Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Uncategorised

Позиция Св. Синода Болгарской Православной Церкви относительно Собора на Крите (2016) и текста «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру»1

CТАНОВИЩЕ на Св. Синод относно Събора в Крит (2016) и текста „Отношенията на Православната Църква с останалия християнски свят”

 


Св. Синод на своем заседании 15.11.2016 г., прот. № 22 – в полном составе, рассмотрев текст «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру», принятый в июне на соборе на о Крит, Греция, пришел к следующему мнению:
На заседании от 01.06.2016 г., прот. № 12, Св. Синод в полном составе решил предложить перенести Великий и Святой собор Православной Церкви, чтобы продолжить подготовку к его проведению. Св. Синод заявил, что в противном случае БПЦ-БП не будет в нем участвовать.
Впоследствии подобные предложения были высказаны и Св. Синодами других Поместных православных церквей – участников подготовительного процесса Святого и Великого собора Православной Церкви. Организаторы Великого и Святого собора Православной Церкви на о. Крит не приняли во внимание эти предложения. Впоследствии о своем неучастии заявили четыре автокефальных Поместных церкви (в хронологическом порядке): Болгарская православная церковь (решение от 1 июня с. г.), Антиохийский патриархат (решение от 6 июня с. г.), Грузинская православная церковь (решение от 10 июня с. г.), Русская православная церковь (решение от 13 июня).
С 16 по 27 июня с. г. в Православной академии на о. Крит, Республика Греция, проводился запланированный Великий и Святой собор Православной Церкви, но без участия четырех Поместных автокефальных церквей, как и без участия признанной со стороны БПЦ-БП автокефальной Американской православной церкви (OCA), чье участие не предусматривалось с самого начала подготовки к Собору, даже в качестве гостя. На Соборе присутствовали представители средств массовой информации и гости от инославных религиозных общностей (римо-католической, англиканской и проч.).
На Соборе, проведенном на о. Крит, были вынесены на голосование и приняты шесть предсоборных документов, а также его «Энциклика» и «Послание». Тридцать три принимавших в Соборе епископа не подписали документ «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру», причем некоторые из неподписавших архиереев (среди которых и авторитетные православные богословы), выступили с публичными объяснениями своей позиции.
В своем письме, прот. № 798/14.07.2016 г. (вх. № 498/20.09.2016 г. Синодальной канцелярии). Его Святейшество Вселенский патриарх Варфоломей отправил Св. Синоду БПЦ-БП вынесенные на голосование и принятые Собором документы. После специального перевода, выполненного авторизированным с этой целью переводчиком, епархиальные митрополиты получили эти документы.
Первый важный вывод заключается в том, что в сравнении с предсоборными вариантами вынесенные на голосование и принятые Собором на о. Крит документы претерпели определенные, но несущественные и недостаточные для их всеправославного принятия изменения.
1 Перевод с болгарского: Илья Бей. Поскольку в оригинальном тексте последовательно используются термины «единство» и «единение», они были оставлены и в переводе. Болгарский оригинал: http://bg-patriarshia.bg/news.php?id=220554
I. О документе «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру»
1. По отношению к тексту п. 4 можно сказать, что Православная Церковь под «единением всех» всегда понимала соединение или возвращение в ее лоно через св. Крещение, св. Миропомазание и Покаяние всех скитающихся по стихиям этого мира и отпавших от нее в ересь или раскол, в соответствии с каноническими правилами Церкви. Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь никогда не теряла единение в вере и общение в Святом Духе, а потому не может принять утверждение о «восстановлении единства» с»другими христианами», поскольку таковое единство неизменно существует в Теле Христовом, и сами [понятия] «единство» и «единственность» – это сущностные определения Церкви. Точно также Православная Церковь не может принять различные концепции и учения, на базе которых инославные обосновывают такое единение. Таковыми являются теории о существовании некоего мнимого «единства» всех христианских вероисповеданий, как, например, учение о «невидимой» церкви, «теория ветвей», «крещальное богословие» или «равенство деноминаций». Все эти теории могут быть связаны со схоластическим учение о тварной благодати Св. Духа, которая была соборно осуждена св. Церковью. Если принять это учение, то можно обосновать и наличие Божией благодати в различных христианских вероисповеданиях, которая различается у различных деноминаций в количественном и качественном отношении. Согласно этой инославной теории, принимается, что поскольку в единой христианской общности совершаются литургические действия, они различными способами могут вызвать благодатную жизнь, которая варьируется в зависимости от состояния всякого исповедания. Эта богословская теория утверждает, что литургические действия могут давать доступ к спасению христианам соответствующих общностей, к которым они принадлежат. Ввиду такого предполагаемого наличия благодати во всех христианских деноминациях, следовало бы прилагать совместные усилия, чтобы достичь полноты единства во Христе (ср. Декрет об экуменизме Второго Ватиканского собора).
2. В связи с высказанным и утверждаемым в п. 5 поиском «утраченного единства всех христиан», мы считаем его [т. е. поиск] неприемлемым и недопустимым, поскольку Православная Церковь никогда не утрачивала своего внутреннего единства вопреки ересям и расколам, которые являются отпадением от Тела Церкви, причем это Тело не утрачивает свою изначальную онтологическую целостность, которая заключается в нераздельности Христовой Ипостаси.
3. В п. 6, п. 16 и п. 20 признается «историческое наименование» «других, ненаходящихся в общении с ней, инославных христианских церквей и исповеданий», вопреки тому, что в п. 1 документа утверждается нечто иное, а именно, что никакая еретическая или схизматическая общность не может называться «церковью». Наличие множества церквей недопустимо, согласно догматам и канонам Православной Церкви. Более того, первоначально в п. 2 документа предполагалось, что «Православная Церковь основывает свое единство на факте ее основания Господом нашим Иисусом Христом и общении во Святой Троице и таинствах. Это единство выражается в апостольском преемстве и святоотеческом предании, и Церковь доныне живет им». Добавление выражения «историческое наименование», как и пояснение, что инославные исповедания не находятся в общении с Православной Церковью, не отменяет проблематичность
и ошибочность этого текста. В указанном в п. 6 документа пассаже сопоставляются несопоставимые реальности. То, что наименование «Православная» отнесено к Единой, Святой, Апостольской и Соборной Христовой Церкви, являясь исторически утвержденным наименованием, разве умаляет его действительность и значение? Любое истинное наименование, возникшее в истории, отражает определенную сущность, существующую реальность. В противном случае это понятие не имеет реального объема, являясь просто именем без действительного предмета, который им выражается или отражается. Такое имя без реального предмета является фикцией. В таком случае, соборный документ должен был указать, что «историческое наименование» «Церкви», отнесенное к отклонившимся от Православной Церкви общностям, является фиктивным наименованием, без реального соответствия в действительности. Если мы не сделаем эту оговорку, то историческое наименование «инославные церкви» получит свое реальное историческое соответствие, к которому оно относится. Т. е. мы признаем реальное существование других церквей, отличных от Православной, что находится в явном противоречии с п. 1 и с первыми словами п. 6 документа (Церковь Одна и Единственна).
4. Высказанное в п. 12 утверждение, что «для всех целью богословских диалогов является окончательное восстановление единства в правой вере и любви», чрезвычайно упрощено и не выражает измерения процесса исчерпывающе. Единство предполагает единоверие, единомыслие и единодействие по всем догматическим определениям и церковным правилам, утвержденным на Вселенских соборах, как и в отношении литургического предания и священно-таинственной жизни в Св. Духе. Путь достижения этого единства – покаяние, исповедание православной веры и крещение.
5. В п. 20 указывается, что «перспективы проведения богословских диалогов Православной Церкви с остальным христианским миром всегда определяются на основе принципов православной экклесиологии и канонических критериев уже сформировавшейся церковной традиции», но точнее было бы выражение «уже сформировавшейся церковной традиции» заменить на «традиции Православной Церкви».
6. Общее впечатление от этого документа таково: в нем есть много двусмысленных выражений и терминологических экклесиологических несоответствий. Важно также, что в нем основательно и исчерпывающе не указывается основная цель проведения богословских диалогов с инославными вероисповеданиями, а именно возвращение инославных каноническим путем в лоно Православной Церкви, а потому не были отчетливо, сообразно с этой целью, сформулированы главные положения и принципы этих диалогов. Вместо этого в п. 16 и ниже легитимизируется неправительственная организация «Всемирный совет церквей», в которой БПЦ-БП, слава Богу, давно уже не участвует.
7. Вопреки основной цели, которую мы указали в п. 6, в документе (пп. 9, 10, 11, 12, 13, 14 и 15) весьма последовательно и исчерпывающе регламентируется методология проведения различных диалогов.
8. В тексте п. 22 очевидно предполагается непогрешимость и некритичное отношение к состоявшемуся на о. Крит Собору, ввиду того, что в рассматриваемом пункте утверждается, что «сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры и канонического порядка». Но мы
могли бы указать целые периоды церковной истории, показывающие, что высшим критерием утверждения Вселенских Соборов является повседневная догматическая совесть всей православной полноты. Система Вселенских и Всеправославных соборов не может автоматически или механически обеспечить правильность исповедания веры православных христиан.
II. Основный вывод
Проведенный на острове Крит Собор не является ни Великим, ни Святым, ни Всеправославным:
1. Ввиду неучастия в нем ряда Поместных автокефальных церквей, а также ввиду допущения организационных и богословских ошибок. Вопреки этому мы уважаем и ценим усилия всех организаторов и участников его проведения.
2. Внимательное исследование документов, принятых Собором на о. Крит, приводит нас к тому выводу, что некоторые из них содержат несоответствия православному церковному учению, догматическому и каноническому преданию Церкви, духу и букве Вселенских и Поместных соборов.
3. Принятые Собором на о. Крит документы подлежат дальнейшему богословскому обсуждению с целью исправления, редактирования, внесения правок или замены другими (новыми документами) в духе и предании Церкви.
БПЦ-БП – неотъемлемая часть, живой член Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Как часть Тела Христового, как само это Тело на поместной территории Болгарии и болгарских епархий заграницей, БПЦ продолжает и впредь будет [пребывать] в братском евхаристическом, духовном, догматическом и каноническом общении со всеми прочими Поместными Православными Церквами – как участвовавшими в Соборе на о. Крит, так и с неучаствовавшими. Церковь – это не светская организация, а Богочеловеческий организм. Она не влияет на политические и светские интересы и проистекающие из них разделения, и не находится под их влиянием в своей соборной жизни. Ее Глава – Сам Господь Иисус Христос, Который есть «Путь и Истина и Жизнь».
Принципы автокефальности и соборности в церковной жизни не только не противоречат сами себе, но и взаимно дополняются, проистекают одни из других и пребывают в полном единстве.

