Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Всеобщая история

Другое “Сим победиши”

Все мы со школьных лет знаем историю Константина Великого и его Божественный знак – явление Креста и фразу “Сим победиши”. Однако история доносит до нас и другой подобный случай из той же эпохи. И, хотя мы не знаем о нем, он не менее интересен.

img1_2-εν-τούτω-νίκα

 

Прежде чем рассказать об этом, считаем нужным освежить в памяти наши исторические знания о том времени. В конце III века император Диоклетиан (284-305) реорганизовал систему управления римским государством. Он назначил соправителем Максимиана (286 год) и вверил ему западную часть империи. Официальным титулом их обоих был “август”. Затем два августа назначили двух преемников, носящих титул кесарей. Эта система управления называлась тетрархией. Тетрархия рассматриваемой нами эпохи выглядела таким образом: на Западе правили Максенций (Италия) и Константин, впоследствии Великий, (остальная часть Запада империи). На Востоке, в Восточной Европе, властвовал Лициний, в то время как в остальной части Востока – Максимин.

В период тетрархии развернулись величайшие и наиболее жестокие гонения на христиан, и завершились решающие изменения, приведшие к победе христианства.

В 312 году на Мульвийском мосту в Риме состоялась известная битва между Максенцием и Константином, который в итоге одержал победу. С этой битвой и связано Божественное знамение, о котором мы уже упоминали. В следующем году случился конфликт между Лицинием и Максимином, в результате которого второй потерпел поражение. В этом столкновении и произошел случай, которому посвящено наше повествование.

Начнем с небольшой исторической ретроспективы. Лициний после победы Константина в Риме отправился в Милан, чтобы заключить с ним обоюдный мирный договор. Здесь он женился на сестре Константина. Максимин, воспользовавшись отъездом Лициния с Востока, собрал армию, намереваясь захватить Византию. Узнав об этом, Лициний поспешил вернуться. Он добрался до Адрианополя и попытался скорее сформировать армию. Его личная армия была далеко. С помощью созданного им военного формирования он надеялся лишь задержать силы противника, пока не подоспеет его регулярная армия.

Войска противников собрались друг напротив друга. Битва должна была начаться в ближайшие дни. Максимин принес жертву Зевсу, пообещав, что в случае победы сотрет с лица земли всех христиан. Лициний, который также являлся язычником, был очень озадачен. Когда же ночью, он, наконец, заснул, Ангел Господень разбудил его и посоветовал подготовить армию к молитве Всевышнему Богу.

Ангел продиктовал ему и молитву, сказав также, что если Лициний образумится, Бог обещает ему победу.

Проснувшись и придя в себя, Лициний позвал своего тайного секретаря и сказал ему молитву, услышанную от Ангела. Она звучала так: “Всевышний Боже, мы молимся Тебе! Святой Боже, просим Тебя! Взываем ко всей Твоей справедливости, ко всему Твоему милосердию, всем царством умоляем Тебя! Благодаря Тебе, мы живем. С Твоей помощью мы станем счастливыми победителями. Всевышний Боже, Святой Боже, услышь наше прошение. Наше войско доверяется Тебе. Внемли нам, Святой, Всевышний Боже”. Затем Лициний отдал приказ переписать молитву и раздать всем офицерам армии.

Этот Божественный знак воодушевил все войско. Все уверовали, что победа была обещана Богом. Через два дня, 1 мая, Лициний выстроил свою армию для сражения. Воины Максимина также выстроились в боевой порядок. Число их доходило до семидесяти тысяч, в то время как у Лициния было лишь тридцать тысяч солдат.

По приказу офицеров воины Лициния сложили свои щиты и сняли шлемы. Следующий приказ велел им воздеть руки к небу и начать вместе произносить слова молитвы. Гул молящихся солдат был слышен издалека. Они повторили эту молитву дважды. Сердце их наполнилось отвагой. Они вновь надели шлемы и подняли щиты.

