Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Главная категория

http://oodegr.com/oode/oikoymen/symbolika_mnimia_karmiris_1.htm

 

Общение в таинствах

с римокатоликами

 (Божественная Евхаристия, исповедь, священство, венчание и погребение)

Μυστηριακή κοινωνία μετά των Ρωμαιοκαθολικών

(Θεία Ευχαριστία, Εξομολόγηση, Ιερωσύνη, Γάμος και ταφή αυτών)

Профессор Афинского университета, академик Афинской Академии наук, Иоаннис Кармирис

Источник: "Τα δογματικά και συμβολικά μνημεία της Ορθοδόξου Καθολικής Εκκλησίας", τόμ. Β', Αθήνα 1953, σελ. 1000-1008. //Догматические и символические памятники Православной Кафолической Церкви, т. 2, Афины 1953, стр. 1000-1008.

 

1) Введение

В вопросах такого рода, в целом и в частности, при решении вопроса об общении в таинствах или «интеркоммунионе» между православными и римокатоликами и любыми другими инославными, Православная Кафолическая Церковь следовала примеру древней Церкви, запрещая такое общение: во-первых, запрещая приобщение православных к инославным таинствам, не признаваемым действительными, поскольку они свершаются вне истинной Православной Церкви, а, во-вторых, запрещая преподание православных таинств римокатоликам и иным инославным. Поэтому, с точки зрения православных общее соучастие в трапезе Господней, исповеди и других таинствах и вообще, так называемый «интеркоммунион» могут мыслиться только как завершающий результат согласия в вере Церквей и их подлинного и действительного догматического единства, и как плод внутреннего единения в исповедании христиан и, пока оно отсутствует, общение в таинствах не дозволяется1.
 

Это исходит как из общих теоретических начал Православия, и, конечно же, из действительности таинств, совершающихся в истинной Церкви, так и из писаных канонов, и из всей практики древней Церкви, обобщая которую, св. Иоанн Дамаскин пишет, особенно останавливаясь на таинстве Божественной Евхаристии: «Поскольку мы все причащаемся от единого хлеба, единого Тела Христова и единой Крови, то мы становимся членами друг друга, являясь сотелесными Христу. Поэтому всеми силами будем беречься от того, чтобы принимать причастие от еретиков, или давать им: «Не дайте святыню псам», − говорит Господь – «не бросайте жемчужины ваши пред свиньями», чтобы мы не были общниками их зловерия и осуждения. Если же всегда единение происходит со Христом и друг с другом, то мы всегда становится едиными согласно нашему выбору. Ведь единение происходит от нашего выбора, и не без нашей свободной воли. «Все мы единое тело есмы», ибо причащаемся от единого Хлеба, как говорит божественный Апостол»2.

Позднее, следуя этому, и вселенские патриархи Калинник и Иеремия III повторяют, что «одна и та же чаша стремится сделать причащающихся единомысленными, а не чуждыми друг другу, ведь чуждое не может приобщиться». И Феодор Вальсамон пишет, что «не следует освящать род латинян священнической рукою чрез божественные и непорочные таинства, если он прежде не решит отказаться от латинских догматов и привычек, пройти оглашение по канонам и присоединиться к православным».

Из приведенных выше и других источников следует, что для общения в таинствах необходимой предпосылкой является отказ от инославных заблуждений и принятие соответствующих им православных учений и вхождение в лоно Православия, а также единство в вере и исповедании, и Церковь запрещает интеркоммунион между православными и всеми инославными. На этом настаивают, помимо других, и приводимые ниже тексты.

1. Вопросы и ответы 15, 16 и 35 известного канониста Феодора Вальсамона, ставшего в 1193 году патриархом Антиохийским.

2. Послание Вселенского патриарха Калинника к митрополиту Ларисы Парфению от 25.11.1701.

3. Послание Вселенского патриарха Иеремии III к митрополиту Арты от 1724 года3. Вообще же мы удостоверяемся, что от преподобного Иоанна Дамаскина и затем святителя Фотия православные богословы твердо стоят на правильном основании, что всякому внутреннему общению в таинствах и единству Церквей должно предшествовать как conditio sine qua non их очевидное и внутреннее единство, по достижении которого само собою последует и общение в таинствах.

Затем, то что касается таинства священства римокатоликов, то мы удостоверяем, что относительно священства клириков, приходящих из Римской Церкви, Православная Кафолическая Церковь удержала ту же самую позицию, что и относительно их крещения, в древности признавая его, сообразно соответствующему примеру древней Церкви4, а в новейшие времена, конкретно с 1756 года, отвергая его вместе с крещением, хотя и случаются исключения приема римокатолических священников по икономии чрез миропомазание и отречение от ереси5. Таким образом, из-за мелкитов в 1860 г. было решено по общему согласию и мнению, что священники и епископы так называемых римокатоликов будут приниматься в лоно Православной Восточной Церкви помазанием святого мира6, после того как они ответят символ веры, в то время, как противоположный случай произошел в 1846 году, когда епископ Амидский Макарий был принят как нерукоположенный мирянин. Напротив, русские православные вновь рукополагали приходящих к ним латинских клириков до 1667 г. и в течении этого временного промежутка подобным образом заново их крестили.

В общем, мы утверждаем, что и в этом вопросе Церковь может в определенных обстоятельствах проявлять акривию и считать недействительными хиротонии инославных, а в других случаях применять икономию и приходящих к ней от еретиков и инославных, удержавших священство, рукоположенных клириков принимать через помазание Святого Мира и исповедание веры. «И хиротонии еретиков православными принимаются согласно преданию Отцов, когда хиротонисуемые ими являются, или становятся православными», согласно архиепископу Болгарии Димитрию Хоматину7. Отсюда и Священный Синод Элладской Церкви, отвечая в 1879 на вопрос Вселенского Патриарха «о том, как подобает принимать приходящих в Церковь от схизматиков болгар архиереев, иереев и диаконов, рукоположенных архиереями, пребывающими в извержении и отлучении», написал между прочим и следующее имеющее общее значение:

«Посему истинно существуют пути акривии и икономии для принятия искренно кающихся христиан, каковым надлежит следовать. Благоволением же Божиим оба они канонически уготованы и указаны Церковью, право правящей слово Господне. А поскольку вопрос предстает нам достаточно очевидным, то не остается ничего другого, как изыскать согласно Священному Писанию тот или иной более полезный путь. Что касается акривии, которая в общем применяется почти во всех случаях, то самоочевидно, что относительно ее не следует делать каких-либо изысканий. Надлежит только исследовать, в каком случае надлежит частично или в особенности пользоваться икономией. Использование ее в подобных обстоятельствах как предзаконной меры или некоего отложения закона зависит всегда от условий, подлежащих оценке судьи. Этим условиями представляются, во-первых, искренность, затем – полнота, или усердие к Церкви обращающихся, или бегство от большего зла. Поэтому необходимы те или иные условия, без которых икономия становилась бы каноном, а не исключением, а акривия напрасно называлась в канонах бы общим церковным законом. Если же обращение, о котором идет речь происходит за ее пределами, согласно которым запрещается икономия и согласно священным канонам и Священному Преданию, но если будущие последствия должны быть благими для Церкви, то осмотрительно применяется икономия8.

В целом, Православная Кафолическая Церковь не признает и не принимает смешанные браки между православными и римокатоликами, согласно 72 правилу Пято-Шестого Вселенского собора8 и другим святым канонам10, однако она обязана воздерживаться от их применения во избежание больших зол. Посему по церковной икономии дозволяются подобные смешанные браки при условии, что неправославная сторона дает письменное обещание о свершении брака православным священником и о православном крещении и воспитании детей. Так Вселенский патриархат в 1878 г. заявил: «Церковь не признает смешанных браков, однако, для предупреждения худших последствий дозволяет по снисхождению их беспрепятственное свершение»11. Подобно тому и Священный Синод Элладской Церкви в 1869 г. признал смешанные браки между православными и инославными и, в особенности, с римокатоликами и протестантами, написав, что «по церковной икономии принимаем свершение смешанных браков, при условии, что они будут свершаться православным священником по уставам Православной Церкви, рожденные же в нем дети обоих плов будут крещены и воспитаны в восточном православном учении»12.

