Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

История России

 

профессор Г.В. Вернадский

Два подвига св. Александра Невского

Опубликовано // Евразийский временник. Кн. 4. - Прага, 1925, с. 318-337

Александр Невский

Во времена императора Николая Павловича в Париже напечатана была получившая громкую известность книжка о России "La Russie en 1839" маркиза Кюстина. Эта книжка представляет собою - в форме путевых впечатлений - озлобленный памфлет, направленный против России, Русской Церкви, Русского Государства, Русского Народа.

Книга Кюстина - одно из звеньев большой цепи европейского руссофобства, одно из проявлений ненависти Европы к России и страха Европы перед Россией [+1]. Кюстин не ограничивается нападками на современную ему Императорскую Россию, он стремится при случае развенчать и русское прошлое, подорвать исторические основы русского бытия. В числе нападок Кюстина на русское прошлое, обращают на себя внимание иронические слова, посвященные памяти святого и благоверного князя Александра Невского.

Кюстин говорит: "Александр Невский - образец осторожности; но он не был мучеником ни за веру, ни за благородные чувства. Национальная церковь канонизировала этого государя, более мудрого, чем героического. Это - Улисс среди святых". [+2]

Так в XIX веке западноевропейский писатель-латинянин, стремился развенчать русского святого князя, вся деятельность которого была направлена на борьбу с Западом и латинством. Мечом нападали на Александра европейцы XIII века; литературною насмешкою заменил меч европеец XIX века; впрочем и это "бескровное" орудие было, как оказалось, лишь подготовкою к мечу (ведь через несколько лет за книгою Кюстина последовали Крымская война и Севастополь!).

Высмеиваемые Кюстином "мудрость" и "осторожность" Александра Невского насмешке, казалось бы, не подлежат: отмеченные Кюстином качества соединялись в личности Александра с самым подлинным героизмом и подчас безрассудною смелостью. Александр доказал это своею борьбою против Запада. Подвиг брани Александр свершил на берегах Невы и на льду Чудского озера; печать этого подвига он возложил мечом на лицо Биргера. Но перед силою Востока Александр действительно счел нужным себя смирить. Мудрость Александра, по слову летописца, была от Бога; его осторожность была, на самом деле, подвигом смирения.

XIII век представлял собою знаменательную эпоху в русской истории. В предшествующие века сложилась и ярким цветом зацвела русская культура как своеобразное сочетание и пышное возрастание на славянской почве богатых ростков Православной Византии, Востока степных кочевников, Севера варягов-викингов.

Киевская Русь [+3] поражает блеском и роскошью жизни материальной и духовной, расцветом искусства, науки, поэзии. Складывается и мощное национальное самосознание (епископ Иларион и летописец Никон Великий - все равно, одно ли это лицо под двумя именами, или два лица с одинаковым горением и одинаковым устремлением мысли и чувства).

К XIII веку Русь стоит перед грозными испытаниями. Самое ее существование - ее своеобразие и самобытность - поставлены на карту. Развернувшаяся на великой восточно-европейской равнине, как особый культурный мир между Европой и Азией, Русь в XIII веке попадает в тиски, так как подвергается грозному нападению обеих сторон - латинской Европы и монгольской Азии.

В 1206 г. в сердце Азии произошло событие, во многом определившее дальнейшие судьбы истории. В Делигун Булак на истоках Орхона курултай (собрание старейшин) монгольских народов провозгласил местного завоевателя окрестных племен, воинственного князька Темучина - Самодержцем (Чингисханом). Началось монгольское движение на Китай, Туркестан, Малую Азию, Европу. Меньше, чем через двадцать лет после того, передовые кавалерийские отряды Чингисхана уже нанесли русским князьям страшное поражение на Калке.

Почти одновременно - всего за два года до Делигун-Булакского курултая - не менее значительное событие произошло и в Европе; в 1204 г. западноевропейские крестоносцы взяли приступом Царьград и страшно разграбили его; Православное Византийское Царство было ниспровергнуто; на месте его основана Латинская Империя.

Вслед за Византией, казалось, пришел черед и Руси. Наступление началось по всему фронту. Венгрия и Польша бросились на Галицию и Волынь; немецкие крестоносцы утвердились в начале XIII в. в Риге (Ливонский орден) и Пруссии (тевтонский орден) и оттуда повели наступление на Псков и Новгород; наконец, шведы двинулись на Русь через Финляндию; мечом и огнем немцы и шведы обращали в латинство как язычников литовцев, эстов и финнов, так и православных - русских. Годы высшего напряжения двусторонней опасности для Руси - конец 1230-х-1240 год. Зима 1237-1238 г.г. - первый татарский погром Руси (преимущественно северо-восточной); в 1240 г. татарами взят Киев (6 декабря); в том же году, побуждаемый папой на крестовый поход против "неверных", шведский правитель и полководец Биргер высадился на берегах Невы (июль).

Русь могла погибнуть между двух огней в героической борьбе, но устоять и спастись в борьбе одновременно на два фронта она не могла.

Предстояло выбирать между Востоком и Западом. Двое сильнейших русских князей этого времени сделали выбор по-разному. Даниил Галицкий выбрал Запад и с его помощью попытался вести борьбу против Востока.

Александр Невский выбрал Восток и под его защитою решил отбиваться от Запада.

Политика Даниила Галицкого не была, впрочем, последовательной и прямолинейной. Даниил лавировал между римским папою, Уграми (Венгрией), Чехией, Польшей, Литвою, татарами, собственными боярами и родственниками-князьями. Первый страшный удар нанесен был татарами юго-западной Руси в конце 1240 г. (взятие Киева); вся Волынь и Галиция были затем опустошены; к Берестью нельзя было подойти от смрада гниющих трупов; во Владимире не осталось живой души.

Даниил не пытался оказывать сопротивления. Еще до взятия Киева он уехал в Угры, ища против татар помощи у короля Угорского. Хлопоты Даниила оказались тщетны. Как известно, монгольская волна залила всю восточную и среднюю Европу - Венгрию, Силезию, Моравию, Хорватию, Балканы. Волна схлынула (в 1241 г.) не потому, чтобы монголы встретили серьезное военное сопротивление - наоборот, они побеждали повсюду (при Легнице в Силезии; на р.Солоней в Уграх) - а вследствие внутренних осложнений в глубинах монгольской державы (смерть великого хана Огодая и связанные с этим вопросы престолонаследия и внутренней монгольской политики, живо волновавшие Батыя, руководителя европейского похода монголов).

