закон, данный Богом в Ветхом Завете, носит явно аскетический характер, потому что он подготовил человека к достижению созерцания Слова, к общению с невоплощенным Словом. Закон не был дан для установления закона для одного народа, поскольку законы есть во всех народах. Закон Ветхого Завета может иметь сходство с другими законами, но он имеет четкую направленность, поскольку его цель - вести людей от очищения к просвещению и обожению. В этом смысле мы также должны взглянуть на церемонии очищения, законодательно закрепленные в Ветхом Завете. Таким же образом можно рассматривать и Скинию Свидетельства, то есть это построенный вариант несотворенного Храма, которым является само Слово.

     

    Таким образом, Само Слово - это несотворенный Закон, который Моисей видел на горе Синай и перенес его  сотворенными глаголами и значениями, но также и несотворенный Храм, который Моисей испытал и затем спроектировал созданным способом. Несотворенный Храм - это Слово, потому что Слово находится в Отце, а Отец в Слове. Скиния Свидетельства, которая позже была включен в Храм Соломона, является построенным проектом несотворенного Храма, и, конечно же, с воплощением Христа он был упразднен и заменен построенным храмом, который является человеческой природой Христа. Так следует истолковать высказывание евангелиста Иоанна о том, что «Слово стало плотью и обитало в нас, и мы видим славу Его, славу Единородного от Отца, полного благодати и истины» (Иоанна 1:14). Построенная Скиния Свидетельства была заменена построенной скинией из плоти Христа, воспринятой Им от Девы Марии.

     

    Следовательно, Ветхий Завет со словом Пророков, законом Моисея, обрядами очищения, богослужением и т. д. - это не еврейская история, а священная история, способ ( τρόπος), которым Бог подготовил человечество к достижению созерцания Слова, но также и в воплощения Христа, то есть перейти от духовной Церкви Ветхого Завета к Церкви Христа во плоти Нового Завета. Эта подготовка осуществляется путем участия в очищающей, просвещающей и обоживающей энергии-действоваяни Бога, которой также богат Ветхий Завет.

     

    Б) ВЕТХИЙ ЗАВЕТ ЭТО ДЕЛО ЦЕРКВИ

    Из вышесказанного становится очевидно, что Священное Писание, Ветхий и Новый Заветы - это труд Церкви, и с этой точки зрения его необходимо изучать и интерпретировать.

     

    Под Церковью мы подразумеваем общение человека с Богом во Христе Иисусе. В этом смысле Церковь существовала и в Ветхом Завете. Климент Римский скажет, что Церковь в Ветхом Завете была духовной, а в Новом Завете она выражена во плоти Христа (εν τη σαρκί του Χριστού). Церковь это «прежде всего горнее, созданная прежде солнца и луны, духовная; но духовное по сути, явленное во плоти Христа». Этим объясняется высказывание св. Иоанна Златоуста о том, что Христос в Своем воплощении «принял плоть Церкви», и св. Григория Нисского о том, что Христос соединился с нею, как голова с ее телом, «Слово сотворившее тело Церкви»( σωματοποιήσας την Εκκλησίαν ο Λόγος).

     

    Понятно, что разница между Ветхим и Новым Заветами заключается в том, что в Ветхом Завете записаны явления невоплощенного Слова, а в Новом Завете записаны откровения Слова во плоти. Тропарь, относящийся к Христу и Его откровениям, вполне характерен: «прежде век же бесплотное Слово, напоследок же нас ради вопротившееся».

     

    Священное Писание полно откровений до воплощения, после воплощения, до воскресения Христа, после Его Воскресения, до Его Вознесения и после Его Вознесения. Когда мы говорим об откровении, мы имеем в виду обожение человека и божественное вдохновение, поскольку Христос открывается человеку, имеющему чистое сердце и, следовательно, очищенному, и даже человек, принимающий откровение, находится в состоянии обожения. Откровение Бога происходит через человека достигшего обожения, а затем человек, которого называют обоженным, получает божественное вдохновение, он непогрешимо (απλανώς  - то есть верно, не прельстившись)прямо говорит о открывшемся Боге. Он не рассуждает, он говорит не образно, но богооткровенно, богодухоновенно. Пророк Ветхого и Нового Заветов, как говорил отец Иоаннис Романидис, входит в общение с невоплощенным и воплощенным Словом, видит Бога, превосходящего тварные глаголы и смыслы, а затем выражает этот опыт с помощью тварных глаголов и смыслов, но которые никогда не смогут заменить Откровение, то есть опыт обожения.  Во всяком случае в опыте обожения как Ветхий, так и Новый Заветы и это богословие упраздняются.

     

    Варлаам Калабрийский[1], следуя традиции бл. Августина, утверждал, что видения Пророков в Ветхом Завете были символами, внешними реальностями, чем-то, что происходило и не происходило, и поэтому Пророки были ниже философов, и их откровения были «намного ниже нашего понимания». Это было причиной, по которой западное богословие пренебрегало и все еще пренебрегает Ветхим Заветом. Однако святой Григорий Палама опроверг эту точку зрения, утверждая, что видения Пророков были не символами и призраками, чем-то происходящим и не происходящим, но откровениями невоплощенного Слова и отождествлял откровения Пророков с откровениями Апостолов и Отцов Церкви, а по этой причине, среди прочего, он писал: «посему абсолютно спасительным является то как понимают и как догматствуют, о чем мыслят пророки, апостолы, отцы, по простой причине, потому что через них по сути свядетельствуя о Боге и Его творении говорил Святой Дух».

     

    Таким образом, откровение Бога существует как в Ветхом, так и в Новом Завете. Однако разница между откровениями Ветхого и Нового Заветов заключается в двух ключевых моментах.