Наконец, изначально и вообще запрещенным является погребение западных («христиан») православными священниками, как следует, помимо прочего, и из сказанного, и из публикуемых ниже посланий вселенского патриарха Калинника и Иеремии III. Однако, оказывается, что это суровое решение и практика не нашли всеобщего применения, потому что параллельно с ней и гораздо ранее, хотя, также, и позднее, существовала практика, процветавшая в конце 12 века, согласно Иоанну Китрскому, когда часто «православные ромеи погребались в латинских церквях, и их отпевали и ромеи, и латиняне, подобно же сему и умершие латиняне отпевались и православными и ромеями». Не является нечестивым, или противным благочестию погребать латинян в ромейских[1] храмах и отпевать единодушно ромейским и латинским священникам усопших латинян и ромеев, и не место делает отшедших отчужденными от Бога, и при этом чин отпевания[2] латинян не является языческим, но взят из наших Божественных писаний13. На таковом основании дозволено позднее по икономии и снисхождению погребение латинян и прочих инославных вообще через особенные церковные последования, как явствует из ниже опубликованных посланий Вселенского Патриархата от 20.10.1869, как и Священного Синода Элладской Церкви от 15.3.1891.

 

2. Тексты

1. Канонические ответы Феодора Вальсамона — 15, 16, 3516.

Вопрос 15. Будет ли безбоязненно священнодействовать, или молиться с еретиками, то есть с яковитами и несторианами в их церкви, или в нашей, или участвовать с ними в общей трапезе, или сделать их восприемниками от Святаго Крещения, или передать им божественное освящение? Трудность места создает многое таковое и я желаю знать, что делать?

Ответ: «Не давайте святыню псам» - изрек Господь и Бог наш. «Не мечите бисера перед свиньями»17. Посему 64-й канон богоглаголивых Святых Апостолов говорит: «Если клирик, или мирянин войдет в синагогу иудеев, или с иудеем помолиться, да извержится и отлучится18. И 33-й канон Лаодикийского собора, а также 6 и 34, говорят то же о том, чтобы не позволить еретикам, пребывающим в ереси, входить в дом Божий, или молиться вместе с еретиком или схизматиком, ибо не подобает христианину оставлять свидетелей Христовых и отходить к лжесвидетелям, то есть еретикам, или вышеназванным, тем, кто стал еретиками. Они являются чуждыми Богу19. Итак, подвергаются анафеме, отходящие к ним. Посему и мы решаем подвергать отлучению и извержению мирян и клириков, совместно молящихся в церкви православных или еретиков, или где-либо совместно молящихся с ними на службе, или совместно вкушающих, но еще и более наказывать их, согласно содержанию вышеназванных священных канонов. Ведь стеснение места и множество еретиков не отменяет непорочность православной веры.

Вопрос 16.

Пленные латиняне и иные появляются в наших кафолических церквях и желают причаститься Божественных святынь[3], посему желаем знать: дозволено ли это?

Ответ: «Тот, кто не со Мной — против Меня», говорится в божественном Евангелии, «и кто не собирает со Мной — расточает»20. Когда много лет назад Западная Церковь, то есть Рим, некогда славное собрание, отделилась от духовного общения с четырьмя святейшими патриархами, и прилепилась к обычаям и догматам чуждым (посему папа не удостоился общего возношения патриарших имен во время божественных священнодействий[4]), то не следует латинскому роду освящаться от священнической руки божественных таин, если прежде он не даст обещания воздерживаться от латинских обычаев и по канонам будет оглашен и присоединится к православным.

Вопрос 35. Дозволено ли делать восприемниками детей латинян, армян, монофелитов, несториан и прочих таковых, или это скорее омерзительно и отвратительно?

Ответ. Второй пункт 18-й главы 1-го титула первой книги Василик гласит: «Еретиком является и подлежит законам против еретиков тот, кто хотя и в малой степени уклоняется от Православной веры». Поскольку же все перечисленные в настоящем вопросе не на малое, но на большое и безысходное расстояние отклонились от Православной Церкви, то уж тем более они не будут общниками нам в благодати восприемничества духовных чад, полученного чрез святые молитвы и многие освящения, чтобы и мы не осудились на отлучение по канону, говорящему: «общающийся с отлученным от общения и сам является отлученным».

2. Послание Вселенского Патриарха Калинника к митрополиту Лариссы Парфению от 25.11.1701. 21

Калинник, милостию Божию архиепископ Константинопольский, Нового Рима и Вселенский Патриарх[5].

 От Преосвященства Твоего мы получили письмо, в котором ты спрашиваешь о некоторых обстоятельствах, то есть спрашивается о там живущих латинянах, как папистах, так и лютеранах, и кальвинистах[6], возможно ли им преподать какое-либо церковное таинство, или нет? И прежде всего, если кто-то из папистов окажется в опасном положении и при последнем издыхании захочет причаститься Пречистых Таин, то можно ли преподать ли их? Насколько желаете, возможный и всем известный ответ состоит в том, что если он желает отказаться от латинского учения, или латинского образа мысли и принять веру Восточной Церкви, то тогда да беспрепятственно он принимает Пречистые тайны, если же, пребывая в своей вере, он пожелает причаститься, то это невозможно, ибо одна и та же чаша должна быть для приобщающихся единомысленных, не чуждых друг другу, ведь то, что чуждо – несообщаемо друг другу.

Второе ты спрашиваешь: если умрет кто из них и священники захотят похоронить его, что что надлежит делать? На это следует ответить, что священники ни в коем случае не должны предавать погребению еретика. Ибо как могут молить священники Бога, чтобы Он учинил с духами праведных того, кто находится под анафемой?

То же, что они еретики — несомненно, и у них есть собор, на котором нас анафематствовали как еретиков, и так они говорят, и так они проповедуют, мы же — не в меньшей степени, но и намного в большей считаем их еретиками, подпадающими под анафему многих Вселенских соборов, которые анафематствуют отвергающих догматы Восточной Церкви, которую они даже Церковью не считают. И если гражданские законы христиан утверждают, что кто отвергает хотя бы один закон, тот еретик, то как не являются еретиками те, кто не оставил ничего неизмененным? «Кто не со мною, тот против меня, и кто не собирает со мною, тот расточает»22. И поскольку они удалились от Восточной Церкви и создали свою, ужасную, ни на что не похожую и всецело отчужденную от Восточной Церкви, то несомненно, что они еретики и недостойны извинения, и не имеют с нами никакого общения, ибо единое не является разделенным, а разделенные не являются единым и пусть они пустословят, сколько хотят. Поэтому для православных священников невозможно хоронить мертвых еретиков.

В-третьих, случилось так, что родила жена английского консула, которая является православной христианкой и желает крестить младенца, а восприемником желает сделать французского консула, и ты спрашиваешь, возможно ли это? Ответ на это следующий: да не будет того, но если восприемник будет православным, то пусть состоится крещение. Если же восприемник будет инославным, или папистом, или лютеранином, то смотри, не потерпи, чтобы это состоялось. И, чтобы не иметь от них никакого беспокойства в политике, то убеди их, без враждебности, говоря, что мы не можем сделать этого, поскольку препятствует наша Церковь, и ничто другое. Так обстоят дела, и да пребудет благодать Божия с Архиерейством Твоим.

 

3. Послание Вселенского Патриарха Иеремии III к митрополиту Арты от 1724 г.23.

Cоборное ответное послание митрополиту Арты, о том, чтобы тамошних французов, если не оставят своих ересей, не принимали на исповедь православные священники и не хоронили их после смерти.

Иеремия, милостию Божией архиепископ Константинополя. Нового Рима и Вселенский Патриарх.

Мы получили ваше общее послание, в котором вы спрашиваете о некоем обычае, который укоренился у вас, и спрашиваете, взыскуя от нас и от наших собратьев, архиереев Синода, что надо делать. Относительно обычая проблема состоит в следующем. Французы, то есть западные, находящиеся здесь, желают исповедаться у православных священников и причаститься Пречистых Таин, пребывая, однако, в своих западных учениях, хотят удостоиться и погребения после смерти, а некоторые из них — быть похороненными внутри храма, что создает, как говорите, среди вас немалый соблазн и не случайное смущение, а посему желаете знать решение об этом Великой Христовой Церкви. Сего ради, отвечая вам чрез нынешнее патриаршее синодальное послание, говорим то, что является известным и благословным для всех, а именно, если сии западные франки пожелают отвергнуть латинское учение, или латинское мудрствование, и примут веру и исповедание нашей Восточной Церкви, тогда беспрепятственно и будут исповедаться, и причащаться Пречистых Таин, и будут погребены. Если же останутся в своей вере, то следует, чтобы оставались вне общения, ибо сама исповедь и сама чаша предназначены для приобщающихся единомысленных, а не для чуждых. Ведь чуждое — неприобщаемо и «кто не со Мной, то против Меня», гласит священное Евангелие, и «не собирающий со Мной расточает» (Мф. 12, 30). Когда же много лет тому назад сборище Западной Церкви отделилось от духовного общения четырех святых патриархов и прилепилось к догматам, чуждым Кафолической Церкви и православным, то посему они чужды общения с нами, православным. Ведь соединенное и сообщаемое друг другу не является разделенным и иномудрствующим. И пусть западные иномудренные пустословят, что хотят, отделившись от Кафолической Православной Церкви. Вот ответ на ваше затруднение и на ваш вопрос. Благодать же Божия и молитва, и благословение нашей мерности да пребудет со всеми вами.