Войска Лициния получили приказ идти на врага. Между тем Максимин возглавил войско и стал приближаться к противнику. Громким голосом он обещал нападавшим дары и другие блага, если они покинут поле битвы. Но никто не ответил на его призывы. Напротив, они стали наступать еще сильнее. Войско Максимина беспорядочно отступало. Вскоре противостояние завершилось. Армии Максимина был нанесен огромный урон. Сам он снял свою одежду и переоделся рабом, чтобы спастись. Последовало беспорядочное бегство.

Самое печальное в этом великом событии – это то, что Лициний не усвоил очевидный урок, преподанный ему Всевышним Богом, поскольку впоследствии он продолжил гонения на христиан. Десять лет спустя Константин Великий и Лициний встретились на поле битвы в качестве противников. В этом противостоянии победило христианство.

 

 Илиас А. Вулгаракис «Будничные истории византийских святых и грешников»    

(Ηλίας Α. Βουλγαράκης, «Καθημερινές ιστορίες Αγίων και αμαρτωλών στο Βυζάντιο», εκδ. Μαΐστρος, σ. 17-20).

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Об историчности (исторической подлинности) видения (Сим победиши) императора Константина Великого

Περί της ιστορικότητος του οράματος (Εν Τούτω νίκα) του Μεγάλου Κωνσταντίνου

 

Константин Карацафис

Κωνσταντίνος Καραστάθης

Покойный профессор П.Трембелас пишет: «Чудо происходит из-за сверхъестественной причины, но с тех пор, как это произошло, оно стало историческим событием и принадлежит истории.

Ибо чудо совершается на месте и во времени, как и все исторические события, и оно совершается в присутствии свидетелей, свидетельства которых записаны в самой истории. Лейбниц (System theol, init) справедливо замечает, что «поскольку чудеса предшествующих эпох совершались и о них сообщают, между прочим, многие свидетели, которые мы обычно используем для подтверждения истинности прошлых событий, то мы должны им верить, словно они произошли в наши дни. "1 Видения достаточно редко упоминаются в церковной истории. *

Видения удостаивались видеть пророки Иезекииль, Исаия и Даниил, апостолы Петр и Павел, великий Антоний, Великий Василий, святой Григорий Палама, святой Иоанн Кронштадтский, святой Нифонт, святой Мина и многие другие Святые. Ньюман вспоминает о божественных знамениях, упомянутых в Библии, которые предшествовали разрушению Вавилона и Иерусалима, первый с начертанными на стене  знаками в зале во время пира (Валтасара), а второе с предзнаменованиями с небес. (Ричардсон,., Раздел 4. Prolegomena on Eus., Section 4. Appearance of the Cross in the sky to Constantine. Явление Креста в небе Константину).

Но что такое историчность?

«Историзм - это а) особенность события, которое должно быть частью или играть важную роль в формировании истории, и (б) быть фактом, который должен быть подтвержден источниками (словарь Babiniotis).

Хотя, согласно приведенному выше определению, видение императора Константина сыграло важную роль в формировании истории и, таким образом, имеет историческое значение. Мы же, недостаточно осведомленные в освещении данного факта истории с точки зрения части определения, также искали свидетельства авторитетных источников, потому что атеисты рационалисты Запада, как этому их учили язычники, решительно ставят под сомнение видение   императору Константину или объясняют его как якобы политический маневр императора, чтобы привлечь христиан или говорить о случайном образовании облаков, или о «игры солнца», или «гало» у луны, или же о положении звезд (при дневном свете), или о ярких солнечных кольцах и т.д.

Свидетельства таковы:

а) Епископ Кесарийский Евсевий Памфил, друг Константина, который после смерти своего императора написал свою книгу « Жизнь блаженного василевса Константина (Εις  Βίον μακαρίου Κωνσταντίνου του Βασιλέως)», утверждает, что Константин сам подтвердил о случившемся ему после обеда видении. Тот же историк сообщает, что видение было замечено армией Константина. Он также предоставляет многие и соответствующие сведения о видении и отмечает, что весть «сим победиши - εν τούτω νίκα» было на греческом языке. Он также говорит нам, что Бог часто требовал, чтобы Константин видел божественные знамения, которые давали ему предвозвестие относительно того, что должно произойти. (книга 1, гл. 28 О том, как во время молитвы он удостоился видения от Бога, то есть среди дня  увидел на небе крест из света с надписью, повелевавшую сим побеждать, гл. 29 О том как во сне явился ему Христос и повелел в войне с врагами иметь знамя, изображающее крест).