Даниил вернулся на Русь, где ему пришлось вести длительную борьбу с галицкими боярами, перемышльским владыкою, бывшим черниговским князем Ростиславом, уграми и поляками. Борьба шла успешно и завершилась решительною победою Даниила над польскими и угорскими войсками Ростислава (под Ярославом, 1249 г.).

Между тем уже в следующем 1250 году монголы вновь заинтересовались юго-западною Русью. Батый прислал сказать Даниилу: "Дай Галич". Не чувствуя себя опять в силах бороться оружием, Даниил решил подчиниться и поехал сам к Батыю. Против ожидания Даниил был встречен ласково. Войдя в вежу (палатку) Батыя, Даниил поклонился по монгольскому обычаю. Батый сказал ему: "Данило, чему еси давно не пришел? А ныне оже еси пришел, то добро же. Пьеши ли черное молоко, наше питье - кобылий кумыс?"

Даниил: "Доселе семь не пил - ныне же ты велишь - пью".

Батый: "Ты уже наш татарин, пий наше питье".

Даниил выпил и поклонился по обычаю.

Потом Батый прислал Даниилу вино, сказав: "не обыкли (вы) пити молока, пий вино".

Даниил пробыл в орде почти месяц и достиг цели: Батый оставил за ним все его земли. Немедленно сказалось международное значение Даниилова шага: Запад начал заискивать перед ним, угорский король Бела IV прислал послов с предложением мира и родственного союза. Сын Даниила Лев женился на дочери угорского короля.

На стороне Белы Даниил вмешался в дела и распри Средней Европы - спор из-за австрийского герцогства, дела чешские и моравские. В поход 1252 г. войско Даниила (вероятно лучший полк, гвардия) было вооружено и обучено на татарский лад. "Немцы же, дивящиеся оружью татарскому, беша бо кони в личинах и в коярех кожаных и людье во ярыцех, и бе полков его светлость велика"...

Подчинением монгольскому влиянию Даниил приобщался к мировой силе монгольской экспансии - попадал как бы в русло исторического потока.

Почти необозримые дипломатические перспективы открывались перед Даниилом в восточной и средней Европе. Он сам закрыл их перед собою своим неуменьем постигнуть значение исторического момента.

Его подчинение монгольской силе не было продуманным и последовательным; это был лишь случайный ловкий ход политического оппортунизма. Все политические и культурные симпатии, навыки и вкусы отталкивали Даниила от монгольской Азии.

Среди своей снаряженной по татарскому образцу гвардии Даниил в упомянутом походе 1252 г. не изменил византийскому одеянию русских князей. "Сам же (Даниил) еха подле короля (Угорского) по обычаю Руску, бе бо конь под ним дивлению подобен, и седло от злата жжена, и стрелы и сабля златом украшена и иными хитростями якоже дивитися, кожух же оловира (шелка) Грецкого и круживы златыми плоскими ошит и сапоги зеленаго хьеза (кожи) шиты золотом, немцем же зрящим много дивящимся".

Блестящему и честолюбивому князю должно было нравиться играть роль среди западных государей и рыцарей, вызывать восхищение и удивление в их среде. Тем более должна была ему казаться унизительною зависимость от диких - с его точки зрения - кочевников и варваров. Милостивое отношение Батыя было поэтому Даниилу оскорбительно и тяжело. Эти чувства ярко отразил летописец [+4]: "О злее зла честь татарская: Данилови Романовичу князю бывшу велику, обладавшу Русскою землею, Киевом и Володимером и Галичем... ныне седит на колену и холопом называется... О злая честь Татарская - его отец [+5] бе царь в Русской земле, иже покори Половецкую землю и воева на иныя страны все".

Оскорбленное самолюбие Даниила заставило его искать новых путей, чтобы высвободиться из-под монгольской зависимости. Византийское царство было низвергнуто: оставался латинский Запад. Чтобы рассчитывать на помощь Запада - новый крестовый поход - нужно было обратиться к формальному главе Запада - папе. Даниил это и сделал: он вступил в переговоры с папою Иннокентием IV о соединении церквей. [+6]

Папа обещал различные льготы и милости; русскому духовенству разрешено служить на квасных просфорах; признан был законным брак Даниилова брата Василька на близкой родственнице; крестоносцам и духовным лицам запрещено приобретать имения в русских областях без позволения великого князя; самому великому князю обещан королевский титул.

Наконец, посланы были (1253 и 1254 гг.) от папы всем государствам средней и восточной Европы призывы о крестовом походе против татар на помощь Даниилу.

Рассчитывая на помощь Запада, Даниил начал деятельно подготовляться к борьбе с монголами: собирать войска и деньги, укреплять города, населять их [+7], возвеличивать власть свою.

В 1255 г. в гор. Дрогичине Даниил короновался присланною ему от папы королевскою короною.

Даниилу нужна была однако не только корона, а прежде всего военная помощь. Помощь эта не приходила: призывы папы остались без последствий. Тогда Даниил прервал с папою сношения.

Между тем надвигалась гроза с Востока. Даниил увидел, что не в силах справиться с этою грозою - предотвратить начавшееся опустошение своей земли татарами. Ему пришлось уступить и бросить все свои мечты. По требованию приднепровского татарского баскака Куремсы Даниил приостановил все свои военные приготовления против татар и срыл укрепления волынских городов (1261).

Через несколько лет после того Даниил умер (1264). Вся "большая политика" его таким образом кончилась неудачею; он имел успех только в "малой политике" - борьбе с непосредственными соседями литовцами, которых против него не поддерживали ни монголы, ни крестоносцы - латиняне.

Даниил разменялся на повседневные политические мелочи и упустил из рук главные нити исторических событий.

Он выиграл несколько отдельных сражений, но проиграл самое главное - Православную Россию.

Результатом его политики были долгие века латинского рабства юго-западной Руси.

Не прошло и ста лет после смерти Даниила, как вся его отчина - Галицко-Волынская земля - была расхватана соседями: уграми, поляками, литовцами. Латинское рабство в отдельных частях Руси не изжито было до наших дней - до начала мировой войны 1914 г., а ныне, кажется, возобновилось все в той же многострадальной Волынской земле с прежнею тяжестью или даже тяжелее прежнего...