1724 г.

 

 

 

 

 

Примечания


1. См. выше стр. 965. 966/7.

2. Точное изложение Православной веры. 4, 13. MPG. 94, 1153.

3. Следует заметить, что кротчайшие и снисходительнейшие в этом вопросе архиепископ Феофилакт Болгарский и Димитрий Хоматин, дозволяя латинские обычаи и нравы, насколько «не всякий народный обычай влияет на отделение от Церкви, но ведущий к различию догмата» (Рос. 5, 432), и точности и строгости они предпочитали икономию, чтобы не давить, но спокойно и понемногу приобретать братьев, за которых наш общий Спаситель и Владыка излиял Свою кровь (Рос. 5, 436).

4. Прав. 1 Первого Вселенского и 77-е Карфагенского Поместного Собора.

5. См. М. Феотока, избр. Соч., стр. 371/4.

6. Там же. 373. И выше стр.. 986. 998 και εξής.

7. Ответы Константину Кавасиле, παρά Ρωσ. V, 433/4.

8. Δ. Πετρακάκου, Τινά περί του κύρους των χειροτονιών, Κων/πολις 1910, σ. 61 και εξής. // Петракакос Д. Кое-что о действительности хиротоний). Константинополь, 1910

9. Там же, стр. 197.

10. 14 правило IV Вселенского Собора, 31 правило Лаодикийского Собора, 21 правило Карфагенского собора и т.д.

11. М. Феотока, ибр. соч. стр. 358, и др. решения по этому вопросу.

12. Γιαννόπουλου, Συλλογή των εγκυκλίων της Ιεράς Συνόδου τής Εκκλησία; της Ελλάδος, Αθήναι 1901, (Яннопулос. Собрание окружных посланий Священного Синода Элладской Церкви. Афины, 1901. С.. 507/8). Следует добавить, что и согласно новому Гражданскому Кодексу №1367 “брак лиц , принадлежащих к Восточной Православной Церкви не действителен без священнодействия, совершаемого священником этой Церкви. То же самое имеет силу и относительно брака христиан восточного догмата с христианами иного догмата (инославными). Согласно сему “смешанный брак православных, сходящихся с еретиками и схизматиками, является действительным, насколько и единственно таинство совершается согласно догматическому учению этой Церкви о Таинствах, то есть через священные словеса православного священника. Π. Παναγιωτάκου, αρχείον εκκλησ. και Κανον. Δικαίου 3 (1948) 74т/5 (Панайотакос П. Основы церковного и канонического права 3 (1948) 74.5).

13. Ответы Иоанна епископа Китрского против Константину Кавасиле, παρά Ρωσ. V, 403/4.

14. Ниже стр. 1025.

15. Ниже стр. 1008.

16. Ρωσ. εν. 459/476. MPG. 138,968 и далее см. выше с. 358.

17. Мф. 7, 6.

18. Выше стр. 210.

19. Выше стр. 213 и далее.

20. Мф. 12, 30.

21. Μ. Γεδεών, Καν. Διατάξεις Ι, 80-82 //Митрополит Гедеон. Канонические установления.

22. Μф. 12,30.

23. Μ. Γεδεών, Καν. Διατάξεις ΙΙ, 426-428. // Митрополит Гедеон. Канонические установления.

 

 

 

 

1 То есть в православных. «Ромейский» синонимичен «византийский»

[2] Буквально — псалмодия, псалмопение.

[3] То есть евхаристии.

[4] Речь идет о поминовении имен патриархов во время Божественной литургии.

 

[6] Буквально «лютерокальвинистах»

 

Saint Gregory Palamas (2nd Sunday in Lent) – A Christian Existentialism

Fr. John Meyendorff

In its opposition to Barlaamite nominalism, Palamite thought is a solemn affirmation of divine immanence in history and in man. God does not reveal Himself to the world only “through creatures” but directly, in Jesus Christ.

We have all, all of us, known the Son by the Father’s voice speaking to us from on high (Matt. 3: 16-17) and the Holy Spirit himself, who is unutterable light, has shown us that this is indeed the well-beloved of the Father; the Son himself has manifested to us the name of his Father and as he ascended again into heaven promised to send us the Holy Spirit to abide with us forever (John 14:16); the Holy Spirit himself has come down to us and abides with us, teaching us all truth (John 14:13). How then could it be true that we know God only through creatures? Is it impossible for one who does not know marriage by personal experience to understand the intimate union of God with the Church, since he has no analogy of his own experience to appeal to? Will you then advise everyone to renounce virginity in order to achieve the knowledge of God of which you speak? But Paul refutes you; he, though unmarried, was the first to proclaim: “This is a great mystery, but I speak of Christ and the Church” (Triads II, 3§ 67).

B·UO?·E‰EOO1

God reveals himself  face to face, and not in enigmas (Num. 12, 8); he unites himself to those who are worthy as to his own members, as soul is united to body; he unites himself coming to dwell in his wholeness in the whole of their being, so that they in turn may dwell in him; through the Son, the Spirit is poured out abundantly upon us (Titus 3, 6) and yet it is not, because of that, a created spirit (Triads I, 11§ 29).

Palamas affirms the utter reality of the saints’ vision of God, constantly repeating that the grace that reveals God, like the light that illumined the disciples on Mount Tabor, is uncreated. In Palamite terminology, as in that of the Greek Fathers, God is essentially apart from other beings by His uncreated nature. The proper condition of these beings is the created state, and when they transcend their own domain by communication with God, they participate in uncreated life. Eastern theology has in fact never had recourse to the idea of a “created supernature”; what the Christian seeks, what God grants him in sacramental grace, is uncreated divine life, deification.

Knowledge of God, then, according to Palamas, is not a knowledge that necessarily demands that the knowing subject be exterior to the object known, but a union in created light. Man, in fact, possesses no faculty capable of seeing God, and if such vision exists, it must be because in His omnipotence God Himself united Himself to man, communicating to him the knowledge he has of Himself. Speaking of the supernatural power to see God given us by the presence of the Spirit, Palamas writes:

Since this power has no other means of acting, having gone beyond all other beings, it becomes wholly light in itself and like that which it sees; it is united without admixture, being light (itself), and seeing light through light. If it looks at itself, it sees light; if it looks at the object of its vision, it again sees light, and if it looks at the means by which it sees, again it sees light. That is what union means; all is so one, that he who sees can make no distinction either of the means or the end or the object; he is conscious only of being light and seeing light distinct from all that is created (Triads 11, 3§ 36, pp. 459-461).

Such passages in the hesychast doctor essentially express the scriptural concept that, in Christ, man is given the power to “become Spirit ”(John 3:6).

By participation in God Himself, in His uncreated grace, man himself becomes God. As Saint Paul says, “he lives no more, but Christ lives in him.”

John Meyendorff, Saint Gregory Palamas and Orthodox Spirituality, Saint Vladimir’s Seminary Press 1974 (authorized translation by Adele Fiske), pp. 119-122.

 

 

 

Подвиг Государя Императора, святого Царя-страстотерпца Николая Александровича и всей Августейшей Семьи и  умалчивание о нем в день памяти Новомучеников и Исповедников Российских -что это?

«Россия никогда не возродится, если она не поймет, кем для нее был последний царь и что он для нее сделал».

протоиерей Николай (Гурьянов), известный старец (+)

Вступление  России в 100-летие после трагических для Российской империи событий Февральской и октябрьской революции является вполне благоприятным временем для более объективной оценки этих эпохальных событий. Нет смысла в оправдании ни для бунта совершенного 1-2 марта, в ходе которого было свергнуто обманом и насилием богоустановленное государственное устройство России – власть Помазанника Божия, благочестивого Императора Николая Александровича. Нет никакого оправдания и для Октябрьского переворота 1917года, который являлся не просто свержением буржуазной Республики, а установлением режима «красного террора», стремившегося уничтожить русский народ, русскую культуру, вырвать из сердце русского народа его великое прошлое, его православную веру, прекратить в рабов миллионы русских людей ради эфемерного «светлого будущего».