1 Перевод с болгарского: Илья Бей. Поскольку в оригинальном тексте последовательно используются термины «единство» и «единение», они были оставлены и в переводе. Болгарский оригинал: http://bg-patriarshia.bg/news.php?id=220554

Митрополит Морфский Неофит

«Церковь и инославные»

Μητροπολίτης Μόρφου Νεοφύτου: ''Εκκλησία και ετερόδοξοι''

 

Его Преосвященство Митрополит Морфский Неофит, вернувшись с Крита, где он участвовал в Святом и Великом Соборе Православной Церкви, считает своим настоятельным долгом по отношению к духовенству и верующим своей богоспасаемой Митрополии, которых он представлял на упомянутом Соборе, обнародовать свое заявление по поводу документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Публикация на официальном веб-сайте Митрополии данного заявления, составленного и изложенного Его Преосвященством на Соборе, позволит довести его позицию до сведения широкой общественности.

И не только, чтобы информировать тех, кто интересуется церковными событиями, но и ради исторической правды, его Преосвященство заявляет нижеследующее:

Единственный документ, который он не подписал во время работы упомянутого Святого и Великого Собора, ─ это последний документ, обсуждаемый и принятый большинством архиереев-членов Собора: «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

Чтение опубликованного ниже заявления его Преосвященства, митрополита Морфского, дает четкий и красноречивый ответ на вопрос, почему он не подписал вышеупомянутый документ, согласованный на Соборе.

Преосвященнейший митрополит Морфский был лично знаком с такими святыми отцами и старцами нашего времени, как Порфирий Кавсокаливит, Паисий Афонский, Иаков Цаликис, Евмений Саридакис и Софроний Сахаров. В заявлении, опубликованном ниже, он цитирует некоторые весьма характерные отрывки из их жития и учения, связанные с данной темой, где в высшей степени ясно говорится о том, какая Церковь является Единой, Святой, Соборной и Апостольской и какова занимаемая Ею позиция в отношении инославных христиан. Мудрость Православной Церкви всегда является ясной и понятной.

Таким образом, Преосвященнейший Владыка Морфский, «последуя святым Отцам», исповедал перед Святым и Великим Собором нашу святоотеческую веру, и в устной, и в письменной форме. В делах веры мы должны «являть истину в любви». И тогда, по слову Господа, вы «познаете истину, и истина сделает вас свободными»[1].

На таком Великом Соборе как тот, что прошел на Крите, требуется догматическая ясность и четкое определение того, что представляет собой Церковь, а что ─ инославные христиане. Мы смиренно считаем, что вышеупомянутый документ, согласованный и принятый на Соборе, страдает из-за намеренно допущенной в нем богословской двусмысленности.

Обязанностью пастырей Христовых, как в отношении православных, так и в отношении инославных, является ее уточнение, не только в историческом плане, но прежде всего и главным образом с позиции богословия. Мы с надеждой молимся о том, чтобы это удалось на следующем Соборе Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заявление

к Святому и Великому Собору Православной Церкви, проходящему на Крите, относительно его специальной сессии на тему «Отношения Православной Церкви

с остальным христианским миром»

Митрополит Морфский Неофит

 

Всесвятейший Отче и Владыко, Вселенский Патриарх Константинопольский кир Варфоломей, Председатель этого Святого Собора,

Блаженнейшие Предстоятели Святых Поместных Православных Церквей,

Преосвященнейшие епископы,

Дорогие братья во Христе!