Полную противоположность деятельности Даниила Романовича представляет собой деятельность Александра Ярославича.

С гораздо меньшими историческими данными Александр добился больших и несравненно более прочных политических результатов. Шумная и блестящая эпопея Даниила Галицкого прошла впустую. Глубокая и настойчивая политическая работа Александра Невского привела к великим следствиям.

Даниил имел в своем распоряжении исключительно благоприятные историко-географические силы: несравненный плацдарм в сердце средней Европы; используй Даниил с тыла поддержку монгольской силы, он достиг бы результатов совершенно непредвиденных и необыкновенных. Он мог бы прочно утвердить Русь и Православие в восточной и средней Европе.

Александр наоборот имел данные историко-географические из рук вон плохие. Северо-западный угол европейской России не открывал перед ним широких международных перспектив. Но если Александр мало мог приобрести, он мог очень много - если не все - потерять. Он мог потерять не только "окна в Европу" - Новгород и Псков: речь шла о самом существовании Руси, ее культуры и самобытности, о срединном очаге этой культуры. Предстояло поддержать живую энергию русской культуры - Православие - и обеспечить сохранность основного уже в то время источника этой энергии - родины русской народности. Если бы латинский Запад разгромил Новгород, Псков, Тверь - могло бы оказаться, что остаток северо-восточной Руси был бы уже слишком слаб для самостоятельной жизни, мог бы вовсе раствориться в татарской стихии, а не ее претворить в себя (как это произошло затем в действительности).

Историческая задача, стоявшая перед Александром была двояка: защитить границы Руси от нападений латинского Запада и укрепить национальное самосознание внутри границ.

Для решения той и другой задачи нужно было отчетливо сознавать и глубоко чувствовать - инстинктом, нутром, так сказать - исторический смысл своеобразия русской культуры - Православие.

Спасение Православной веры и было основным камнем политической системы Александра. Православие для него не на словах, а на деле было - "столп и утверждение истины".

Раз основа была неколебимая и прочная - Александр уже не боялся искать любых исторических союзников, чтобы эту основу утвердить.

Глубоким и гениальным наследственным историческим чутьем Александр понял, что в его историческую эпоху основная опасность для Православия и своеобразия русской культуры грозит с Запада, а не с Востока, от латинства, а не от монгольства. Монгольство несло рабство телу, но не душе. Латинство грозило исказить самое душу.

Латинство было воинствующей религиозною системою, стремившеюся подчинить себе и по своему образцу переделать Православную веру русского народа.

Монгольство не было вовсе религиозною системою, а лишь культурно-политическою. Оно несло с собою законы гражданско-политические (Чингисова яса), а не религиозно-церковные.

Мы привыкли ставить знак равенства между понятиями татарин и мусульманин, но первоначальная монгольская волна отнюдь не была мусульманскою. Лишь через сорок лет после битвы на Калке хан Золотой Орды Берке принял мусульманство (ок. 1260). Но сам Берке был лишь местною властью, областною, а не имперскою. Он подчинялся Великим Ханам Монгольским (своим двоюродным братьям): Менке, а после смерти этого последнего - знаменитому Кубилаю, мудрость и терпимость которого так прославляет Марко Поло.

Основным принципом Великой Монгольской Державы была именно широкая веротерпимость, или даже более - покровительство всем религиям. Первые монгольские армии, которые создали своими походами мировую монгольскую империю, состояли преимущественно из буддистов и христиан (несториан). Как раз во времена князей Даниила и Александра монгольские армии нанесли страшный удар мусульманству (взятие Багдада, 1258 г.)

Именно отсюда проистекало то принципиально сочувственное отношение ко всякой религиозно-церковной организации, которое составляет такую характерную черту монгольской политики и которое удержалось потом в значительной степени даже в мусульманской Золотой Орде.

В частности, и Православная церковь в России сохранила полную свободу своей деятельности и получала полную поддержку от ханской власти, что и было утверждено особыми ярлыками (жалованными грамотами) ханов.

С этой стороны Александру Невскому не только не нужно было опасаться монголов, но он мог рассчитывать даже на их помощь. Поэтому и подчинение Александра монголам не было чисто механическим, только вынужденным. Александр видел в монголах дружественную в культурном отношении силу, которая могла помочь ему сохранить и утвердить русскую культурную самобытность от латинского Запада.

Вся политика подчинения монгольскому Востоку была, таким образом, у Александра не случайным политическим ходом, как у Даниила, а осуществлением глубоко продуманной и прочувствованной политической системы.

Александр Ярославич, подобно Даниилу Романовичу - богато одаренная личность в отношении и духовном и физическом. Житие Александра [+8] восхваляет качества его ума и сердца, красоту и храбрость.

"Мудрость же и остроумие дадеся ему от Бога, яко Соломону". С юных лет "вселися в сердце его страх Божий, еже соблюдати заповеди Господни и творити я во всем... Во все же время юности своея смиренномудрие вседушно держаше, кротость же стяжа и от тщеславия отвращашеся... Во устех же его безпрестанно бяху божественные словеса, услаждающа его паче меда и сота". Эти словеса он читал "со усердием, и вниманием, и желаше сих речения и делом исполняяй".

Душевным качествам Александра соответствовали телесные. "Бе же розрастом (ростом) велик зело, красота же лица его видети, яко Прекраснаго Иосифа, сила же его бе, яко часть от силы Самсоновы, глась же его слышати, яко труба в народе; храбрость же его - яко Римскаго царя Веспасиана".

Александр Ярославич сел на княжеский стол перед самым монгольским нашествием. В 1236 г. князь Ярослав, отправившись походом из Новгорода на Киев, посадил сына князем в Новгороде. В Новгороде сидел Александр и во время первого монгольского нашествия на Русь зимою 1237-1238 гг. Как известно, в это первое нашествие татары до Новгорода не дошли. "И тамо дойти поганым возбрани некая сила божественная, - говорит Степенная Книга, - и не попусти им ни мало приближитися не токмо ко пределам Великаго Новаграда, но идеже и инде прилучится им тогда пребывати и воиньствовати супротивных и враждующих Литву и Немец".