В прошедшее воскресенье во многих православных храмах прозвучали проповеди в память Новомучеников Российских и Исповедников. Сказано было много важного и интересного. В стенах кафедрального собора Христа Спасителя    первопрестольной Москвы святейший патриарх оценил этот период русской истории как век по своим зверствам как ни чуть не меньший, если не больший по своим масштабам, чем гонения при Римских императорых на первых христиан. Было сказано о том, что в христианах римские власти видели «помеху» для благополучия империи. Невозможно не согласиться с этими оценками. Но было сказано и то, что все пострадавшие Новомученики Российские страдали только за Христа, а не за политические убеждения. Но что значит в контексте Российской истории, т.е Царской России  т.н. политические страдания?   Это страдания, формула которых имела свою литургическую формулу «за веру, Царя и отечество». Эти три составляющие страданий благочестивых русских людей и христолюбивого воинства всегда рассматривались Церковью как благословенные, равные мученическому венцу. В этой тройной формуле звучали самые священные слова для сердца русского человека. Всероссийский Император это не выборный Президент страны, а Помазанник Божий, обладавший священной властью, врученной ему Богом в таинстве священного Коронования и Миропомазания. Об этом глубоко и пространно говорит выдающийся иерарх Всероссийской Православной Церкви свт. Филарет Московский. «Далее весь чин царского венчания святая Церковь как облаком духа облекает, как благоуханием священного кадила исполняет — обильною молитвою. Каждое восприемлемое царем знамение величества — порфиру, венец, скипетр, державу — она осеняет божественным именем Пресвятой Троицы. Чтобы усвоить царю более внутреннее, таинственное освящение, она священным помазанием полагает на нем печать дара Духа Святого. Наконец приближает его к самой трапезе Господней и на великий подвиг царствования укрепляет его божественною пищею Тела и Крови Господних. Представляя сие сколь священное, столь же и величественное зрелище, кто не помыслит с благоговением, как велико поистине значение православного царского величества! Оно осенено, объято, проникнуто освящением свыше. Да слышатся и здесь оные древние пророческие от лица Божия гласы: вознесох избранного от людей Моих; елеем святым помазах его; истина Моя и милость Моя с ним! (Пс., 88, 20. 21. 25[1].

 Политика и вера, благочестие в дореволюционной России были переплетены между собой неразрывными узами. И несмотря на секуляризацию России и превращения ее из теократического государства в светское из-за  глобальных реформ при императоре Петве Великом, равных по своему содержанию революции, Россия в 19 веке в Николаевскую эпоху вступило в период глубокого религиозного осмысления России, ее христианской миссии в мире. Православный Император в России был живым символом Православной Империи. Безусловно, что этот символ имел бы большее религиозное наполнение при Патриархе, который являлся важным символом «византийской симфонии». Патриарх как живой символ высшей духовной власти был уничтожен реформами императора Петра I, был выклеван из всероссийского государственного герба. Однако Всероссийский Император оставался единственным символом Православной Империи, играл роль «удерживающего» от мирового зла, от царства антихриста (см. комментарии свт. Феофана затворника на 2 Фессал. 2). Еще в прошлом столетии святитель Феофан Затворник предупреждал: «Коренные стихии жизни русской выражаются привычными словами: православие, самодержавие, народность (то есть Церковь, царь и царство). Вот что надобно сохранять! И когда изменяются сии начала, русский народ перестает быть русским. Он потеряет тогда священное трехцветное знамя».

 Нежелание сегодня это видеть и понимать, и осознавать, означает, что современное духовенство, народ мыслит однобоко и ущербно. Но эта ущербность мышления является порождением все той же Февральской революции, стремившейся сбросить «иго» богоустановленнной государственной власти. Но тогда невозможно говорить о полноценном возрождении русского народа. Только активное храмоздательство, хотя оно и является важной вехой процесса возрождения русского народа, но оно само по себе в отрыве от исторического целостного мышления русского человека-монархиста является ущербным.

 

Всероссийский император как символ Православной России был главной мишенью революций. И нежелание об этом говорить народу сегодня, в год 100-летия страшного Феральского и Октябрьского переворотов, является преступлением против Православной веры, русского народа, его благочестия и русской истории. Гонения на Русскую Церковь, а вернее сказать, на духовенство и русский народ, начались именно с тех, кто был верен Царю, кто в своем сердце сохранял не только память о близости ко двору, но и исповедовал свои монархические убеждения, верность данной на святом Евангелии священной присяге. Неужели мы вправе таким страдальцам отказывать в месте быть «в сонме Новомучеников и Исповедников Российских»? Тем не менее, еще совсем  недавно, Комиссия по канонизации  при Священном Синоде  категорически и автоматически отказывала в официальной канонизации таким представителям епископата, духовенства и мирян, видя в этом политический контекст. Но это можно не иначе назвать как вздором, или очередной изощренной формой богоборчества. Так, по этим т.н. "политчиеским мотивам", было  отказано в канонизации архиепископу Феодору (Поздеевскому), митрополиту Казанскому Кириллу и др. Однако же причиной мученических страданий, например последнего наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кронида (Любимова) было именно приверженность монархии, близость к Царской семье. Более того во время допроса архимандрит Кронид мужественно свидетельствовал, что не только он был по убеждением монархистом, но и «в таком мировоззрении воспитывал и братию Лавры». Для свмч. Кронида верность монархии не было политическим заявлением в секулярном современном понимании, а свидетельством своей верности принципам православной веры русского человека.

Безусловно, важно и то, что святейший патриарх Алексий  Ι (Симанский) расценивал Февральскую революцию как акт богоборчества, как бунт против «единственной законной, богоустановленной власти» за что, подчеркивал он, - «несомненно, последует наказание Божие». Эти слова им были написаны в письме своему духовному отцу митрополиту Новгородскому и Старорусскому Арсению (Стадницкому). То есть причина в массовых гонениях на Православную Церковь, на весь русский народ находилась именно в богоборчеком бунте против богоустановленной власти, массовой измене и широкомасштабном богоборчестве

 Сегодня также не следовало бы забывать, что Церковь в день Торжества Православия провозглашает «анафему» на тех, кто «поднимает бунт против Помазанника Божия». В VI в. Церковью была выработана форма анафемы, поражающей домогавшихся незаконно царского сана; в XI— XIV вв., в византийский период, анафеме предавались дерзнувшие на бунт против помазанников; позднее в России — изменники и самозванцы, совратители народа. Текст анафемы (II в чине торжества православия): «Помышляющим, яко православныя государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению, и при помазании дарования Святаго Духа к прохождению великого сего звания в них не изливаются, а тако дерзающим противу их на бунт и измену, анафема, трижды» (43, 30—31). А выше, по тексту доследования в Неделю православия, говорится: «Сия вера апостольская, сия вера отеческая, сия вера православная, сия вера вселенную утверди» (43, 25).

 В безумии революции 1917 года многие люди были и дезинформированы (см. воспоминания Редигера), многие подпадали под струю «революционного огневища», и лишь немногие сохраняли трезвенность, а еще немногие молились. Но если в те страшные революционные дни было сложно разобраться во всем, то теперь, когда имеется прекрасная возможность для беспристрастной оценки случившегося в 1917году, мы ее редко можем услышать. Но именно такие оценки, отнюдь не поверхностные, а основанные на знании истории и религиозной философии, в первую очередь должны давать наши пастыри и архипастыри. Но, увы, мы этого не слышим. И что в особенности печально, что роль страданий Государя Императора Николая Александровича и всей Августейшей Семьи чаще всего умалчивается, мученические страдания за русский народ и Россию сознательно оттеняются. И это несмотря на то, что даже в патриархийной редакции службы святым Царственным Страстотерпцам ясно говориться, что Царская Семья «пе́рвии, я́ко новому́ченицы,/ за Русь святу́ю от безбо́жных пострада́сте/ и о́браз испове́дничества и ре́вности по Бо́зе/ ве́рным лю́дем показа́сте.» (Великая вечерня, Слава на «Господи воззвах»)

Мы убеждены, что умалчивание о величии подвига последнего Всероссийского Императора и Его Августейшей Семьи является,  по крайней мере, серьезной, если даже не роковой, ошибкой. Но мера ответственности при таком замалчивании особенно возрастает, когда нам становятся известны оценки этого подвига святых и признанных богоспросвещенных старцев. Это оценки «не от ума, и  не с потолка», и не «проявление старческого маразма», а откровение Божие.