28. «Но нас с клятвой уверял в этом сам победоносный василевс, когда спустя долго после того, мы писали данное сочинение и удостоились его знакомства и беседы; посему кто станет сомневаться в истине сего сказанного, тем более, что и последующее время было свидетелем его истины? «Однажды в, в полуденные часы дня, когда солнце уже начало склоняться к западу», - говорил василевс, - «я собственными очами видел составившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста, с надписью: «сим побеждай» (τούτω νίκα). Это зрелище было ужасом как его самого, так и все войско, которое, само не зная куда, следовало за ним и продолжало созерцать явившееся чудо».[1]

Лактанций, христианский оратор, который, будучи учителем Криспа, первого сына Константина, имел тесные связи с дворцом, утверждает, что «Константин был предупрежден во сне, чтобы высечь небесное Божественное (caeleste signum dei ) знамение на начертать на щитах своих солдат и т. д. и вступить в битву ». 5. Что такое« небесное знамение », если не видение Константина?

В одной из сохранившихся «выдержек» из Церковной истории Филосторгия[2], в которой говорится о мученической смерти святого Артемия и которое было сохранено Иоанном Монахом, то есть святым Иоанном Дамаскиным в его книге «Мученичество святого Артемия» ( passio Sancti Artemii), святой Артемий, который незадолго до своего мученичества, сказал императору Юлиану  о Великом Константине: «Он (Константин) поклонился Христу, призывающего его с неба, когда тот готовился к тяжелой битвой с Максенцием, явившему ему знамение креста в полдень, которое сияло паче солнца, и на том кресте звездами были изображены римскими буквами предвозвещение о победе в той войне. М ы же быв на войне видели это знамение, и прочитали написанное на нем. Но и все войско это видело. И многие свидетели этого и. Разузнай если ты хочешь.з этого войска еще живы»6.

Поэт Оптаниан (современник Константина) в своей речи в честь М. Константина в 326 году в Vicenalia также называет видение креста caeleste signum «небесным знамением».7

Назарий, оратор и современник императора Константина, в речи в честь присутствовавшего императора Константина говорит о некоем неопределенном предзнаменовании, которое преисполнило воинов Константина страха и беспокойства, но оно дало им дерзновение в борьбе: «Какой Бог, какое божественное явление исполнило тебя мужества, так что когда все твои товарищи по оружию и командиры исполнились не только таинственным , но разве невзирая на советы людей, невзирая на предупреждения священников, разве ты не поступил в соответствии со своим мнением, дабы настало время для предания (врага)?8

Святой Григорий Назианзин (329–390 гг. Н.э.) в своем «Втором обличительном слове против Юлиана отступника» явным образом прославляет видение Константина Великого. Он анализирует события, которые имели место при Юлиане. Император Отступник, вероятно для того, чтобы удовлетворить просьбам евреев, его соратникам в борьбе против христиан, дал повеление вновь отстроить Храм Соломона. Едва начались раскопки фундамента начались, как пламя внезапно охватило раскопанные фундаменты Храма, где другие рабочие суетились, а другие кричали, в конце концов был положен конец всем работам. Святой Григорий говорит о чуде и сразу же говорит о другом чуде, «еще же удивительнее и очевиднее для всех был свет на небе, изображавший крест. Сие начертание и имя, которое прежде презираемо было на земле безбожными, делается для всех равно видимым на небе, и служит знамением Божией победы над нечестивыми, предпочтительно пред всяким другим победным знамением». 9

События, которые произошли с Храмом относятся к 361г. Теперь возникает вопрос: упоминает ли Святой Григорий своим слушателям о видении светящегося Креста, которой в видении видел император Константин, о чем все слышали по более ранним рассказам, либо же он повествует о явлении светящего Креста, который видели на небе жители Иерусалима спустя некоторое время (в 346 году)?