Тем не менее, и Новгород с остальными русскими городами и землями вошел в подчинение татарской власти. В 1239 г. отец Александра Ярослав должен был лично ехать в Орду для выражения покорности. Батый принял его с "великою честью" и сказал: "Ярославе! буди ты старей всем князем в русском языце (народе)". Сына Константина Ярослав отправил в Азию в ставку Великого хана. [+9]

Под прикрытием монгольского мира на Востоке другой сын Ярослава Александр в эти именно годы блистательно отбивал все нападения с Запада.

Как было уже сказано, в июле 1240 г. шведский ярл Биргер, побуждаемый папою на крестовый поход против неверных (т.е. православных), высадился на берегах Невы. Услыхав об этом, Александр, по словам древнего жития [+10] "разгорелся сердцем, вниде в церковь святыя Софьи (в Новгороде), поде на колену перед олтарем, нача молиться со слезами... и восприим Псаломную песнь рече: суди, Господи, обидящим мя, возбрани борющимся со мною, приими оружие и щит, стань в помощь мне. Скончав молитву, встав, поклонися архиепископу, архиепископ же Спиридон благослови же его и отпусти".

Александр двинулся в поход "в мале дружине, не сождався со многою силою своею, но уповая на святую Троицу".

15 июля в 6 часов утра началось сражение ("сеча велика над римляны"). Победа Александра была полная и решительная: "изби множество безчисленно их" ("римлян", т.е. шведов-латинян). Самому Биргеру Александр "взложи печать на лице острым своим мечем".

Невская победа произошла в обстановке величайшего религиозного напряжения. Она сопровождалась чудом: перед боем морской побережный стражник Пелгусий, бывший язычник, крещеный в православие и нареченный Филиппом, имел видение. Пелгусий стоял "при крае моря, стрежашеть обою пути, и пребысть всю нощь во бденьи; яко же нача всходити солнце, и слыша шумъ страшенъ по морю, и виде насадъ (судно) един гребущь, посреде насада стояща мученику Бориса и Глеба в одеждах червленныхъ... и рече Борис: брате Глебе! повели грести, да поможемх сроднику своему Александру".

В то время, как Новгород подвергся нападению шведов, на Псков напали немцы (ливонские рыцари) и взяли его; немцы вошли затем в Новгородскую землю и попытались там крепиться, построили крепость в Копорье.

В 1241 г. Александр взял Копорье со всем немецким гарнизоном. В начале 1242 г. Александр занял Псков и тотчас пошел на Чудскую землю во владенья Ливонского Ордена. 5 апреля на льду Чудского озера произошла знаменитая битва, известная под именем Ледового побоища. Немцы и чудь построились свиньей (клином); им удалось было прорвать линию русской рати, но в это время Александр с отборным отрядом зашел немцам в тыл и этим решил дело. Разгром неприятеля был полный. "И бысть сеча зельна на немцы и на чудь" - говорит житие Александра - "и трескъ великъ отъ копей ломания и звукъ страшенъ отъ мечнаго сечения... и не бъ видети леду: покрыло бо ся кровию". Один самовидец свидетельствовал, что видел "полки Божий на воздусе пришедшима на помощь ему (Александру)".

Торжественно было возвращение Александра во Псков: "изыдоша во сретение ему весь освященный соборъ съ честными кресты и со святыми иконами и всенародное множество, хвалу Богови возсылающе и благодарные песни воспевающе: Пособивый Господи кроткому Давиду победити иноплеменники и благоверному великому князю нашему Александру оружиемъ крестный градъ Псковъ освободити отъ поганыхъ иноплеменникъ".

После ряда блестящих и славных побед над Западом Александру пришлось воочию ощутить силу Востока: он должен был ехать во Владимир прощаться с отцом своим Ярославом, который отправлялся в Орду к Батыю.

За смирением на Востоке опять следовали победы на Западе (несколько побед над Литвою в 1245 г. в районе Торопца и Витебска). В том же 1245 году из Азии, из ставки Великого Хана, вернулся Константин Ярославич. Взамен его вглубь Азии поехал сам Ярослав. В августе 1246 года Ярослав принял участие в курултае, на котором Великим Ханом провозглашен был Гуюк, сын Огодая и Туракины. Вскоре после этого Ярослав заболел и умер (там же, в ханской ставке).

После смерти отца Александр оказался в непосредственной близости к Востоку; ему пришлось уже самостоятельно решать между Востоком и Западом.

И Восток, и Запад звали его каждый на свою сторону...

В 1248 году составлена была папская булла, в которой папа обещал Александру за признание Римского престола помощь ливонских рыцарей против татар. [+11]

С другой стороны, Батый прислал Александру сказать: "Иже въ русскихъ держателяхъ пресловущий княже Александре, вемъ яко разумно (известно) ти есть, иже мне Богъ покорилъ многие языки (народы), и вей повинуются державе моей. И паче ли всехъ единъ ты нерадиши покоритися силе моей? Внимай убо себе; аще мыслиши соблюсти землю твою невредиму, то потщися немедленно прийти до мене, и узриши честь и славу царствия моего себе же и земле твоей полезная приобрящеши".

Александр поехал к Батыю с братом Андреем. От Батыя братья отправились к Великому Хану Гуюку (поездка в Азию заняла у них два года). Андрею дан был Владимир, Александру - Новгород и Киев. В Твери княжил третий брат - Ярослав. Александр, как старший, требовал от братьев подчинения. Целью его политики было объединение всей Руси под одним великим князем. Не встречая покорности в братьях, Александр не останавливался перед тем, чтобы смирять их с помощью татар. В 1252 г. татарский отряд Неврюя изгнал Андрея из Владимира; великокняжеский стол передан Александру. В 1256 г. Александр силою выгнал из Новгорода другого брата Ярослава (который из Твери перешел в Псков, а оттуда в Новгород). Вслед за этим Александр жестоко наказал новгородцев, не хотевших платить татарам дань ("число"). В 1259 г. Александр лично присутствовал при взятии татарами этого "числа".

В 1262 г. Александр последний раз воевал против Запада: он послал в поход (на Юрьев-Ливонский) сына своего Димитрия и смирившегося брата Ярослава. Русские осилили немцев и сожгли посад (крепости взять не смогли).

Самому Александру пришлось в это время ехать в Орду умилостивлять хана, разгневанного мятежом: во многих северо-русских городах в 1262 г. народ избил татарских откупщиков дани, не понимая, что за каждым баскаком стояла грозная сила всей монгольской империи. Александру удалось уладить дело благополучно: хан Берке удовольствовался его извинениями и новыми изъявлениями покорности.