 

Что касается темы нынешнего Собора, «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», мы из глубины души прославляем Отеческий Промысел Триединого Бога, который удостоил нас [чести] поделиться с Вами опытом святых людей относительно того, что такое Церковь и какое значение имеет Церковь в опытном богословии и в богодухновенном опыте великих богословов современного Православного мира, обладающих общепризнанным авторитетом. Это именно так, потому что, согласно святым Отцам, истинный и не заблуждающийся богослов ─ это тот, кто умертвил страсти путем делания, а именно путем соблюдения божественных заповедей, очищения, просвещения Троическим светом и по благодати достигший обожения посредством чистой молитвы в Духе Святом.

Свт. Григорий Богослов писал: «Восходи посредством дел, чтобы чрез очищение приобретать чистое. Хочешь ли со временем стать Богословом и достойным Божества? Соблюдай заповеди и не выступай из повелений. Ибо дела, как ступени, ведут к созерцанию. Трудись телом для души»[2]. По мнению же преподобного и богоносного отца нашего Нила Подвижника[А1] : «Если ты богослов, то будешь молиться истинно, а если ты молишься истинно, то ты – богослов».

Мы последовательно изложим вышеупомянутый богословский опыт по данной теме, и, прежде всего, приведем соответствующие цитаты из важнейшего произведения: «Опытная догматика Православной кафолической Церкви», составленного на основе устных высказываний протопресвитера Иоанна Романидиса, которые записал и издал наш брат и сотрудник о Господе Митрополит Навпакта и святого Власия Иерофей.

а. «Членами Церкви являются те, кто крещается и миропомазуется; те, кто причащается Тела и Крови Христовых и занимается умным деланием: молитвой, совершаемой умом в сердце... Члены Церкви ─ это те, кто получил Святого Духа».

б. «Христос спасает людей через Свою Церковь и любым другим известным Ему способом, но мы знаем [только один] путь ко спасению, а именно через Таинства Церкви и православное благочестие, которые суть очищение, просвещение и обожение, или, другими словами, через делание и созерцание.

Вне Церкви нет спасения. Христос предлагает Свою спасительную благодать всем людям. Когда кто-то спасается вне видимой Церкви, то это значит, что его спасает Сам Христос. Если такой человек является инославным, то он спасается потому, что его спасает Сам Христос, а не та «группировка», к которой он принадлежит, поскольку Церковь, которая спасает, ─ Единая и Единственная, и Она неотделима от Христа».

в. «Церковь не может принять решение о действительности Таинств там, где нет православного учения. По словам святых отцов, духовность неразрывно связана с православным учением о вере... Критерием действительности Таинств для нас, православных, является православное учение, в то время как для инославных ─ это апостольское преемство. Для православной традиции недостаточно только цепочки непрерывных рукоположений, восходящей к апостолам, важно, чтобы учение было православным... Правое делание возможно только там, где есть правильное учение. «Православие» означает правую веру и правое делание».

г. «Существует тождество между православным богословием и Таинствами».

д. «Церковь, как Тело Христово, ─ это то место, где пребывает нетварная слава Божия. Мы не можем отделить ни Христа от Церкви, ни Церковь от Христа.

В папизме и протестантизме делается четкое различие между Телом [Христовым] и Церковью... Для Православной Церкви это невозможно».

е. «Церковь ─ видимая и невидимая... Святые опытным путем познали сосуществование видимого и невидимого в Церкви. Явление многих святых живущим членам Церкви, достигшим обожения, доказывает, что это действительно так. Вот почему истинным знанием о том, что такое Церковь, обладают лишь те, кто познал это на собственном опыте».

Эти и многие другие подобные высказывания принадлежат истинному чаду Православной Церкви и подлинному продолжателю святоотеческой традиции, в Бозе почившему протопресвитеру Иоанну Романидису, который настоятельно призывает нас к тому, чтобы мы прибегали к личному опыту святых Отцов Церкви.

И в нашей личной жизни, Высокопреосвященнейшие и Преосвященнейшие архиереи, мы искали такого общения с такими богоносными Отцами и Матерями. И благость Божия даровала нам «несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем» (см. Еф. 3, 20) и удостоила нас близкого знакомства и общения с истинными подвижниками благочестия.

Двумя из них были преподобные старцы Порфирий Кавсокаливит и Паисий Святогорец, которые были недавно причислены к лику святых Почтенной Вселенской Патриархией.

Далее я приведу некоторые характерные отрывки из учений этих богоносных мужей, связанные с исследуемым нами вопросом, и, конечно же, имеющие отношение к диалогу с инославными; к подходу, который следует применять при общении с ними и к нашей ответственности перед этими людьми.

Святой старец Порфирий говорил своим духовным чадам;

«Вы должны занимать православную позицию и держаться Православия (в диалоге с папистами). Если они (паписты) захотят последовать за нами, мы не можем и не должны им в этом мешать..

«Не бойтесь. Папа Римский с давних пор намеревается подчинить себе Православную Церковь. Но настанет день, когда диалог с католиками зайдет в тупик. Ведь униаты, этот троянский конь, показывают яснее ясного, что католиков интересует только одно — чтобы православные признали главенство Римского папы»[3].

И преподобный отец наш Паисий Святогорец говорил следующие, крайне важные слова:

«Многие Святые Мученики, не зная догматов веры, говорили: «Я верую в то, что установили Святые Отцы». Говоря так, человек свидетельствовал о Христе, становился мучеником. То есть, христианин не мог привести доказательств истинности христианской веры, чтобы убедить в ней гонителей, но он имел доверие ко Святым Отцам. «Как же я могу не доверять Святым Отцам? – думал он. – Ведь они были и более опытны, и более добродетельны (чем я), они были святы.

Как я могу согласиться с бессмыслицей и стерпеть хулу на Святых Отцов?» Мы должны доверять Преданию. Сегодня, к несчастью, и у нас появилась европейская «корректность», и люди стремятся показать себя добрыми. Желая проявить свое «высшее благородство», они заканчивают тем, что кланяются двурогому диаволу. «Пусть будет одна религия», — говорят они и все ставят на одну доску. Ко мне в каливу тоже приходили несколько человек с такими взглядами. «Нам, то есть всем, кто верует во Христа, — говорили они мне, — надо объединиться в одну религию».

«Это все равно, что предлагать мне собрать в одну кучу столько-то каратов золота и столько-то отделенной от этого золота меди, чтобы снова сделать из них один сплав, — ответил я. – Но разве разумно опять смешивать золото с дешевыми металлами? Ведь было столько борьбы, чтобы очистить догмат от мусора». Святые Отцы знали, что делали. Они воспретили общение с еретиками не без причины.

Но сегодня призывают к совместным молитвам не только с еретиком, но и с буддистом, огнепоклонником и сатанистом. «Православные, — говорят, — тоже должны присутствовать на экуменических совместных молитвах и конференциях. Это – свидетельство!» Да какое там еще «свидетельство»! Эти люди разрешают все проблемы с помощью логики, они находят оправдание тому, чему не может быть оправдания. Европейский дух считает, что с прилавков Общего Рынка можно торговать даже духовными предметами»[4].

«Каждый православный христианин обязан пробуждать у инославных доброе беспокойство, чтобы они поняли, что находятся в заблуждении, не успокаивали себя напрасно и не лишились как в этой жизни богатых благословений Православия, так и в иной жизни больших и вечных благословений Божиих»[5].