Старец протоиерей Николай (Гурьянов) говорил такие важные слова: «Россия никогда не возродится, если она не поймет, кем для нее был последний царь и что он для нее сделал».

А свт. Иоанн Сан-Францисский и Шанхайский, мироточивый говорил, что «возрождения России необходимо прославление Царской семьи и их глубокое почитание».

В своей книге «Происхождение закона о престолонаследии в России» святитель Иоанн Шанхайский утверждает, что «пренебрежение тем законом, который выработан собирателями Руси и осенен благословениями ее святых заступников и святителей, было причиной многих печальных последствий, а в дальнейшем будет источником новых потрясений и волнений, ибо русский народ во все эпохи стремился к своему законному царю, только под властью которого Русь всегда обретала успокоение и благоденствие».

Этих свидетельств достаточно, чтобы понять и осознать, что без подлинного почитания Царской Семьи никакого настоящего возрождения в России не может быть. А может бить только подложное, формально и искусственно имитированное возрождение, то есть возрождение камней, но е человеческих душ. Мы не считаем тему «почитания Царской Семьи», как некоторые из иерархов заявляют, тем вопросом, который вносит в общество разделение. Разделение в общество вносит сознательная ложь и потакание ей, стыд исповедовать правду.

Итак, для того, чтобы эту, можно сказать, роковую ошибку исправить и внести важные разъяснения, мы пришли к убеждению о необходимости выложить для просмотра документальную киноленту «Русская Голгофа». Несмотря на то, что этот кинофильм был снят еще до официальной канонизации Царской семьи, тем не менее, на наш взгляд, он до сих пор остается лучшим произведением отеческой кинематографии, раскрывающий смысл и подвиг Царской Семьи.

От редакции "Православного Апологета" 2017год

 

 


[1] Свт. Митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) «Христианское учение о царской власти и об обязанностях верноподданных.Глава четвертая Священное миропомазание и венчание царя»

ПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ

ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА

ПИРЕЙСКОГО, ФАЛИРСКОГО, ДРАПЕЦОНЫ И СВ. ИОАННА РЕНТИЙСКОГО

СЕРАФИМА

НА НЕДЕЛЮ ПРАВОСЛАВИЯ 2017

ΠΟΙΜΑΝΤΟΡΙΚΗ ΕΓΚΥΚΛΙΟΣ

ΣΕΒΑΣΜΙΩΤΑΤΟΥ ΜΗΤΡΟΠΟΛΙΤΟΥ

ΠΕΙΡΑΙΩΣ, ΦΑΛΗΡΟΥ, ΔΡΑΠΕΤΣΩΝΑΣ ΚΑΙ ΑΓ. ΙΩΑΝΝΟΥ ΡΕΝΤΗ 

Σ Ε Ρ Α Φ Ε Ι Μ

ΕΠΙ Τῌ   Κ Υ Ρ Ι Α Κ ῌ   ΤΗΣ   Ο Ρ Θ Ο Δ Ο Ξ Ι Α Σ   2 0 1 7

Αποτέλεσμα εικόνας για πειραιωσ σεραφειμ

Мои возлюбленные и милые чада,

Сегодня Первая Неделя Поста, в которую наша Церковь торжественно и светло празднует победу Православия, не только над еретиками, но над и древними и современными Иконоборцами, порицателей христиан, и над всякими древними и новыми ересями и еретиками.

Перед взором нашего ума возникают две различные и диаметрально противоположные величины – Православие и ересь. Что такое Православие и почему оно ведет человека ко спасению? Что такое ересь и почему она ведет человека в погибель? Этими двумя вопросами мы хотели бы озадачить вашу любовь в день нынешнего праздника. А посему мы вас призываем усилить ваше внимание, чтобы вы смогли принять соответствующие ответы.

Что такое Православие?

Единственный и исключительный путь для спасения людей – это Православие. Потому что Православие - это правая вера во Святую Троицу, в дело и учение Иисуса Христа, которые продолжаются в Его Теле, Святой Церкви. Православие – это Священное Писание и Священное Предание, то есть догматы, истины веры, священные каноны, Божественная Евхаристия (св. Николай Кавасила «Церковь обозначается в таинствах»), свобода во Христе, святость, свидетельство, благодеяние и правое делание (ἡ ὀρθοπραξία). Православие это не какое-то статическое состояние, но непрерывное течение жизни, святой огонь, который воспринимают новые поколения от предшествующих, передают его последующим, призывая их получить свет спасения. Православие это постоянный горящий светильник, непрерывно продолжающийся освященный лампадами путь, который в мире исторически начался с огненных языков Пятидесятницы,  достиг нас через Апостольское и Мучиническое преемство, и никогда не угаснет,  и он будет продолжаться до Второго Пришествия Христа.

Христос это единственно истинный свет. Не существует других светов для того, чтобы нас просветить, нет и иных имен, которые могли бы нас спасти. «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян 4, 12). Только во Христе имеется возможность для спасения. Православная Церковь это не просто истинная Церковь. Она единственная Церковь. Только в ней пребывает вера в Евангелие, в Святые Вселенские и Поместные Соборы и во святых Отцов, а, следовательно, только она является истинной Кафолической Церковью Христовой.

Итак, Православие нас ведет к истинному богопознанию и возрождению с помощью православного божественного крещения. Мы, Православные, принимаем Крещение в Православной Церкви, мы верим Православно, и мы является настоящими членами Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви, которой исключительно и только является Православная Церковь, то есть Тело Христово, которая имеет Главой Самого Богочеловека Господа нашего Иисуса Христа. С таинствам Святого Миропомазания мы принимаем Печать Дара Духа Святого, а в божественном Причащении Честного Тела и Крови Христа мы соединяемся с Ним и становимся членами Его Тела. Только в Церкви Христовой мы соединяемся с Истинным Богом и можем спастись по благодати и стать причастниками нетварной благодати божией, чтобы мы освящались, становились обоженными по благодати и были бы причастниками Рая и Царствия Небесного. В этом смысле Церковь является новым Раем, новым садом, новым виноградником, который насадил Бог в мире, чтобы он был уникальным местом, уникальной мастерской спасеия и обожения человека.

Однако же это уникальное дело спасения и обожения человека диавол и его орудия стремятся уничтожить, сея ереси. Сознание Церкви всегда понимало ересь и еретиков как средства, с помощью которых диавол пытается разделить Тело Христово, с той целью, чтобы дело спасения человека стало бы бездейственно.

Что такое ересь?

Свт. Василий Великий в своем 1 правиле дает следующее определение, что такое ересь и еретики: «Еретиками они называли совершенно отторгшихся, и в самой вере отчуждившихся». Прп. Никодим Святогорец изъясняет это определение следующим образом: «Еретиками называются те, отличие которых сразу и непосредственно относится к вере в Бога, то есть по вере и в догматах они отделяются от Православных и полностью являются отдаленными он нее».[3] Святые Отцы считают еретиков, которые упорствуют в своих ересях «нечистыми», «врагами Христа», «святотатцами и грешниками», «противниками (Христа), воюющими против Него и антихристами», «которых Господь в Евангелии называет неприятелями и врагами» [4], «мертвецами» [5]. Согласно Георгию Схоларию, еретиком является всякий, кто непосредственно или коварно заблуждается относительно какого-либо из положений Символа веры. Более того, еретиком является тот, кто искажает, пусть даже и в малом, что-то в правой вере. Свт. Тарасий говорит, что «погрешать кому-то в догматах, путь даже в малом или в большом, это одно и тоже, потому что из-за этих обоих погрешностей нарушается закон Божий». В завершении свт. Фотий Великий добавляет, что «если кто-то, пусть даже и в малом, уклоняется от веры, это равносильно совершать смертный грех»[7].