Спасение русской земли от нового разорения было последним политическим актом Александра. В Орде Александр пробыл почти год. На обратном пути он заболел (в Нижнем Новгороде) и в Городце на Волге умер (14 ноября 1263 г.). Перед смертью Александр призвал: "вся свои князи и боляре и все чиновники даже и до простыхъ, и оть коегождо ихъ прощение просяще, и всемъ имъ тако же прощение подаваше, и вей горьце плачущися о разлучении господина своего. Ужасно бе видети, яко въ толице множестве народа не обрести человека не испусти слезъ, но вей со восклицаниемъ глаголаху: Увы нам, драгий господине нашъ! Уже къ тому не имамы видети красоты лица твоего, ни сладкихъ твоихъ словесъ насладитися! Къ кому прибегнемъ и кто ны ущедрить? Не имуть бо чада отъ родителю такова блага прияти, яко же мы отъ тебе воспримахомъ, сладчайший наш господине!".

Митрополит Кирилл был во Владимире, когда пришла весть о кончине Александра. Выйдя к народу, митрополит объявил: "Уже заиде солнце земли Русския". Потом помолчал, прослезился и сказал: "Благоверный великий князь Александръ преставился отъ жития сего". "И бысть во всемъ народе плачъ неутешимъ". Деятельность Александра определялась не только чисто политическими планами и расчетами. Политика его тесно связана была со всеми его нравственно-религиозными понятиями. Вернее сказать, в основе его политики лежали принципы религиозно-нравственные. Политическая система Александра есть в то же время система религиозно-нравственная.

Александр Ярославич не только политик и воин: он прежде всего глубоко верующий человек и знающий богослов. Когда римский папа прислал к Александру двух кардиналов для убеждения в латинской вере, Александр - "совещавъ съ мудрецами своими" - составил обстоятельное возражение.

"Исписавъ къ нему отъ Адама и до потопа, а от потопа и до разделения языкъ и до начала Авраама, а отъ Авраама... до Августа кесаря, а отъ Августа царя до Христова Рождества и до Страсти и до Воскресения Его, отъ Воскресения же и до Вознесения на небеса и до царства Константина Великаго и до Перваго Вселенскаго Собора святыхъ отецъ, а отъ Перваго и до Седьмого Собора. Сии вся добре сведаемъ, сия суть въ насъ, учения сии целомудрствуемъ, иже во всю землю изы-доша вещания ихъ и въ концы вселенныя глаголы их, якоже проповедашеся отъ святыхъ апостолъ Христово Евангелие во всемъ мире, по сихъ же и предания святых отец Седми Собор Вселенскихъ. И сия вся известно хранимъ, а отъ васъ учения не приемлемъ и словесъ вашихъ не слушаемъ".

Религиозно-нравственная философия Александра Невского была вместе с тем и политическою его философией.

В житии Александра приводятся два главных основания для его "хождения во Орду".

Александр "умысли итти во Орду": 1) "подобяся благой ревности благочестиваго си отца" и 2) "избавы ради хритианския".

Объяснением ко второму мотиву являются слова Батыя: "аще мыслиши соблюсти землю твою невредиму, то потщися немедленно прити до мене".

Что касается первого мотива, житие поясняет его следующим образом: "Богомудрый же великий князь Александр разсуди, яко святый отецъ его Ярославъ не ради (не заботился) о временном царствии, но шедъ во Орду и тамо положи живот свой за благочестие и за вся своя люди и темъ измени (обезпечилъ) себе Небесное Царствие".

Готовность положить живот свой за люди своя - это то же, что иначе выражено словами "избавы ради христианския".

Готовность положить живот свой "за благочестие" - это вполне отвечает стойкости Александра в православной вере и стремлению его - во что бы то ни стало обеспечить существование православной церкви.

Сложнее смысл слов "не ради о временном царствии".

Подобными словами в наших летописях выражается обычно мысль о готовности властителя без боязни и без колебаний принять в борьбе с врагомъ смерть и мученический венец, променяв "временное царствие" на "вечное". [+12]

Но в применении к восточной политике Ярослава и Александра - политике не вооруженной борьбы, или восстания, а подчинения и покорности - слова эти должны иметь другой оттенок и смысл.

Их можно сопоставить опять-таки со словами Батыя: "узриши честь и славу царствия моего". То, о чем говорит Батый, - блеск земной славы ("временного царствия"): о нем-то и не радел Ярослав. О нем радел зато Батый, о нем радел и Даниил Галицкий.

Этим внешним блеском и величаньем земного царствия и пожертвовал Александр ради глубины понимаемых им истинных основ царской власти: "за благочестие и за вся своя люди", "избавы ради христианския".

"Злее зла честь татарская" была для самолюбия Даниила: Александр принял эту честь со смирением.

Невыносимо было для Даниила стать подручным ("холопом") - татарского хана: Александр перенес и это со смирением.

Александр - "побеждая везде, а не победимъ николиже (никогда)" - устоял перед искушением - подобно Даниилу - путем компромисса с латинским Западом искать себе союзников против Востока.

Подчинение Александра Орде иначе не может быть оценено, как подвиг смирения.

Неслучайно в видении Пелгусия в помощь Александру являются именно Борис и Глеб - святые смирения, по преимуществу.

Недаром и Степенная Книга говорит, что "смиренную мудрость" Александр "стяжа паче всехъ человекъ".

Христианский подвиг не всегда есть мученичество внешнее, а иногда, наоборот, внутреннее: не только брань видимая, но и "брань невидимая", борьба с соблазнами душевными, подвиг самодисциплины и смирения. И этот подвиг может быть присущ не только частному лицу, но и властителю.

Сан государя - божественное установление. Но перед каждым государем возникают и соблазны и увлечения земным окружением власти - внешнею пышностию и суетным ("временным") величием.

Подвиг власти может состоять в том, чтобы достойно отстаивать внешнюю независимость и величие сана - отстаивать даже до смерти. Но подвиг власти может состоять также и в том, чтобы выполняя основные задачи сана, защищая "благочестие и люди своя", внутренне преодолевать, когда это нужно для исполнения основной задачи, земное тщеславие власти.