    Первый в воплощении, поскольку Ветхий Завет говорит о Слове, открытом Пророкам, а Новый Завет говорит о Христе, воплощенном Слове. Таким образом, в Ветхом Завете есть обожение, связанное с откровением, но без человеческой природы Христа, что означает, что ветхозаветный пророк достиг состояния обожения, он был другом Слова, но не видя человеческой природы Христа, которую Христос еще не воспринял. В конце концов, имя Христос означает помазание человеческой природы божеством, тогда как в Ветхом Завете Слово не было помазано. В Ветхом Завете Христос был ангелом Господним, Господом славы, Яхве, Господом Саваофом, Ангелом Великого Совета. Важно, что в Пятикнижии есть упоминание Господа славы, ангела Господня, и в его толковании Он является Софией, Премудростью Соломона, этот ангел славы описывается как «Премудрость Божия». Речь идет о Слове Божьем, о Котором говорит евангелист Иоанн, и о Премудрости Божьей, о которой говорит апостол Павел.

    Второе различие между Ветхим и Новым Заветами заключается в том, что в Ветхом Завете причастность славе Бога временна, и поэтому достигшие обожения люди как физически, так и психически, тогда как в Новом Завете обожженные люди некоторым уникальным образом участвуют в славе Святой Троицы, потому что они причастны, участвуют в обоженной плоти Христа и потому что смерть упразднена. Пророк в Ветхом Завете причастен бесплотному Слову, тогда как в Новом Завете он причастен воплощенному Слову через воплощенную обожженную человеческую природу Христа.

     

    Помимо этого, необходимо понимать и слово Христа Апостолам, что им Святой Дух будет послан, чтобы наставить их «на всякую истину» (Иоанна 15:13). Это обетование Христа необходимо проанализировать, потому что можно понять, что в Ветхом Завете не было истины, что якобы откровения в Ветхом Завете - это спектры-отблески истины, и что якобы человек постепенно восходит к истине, переходя от Ветхого Завета к Новому. Это неправда, потому что, как мы видели ранее, в Ветхом Завете мы также имеется причастность невоплощенному Слову через обожение Пророка, хотя пусть даже и временное. И это видно из того факта, что Отцы Церкви, говоря о Триедином Боге и Его Богоявлении, цитировали отрывки из Ветхого Завета и истолковывали их как настоящие Богоявления.

     

    Например, Отцы Церкви, такие как свт. Афанасий Великий, в своих трудах противостояли арианам, которые утверждали, что в Ветхом Завете не было боговидения, но когда Пророки видели Бога, они видели сотворенное Слово, они видели Его через творение, которое было символом и не было несотворенным. Свт. Афанасий отреагировав на это тем, что Слово, которое было открыто Пророкам Ветхого Завета, как Ангел Великого Совета, было несотворенным Словом. Таким образом споры между арианами и отцами церкви заключались в том, был ли ангел Великого Совета, явившийся Пророкам в Ветхом Завете, сотворен или нет. Ариане утверждали, что оно было создано и это созданное Слово было воплощено, в то время как отцы церкви утверждали, что Слово, явившееся Пророкам, было несотворенным Словом. Итак, на самом деле спор велся по поводу божественности, является ли Ангел Великого Совета, Слово, единосущным с Отцом или отличным от Него. Это означает, что Отцы достигли созерцания Бога Слова и знали, что Господь славы имеет ту же славу, что и Отец, и, следовательно, единосущен Ему, в то время как ариане не имели этого опыта боговидения и оказались в ереси. Таким образом, созерцание предшествует и сопровождается ее выражением с помощью термина единосущный (μοούσιος), что является вполне ясным и определенным выражением. Таким образом, единосущие - это новое, которое появляется, но на самом деле это термин, который выражает опыт несотворенной славы, которую видели и видят боговидцы, и, конечно, следовательно, означает, что единосущие понимается не философски, а эмпирически. Таким образом, когда мы говорим, что Слово единосущно Отцу, это означает, что Он не создан, и это подтверждается опытом несотворенной славы Бога. Характерно, что свт. Афанасий Великий, чтобы противостоять аргументам Ария, использовал аргументы обоих Заветов, а именно Ветхого и Нового.

    Таким образом, когда Христос обещал апостолам, что Святой Дух наставит их «на всякую истину», то Он не имел в виду, что в Ветхом Завете была ложь, частичная истина, но он имел в виду различие Церкви, поскольку в Ветхом Завете Церковь была духовной, была причастность бесплотному Богу Слову, без человеческой плоти, тогда как в Новом Завете есть причастность Христу в Его обоженном человеческом естестве. В Ветхом Завете Пророк, который увидел Бога, стал его храмом, а в Новом Завете, после Пятидесятницы, как исповедуется в Божественной Литургии «разделяется и раздробляется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый». Таким образом, в день Пятидесятницы у нас есть другое измерение Церкви, плотское, и на это указывает слово Христа, что Святой Дух наставит на всякую истину в день Пятидесятницы. Это высшая истина, и за пределами этой истины Церкви как Тела Христова, в котором человек участвует в обоженном Теле Христа и превозмогает смерть, нет другой истины.

    Продолжение следует….

    © перевод интернет-содружества «Православный Апологет»2020г.

     


    [1] Жил в 14 столетии в Южной Италии, Калабрии, где принял монашество и изучил курс внешних наук. Затем он приезжает в Византию и становится противником учения об умной исихии. Защитник внешней философии и рационалистического напправленияв богослвоии был осужден на Великих Константинопольских соборах 14 столетия.



Подписка на новости

Последние обновления

События