Но Крест стал «знамением Божией победы над нечестивыми, предпочтительнее пред всеми другими» в битве при Мульвийском мосте и в последующих войнах Константина. Итак, Великий Святитель, намекает на видение императора Константина. И эта информация имеет особое значение для исследования, потому что Григорий был одним из ближайших по времени писателей к императору Константину, уже после Лактанция, Евсевия, Оптатиана и Назария и современником Юлиана.

Что же касается событий, которые относятся к попытке восстановить храм Соломона, то об этом в своих книгах говорят и свт. Иоанн Златоуст, Феодорит, Филосторгий, еврейский раввин Гедалий и друг Юлиана Отступника Аммиан Марцеллин (332-400). Рационалисты, однако же, приписывают пламя раскопанного места газам из Земли.

Продолжение следует….

Сноски:

1. Π. Τρεμπέλα, «Τα θαύματα, εν Αλεξανδρεία», 1917, «Ιησούς ο από Ναζαρέτ, σελ. 193-221).

2. Ευσ’. Β. Κ. Λόγ. 1 κεφ. 28. Евсевий Кесарийский. Жизнь блаженного василевса Константина.

3. Ευσ’. Β. Κ. Λόγ. 1 κεφ. 28.

4. Ευσ’. Β. Κ. Λόγ. 1, κεφ. 47, και Ευσ’. Τριακονταετηρικός κεφ. 11.

5. Λακτ. Περί των θαν. Των διωκτών κεφ. 44. Лактанций. О смерти гонителей, гл. 44

6. Ιωάννου Δαμασκηνού, Artemii Passio, P. G. 96 σελ. 1293 прп. Иоанн Дамаскин. Страдания Артемия

7. Οπτατ. Panegyr 6 (326), caelestis = ο εξ ουρανού, θεϊκός

8. Ναζάρ Panegyr. Λατ. 10

9. Γρηγ. Θεολ. Β. Στηλ. 4 (Κ.Π.Ε.) 35, свт. Григорий Богослов.

©перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет» 2019г.

 

 

 

[1] Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. Изд.-е 2-е. М. 1998, с.тр. 43-44

[2] Филосторгий, церковный историк, автор «Церковной истории» , которая описывает историю христианства с 4 по начало 5 столетия (с 300 по 425гг.). Частично историю сохранилась в изложении свт. Фотия Константинопольского

  

Византия и ее значение для России

File:Bizansist touchup.jpg

 



 

В советское время Византию почти стерли из памяти. Распространение знаний о Византии не только у нас, но и в европейской культуре в целом – это вообще довольно драматичная история. Довольно долго, вплоть до XX века, европейская культурная традиция отторгала Византию. Особенно постарались французские просветители, для которых Византия ассоциировалась с ненавистной монархией Бурбонов и мрачным клерикализмом. Англичанин Гиббон, ученик энциклопедистов, описал историю Византии как эпоху упадка и разложения великой Римской империи.

Такое же отношение, как ни странно, имело место и в России. Петр Первый очень не любил Византию. Он не раз прямо говорил, что «монархия Греческая» – дурной пример того, как можно погубить страну, если дать волю ханжам и монахам и забыть про воинское дело.

Мифический имидж Византии как «государства-неудачника», якобы разложившегося из-за показного благочестия, двуличия и аморализма, подпитывался реалиями европейских католических монархий XVIII–XIX веков. Самих византийских авторов почти не знали, хотя мало-помалу издавали и переводили. Это была очень специальная область знаний, где к тому же господствовали всякого рода предубеждения.

Определённый прорыв наметился благодаря немецкому «Корпусу писателей византийской истории». Эта серия издавалась лучшими немецкими историками в Бонне в течение всего XIX века. Изданные там тексты включил в свою знаменитую греческую патрологию аббат Минь. С Византией стали знакомиться более внимательно, ее стали изучать – прежде всего, в Германии, Франции и России. Это были три главных центра изучения Византии.