Ересь также расценивается как «заблуждение»(πλάνη) и «негодность, ничтожность»(φαυλότης), которая несет погибель [8], как «искажение» [9], , как «достойное сожаления заблуждение» [10], ,  в которое «впали еретики», как «позорное, нечестивое общение» [11]  и «корень свышнего рождения горечи, скорби», которая «в кафолической Церкви стала мерзостью, скверной, разделением между христианами» [12]. Ересь, «поскольку из-за нее прямо или косвенно происходит оставление Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия»,  то она совершает «скрытое идолопоклонство» [13], и является безбожием, а посему тот, кто ей следует, «должен быть прогнан вне как чуждый (правой вере) и должен быть удален из списка христиан»[14]. Первоверховный апостол Петр говорит о «пагубных ересях» [15]. Ересь называется и нечестием, поскольку она бесчестит и разрушает истину Божию, о которой свидетельствуется в Священном Писании. Награда и плата тем, которые воздают ей честь и которые им следует – тление, разрушение, которым они заражаются из-за удовольствий, наслаждений[16]. Ересь это величайший грех. Прп. Варсонофий Великий говорит, что ереси это догматы эллинов (идолопоклонников), тщетных людей, которые считают, что они являются некими глаголами, словесами злобных людей. Заблуждение породило ереси. Мы можем их узнать по их плодам, которыми являются: спесь, кичливость, презрение, надутость, гордость, беспечность, помешательство, искажение закона, а лучше сказать законоположения Божия. Это жилище демонов и начальных над демонами. Они не несут свет, а тьму. Они не избавляют от грязи, тины, но их лишь подпитывают. Это плевелы, которые посеял враг в удобренную землю. Это терния, которые проросли в проклятой Господом Богом земле[17].

Если нравственные грехи отделяют человека от Бога, то еще в большей мере ересь. Ересь это ложь и богохульство на воплотившегося Бога Слова, Богочеловека Иисуса Христа. Ересь возникает как духовное заблуждение и формулируется как идеология, которая противостоят Истине, нейтрализует возможность для святости, освящения и спасения.  Как болезнь поражает не только один больной орган

Это не весь организм. Точно также и ересь, поскольку она отравляет одного из членов Церкви, однако она вызывает боль во всем теле и его поражает. Итак, ереси, являются человеческим изобретением и делом дьявола, они вводят в заблуждение людей и ведут их к погибели, вводят в лагерь врагов Христа, то есть в преисподнюю вместе с демонами, потому что выставляют фальшивого, искаженного, изуродованного Христа.

Такая строгость в словах Господа, Апостолов и Святых Отцов по отношению к ересям, безусловно, не является юридически-правовым, не носит наказательный характер, но чисто педагогический и человеколюбивый. Он предвидеть, что есть необходимость для защиты членов Церкви, дабы они не совратились и не впали в ереси. Тем, которые оказались в ересях, либо по причине воспитания и рождения, либо из желания к ним примкнуть, Церковь несет весть, дабы они не успокаивались тем, что они могут, якобы спастись и там, как проповедуют многие православные богословы-экуменисты и клирики, которые доходят даже до того, что отговаривают инославных от обращения к Православной Церкви. Ересь является отделением от Бога и лишение спасения. Существует только одна мастерская спасения, Церковь. Не существует параллельных мастерских и иных мест, где кто-то может спастись.

По этой то причине, каждый раз, когда появляются страшные ереси, которые угрожают Телу Церкви, Святые Отцы трубят в трубы, поднимают благочестивый клир и народ, собирают и созывают Вселенские и Поместные соборы, а они осуждали еретические учения, формулировали с кристальной ясностью и четкостью догматы, анафематствовали и отлучали и ереси, и еретиков, что защищало и обезопасило паству, указывая на «злостных волков». Таким способом были отрезаны от Тела Церкви и еретическое учение и те, которые его выдвигали. Церковь с помощью великих и просвещенных Святых Отцов оградила и очертила Православную веру через решения Поместных и Вселенских соборов о конкретных, несомненных учениях, но и при согласии Отцов по общим вопросам веры. Мы оказываемся более чем защищеными, когда следуем Святым Отцам и не изменяем границ, которые они установили. «Во всем последуя святым отцам» и «не изменяем границ, которые установили наши Отцы» составляют твердую линию пути и клапан безопасности Православной веры и жизни. Таким образом, абсолютно оправданной является борьба Святых Отцов за Православие и против ересей и еретиков, ибо она является гарантией для спасения людей.

Вполне естественно, что Православные вместе со Святыми Отцами и Святыми Соборами, отвергают и анафематствуют все ереси и еретиков, которые появлялись и появляются на исторической арене в жизни Церкви вплоть и до нашего времени. ЭТО - Арианство, вместе с его остатками Иеговизмом и Хилиазмом, Духоборчеством, Несторианством, крайним и умеренным Монофизитством,Монофелитством, Моноэнергизмом, Иконоборчеством, Антиисихазмом, Папизмом, Протестантизмом с его многочисленными ответвлениями и всеересью межхристианского и межрелигиозного Экуменизма с его различными принципами и теориями.

Движимая сатаной и зловонная всересь Экуменизма усыновляет и узаконивает все ереси в качестве «церквей» и уничтожает уникальность, исключительность Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви и догмат о ней. Более того, им вводится и навязывается учение и новый догмат о Церкви, новая экклесиология, согласно которой всякая ересь, и Православная Церковь также, не имеет право заявлять о своем исключительном характере, своей кафоличности, и как об истинной Церкви. Каждая ересь, даже и Православная Церковь, это всего-лишь одна часть этой новой «церкви»  Экуменизма, а не вся Церковь. Все ереси вместе, и Православная Церковь вместе с ними, составляют новую экуменическую Церковь.

Из-за Экуменизма ниспадают все границы, которые установили Святые Отцы. Более не существует обозначенной границы между ересью и Церковью, между истиной и заблуждением. Ереси являются «церквами», а теперь они считаются как «церкви-сестры», которым вместе с Православной Церковью Бог вверил попечение о спасении людей. В рамах Экуменизма учат, что в ересях существует благодать Всесвятого Духа, поэтому и их крещение, как впрочем,  и все остальные таинства являются действительными. Экуменисты ошибочно утверждают, что те, которые получили крещение, в какой бы то ни было ереси, и если к ним принадлежат, они являются членами Тела Христова, новой экуменической «церкви», и что решения и анафемы Соборов не имеют силы, а, следовательно, необходимо переписать литургические книги. Участие и нахождение под одной крышей Православной Церкви с еретическими протестантскими ответвлениями и еретиками Монофизитами-Антихалкидонитами во Всемирном Совете Церквей-ересей, пусть даже и ради некоего отпора и противостояния по социальным вопросам, по сути уравнивает, умаляет и унижает наше православное церковное сознание, потому что тем самым рассеивается догмат о Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви и догмат о «едином Господе, единой вере, едином крещении» [18]. И, одновременно, еретикам предоставляется некое алиби, чтобы они упорствовали в своих страшных заблуждениях.

По сути, все Соборы Церкви осудили и анафематствовали ереси и еретиков.[19]. И, следовательно, мы не можем говорить о, якобы, существовании «инославных Церквей», потому что это неприемлемо и вносило бы противоречие, Ибо, если мы говорим об инославии, то оно не может быть Церковью, исходя из богословского смысла этого термина. Определение о Церкви нам дается Самим Ее Устроителем Господом, Его неложными устами, небоявленным божественным Павлом, который в своем послании к Ефесянам нам раскрывает следующее: «…и поставил Его (Христа)выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем»[20]. Следовательно, существование инославной Церкви невозможно, как невозможно существование инославного Христа. Безумием является иметь истину и одновременно веру, которая, как говорит уста апостола Павла, свт. Иоанн Златоуст, нам преподает, что «во аде нет покаяния», комментируя притчу о богаче и Лазаре, и при этом существует некое иное тело Христа с той же главой, которая учит в точности совершенно иному, как лжецерковь Римо-Католиков. Она безбожно и нечестиво учит о, якобы, существовании чистилищного огня и, якобы, возможности очищения во аде. В связи с этим и святейшая Элладская Церковь, как это было провозглашено в тексте недавнего документа «ΠΡΟΣ ΤΟ ΛΑΟ» (К народу), отвергает всякое наименование ересей как Церквей.

Мои возлюбленные и милые чада,

Перед лицом появление столь важной опасности ересей, давайте проявим заботу о том, чтобы нам не запачкаться и оскверниться от ересей папизма, Протестантизма, Монофизитства и Экуменизма, избегая всякого стремления, планирования и молитвенного церковного общения. Давайте пробудимся от нашего неведения и безразличия. Не станем жить прикованными к материальным благам, к деньгам, к строениям, плоти и жизненным попечениям и  борьбе. Давайте сохраним нашу веру, Православие, а не утратим и не потеряем вместе с нашим временным отечеством и вечность, наше истинное отечество, Царство Небесное. И в завершении, давайте приклоним колени и помолимся Христу , дабы Он попрал всякие фокусы, усмирил восстание ересей и чтобы Он возвратил всех впавших в заблуждения и еретиков к святой Его Церкви, потому что только в ней происходит истинное единство и осуществляются слова Его Первосвященнической молитва о всех Его учениках «да будут едины, как Мы едино» (Ин.17, 22).

Многая лета и доброго пути во Святой и Великой Четыредесятнице!