Другим святым нашего времени, с которым, по милости Божией, мы были связаны духовными узами, был светлой памяти старец Иаков (Цаликис) по прозвищу «Простите». В недавно опубликованной книге о его святом житии описывается следующий характерный случай, который, по нашему мнению, имеет отношение к данной теме, обсуждаемой на Соборе, и обладает особой ценностью для пастырской практики. Мы изложим его ниже:

«Однажды, когда в монастыре остался переночевать один католик, Геронта отнесся к нему с любовью. Посетитель был доброжелательным, и у него было много вопросов. Геронта беседовал с ним с добротой и кротостью.

Тогда в монастыре не было еще большой трапезной, как теперь, и все ели вместе (монахи, священнослужители, миряне) в маленькой трапезной (столовой) на первом этаже, рядом с источником. Все уже собрались в трапезной и, сидя за столом, ждали только Геронту. Когда Геронта вошел, все встали из уважения к нему, а также чтобы прочитать обычные молитвы перед вкушением пищи.

Геронта сел и сказал, чтобы другие тоже сели, перекрестился и начал есть. Католик был верующим человеком, поэтому он спросил старца: «Геронта, разве мы не будем молиться?». Старец спокойно ответил: «Лучше помолчим», ─ и продолжил есть. Тем, кто настаивает на совместных молитвах с инославными, следует понять духовное устроение этого святого старца».

Другой богоносный отец нашего времени, знакомства с которым мы удостоились в молодости, ─ это бывший в то время священником афинского лепрозория (Больницы лепрозных заболеваний) приснопамятный старец Евмений (Саридакис), уроженец острова Крит ─ где проходит и нынешний Собор, ─ духовное чадо преподобного Никифора Прокаженного.

Далее мы расскажем о чудесном событии, которое произошло со старцем Евмением и которое непосредственно связано с обсуждаемой темой, в том виде, как оно описано в нашей недавно опубликованной работе. Об этом случае старец Евмений рассказал нам лично. Однако в вышеупомянутой книге мы приводим его со слов нашего духовного брата, монаха Иерофея, дабы, по слову Господа, «устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Мф. 18, 16).

«Наш старец Евмений (Саридакис) когда-то молился за дьявола, но его остановил Бог, говоря ему, что эта молитва является напрасной и не принесет желаемого результата. Когда-то старец по секрету рассказал мне, что поминал на Проскомидии

 

 

знаменитого европейского гуманиста Рауля Фоллеро, католика по вероисповеданию, потому что он был благотворителем лепрозория и очень хорошим человеком. Но Ангел Господень трижды сбросил частицу, вынутую за его здравие, с дискоса.

В третий раз, Ангел явился ему и сказал, что на Проскомидии следует поминать только членов Церкви. Он объяснил ему, что по четкам можно молиться обо всех: о еретиках, иноверцах, убийцах, преступниках, блудниках, обо всех людях, населяющих вселенную, как о живых, так и об умерших. А совершать евхаристическое возношение можно только о Православных, потому что это члены Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви».

Мы также часто цитируем богодухновенные слова св. Николая Кавасилы: «Тайны означают и Церковь, так как Она есть Тело Христово, и члены отчасти... И указуется Церковь Тайнами не как символами, но как сердцем указуются члены… Ибо здесь не одинаковость только имени, и не аналогия подобия, но тождество дела...»[6].

Итак, давайте рассмотрим личный опыт святого Отца нашего времени Евмения Саридаки, о святости которого Ваше Всесвятейшество с теплотой рассказывает  во вступительном праздничном приветствии Митрополии Гортинской и Аркадийской (2014 г.), где Вы приводите крайне важные, потрясающие своей простотой и замечательной точностью, написанные на высочайшем богословском уровне слова св. Николая Кавасилы, подтверждающие все вышесказанное.

А именно: то, что «Тайны означают и Церковь» на священной Проскомидии во время Божественной Евхаристии. Заслуживает внимания тот факт, что эта величайшая, Богом дарованная истина была открыта Ангелом Господним: чем на самом деле является Церковь, кто является Её членами и какова наша обязанность по отношению к тем, кто находится за Ее оградой.

И, наконец, мы приведем еще один крайне важный текст ─ письмо великого старца нашего времени преподобного Софрония Сахарова, основателя Патриаршего монастыря Святого Иоанна Крестителя в Эссексе (Англия)[7].

«В настоящее время значительная часть христианского мира склоняется к принятию одной из опаснейших ересей (Прим.: старец имеет в виду экуменический синкретизм), которая состоит в том, что якобы нет в настоящее время ни одной церкви, которая в полноте сохранила истину учения Христова, в полноте обладает ведением тайны святой благодатной жизни христианской в отношении нравственно-аскетическом, что многие из церквей, именуемых Христовыми, имеют равную благодать, и поэтому должно произойти соединение церквей на какой-то общей всем им программе.

Один из самых частых вопросов, с которым приходится встречаться, ─ это вопрос о том, кто спасется и кто не спасется. Обычно эти люди думают, что спасется не только православный (по учению Православной Церкви), или не только католик (по учению Католической Церкви), но и все вообще добродетельные люди, верующие во Христа. Это мнение от протестантов перешло и к верующим других церквей; есть многие среди православных, держащихся этого мнения.

Некоторые думают, что ни за одною из существующих ныне церквей нельзя признать полноту ведения и благодати, так как каждая из них в той или иной мере уклонилась от истины; что они (сии мудрецы) только теперь «на конец веков» постигли вполне дух учения Христова, а что до сих пор весь христианский мир в течение стольких веков заблуждался; что теперь пришло время, когда нужно соединить все расколовшиеся части во единую соборную и апостольскую Церковь, которая будет вполне истинствовать во всех отношениях, если при этом соединении будет принято только то, что является общим всем церквам.

Некоторые, что еще хуже, помышляют в сердцах своих о каком-то особо высоком мистическом сверхцерковном понимании христианской религии, которое… не буду обо всем этом говорить.

Для того только уклонился в эту беседу, чтобы сказать Вам, что мне так хочется (и Богу молюсь об этом), чтобы Вы не прельстились этим всем, но твердо в сердце и уме убеждены были в том, что существует на земле та одна единая истинная Церковь, которую основал Господь, что Церковь эта хранит неповрежденным учение Христово, что она во всей своей совокупности (а не в отдельных членах своих) обладает полнотою ведения и благодати, и непогрешима.

Что то, что некоторым кажется неполнотою в учении, есть не иное что, как еще остающаяся возможность научной разработки неисчерпаемого бесконечного богатства ее, что, однако, нисколько не противоречит сказанному выше об обладании полнотою ведения.

Выраженное на Вселенских Соборах в окончательной форме учение Церкви не может быть подвергнуто никаким изменениям, всякая дальнейшая работа ученая должна обязательно согласоваться с тем, что уже дано в Божественном откровении и учении Церкви Соборной Вселенской. Так же и в отношении благодати; полноту благодати может иметь только одна, единая Церковь, все же другие, имеют благодать за веру во Христа, но не в полноте.