Мир начал узнавать Византию и понимать, что она – совсем не то, что представлялось еще недавно. Более того, многие ученые стали рассматривать ее как одно из самых успешных в мировой истории государств, которое просуществовало более тысячи лет в крайне сложной обстановке. Византология оказалась востребованной в политической сфере, где существовал запрос на так называемые византийские стратагемы – модели успешного решения задач в заведомо безвыходных ситуациях. Особенно это интересовало англичан, когда они столкнулись с угрозой утраты своей огромной империи. Как, потеряв военную мощь, сохранить господство? В этом, собственно, и заключается одно из главных «ноу-хау» византийской цивилизации – сохранение лидерства малыми силами, без крупных побед и завоеваний, в окружении зачастую куда более сильных и агрессивных конкурентов. Сейчас мы бы назвали такой тип доминирования «мягкой силой».

К сожалению, в нашей стране изучение Византии, так успешно развивавшееся в начале XX века, фактически пресеклось по известным нам причинам. В советское время империя, да еще и православная, не могла вызывать энтузиазма. Византия подпала под то, что римляне называли damnatiomemoriae (стирание памяти – лат.). Ее не то чтобы осуждали – просто старались не замечать или замечали мельком и лишь в негативном смысле. В частности, резко осуждались планы царского правительства о взятии Константинополя, которые, согласно мифологии того времени, стали причиной бессмысленной бойни русских солдат на полях Первой мировой. Нечего и говорить, что Православие как фундамент византийской цивилизации не способствовало её изучению в атмосфере воинствующего атеизма.

Однако после Великой Отечественной войны, вместе с определенной реабилитацией Православия и ростом интереса к русской истории, вновь возникает и некий интерес к Византии. Вдруг возрождается основанный еще в 1894-м году академический журнал «Византийский временник», с обложкой, не отличающейся от дореволюционной. В Институте истории Академии наук СССР образуется византийская группа, на историческом факультете Ленинградского университета открывается кафедра византиноведения и т.д. Видимо, Советская власть пыталась искать какие-то корни, которые были бы более надежными, чем пролетарская идеология.

Это был своего рода «политический заказ». После войны вокруг СССР в Восточной Европе сложился военно-политический блок, в который вошли несколько исторически православных стран. Возможно, тогда советское руководство задумалось о воссоздании некоего подобия «византийского мира на московской платформе». Планировалось даже провести в Москве новый Вселенский Собор. Однако этот проект, не на шутку напугавший американцев, провалился, прежде всего, в силу того, что совместить коммунистическую идеологию с византийским наследием оказалось невозможно.

После этого интерес к Византии на государственном уровне пропал, он остался лишь в рамках упомянутых вами академических штудий узкого круга специалистов. В народе о Византии никто не имел никакого понятия. Существовали разве что полумифические, полукарикатурные образы, вроде бесподобных Смоктуновского и Тереховой в фильме «Русь изначальная». Что Юстиниан, что багдадский халиф – это всё казалось из одной и той же оперы, какой-то восточный колорит.

Главный парадокс заключался в том, что Россия, как ни одна другая цивилизация, теснейшим образом связанная с Византией, всегда знала о ней очень мало.

В советское, в постсоветское, да и в досоветское время Византию тоже только-только начинали узнавать. Даже Константин Леонтьев, автор известной концепции «византизма», признавался, что о подлинной Византии он не знает почти ничего. Интерес оживился, как ни странно, благодаря тому, что открылся доступ к достижениям западной науки. Российские ученые вдруг увидели все то огромное богатство, которые за прошедший век было наработано по этой теме за рубежом, где интерес к Византии неуклонно возрастал.

Большую роль в этом сыграли выставки византийского искусства, с большим успехом прошедшие по всему западному миру. Вообще, искусство – один из самых главных способов продвижения той или иной культуры или цивилизации в современном мире. А Византии в этом отношении очень даже есть что показать. В лучших музеях США и Европы регулярно проходят посвященные Византии выставки под звучными названиями: «Век духовности», «Слава Византии», «Сокровища византийского искусства», «Небо и земля» и т.п. В 1990-е годы они получили довольно широкий резонанс, и возникла своего рода мода на Византию, которая отчасти пришла и в нашу страну.