 

С отеческими молитвами

Митрополит Пирейский

+ Серафим

http://orthodox-voice.blogspot.ru/2017/02/2-0-1-7.html

© перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет»2017год.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

СНОСКИ

[1] Πράξ. 4, 14.

[2] ΑΓΙΟΣ ΝΙΚΟΔΗΜΟΣ ΑΓΙΟΡΕΙΤΗΣ, Πηδάλιον, ΙΓ΄ Κανών τῆς ΑΒ΄ Συνόδου, ἐκδ. Β. Ρηγόπουλος, Θεσ/κη 2003, σ. 357.

[3] Ὅ. π., σσ.  587-590.

[4] Ὁ. π., Κανών Καρχηδόνος, σ. 368.

[5] Ὁ. π., Ἁγίου Ἀθανασίου λθ΄ ἑορταστική ἐπιστολή, σ. 583. 

[6] Ὁ. π., Α΄ Κανών τῆς ΣΤ΄, σ. 217.

[7] Ὁ. π., σσ. 587-588.

[8] Ὁ. π., νζ΄ Καρθαγένης, σ. 491.

[9] Ὁ. π., Κανών Καρχηδόνος, σσ. 368-369.

[10] Ὁ. π., ξστ΄ Καρθαγένης, σσ. 495-496.

[11] Ὁ. π., ξθ΄ Καρθαγένης, σ. 498.

[12] Ὅ., π., ιστ΄ Ζ΄Οἰκ. Συν., σ. 335.

[13] Ὅ. π., λε΄ Λαοδικείας., σ. 433.

[14] Ὅ. π., α΄ ΣΤ΄Οἰκ. Συν., σ. 218.

[15] Β΄ Πέτρ. 2, 1.

[16] Τοῦ ἰδίου, Ἑρμηνεία εἰς τάς ἑπτά καθολικάς ἐπιστολάς τῶν Ἁγίων Ἀποστόλων Ἰακώβου, Πέτρου, Ἰωάννου καί Ἰούδα, ἐκδ. Ὀρθόδοξος Κυψέλη, Θεσσαλονίκη 1986, σ. 392.

[17] Τοῦ ἰδίου, Βίβλος Βαρσανουφίου καί Ἰωάννου, ἐκδ. Β. Ρηγόπουλος, Θεσσαλονίκη 1997, σσ. 283-284.

[18] Ἐφ. 4, 5.

[19] Ὅ.π., παράγραφος 6

[20] Ἐφ.  1, 17-23

Ильин И.А. Русская революция была катастрофой

От редакции "Православного Апологета": Публикацией двух ключевых статей известного русского философа И. Ильина о сути Революции 1917года, мы преследовали две цели: 1) показать антирусский характер революции 1917года, 2) ее прозападную ориентацию, 3) стремление создать новый тип т.н. советского человека,оторванного от российской культуры, а посути своей являющимся преступником, 4) ложность выводов и мнений некоторых современных историков об Октябрьской революции 1917года как исторически полодительном и важном мировом событии, приведшем не к деградации русского народа, а превращении СССР в мощную мировую силу.

В дополнение к нами сказанному и в подтверждение ложности диферамбом в адрес рефолюциии 1917года мы предлагаем и 2 кинофильма, которые на основании подлинных исторических материалов доказывают разрушительность для России и всего русского народа обеих Революций 1917г.

Петь диферамбы Революции 1917 года и считать ее причиной появления мощной мировой державы СССР, победы СССР в Отечественной войне 1941-45г., видеть необходимость в праздновании рефолюции как некоего важного Национального праздника - все это свидетельства не только исторической безграмотности, примитивности мышления, но и опасный идеологический прием, который уводит наш народ от главного - беспристрастной оценки по-истине трагического события прежде всего в Отечественной истории, для русского народа, возможности увидеть свои ошибки в те переломные исторические события и их не допустить более. именно об этом было столь ясно сказано святейшим патриархом Кириллом: "«Речь идет не о том, чтобы праздновать столетие трагедии, а о том, чтобы отмечать эту дату сознательно, сопровождая очень глубокими размышлениями и искренними молитвами, с тем чтобы ошибки, совершенные сто лет назад, научили наши народы не допускать подобных ошибок на нынешнем этапе развития». Мы убеждены, что 2017год должен быть для нас прежде всего годом глубокого покаяния, а не празднования "ложного юбилея". Празднование "реаволюционного юбилея" - это свидетельство духовной слепоты, неспособности откровенно и честно с горечью и печалью дать оценку тому событию, которое привело к национальной катастрофе. 

 

 

РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ БЫЛА КАТАСТРОФОЙ.

I.

После всего, что произошло с Россией за последние 32 года (1917-1949), нужно быть совсем слепым или неправдивым, чтобы отрицать катастрофический характер происшедшего. Революция есть катастрофа в истории России, величайшее государственно-политическое и национально-духовное крушение, по сравнению с которым Смута бледнеет и меркнет.

Смута была брожением; народ перебродил и опомнился. Революция использовала новую смуту и брожение и не дала народу ни опомниться, ни восстановить свое органическое развитие.

Смута была хаотическим бунтом и дезорганизованным разбоем.

101

 

 

Революция оседлала бунт и государственно организовала всеобщее ограбление.

Смуту никто не замышлял: она была эксцессом отчаяния, всенародным грехопадением и социальным распадом. Революция готовилась планомерно, в течение десятилетий; в известных слоях интеллигенции она стала традицией, передававшейся из поколения в поколение; с 1917 года она стала систематически проводиться по заветам Шигалева и чудовищным образом закрепляться: она ломала русскому человеку и народу его нравственный и государственный «костяк» и нарочно неверно и уродливо сращивала переломы.

Смута длилась 9 лет (1604 – появление самозванца, 1616 – избрание на царство Михаила Федоровича). Революция тянется уже 32 года, и конца ей не видно. Подрастают новые поколения, живущие в России, но не знающие ни ее истории, ни ее священных традиций, ни ее международного положения.

Смута разразилась в сравнительно первобытной России, расшатанной и оскудевшей от террора Иоанна Грозного. Революция была подготовлена и произведена в России, которая культурно цвела, хозяйственно богатела и прогрессивно реформировалась. Россия начала 20 века имела две опасности: войну и революцию. Войну ей сознательно навязала Германия, чтобы остановить ее рост; революцию в ней сознательно раздули революционные партии, чтобы захватить в ней власть.

После смуты Россия была разорена (засевалась всего одна двадцать третья часть прежней площади), но она сохранила свой национальный лик. Революция разоряет и вымаривает ее систематически и стимулирует ее мнимое «богатение»; она исказила ее национальный лик, отменила даже ее имя и превратила ее в мировую язву, грозящую всем народам.

Поэтому русская революция есть величайшая катастрофа – не только в истории России, но и в истории всего человечества, которое теперь слишком поздно начинает понимать, что советский коммунизм имеет европейское происхождение и что он теперь ломится назад, – на свою «родину». Ибо он готовился в Европе сто лет в качестве социальной реакции на мировой капитализм; он был задуман европейскими социалистами и атеистами и осуществлен международным сообществом людей, сознательно политизировавших уголовщину и криминализировавших государственное правление. В мире встал аморальный властолюбец, сделавший науку и государственность орудием всеобщего ограбления и порабощения, – жестокий и безбожный, величайший лжец и пошляк мировой истории, научившийся у европейцев клясться именем «пролетариата» и оправдывать своими целями самые гнусные средства.

Итак, русская революция подготовлялась на протяжении десятилетий (с семидесятых годов) – людьми сильной воли, но скудного политического разумения и доктринерской близорукости. Эти люди, по слову Достоевского, ничего не понимали в России, не видели ее своеобразия и ее национальных задач. Они решили политически изнасиловать ее по схемам Западной Европы, «идеями» которой они как голодные дети объелись и подавились. Они не знали своего отечества;

102

 

 

и это незнание стало для русских западников гибельной традицией со времен главного поносителя России – католика Чаадаева…

Русские революционеры не понимали величайших государственных трудностей, создаваемых русским пространством, русским климатом и ничтожной плотностью русского населения. Они совершенно не разумели того, что русский народ является носителем порядка, христианства, культуры и государственности среди своих многонациональных и многоязычных сограждан. Они не желали считаться с суровостью русского исторического бремени (на три года жизни – два года оборонительной войны!) и хотели только использовать для своих целей накопившиеся в народе утомление, горечь и протест. Они не понимали того, что государственность строится и держится живым народным правосознанием и что русское национальное правосознание держится на двух основах – на Православии и на вере в Царя. Как «просвещенные» неверы, они совершенно не видели драгоценного своеобразия русского Православия, не понимали его мирового смысла и его творческого значения для всей русской культуры. Они не видели тех опасностей, которые заложены для России – в неуравновешенности русского темперамента, в незрелости русского добродушного, по-детски увлекающегося и шаткого характера и в его многосотлетней непривычке активно и ответственно строить свое государство. Они не понимали, что западные демократии держатся на многочисленном и организованном «среднем сословии» и на собственническом крестьянстве и что в России нет еще ни того, ни другого.