"Тот, кто указывает и распоряжается", - говорит в одном из своих оглашений преп. Феодор Студит - "должен соблюдать умеренность и смирение, ибо Творец естества поставил его выдающимся и более почетным членом тела".

Таков и был по отношению к Востоку подвиг св.Александра Невского. По отношению же к Западу это был подвиг не сложный, а простой, брань не только невидимая, но также и видимая.

Два подвига Александра Невского - подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке - имели одну цель: сохранение православия как нравственно-политической силы русского народа.

Цель эта была достигнута: возрастание русского православного царства совершилось на почве, уготованной Александром. Племя Александра построило Московскую державу.

Когда исполнились времена и сроки, когда Русь набрала сил, а Орда, наоборот - измельчала, ослабла и обессилела [+13], тогда стала уже ненужною Александрова политика подчинения Орде: Православное Царство могло быть воздвигнуто прямо и открыто, Православный стяг поднят без опасений.

Тогда политика Александра Невского естественно должна была превратиться в политику Дмитрия Донского.

Внутренняя необходимость такого превращения наглядно подчеркнута в "Сказании чудес по преставлении блаженного Александра", именно - в "чуде о Донской победе".

"Яко же въ животе, тако и по преставлении, - свидетельствует Сказание, - сей чудный самодержецъ Александръ не оставляетъ, ни забываеть свою паству, но всегда въ нощи и во дни снабдевая и заступая отъ врагъ видимыхъ и невидимыхъ... Во преименитомъ граде Владимире во обители Пречистыя Богородицы честнаго Ея Рождества у честныя раки блаженнаго великаго княза Александра во едину отъ нощи (на 8 сент. 1380 г.) пономареви церкви тоя спящю въ паперти церковней и виде въ церкви свещи о себе возгоревшася; и два старца честна изыдоста отъ святого олтаря и приидоста ко гробу блаженнаго князя Александра и глаголаста: О господине Александре, востани и ускори на помощь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу отъ иноплеменникъ. И въ часъ святый великий князь Александръ воста изъ гроба и абие со обема старцы вскоре невидимы быста".

Так, положник подвига смирения по отношению к татарам, когда нужно оказалось, взамен смирения подвигся на брань.

Исторически, конечно, так и было: рать Дмитрия возросла на смирении Александра. Московское Царство в значительной степени плод мудрой Александровой политики.

Степенная Книга, подводя под это Царство духовно-исторические основы, обнаружила глубокое понимание истории, когда среди основателей Царства уделила св. Александру Невскому такое значительное место в "граняхъ" своего повествования.

Александр Невский и Даниил Галицкий олицетворяют собою два исконных культурных типа истории русской, и даже шире того, мировой [+14] : тип "западника" и тип "восточника".

В XIX веке в русском обществе получило большую известность разделение на "западников" и "славянофилов". Это видоизменение тех же основных типов. Рознь между западниками и славянофилами в середине XIX века проявлялась преимущественно в рамках литературных мнений.

Осознание культурных противоречий Запада и Востока должно выйти за пределы литературы, должно стать действенным.

Не одни только литературные мнения, а также деяния, чувства и подвиги прошлого должны быть нами по новому поняты и оценены.

Яркими маяками двух мирочувствований светят нам образы двух русских князей - Даниила Галицкого и Александра Невского.

Наследием блестящих, но не продуманных, подвигов одного было латинское рабство Руси юго-западной.

Наследием подвигов другого явилось великое Государство Российское.

Примечания

[+1] Отвечало бы интересной социологической задаче проследить историю этой ненависти и страха хотя бы за XVIII -XIX века. Книга Кюстина у меня имеется в 3-м издании (Paris, 1846).

[+2] La Russie en 1839, par le marquis de Custine. t.1 (1846) p.265.

[+3] Термин "киевский" употребляется здесь не как территориальный, а как культурно-хронологический.

[+4] Здесь, как и раньше, имеется в виду Галицко-Волынская летопись в Ипатьевском списке (под 1249 и 1250 г.).

[+5] Великий князь Роман Мстиславич (Волынский и Галицкий).

[+6] Переговоры начались еще до подчинения Даниила Батыю при посредстве ездившего в Орду от папы монаха Плано-Карпини (1246-1247).

[+7] При этом новыми поселенцами в городах явились большею частью немцы, поляки, евреи; последствия сказались в дальнейшем развитии этих городов.

[+8] Пространное - Степенная Книга, 8-я степень.

[+9] В это время Великого Хана вовсе не было. Управляла Империей вдова Огодая Туракина.

[+10] Лаврентьевская летопись под 1263 г.

[+11] Доставлена была эта булла Александру ок. 1251 г., к какому времени относится и ответ Александра папе, занесенный в житие.

[+12] См. статью М.В.Шахматова в третьей книге "Евразийского временника".

[+13] Роковую роль для турко-монголов сыграл религиозный их раскол - обращение западных турко-монголов в мусульманство.

[+14] Мировой - в смысле Старого Света, - Евразии.

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский

О

 причинах эпидемий и способах их преодоления

Картинки по запросу "святитель филарет митрополит московский"

 

 

В нынешнее время нам пришлось столкнуться с явлением пандемии короновируса. Оно было воспринято нашим обществом с невероятным испугом, который вызвал неоправданных масштабов панику и ужас почти что во всех слоях населения. Судя по реакции Священного Синода РПЦ и рекомендованным мерам по борьбе с пандемией короновируса, панические настроения проникли и в сердца даже высшей церковной иерархии, епископата и духовенства. Однако последняя статистика по распространению вируса в России свидетельствует о том, что пандемия не приобрела массового характера, имеются лишь по местам единичные случаи заболевания коронавирусом. Кроме того, в последнии дни поступили сообщения о выздоровлении 8 человек, ранее пораженных коронавиросом, в Москве. Более того, уже разработаны средства борьбы с коронавирусом.[1]

Как известно, в истории многие события и факты нередко повторяются. И эпидемии различных тяжелых заболеваний, что теперь называют пандемией, не раз охватывали Россию и в средневековье и в 18 и 19 столетиях. И русские люди справлялись с этими всплесками губительных и заразных эпидемий, прибегая и к медицине, но, прежде всего, к Богу, к Его святой Церкви Православной. И религиозное чувство русского народа, вера и доверие Богу никогда не подводили. Все эпидемии постепенно покидали Россию.