Знания о Византии сегодня находятся на далеко не удовлетворительном уровне. На сегодняшний день в России нет византинистики как полноценной исторической дисциплины. Хотя практически во всех странах мира, более-менее развитых, есть целые институты, которые специально занимаются Византией, даже в Дании и Словакии. А в нашей стране не существует ни одного полноценного факультета, где занимались бы византинистикой. Лишь на филологическом факультете МГУ им. Ломоносова есть смешанная кафедра византийской и новогреческой филологии, да еще отдельные очаги – в Петербурге, Екатеринбурге и нескольких других городах. И все. 

Ученый всегда, а сегодня в особенности, находится на службе у общества. Он не может заниматься тем, что интересно ему лично, но лишь тем, что востребовано в данной конкретной «научно-политической» ситуации, за что ему готовы платить те, у кого есть деньги. Сегодня в России деньги на науку распределяют чиновники и «иностранные агенты» в обличии НКО. Для первых Византия непонятна и скучна, для вторых – опасна. Вот и получается замкнутый круг: в обществе нет запроса на изучение Византии, потому что русский человек ничего о ней не знает, а не знает он потому, что у науки (да и в искусстве, культуре, СМИ) нет запроса от представителей общества. Достойно удивления то, с какой настойчивостью мы игнорируем, даже нарочно отсекаем свои собственные цивилизационные корни. Предпочитаем изучать какие-то экзотические вещи, но не замечать то, в чем укоренена наша тысячелетняя государственность, что жизненно важно для нас самих. Утешает, впрочем, то, что живую Византию можно увидеть каждый день в любой православной церкви.

Павел Кузенков, кандидат исторических наук
по материалам сайта: http://www.pravoslavie.ru/113387.html

Лаброс Скодзос, Константин Великий: Великий для Церкви и для истории

Λάμπρος Σκόντζος,Μέγας Κωνσταντίνος: Ο Μεγάλος της Εκκλησίας και της Ιστορίας

 

ВЕЛИКИЙ КОНСТАНТИН: ВЕЛИКИЙ ДЛЯ ЦЕРКВИ И ДЛЯ ИСТОРИИ

ΜΕΓΑΣ ΚΩΝΣΝΤΑΝΤΙΝΟΣ: Ο ΜΕΓΑΛΟΣ ΤΗΣ ΕΚΚΛΗΣΙΑΣ ΚΑΙ ΤΗΣ ΙΣΤΟΡΙΑΣ

Лаброс Скодзос, богослов, профессор

21 мая (3 июня по гражданскому стилю) Церковь празднует и торжественно память святого Равноапостольного Константина и Елены. И Великий Константин, и его святая мать Елена принадлежат к выдающимся личностям нашей Церкви, потому что их вклад в прекращение гонений и укреплении Церкви был решающим. Кроме того, Константин Великий не только велик для нашей Церкви, но и для всей мировой истории, потому что он принадлежит к великим правителям всех времен, который оставил свой след в струе исторических событий и фактов. А по этой причине он был удостоен титула - Великий.

        Константин Великий был греко-иллириец по происхождению, сын римского чиновника Констанция Хлора, который впоследствии был поставлен Цезарем и Августом. Ему было доверено управление западными провинциями обширной Римской империи. Мать императора Константина, Елена, гречанка по происхождению, из Дрепано Вифинской, в Малой Азии. Она обладала необычайной телесной красотой и красотой души. Она несколько ранее приняла христианство, которое все еще подвергалось незначительным гонениям со стороны идолопоклонников, одержимой толпы. В 274 году в Насо родился Константин, сегодняшний сербский Ниш.

      В 293 году император Диоклетиан забрал молодого Константина, чтобы он находился подле него на Востоке вместе с его матерью Еленой, которая была разведена с Констанцием Хлором. Это делалось ради подчинения Констанция его власти, что продолжалось вплоть до 305г. Там его святой матери была предоставлена возможность оторвать сына от идолопоклонства и воспитывать его в новой вере.

      Молодой Константин отличался красотой своего тела, добротой своей души и своими необычайными духовными и природными дарами. В 305 году Галерий правил на Востоке, а Константин на Западе Империи. В том же году Константин отправился в Трир, где он встретил своего больного отца, который поручил ему поход на Великобританию. Константин умер 7 июля 307 года, и армия провозгласила Константина императором Запада. Он женился на Минерве и от них родился сын Крисп. Он поселился в городе Арелат и был наделен невероятной властью, проявляя любовь к людям. За это он был любим народом.