Они видели только сравнительную бедность и нравственную удобособлазнимость русского народа – и десятилетиями демагогировали его. И никому из них и в голову не приходило, что народ, не привыкший к политической свободе, не поймет ее и не оценит; что он злоупотребит ею для дезертирства, грабежа и резни, а потом продаст ее тиранам за личный и классовый прибыток… Подпиливали столбы и воображали себя титанами Атлантами, способными принять государственное здание на свои плечи. Закладывали динамит и воображали, что удастся снести одну крышу, которая немедленно сама вырастет вновь из «нерухнувшего» здания. Сеяли ветер на все четыре стороны и, пожиная бурю, удивлялись, что их парусную лодчонку опрокинуло волною…

На этой политической близорукости, на этом доктринерстве, на этой безответственности – была построена вся программа и тактика русских революционных партий. Они наивно и глупо верили в политический произвол и не видели иррациональной органичности русской истории и жизни. И слишком поздно поняли свои ошибки. Благороднейшие из них признали свои недоразумения и промахи уже в эмиграции (Плеханов, Церетели, Фундаминский), тогда как другие и доселе восхищаются своим «февральским» безумием…

103

 

 

49.

РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ БЫЛА КАТАСТРОФОЙ.

II.

Она была безумием и притом разрушительным безумием. Достаточно установить, что она сделала с русской религиозностью всех исповеданий, в особенности с православной церковью; что она учинила с русским образованием, в особенности с высшим и средним образованием, с русским искусством, с русским правом и правосознанием, с русской семьею, с чувством чести и собственного достоинства, с русской добротой и патриотизмом…

Она была безумием со стороны самих умеренно-революционных и полуреволюционных партий, кои вскоре были уничтожены со всеми их планами, программами, кадрами, газетами и традициями.

Но она же обнаружила и безумную беспечность и близорукость правых – охранительных партий, которые не имели ни творческих идей, ни социальных программ, ни верных кадров в стране. Их хватило только на то, чтобы затруднить великую реформу Столыпина… А «крайне правые» только и умели обманно уверять Государя в «многомиллионноести» своего «союза» и в его «верноподданничестве», с тем, чтобы в грозный час опасности предать Царя и его семью на арест, увоз и убиение…

Революция была безумием и для русского крестьянства. Русское крестьянство стояло перед исполнением всех своих желаний; оно нуждалось только в лояльности и терпении. Равноправие и полноправие давалось ему от Государственной Думы (законопроект, выработанный В. А. Маклаковым). Земля переходила в его руки столь стремительно, что по подсчету экономистов к 1932 году в России не осталось бы ни одного помещика: все было бы продано и куплено по закону и нотариально закреплено. Земля отдавалась ему в частную собственность (реформа П. А. Столыпина, 1906). К началу этой реформы Россия насчитывала 12 миллионов крестьянских дворов. Из них 4 миллиона дворов уже владело землею на праве частной собственности, а 8 миллионов числилось в общинном владении. За 10 лет (1906-1916) на выдел из общины записалось 6 миллионов дворов из восьми. Реформа шла полным ходом в связи с прекрасно организованным переселением; она была бы закончена к 1924 году. Но революционные партии позвали к «черному переделу», осуществление которого было сущим безумием, ибо только «тело земли» переходило к захватчикам, а «право на землю» становилось спорным, шатким, непрочным и прекарным (т. е. срочным до востребования); оно обеспечивалось лишь обманно – будущими экспроприаторами, коммунистами. Итак, историческая эволюция давала крестьянам землю, право на нее, мирный порядок, культуру хозяйства и духа, свободу и богатство; революция лишила их всего. Подготовительный нажим большевиков начался немедленно вслед за «черным переделом» и длился 12 лет. Вслед за тем (1929-1935) коммунисты приступили к коллективизации и, погубив казнями и ссылками не менее 600000 дворов и семей, ограбили и пролетаризировали крестьян и ввели государственное крепостное право.

104

 

 

Революция была безумием и для русского промышленного пролетариата. Война 1914-1917 гг. поставила его непосредственно перед легализацией свободных рабочих союзов. Революция дала ему – гибель его лучших технически обученных кадров; долгие годы безработицы, голода и холода; порабощение в тоталитарных тред-юнионах; снижение уровня жизни на целые поколения; падение реальной зарплаты; государственную «потогонную систему» (стахановщина); систему взаимного политического сыска, доносительства и концлагеря.

Революция была проявлением безумия и со стороны русского промышленно-торгового класса, который в лице Саввы Морозова, Ивана Сытина и других финансировал революционеров до тех пор, пока не был истреблен ими. А когда гибель стояла уже у порога, этот же самый класс не захотел или не сумел своевременно изыскать средства для борьбы с большевиками. Во время гражданской войны на юге, когда города переходили из рук в руки, – промышленники по уходе белых считали свои «убытки» и «протори» и роптали, а по уходе красных – подсчитывали свои «остатки» и благодарили судьбу за спасение.

Но наибольшим безумием революции была для русской интеллигенции, уверовавшей в пригодность и даже спасительность западноевропейских государственных форм для России и не сумевшей выдвинуть и провести необходимую новую русскую форму участия народа в осуществлении государственной власти. Русские интеллигенты мыслили «отвлеченно», формально, уравнительно: идеализировали чужое, не понимая его; «мечтали» вместо того, чтобы изучать жизнь и характер своего народа, наблюдать трезво и держаться за реальное; предавались политическому и хозяйственному «максимализму», требуя во всем немедленно наилучшего и наибольшего; и все хотели политически сравняться с Европой или прямо превзойти ее.

И теперь еще люди этого сентиментально-мечтательного поколения покидают земную жизнь, не передумав и вменяя себе это самодовольное упрямство в заслугу «стойкости» и «верности»… Они так и не поймут, что глупо глотать все лекарства, полезные другим; что пальмы и баобабы не всюду растут на воле; что страусы не могли жить в тундре; что республика и федерация требуют особого правосознания, которого многие народы не имеют и коего нет и в России. Не поймут, что народы, веками проходившие через культуру римского права, средневекового города, цеха и через школу римско-католического террора (инквизиция! религиозные войны! крестовые походы против еретиков! грозная исповедальня!), – нам не указ и не образец… Ибо мы, волею судьбы, проходили совсем другую школу – сурового климата, татарского ига, вечных оборонительных войн и сословно-крепостного строя. Что «немцу здорово», то русского может погубить…

Так безумие русской революции возникло не просто из военных неудач и брожения, но из отсутствия политического опыта, чувства реальности, чувства меры, патриотизма и чувства чести у народных масс и у революционеров. Люди утратили органическую национальную традицию и социально-политическое трезвение. В труднейший час исторической войны, когда монарх и указанный им наследник двукратным отречением погасили в народе присягу на вер-

105

 

 

ность, – все это вызвало развал правосознания, безумную толкотню и давку из-за эфемерного полно-равно-правия и столь же мнимого обогащения захватом. Все это брожение возникло отнюдь не из «нищеты», «гнета» или «разрухи». Брожение шло от нежелания отстаивать Россию и держать фронт и от жажды революционного грабежа. По прозорливому слову Достоевского, русский простой народ понял революционные призывы (Приказ № 1) и освобождение от присяги – как данное ему «право на бесчестие» и поспешил бесчестно развалить фронт, удовлетвориться «похабным миром» и приступить к бесчестному имущественному переделу. Это бесчестье выдвинуло наверх демагогов-интернационалистов.

Русские летописи пишут о Смуте, что она была послана нам за грехи, – «безумного молчания нашего ради», т. е. за отсутствие гражданского мужества, за малодушное «хоронячество» и непротивление злодеям. Несомненно, что эти слабости и недостатки сыграли свою роль и в нынешней революции. Но были и иные грехи, важнейшие: утрата русских органических и священных традиций, шаткость нравственного характера, безмерное политическое дерзание и отсутствие творческих идей.

Подкатегории



Подписка на новости

Последние обновления

События