В 1830г. в России вспыхнула невероятная эпидемия холеры, которая пришла с Востока, из Персии. Они быстро охватила с начала 1830 года восточные губернии, а в конце сентября пришла в Москву. Эта невиданная гостья породила панику у жителей Первопрестольной Москвы. Однако она была предотвращена благодаря мудрой деятельности свт. Филарета, митрополита Московского и Коломенского, благодаря его глубокой религиозности, которая вывели «затворившихся в своих домах от страха холеры» жителей Москвы и вдохновила на молитву и покаяние. Свт. Филарет сразу же совершил молебен и крестных ход из Успенского собора Московского кремля, распорядился совершать ежедневно на каждой литургии молебные прошения, крестные ходы. Все это воодушевило население Москвы, вселило  надежду и веру во всесильную помощь Божию. И это происходило тогда, когда число умиравших ежедневно в Москве достигало порой до двухсот человек.

Свт. Филарет пользовался в России невероятным авторитетом. Его ценили и уважали и в Императорском доме и считались с его мнением и взглядом по многим вопросам, как церковным, духовным, так и по государственным.

"Для своего времени святитель Филарет – фигура, безусловно, легендарная. Он был доступен абсолютно для всех. Его знала вся купеческая и простонародная Москва. Святитель вел переписку с Александром ПушкинымНиколаем Гоголем, Василием Жуковским, Федором Тютчевым. Общение с ним ценил даже такой вольнодумец как Петр Чаадаев. Иностранные послы считали своим долгом, оказавшись в Москве, лично представиться святителю, хотя это и не входило в официальный дипломатический церемониал." (Святой интеллектуал: 11 фактов о жизни святителя Филарета Дроздова. https://foma.ru/svyatoy-intellektual-11-faktov-o-zhizni-svyatitelya-filareta-drozdova.html)

 Аскетичный и предельно простой образ жизни, глубокий и тонкий ум, широкая образованность и эрудиция свт. Филарета делали его незаурядной личностью. Все искали его мудрого совета. И никто и никогда не сможет приписать свт. Филарету чрезмерное религиозное чувство, которое было бесконтрольно и не управлялось разумом.

В сравнительно небольшой статье мы предприняли попытку представить важные высказывания выдающегося иерарха и святого Всероссийской Православной Церкви свт. Филарета, митрополита Московского и Коломенского о причинах появления эпидемий и способах их преодоления. В его словах звучит, прежде всего, глубочайшая вера в Божественный Промысел, которым управляется весь мир и судьбы стран и отдельных людей. Все приведенные слова свт. Филарета не нуждаются в дополнительных комментариях. Однако в наше время духовного оскудения и отсутствия у людей и глубокой веры в Бога, и молитвенного делания важно еще и еще раз подчеркнуть необходимость и важность каждому христианину учиться личной молитве, и прежде всего Иисусовой молитве, через которые мы вступаем в общение со Всесвятым и Благим Богом.  Через молитву человек укрепляется в вере и надежде на Бога. Молитва требует о человека усердия, постоянства и сознания ее важности. Свт. Филарет не раз говорил о действенности молитвы к Богу, о ее благих плодах: «Напрасно более боятся молитвы (чаще всего молитвы в храме, за богослужением. Примеч. ПА), нежели болезни. Неужели молитва вреднее болезни? Пережив три холеры прежде нынешней, я видел довольно опытов, что где усиливалась молитва, там болезнь ослабевала и прекращалась».[2]

 

++++++++++++++

 

"Не смотрите большими глазами страха, которые обыкновенно видят то, чего нет, и не видят того, что есть: взирайте острым и мужественным оком проницания и благоразумной предосторожности"

свт. Филарет, митрополит Московский и Коломенский, Слово по освящении храма и по принесении Господу Богу молитв о предохранении от губительной болезни.

 

О Божественном Промысле в судьбах людей и народов

«Поелику Бог бесконечен, вездесущ и всемогущ, то нет во вселенной никакого состояния тварей, которое было бы Ему недоступно, через которое бы не лежал какой-т путь Господень; нет происшествия, которое бы не было ведено путем Господним, впрочем, так, что путь Господень никогда не стесняет свободы для существ нравственных. Поелику Бог вездесущий и всем управляющий есть также Бог Премудрый, Праведный и Всегблагий, то все действия Провидения Его, все происшествия мира, касающиеся существ нравственных, ведутся так, чтобы все было средством к добру и противу зла; чтобы то, что называют злом по неприятному ощущению и разрушительным действиям в видимой прирде, сие, так сказать, поверхностное явление зла, было врачевством или противоядием зла более глубокого и подлинного…»[3]

«Случаи сынов человеческих, которые многоразличная Премудрость Божия ведет путями праведного и благого Провидения, так многочисленны, так разнообразны, так соплетены взаимными отношениями, так глубоко сокрыты своими началами в сердцах, которые един Сердцеведец испытует, так далеко простерты своими последствиями по смертному и бессмертному бытию человеков, что желать все темное оных понять, все трудное изъяснить значило бы хотеть пересчитать песок или горстью вычерпать море[4]».[5]

 

О видах наказаний Божиих людей

 

«Примечай из сего примера (о наказании Богом израильского народа мором за дерзновенное предприятие царя Давида – перепесь населенияиз тщеславия), что войн, голод, мор и подобные бедствия, хотя кажутся приключениями случайными, хотя происходят частию от известных причин естественных, тем не менее, однако, суть орудии правосудия Божия, употребляемые для наказания согрешивших человеков».[6]

Различные эпидемии, нестроения, бедствия – суть средства вразумления, наказания Богом человека за греховную жизнь

«Вселенная есть дом Отца Небесного Человеков, особенно детей веры, бережет Он более, нежели мать детей своих (Ис. 49, 15). Общественное бедствие, без сомнения, не венок, а розга, Итак, когда вижу сию розгу, не умею думать иначе, как что земные чада, видно, заслужили наказания от Отца Небесного»[7]

«Если думают, что бедствие пришло не путем истины и милости Господней, наказующей зло и обращающей к добру, то спрашиваю; как же пришло в мир бедствие? Украдкою? – нельзя. Бог всеведущ. Насильственно? –Нельзя. Бог всемогущ. По слепому движению сил природы? – Нельзя. Ими управляет Бог Премудрый и Всеблагий. Куда не обращайся догадками, отовсюду принужден будешь возвратиться к одной неоспоримой истине, что если как-нибудь допущено в мир бедствие, то допущено не иначе разве как средство Провидения, наказательное и исправительное, а иногда испытательное и усовершительное, как истина и милость путей Господних».[8]