      В сентябре 312 года он выступил против своего соправителя императора Запада Максенция, тирана. По пути в Рим он увидел невероятное и грандиозное видение Святого Креста на лунном небе, на котором была надпись: «Сим победиши». На следующую ночь он во сне Христа со знаком Креста, призывая его водрузить знамение Креста, чтобы победить злого и тиранического Максенция. Константин послушался повеления и одержал победу над своим противником. В Рим Константин вступил победителем и освободителем.

      Его первым деянием было - остановить продолжающееся ужасное гонение на христиан. Это было сделано благодаря знаменитому «Миланскому эдикту»313г. Этот великий человек впервые в истории установил свободу для исповедания веры.

     В 324 году он сталкивается с императором Востока Ликинием. Он также одерживает над ним победу и становится единственным правителем всей Империи. Константин начинает свою грандиозную реформу и общественную работу. Он стал защитником всех граждан, независимо от их религиозной веры, поскольку он еще не был христианином и сохранял титул Pontifix Maximus, то есть первосвященника древней религии римлян. Он освободил всех христиан из тюрем, которые были заключены Ликинием, и вспомнил тех, кто был в изгнании. Он вернул храмы и имущество Церкви. С помощью указов он защитил законное учение Церкви. Он установил обязательный суд над правонарушителями. Он установил празднование воскресного дня. Отменил рабство. Святая Елена полностью посвятила себя делам церковным: созданию храмов и укреплению Церкви. За свой счет она отправилась в Иерусалим и обрела Святой Крест.

      Г-н Константин внес большой вклад в умирение Церкви от беспокоящей ее арианской ереси, созвав Первый Вселенский Собор в 325 году. Таким образом, он открыл новый, абсолютно демократический способ управления Церковью.

      Будучи политическим чемпионом, Константин  Великий был новатором. В 325 году он перенес столицу империи в Византий, оборвав тем самым все связи с прошлым идолопоклонства и заложив основы новой христианской империи, которая будет существовать на протяжении тысячи лет.

      В 337 во время посещения Никомидии, он заболел и почувствовал приближение смерти. Он попросил принять Святое Крещение и причаститься Пречистый Тайн Христовых. Он более не одевал императорские одежды, а носил белые ризы крещения вплоть до своей блаженной кончины 22 мая 337г. Наша Церковь признала его неоценимые заслуги, и по этой причине она объявила его святым и Равноапостольным вместе с его святой матерью, царицей Еленой. Та же самая история, признавая уникальность его вклада в нее, провозгласила его великим.

       Многие подобострастные и лишенные исторической правды попытки исказить подлинный облик императора Константина, называя его «жестоким убийцей», вызваны тем,  что он должен был применить закон к своему сыну Криспу и его жене Фаусте. Они забывают, однако, что Константин в то время все еще был язычником, и он, по причине этих произошедших печальных событий, плакал, и  он оплакивал их всю свою жизнь! Они также забывают, что характеристика человека должна зависеть не от отдельных событий, а от оценки его жизни в целом и его трудов!

©перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет» 2019г.

http://aktines.blogspot.com/2014/05/blog-post_1367.html

Протопресвитер Георгиос Металлинос:  Падение Романии (Византийской империи)

Πατήρ Γεώργιος Μεταλληνός: Ἡ πτώση τῆς Ῥωμανίας

 

16-29 мая   память исторического и важного для каждого православного христианина события -падение в 1453г. Константинополя и Византийской империи

 

 

Причина падения

Из вышесказанного ясно, что падение Города (Константинополя) в 1453 году стало неожиданностью, и после этого началась турецкая оккупация. 29 мая 1453 года, как мы видели, большая часть Римской империи (Византийский) была захвачена турками, арабами и венецианцами. После 1204 году Город не смог вернуть свое первоначальное величие и силу, и казалось, что все приближается к окончательному падению. Удар по Византии франков был столь сильным, что, начиная с 13 столетия Константинополь стал «городом, обреченным на гибель» 11. Падение Города было результатом долгосрочной дезинтеграции политического и экономического положения византийской нации. С тринадцатого века Эллинизм оказался разбитым и разделеннымн по большей части иностранными династиями. Проникновение в последствии наемников в армию и армии в ее административный механизм привело к ее этническому изменению. Войны  Гражданские войны ...