Можно верить и в то, что даже в наше время есть люди, которые по благодати Святого Духа равны древним великим святым (говорю это в связи с тем, что мне приходилось слышать о некоторых людях в России), ибо Христос днесь и во веки Тот же. Все это истина. Если кто отойдет от этой веры, тот не устоит...».

* * *

Ваше Всесвятейшество, Блаженнейшие Предстоятели, Преосвященнейшие епископы, братия во Христе!

Если мы хотим пребывать в истине, «следуя Святым Отцам», то мы должны со всей серьезностью рассмотреть их богословский опыт и их опыт в Духе Святом. И такой Собор, как этот, который хочет иметь статус Святого и Великого, безусловно, должен принять во внимание [опыт] святых людей и великих подвижников нашей Веры.

Мы смиренно считаем, что решения Всеправославного Собора, пусть даже его статус будет Межправославным из-за вопиющего отсутствия некоторых Церквей, заслуживают принятия духовенством и мирянами в той мере, в которой с ними согласны небо и земля, ангелы, святые и верующие люди.

Термины, используемые в решениях такого исторического и столь значимого Собора должны отличаться божественной мудростью и кристальной богословской ясностью. Вселенские и Поместные Соборы, благовествовавшие таким образом, устанавливали догматы веры в Духе Святом, согласно апостольским словам «изволися Духу Святому и нам» (Деян. 15, 28). Невозможно, чтобы решения Всеправославного Собора содержали технические термины или были плодом «дипломатической корректности». Только тогда они смогут способствовать единству Церкви и представлять собой безопасный богословский ориентир для потомков.

Чтобы не утомлять Вас своими словами, мы сочли более уместным передать Вам просвещающий и способствующий исследованию данного вопроса богодухновенный опыт святых людей и подвижников благочестия нашего времени, являющихся членами Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

Испрашивая Ваших молитв, пребываем

 

С братской любовью во Христе

+ Митрополит Морфский Неофит

 

 

 

 

 

http://www.romfea.gr/epikairotita-xronika/9121-mitropolitis-morfou-neofutou-ekklisia-kai-eterodojoi

 

 

 

[1] Ин. 8, 32.

[2] http://www.pravoslavie.ru/put/nasledie/grig-bogoslov.htm

[3] http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_14591/

[4] http://predanie.ru/paisiy-svyatogorec-prepodobnyy/book/85234-s-bolyu-i-lyubovyu-o-sovremennom-cheloveke/

[7] Цитируется по оригиналу: «Из писем к Д. Бальфуру» http://www.wco.ru/biblio/books/sofrony1/main.htm


 [А1]Я нашла, что это высказывание принадлежит на самом деле Евагрию Понтийскому

http://www.hesychasm.ru/library/evagri/txt1.htm

Пятидесятница и Сошествие Святого Духа

18 июня 2016

«Пятидесятницу празднуем и Духа пришествие и срок осуществления обещания, и надежды исполнение…». Этим словами Церковь на вечерне Пятидесятницы призывает нас погрузиться в атмосферу этого великого праздника, который совпадает с седьмым воскресеньем после Пасхи и является ничуть не меньшим по своему значению.

rublev_trinity-2

На утрени читается Евангелие, описывающее явления воскресшего Христа. В этом тексте (Ин. 20:19 – 31) мы видим первое нисхождение Святого Духа на учеников. Иисус «дунул и говорит им: “Примите Духа Святого…”». Это первое схождение Святого Духа не менее значительно, чем в день Пятидесятницы. Различие состоит в том, что в Пятидесятницу Дух сошел на учеников «в силе». Такое же различие имеется и между нисхождением Святого Духа на христианина в момент крещения и таинства миропомазания и того крещения Духом, о котором мы скажем ниже и которого удостаиваются некоторые христиане, живущие высокой духовной жизнью.

На воскресной литургии, вместо Посланий, мы читаем описание событий Пятидесятницы так, как они изложены в книге Деяний (2:1 – 11). Некоторые детали этого описания привлекли наше внимание.

«При наступлении дня Пятидесятницы…».

Пятидесятница – это одновременно и конец, и начало. Перед учениками открывается новый путь, к которому они уже подготовлены. Ведь мы не можем вступить в Пятидесятницу без подготовки. Мы должны усвоить весь духовный материал, который нам дают пятьдесят дней после Пасхи, постигнуть опыт Воскресения. Нам необходимо завершить дни Страстей, иными словами – созреть.

«Все они (апостолы) были единодушно вместе…».

Другие строки Деяний рассказывают нам о том, как собрались вместе в горнице одиннадцать апостолов, Мария, мать Иисуса, и другие женщины. Здесь зародилась Церковь: они молятся все вместе. Существовали определенные условия для принятия Святого Духа. Так и мы в некоторые моменты нашей жизни чувствуем необходимость отдалиться от мира и закрыться в горнице нашей души. И пусть здесь мы помолимся и соединимся с верой всей Церкви. Мы должны быть «вместе» с апостолами и Богородицей. Тот, кто не принимает авторитета апостолов и материнского присутствия Богородицы, не может принять Святой Дух.

«И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра…».

Святой Дух подобен дуновению ветра. Для нас важно не наполниться изумлением при виде силы этого дуновения, но остаться вместе с ним и позволить Духу отнести нас туда, куда он хочет, как делал Иисус во время своей земной жизни. Не будем забывать о том, что это дуновение является ведомым. Это не бессвязная и независимая сила. Иисус выдохнул его на своих учеников. Но это дуновение берет начало из уст Отца. Это некое послушание Богу. Подчиняясь дуновениям Духа (сильный ветер – это лишь редкое внешнее проявление, в то время как по-настоящему истинно его внутреннее наполнение), мы подчиняемся Духу, Который берет свое начало от Отца и ниспосылается через Сына.

«И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них».

Святой Дух явился в образе языков пламени. Пятидесятница снимает разделение и смешение языков, явившееся результатом эгоистичных стремлений Вавилона, восстанавливая единство человеческого слова. Ученики станут понятными всем чужеземцам, населяющим Иерусалим: Парфянам, Мидянам, Каппадокийцам, которые будут изумляться, слыша слова Галилеев на своем родном языке. Язык Святого Духа, его внутреннее содержание, даже сейчас доступен всем людям всех полов и национальностей. Сам Святой Дух посылает общечеловеческое послание, которое, однако, каждая душа воспринимает как принадлежащее лично ей. Даже в наши дни человек, в котором пребывает Святой Дух, становится способным, если не изъясняться на иностранном языке, то, по крайней мере, находить такой «психологический язык», который отзовется в сердце каждого. Так осуществляется плодотворный диалог. Языки пламени оказались на каждом из учеников. Эти языки означают пламенную любовь. Кажется, что язык управляется этим пламенем. Наконец, языки делятся поровну. Они не становятся привилегией исключительно Петра, Марии или одиннадцати других учеников. Огненные языки явились всем присутствующим в горнице. Но, тем не менее, эти языки были частью единого огня. Это помогает Церкви решить проблему единства лиц, не умаляя ни одно из них.

«И исполнились все Духа Святого…».

Когда человек неожиданно целиком наполняется Святым Духом и вместе с ним новой поразительной силой, это означает «Крещение Духом», которое отличается от Крещения водой и Таинства Миропомазания, посредством которых Церковь одаривает верующих Святым Духом. Здесь присутствует и другая реальность, которая значительно отдалилась от той, что доступна нашему зрению, но о которой настойчиво говорит Священное Писание и на которую мы должны обратить свое внимание.

«…и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать”.

Мы уже сказали о значении слова, даруемого Святым Духом. Но здесь возникает вопрос о дарах. Существуют две опасные ситуации. Первая – желать даров Духа беспорядочно. Вторая – пренебрегать ими, забывать их, полагая, что они касаются только прошлого и были даны Церкви однажды и навсегда.

Сразу по окончании литургии начинается коленопреклоненная вечерня, обладающая особенной композицией. В течение этой службы коленопреклоненные прихожане торжественно поют тропарь: «Царю Небесный, Утешителю Душе истины, яко везде сый…». Мы знаем, что этот тропарь поется в начале каждой литургии и в большинстве служб византийского устава. Кажется, это единственная молитва этого устава, которая непосредственно обращена к Святому Духу. В воскресенье Пятидесятницы эта молитва обладает огромным смыслом: в момент, когда она поется, Церковь сосредоточивает все свои стремления к Святому Духу и просит Его сойти.

В этот момент каждый коленопреклоненный верующий может просить Его принести в его душу обновление благодатью Пятидесятницы, нисхождение Духа.

Стоящие на коленях прихожане слушают, как иерей читает семь великих молитв. Две из них обращены к Богу, без разделения на Три Лица Троицы. Две другие обращены к Отцу, остальные три – к Сыну. Поначалу эти молитвы могут показаться несколько неясными. Однако если мы внимательно их проанализируем, то поймем, что они являются кратким изложением православной догмы. Они обобщают весь Божественный замысел нашего спасения. Несмотря на то, что эти молитвы представляют собой приношения Святому Духу, мы замечаем, что они переходят от Таинства Духа к Таинству Святой Троицы. Отрывок из пятой молитвы гласит: «В сей последний и великий спасительный день Пятидесятницы праздника, тайну Святые и Единосущныя, и соприсносущныя, и неразделимыя, и неслиянныя Троицы приказавый нам». Этот «троичный» масштаб праздника Пятидесятницы объясняет, почему этот день многие православные называют Воскресеньем Святой Троицы. Кроме того, это показывает, почему церкви, следующие византийскому уставу, посчитали необходимым посвятить понедельник Пятидесятницы отдельно Святому Духу. Литургия и большая часть вечерни, за исключением коленопреклоненных молитв, в этот день повторяются.

В действительности, посвящение понедельника Пятидесятницы Святому Духу кажется необычным, ведь истинный Его праздник – день Пятидесятницы, и было бы полезно, если бы непосредственно в день Пятидесятницы благочестие верующих сосредоточивалось именно на Третьем лице Святой Троицы, чье существование и деяния остаются так мало знакомыми для многих верующих. С другой стороны, прекрасно, что Церковь напоминает нам о Таинстве Святой Троицы. Было бы огромным заблуждением считать это Таинство некой абстрактной теорией, не имеющей непосредственного отношения к нашей жизни. Живая и взаимная любовь Трех Божественных Лиц – это вечное и величайшее событие, гораздо более значительное и важное из всего того, что имеет отношение к нашей личности. Человек был сотворен именно потому, что Три Божественных Лица пожелали сделать его причастником (в определенной мере) их собственной жизни.

Жизнь в благодати – это причастие жизни Троицы. Душа умершего во Христе призвана стать частью вечного движения любви Трех Лиц. Эти отношения любви являют собой величайший пример того, какими должны быть отношения между людьми. Пятидесятница – удивительное событие истории нашего спасения, вводящее нас в самое сердце Таинства Святой Троицы, океана, из которого берет начало и в который впадает река Божественной любви, обращающей людей к Богу.

Lev Gillet, “Пасхальное благочестие”, изд-во “Акрита”, стр. 129-138.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

http://www.pemptousia.ru/2016/06/

Текст обращение международного богословского круглого стола Священному Синоду РПЦ по проблемам критского собора.

Declaratie 1Declaratie 2

Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-1 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-2 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-3 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-4 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-5 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-6 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-7 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-8 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-9 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-10 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-11 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-12 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-13 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-14 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-15 (Custom)

Приложение 1

Чтобы читать Приложение 2, нажмите здесь

 

http://www.aparatorul.md/rekomenduem-tekst-obrashhenie-mezhduna/

 

Позиция, которая вызывает лишь смущение и недоумение

Комментарий по поводу недавних интервью митрополита Илариона и В. Легойды в отношении проведения Всеправославного собора на о. Крит

В.Р. Легойда: Мы внимательно изучаем ситуацию, складывающуюся в связи с подготовкой Собора

Митрополит Волоколамский Иларион: На Всеправославном Соборе не будут обсуждаться вероучительные вопросы 

Митрополит Волоколамский Иларион: Для нас важно, чтобы Собор стал фактором единства и единомыслия

Нет ничего достопочтеннее для священников, как благочестие и правильное проповедание слова истины..Ибо в этом состоит вся наша надежда на спасение и воздаяние обещанных благ. Поэтому мы должны делать все и подвизаться за истинную веру, за изложение (веры) и учение святых отцов, так чтобы всегда и при всех потрясениях оставалось все это целым и невредимым.

Свмч. Флавиан, архиепископ Константинопольский, послание к свт. Льву, города старого Рима о заблуждениях нечестивого Евтихия (IV Вселенского собора. СПб. 1991996, т.2, ч. 1, с.15)

В приведенных словах свт. Флавиана Коонстантинопольского, ревностного борца с нарождавшимся и набиравшем постепенно силу монофизитством преподается прекрасное наставление всем епископам  и священникам Православной Церкви о том, в чем действительно и конкретно состоит спасительное служение православных пастырей. Оно состоит в проповедании слова истины и благочестии, то есть в подвижнической жизни по заповедям Божиим. И такое богоугодное и спасительное служение неизбежно должно понуждать и заставлять епископа и священника к борьбе за истинную веру, то есть за православную веру, за чистоту ее изложения, ее соответствие святых отцам Церкви Христовой, решениям и определениям Святых Вселенских соборов и великих Поместных Сооров до начала 20 столетия. Этот наиважнейший принцип в пастырском служении всегда находил свое отражение в оросах Вселенских соборов «во всем последуя святым отцам». Это последование не было декларативным, оно составляло онтологию вероисповедания всех отцов Вселенских соборов и оно всегда является критерием и мерой истинности веры всякого архипастыря, пастыря и собора.

Во времена Вселенских соборов в Церкви истинные пастыри не пытались входить в некие богословие диалоги с инославными, еретичествующими в основе полагая поиск догматических компромиссов. Святые Отцы бескомпромиссно сверяли всякое новоявленное учение с предшествующими Святыми Отцами в духе трезвения и состоянии просвещения от Бога. А по обнаружении несогласия новоявленного учения и богословской концепции того или иного епископа, пресвитера с учением Церкви, то есть с предшествующими Святыми Отцами, епископы считали своей прямой обязанностью не обходить молчанием вероучительное пагубное новшество, а «для предостережения народа» его «открыто обнаруживали», подчеркивает свт. Флавиан Константинопольский.