 

(1321-1328, 1341-1355), внутренняя анархия наложили на Романию (Византийскую империю) демографическое сокращению. Серьезные ошибки в экономической политике императоров,  а также рост огромной собственности за счет немногих, которые были отягощены невыносимым налогообложением, чрезвычайное оскорбительное расширением прав института «пронориариев», иногда, более высокий рост монастырских имений, породили экономическую олигархию, которая была тяжким бременем для мелких фермеров, что привело к экономическому кризису. Торговля находилась в руках Запада, и возможности для экономического восстановления были значительно сокращены. Тем не менее, они оказали духовное влияние на падение Царьграда.

 

Религиозные, социальные и идеологические столкновения вызвали глубокую путаницу, которая послужила растворителем в мире авторитаризма. Особенно западное влияние и продолжающаяся политическая интеграция западных гражданских (папских) потребностей в военной помощи, которые  привели к духовному ухудшению положения в Византии и к непосредственному риску потери его духовной и культурной самобытности.

 

Поэтому, если бы Византии утратила бы свою духовную и культурную самобытность, если бы она и не попала бы в руки турок, она бы прекратила бы свое существование внутренне, превращаясь в духовный протекторат Франков. Падение Византии, согласно авторитетнейшим мнениям, стало спасением, потому что, благодаря ему, сохранена духовная и культурная чистота ромейской нации, которая в условиях рабства, невзирая на его проблематичность, могла быть пересмотрена и оживлена.

 

Последствия для Эллинизма

Событие падения Констаатинополя имело страшное значение для Эллинизма и для его последующего пути. Для греков падение Города стало критическим моментом в их истории. Потому что начался для них период длительных испытаний и невероятном  снижении их экономических и политических сил.. Если бы их умственные и духовные силы не были бы в состоянии расцвета, то несомненно, ромейская нация не смогла бы преодолеть последствия падения Константинополя,   как это происходило с другими народами в истории. Тем не менее, в православной традиции, благодаря эллинизму, ромейская нация оказалась связанной со своими жизненными истоками.

Потеря в особенности  Константинополя было крупным событием. Царьград был сущностью всех надежд ромеев. Сохранение его свободы, несмотря на ужасное сокращение империи, придало им уверенность и поддержало их души. Как подчеркивал еще задолго до захвата Константинополя ученейший монах Иоасиф Вриенний: «Этот возвигнутый город, существует как и эта непоколебимая вера; да неподвижно и неизменно стоит он, Христе мой,  ибо разве  он не есть душа  непоколебимой веры?»

 

[то есть: насколько твердо стоит сей Град, настолько вместе с ним непоколебима и вера. Но если же случится его падение, чего да не случиться, Христе мой, то чья душа удержит веру непоколеблемой?») После падения Царьграда сила сопротивления была значительно уменьшена, о чем свидетельствуют союзы-унии и роковое отношения многих из духовенства и народа. Византийская нация ромеев нуждалась в некой сила, чтобы предотвратить ее изменение и обеспечить его выживание и восстановление. Это самая трудная, невозможная и самая неотложная задача, которую на себя возложит Церковь, как Этнархия.

 

Значение для турок-оттоманов

Но и для турок-оттоманцев падение Константинополя имело соответствующее значение. Их победа над Греческой империей была узаконена, и захват Города стал формально турецким. Завоевание остальных римских территорий (Трапезунда, главным образом Греции) не было завершено несмотря на полное покорение греков турками в их империи.

 

Однако важно то, что варварский турецкий народ турок-оттоманцев за короткий промежуток времени смог сформировать мощную империю и войти в систему европейских государств. В пределах Османской империи Эллинизм, вместе со всеми римлянами,  будет изо всех сил пытаться найти путь к новой реальности.

©перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет» 2019г.

http://www.orthodoxia-ellhnismos.gr/2019/05/blog-post_76.html



Подписка на новости

Последние обновления

События