В нынешней ситуации, которая сложилась в ходе подготовки всех Автокефальных Поместных Православнх Церквей к Святому и Великому Собору, от епископов также прежде всего требуется, чтобы они вникли в суть этой ситуации, прояснили ее для себя и донесли всю правду до народа Божия.  «Ничто столько не требуется от священника Божия, просвещенного догматами Божественными, - подчеркивает свмч. Флавиан Константинопольский, - как то, чтобы он был готов удовлетворить всякому, требующему от него ответа относительно нашей надежды и благодати». Епископ  и священник в таинстве рукоположения становится «причастником священнодействия благовествования», чтобы при этом «мудрстововать право и неосужденно». А для этого они обязаны следовать не своему мнению, воображению, а «всегда следовать Божественному писанию и изложению веры святых отцов», - дополняет свмч. Флавиан Константинопольский. К сожалению этот столь очевидный принцип сегодня настолько презирается и коверкается, что становится больно, тревожно. Ибо соверменнй менталитет обмирщенности, активного стремлению к проявлению экстравагантности, экслюзиности, неподражаемости, активно подпитывамое духом тщеславия и самолюбия по причине полного отсуствия культуры необходимой и спасительной монашеской аскетике во всей своей полноте и культуре благодатного духа, нагло и беззастенчиво внедряется в церковную жизнь. И эта ментальность разрушает Церковь изнутри, превращая ее в религиозную организацию, поскольку пастыри по причине пренебрежения опытного делания разрывают связь с Главой Церкви - Христом.

Неоднократно заявлялось о том, что Всеправославный собор не будет рассматривать никаких вероучительных вопросов и что его основная задача явить видимым образом единство Православной Церкви через факт проведения Собора.

Тем не менее, благодаря настоятельной просьбе Святейшего Патриарха Кирилла подготовленные Предсоборными Совещаниями документы для Всеправославного собора были обнародованы, что дало возможность оценить, так скажем, православность принятых документов. Поднявшаяся вокруг них, слава Богу, дискуссия в среде епископата Элладской Церкви, и также последующие официальные критические заявления Поместных Церквей и Священного Кинота Святой Горы Афон доказали совершенно обратное тому, что утверждалось и утверждает доныне. Этим Собором самым непосредственным образом затрагивается вероучение Православной Церкви, ее сердцевина - экклезиология. И обстоятельная критика документа «Отношения Православной Церкви к остальному христианскому миру» видными богословами и иерархами единогласно подтвердила:

  1. Этот документ самым непосредственным образом затрагивает учение о Церкви, а именно экклезиологию[1],
  2. В документе сознательно произведена терминологическая ревизия с целью введения новой экклезиологии в основу которой входят разработанные в ходе двусторонних богословских диалогов экклезиологические модели и теории (теория ветвей, церквей-сестер, теории всеобъемлемости Церкви и ее интерконфессиональности, двух легких и разделенности Церкви и христинства)
  3. В документе исключены ряд ключевых святоотеческих понятий (ересь, раскол, возвращение и обращение к Православной Церкви) и терминов, которые являются необходимыми для точного изложения православной экклезиологии и избежания двусмысленности и скрытого поддекста.
  4. В документе отсутствует критическая богословская оценка хода двусторонних богословских диалогов, которые по многим направлением не просто зашли в тупик, но вступили в крайне опасную фразу.
  5. В тексте этого документа хитро, но настоятельно навязываются неверные, не согласные с учением Православной Церкви мнения о «единстве христиан» и «единстве Церкви», как «чего-то искомого» и еще не исполненного и не достигнутого в соответствии с заповедью Христа Спасителя «да будут все едины». В то время как согласно православному учению единство является онтологическим свойством Православной Церкви[2], а инославные христиане, которые исторически отпали от нее, призывается к возвращению в ее спасительное лоно. (См. Письмо Священного Кинота святой Горы Афон[3] и Открытое Письмо радакции «ПА» Святейшему Патриарху Кириллу[4])
  6. Некоторые высказывания Вселенского Патриарха Варфоломея (мы не можем собрать Вселенский собор из-за отсутствия западных христиан) свидетельствуют о том, что в высшей иерархии отсутствует понимание того, что только Православная Церковь является Единой, Святой и Апостольской, обладающей полнотой истины. Такие же высказывания были даны, например митрополитом Иларионом, и не раз  (о признании таинств римо-католиков, о снятии моратория на термин ересь в отношении римо-католиков ), или в недавнем интервью митрополита Мессинийского Хризостома газете lastampa, публично утверждающего что Римо-Католическая церковь является такой же Церковью как и Православная.[5]
  7. Это отсутствие понимания онтологии Православной Церкви, то есть ее единственности и уникальности как единственной в подлинном смысле слова Церкви Христовой является следствием опасной коррозии экклезиологического сознания у высшего епископата, который происходит по причине активного влияния не только Экуменического диалога, но и внедрения нами упомянутых экклезологических моделей в сознание епископата, духовенства и народа, а также в методологию преподавания таких фундаментальных богословских дисциплин как «догматическое богословие» и «сравнительное богословие».

Из этой совершенно чуждой православному учению экклезиологии вытекает и еще одно искажение вероучительного характера  утверждение о том, что высшим судией в вопросах веры является институт соборов (п. 21 «Отношение Православной Церкви к остальному христианскому миру», «Как свидетельствует вся жизнь Православной Церкви, сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры»). Согласно диахроническому опыту Православной Церкви и определению Посланий Восточных Патриархов (1848г.) таким критерием является только лишь сознание церковной полноты, или церковная кафоличность, которая может выражаться и одним человеком, а не только соборами. (См. Письмо Священного Кинота Святой Горы патриарху Варфоломею о Всеправославном Соборе[6])

 

Именно поэтому совершенно неверная интерпретация причин критики этого документа дана митрополитом Иларионом в его интервью на телеканале «Россия -24» (См. http://www.patriarchia.ru/db/text/4490247.html), который ее сводит просто к критике и неприятия Экуменизма. Но если даже и так, то митрополит Иларион должен, как епископ, обязан привести реальные претензии к Экуменическому движению, которые были высказаны богословами и иерархами, а также Священным Кинотом Святой Горы Афон. А претензии эти состоят, прежде всего, в том, что делегации Православной Церкви подписывают двусторонние документы, которые с догматической точки зрения являются совершенно неприемлемыми.

Странно то, что г. В. Легойда всю критику этого документа крайне унизительно расценивает, не являясь специалистом в области догматического богословия: «Ее, наверное, и сложно критикой назвать. Из того, что я видел, я даже не готов сказать, что это критика. Это просто какие-то обвинения, которые не имеют под собой никаких оснований и содержания — ни богословского, ни какого-либо еще». Одно – это действительно эмоциональные высказывания простых верующих, движимых духом простого благочестия, а другое – критика признанных авторитетов в области православного богословия. Кроме того, В. Легойда в своем интервью агентству ТАСС дает неверную интерпретацию содержанию критики Поместными Церквами документов для Всеправославного Собора: «События последних дней показывают, что у Поместных Православных Церквей существуют вопросы, касающиеся условий и обстоятельств проведения Всеправославного Собора.». (В.Р. Легойда: Мы внимательно изучаем ситуацию, складывающуюся в связи с подготовкой Собора.http://www.patriarchia.ru/db/text/4490852.html ) То есть также как и митрополит Иларион В. Легойда игнорирует подлинные причины критики: принципиальное несогласие с внедрением в документы Всеправославного собора неправослваной, ложной экклезиологии. То есть в основе конфликта лежит расхождение в веройчительных вопросах, ане «условиях и обстоятельствах проведения Всеправославного собора», которые хотя и имеют место, но они второстепенны.

Весьма странным и парадоксальным выглядит следующее разъяснение митрополита Илариона о целях созыва этого Всеправославного собора: «Нет какой-то ереси, которую мы должны приехать и осудить. Нет какой-то группы людей, которую мы должны будем изгнать из этого Собора. Наоборот, мы приезжаем для того, чтобы засвидетельствовать свое единство, чтобы поговорить о каких-то — не всех — наболевших проблемах. Обо всех имеющихся проблемах мы поговорить не сможем, потому что, во-первых, не хватило 55 лет на подготовку, надо тогда еще 55 лет готовиться; во-вторых, потому что есть и разногласия».

Соборы в истории Церкви собирались вовсе не с целью «поговорить о каких-то наболевших вопросах», а разрешить серьезные догматические вопросы. Так, например было в 16 столетии, когда Константинопольские соборы анафематствовали введение римской церковью нового Григорианского календаря и новой Пасхалии. Так было в 17 столетии, когда Иерусалимские и Константинопольские соборы давали вероучительные разъяснения на учения протестантов. Данный Всеправославный собор хочет проигнорировать все эти соборы, внеся в Православную Церковь дух плюрализма и догматического безразличия, то есть стереть вероучительные грани. И, к глубокому сожалению, митрополит Иларион этого не видит, либо сознательно игнорирует.

Реально возникает вопрос : каковы же причины такого непонимания всей остроты поднятой богословской критики некоторых документов для Всеправославного собора? Исходя из опыта святоотеческого богословия и аскетической литературы мы можем сделать следующие печальные и настораживающие выводы:

  • Крайняя степень обмирщенности сознания
  • Поверхностное знакомство со святоотеческих богословием, догматически богословием,
  • Отсутствие подвижнической жизни и персонального опыта переживания божественной благодати, причастности к божественной жизни.

 

Видные иерархи Православной Церкви указывают на то, что регламент проведения собора, предоставляющий право голоса только предстоятелю Поместной Церкви, а не всем присутствующим на нем епископам, грубейшим образом нарушает традицию проведения Соборов в Православной Церкви, согласно которой каждый епископ и даже священник и мирянин имеет право голоса. Регламент Всеправославного собора не просто упрощает процедуру принятия соборного решения, а ее упраздняет. А сам собор превращается в расширенный Синаксис Предстоятелей Православных Церквей. И поэтому вполне оправданно некоторые епископы Элладской Церкви отказались от поездки на этот собор, оценивая свою роль в этом Соборе как простой марионетки.

 

Указанны нами ранее отклонения от православного этоса и мышления в личной жизни не являются оправданием, тем более, когда речь идет о важных вероучительных истинах. Они не простительны потому, что такая индифферентная позиция, крайне далекая от православного сознания, является пагубной для народа Божия. Еще более серьезное опасение вызывает то, что народ Божий подаваемой в интервью информацией о Всеправославном соборе дезинформируется, вводится в заблуждение.

 

Болгарская Павославная Церковь, Грузинская Православная Церковь и Сербская Православная Церковь, отказываясь участвовать в работе святого и Великого Собора, на самом деле выбрали единственно правильную позицию. Любое присутствие на этом соборе является не просто недоразумением, а проявление неразумия. Этот собор является ловушкой для неискушенных душ, чтобы подчинить любыми путями и способами Церковь интересам мировой закулисы, чтобы иерархия встала на путь выстраивания новой идеологической линии для Православной Церкви как средства и способа ее окончательного уничтожения.

 

Редакция Православного Апологета. 11.06. неделя памяти святых отцов I Вселенского собора

 

 


[1] См. Письмо Священному Синоду Элладской Церкви профессора догматического богословия д. Целенгидиса: ««Например, вопрос самосознания и идентичности Церкви, который рассматривается в тексте «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», является экклесиологическим вопросом, то есть преимущественно догматическим»

[2] См. Письмо митрополита Напактского Иерофея священному Синоду Элладской Церкви о Святом и Великом Соборе : Επιστολή 1-η Μητροπ. Ναυπάκτου και αγ. Βλασίου Ιερόφέου Πρός τήν Αγίαν καί Ιεράν Σύνοδον της Εκκλησίας της Ελλάδος  Αρ. Πρωτ. 11 18 Ιανουαρίου 2016  ««То есть единство для Православной Церкви является фактом или объектом поиска, потому что утрачено?».[2] Однако единство является онтологическим свойством Церкви Христовой, которое всегда сохраняется независимо от того когда и какие группы от нее отпали: Римо-Католическая Церковь, Протестантские Церкви».

[3] По отношению ко всем, как самосознанию православной паствы, так  и инославных,  нам следует говорить о возвращении отделившихся от Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви, то есть от нашей святой Православной Церкви, дабы воцарилась ни чем непоколебимая «неразрывная связь между правой верой и общением в таинствах»,[3] как это было изложено святыми Вселенскими Соборами.

[4] Сноска 24: «В 7 правиле II Вселенского собора читаем: «присоединяющихся к Православию, и к части спасаемых из еретиков приемлемкогда они делают рукописанием и проклинают всякую ересь» (τούς προστιθεμένους τρθοδοξίᾳ, κατμερίδι τν σωζομένων παρετικν…δίδόντας λιβέλλους, καί ναθεματίζοντας πσαν αρεσιν...) Правила святых Вселенских соборов с толкованиями. Репринт . М. 2000., с.108, 95 правило VI Вселенского собора начитается теми же в точности словами…, с. 682

»

[5] Συνέντευξη στην εφημερίδα  lastampa.it  και  στον AndreaTornielli: http://aktines.blogspot.ru/2016/06/blog-post_96.html «Но вплоть до нынешнего момента католики считали Православную Церковь истинной, не так ли? Несомненно, конечно же да. Католическая Церковь (то есть папская) всегда считалась Церковью. Предложение о которых говорят оно принадлежит некоторым конкретным людям крайних воззрений, которые не желают ставить на один и тот же уровень две Церкви. Но я верю, что это будет трудно провести. Есть многие и другие, которые не принимают такого образа мышления».

[6] [6]«Во всяком случае, с ним связан пар. 22 текста «Отношения Православной Церкви к остальному христианскому миру», в котором сообщается о том, кто является «конечным судией в вопросам веры», где следовало бы сделать более ясное уточнение о том, что церковное предание признает в качестве конечного судии в вопросах веры сознание церковной полноты, которую выражают либо отдельные лица, либо соборы иерархов, либо верующий народ, которые должны быть утверждены через соборные решения».

 



Подписка на новости

Последние обновления

События