Действенные средства к избавлению от эпидемий – покаяние пост, молитва, дела милосердия, постройка храмов

«Что же нам делать? Я дума, то же, что сделали Давид и жители Иерусалима при виде Ангела погубляющего. Паде Давид и старейшины Израилевы, облеченные во вретище, на лице свое. То же должно нам делать, чем ниневитяны отвратили не по догадкам и опасениям ожиданную беду, но определительно предсказанную погибель…»[9]

«Повторяю, и не могу довольно повторять: покаяние, исправление жития, молитва, вера во Христа Спасителя и какие кому по состоянию и дару возможны добродетели христинаские и плоды духовные – вот истинные потребности наши на всякое, и наипаче в настоящее время! Вот верные средства нашей безопасности во всякой видимой опасности и благонадежные залоги неотъемлемой жизни в самой смерти! По благодати Божией спасительные средства сии всегда готовы для вас, никогда не удалены от нас: войди только каждый в себя, взирай умом, обращайся сердцем, воздыхай духом к Богу крепкому, живому, многомилостивому».[10]

Свт. Филарет, в одном из своих слов приводит пример из Ветхого Завета об устроении алтаря Божия святым царем Давидом по совету пророка Божия для "довершения" или ускорения, большего срока сокращения наказания Божия и его прекращения. Эта традиция была усвоена и Церковью Христовой, ибо для прекращения эпидемий, укрощения гнева Божия и примирения с Богом, в знак покаяния, строились храмы, закладывались пределы в существующих храмах, которые посвящались Божией Матери, особым святым, как свт. Николай и т.д. "Чтобы довершить действие помилования, избавления и спасения, пророк, по наставлению Ангела, побудил Давида поставить Господеви алтарь на гумне Овны Иевусеанина, там, где в последствии времени создан и храм Соломона. "И созда тамо Давид олтарь Господеви, и вознесе всесожжения и мирная. И послуша Господь земли, и отъят язву от Израиля". Примечайте необходимость молитвы во время общественных бедствий, и в особенности пользу молитвы, приносимой торжественно перед алтарем, по наставлению духовному и небесногму, по установлению Божественному" (Слова и речи., т. 2, с. 301)

 

В чем же состоит деятельное покаяние человека, которое предшествует таинству Исповеди и следует после исповеди у духовника?

«Покаемся, братия, и принесем плод, достойный покаяния, то есть исправление жития. Возбудим веру нашу. Утвердимся в надежде на Бога и на имя Иисуса Христа, Ходатая Бога и человеков, Спасителя грешных и погибающих. Исторгнем из сердец наших корень зол, сребролюбие. Возрастим милостыню, правду, человеколюбие. Прекратим роскошь. Откажем чувственным желаниям, требующим ненужного. Возлюбим воздержание и пост. Облечемся если не во вретище, то в простоту. Отвергнем украшения изысканные, ознаменованные легкомыслием и непостоянством. Презрим забавы суетные, убивающие время, данное для делания добра. Умножим моления, тайные на всяком месте и во всякое время, общественные по руководству Святой Церкви. Употребим внимательно, благовременно, благонадежно всегда благотворное и всецелебное врачевство, мирную, Бескровную Жертву приобщением Пресвятого Тела и Крови Христовы».[11]

 

От Редакции «Православного Апологета» 2020г.

 

[1] Российские ученые из Петербурга готовы приступить к клиническим испытаниям нового лекарства от коронавируса. https://planet-today.ru/novosti/obshchestvo/zdorove/item/119982-rossijskie-uchenye-iz-peterburga-gotovy-pristupit-k-klinicheskim-ispytaniyam-novogo-lekarstva-ot-koronavirusa?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews

[2] Профессор Иван Николаевич Корсунский. Деятельность Филарета, митрополита Московского в холеру 1830-31 годов. Прибавления к Творениям св. Отцов. Ч. 39б кн. 2, . с 222-239

[3] Слово в день восшествия на Всероссийский престол Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича., Слова и речи. СТСЛ.2009, т.2, 1825-1836,  с. 314

[4]

[5] Там же, 316

[6] Слово по освящении храма и по принесении Господу Богу молитв о предохранении от губительной болезни. Святитель Филарет Митрополит Московский. Слова и речи. СТСЛ. 2009, т. 2, 301

[7] Слово в день восшествия на Всероссийский престол Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича., с. 315

[8] Там же, с. 316

[9] Слов по освящении храма и по принесении Господу Богу молитв о предохранении от губительной болезни. Слова и речи. СТСЛ. 2009, т. 2, с. 302

[10] Слово в день святых Трех Святителей Московских, при продолжении молитв об избавлении от губительной болезни. Слова и речи., т. 2, с. 304

[11] Слово по освящении храма и по принесении Господу Богу молитв о предохранении от губительной болезни. Слова и речи. Т, 2, с. 302

Праведный Иоанн Кронштадтский и Император Николай II

 

2 января — день памяти праведного Иоанна Кронштадского, чудотворца (1908).

«Царь у нас праведной и благочестивой жизни. Богом послан ему тяжелый крест страданий, как Своему избраннику и любимому чаду, как сказано тайновидцем судеб Божиих: “Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю” (Откр. 3:19). Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог отнимет у него благочестивого царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами».

Св. прав. Иоанн Кронштадтский, 1905 г.

Наше общество, пройдя через страшное искушение построить земное царство без Бога и ужаснувшись трагических последствий того опыта, ныне пытается нащупать спасительные пути. И чтобы не заблудиться вновь и не приблизиться опять к «вратам адовым», нам нужна помощь наших святых угодников, вот уже тысячу лет спасающих землю нашу своими молитвами.

Один из таковых молитвенников, дарованный стране Богом в трудное, исполненное соблазнов время, – отец Иоанн Кроштадтский. Он ясно видел надвигающееся зло и перед смертью молился:

«О, Господи! Спаси народ русский, Церковь Православную в России – погибают! Всюду разврат, всюду неверие, богохульство, безначалие! Господи, все в Твоих руках. Ты – Вседержитель».

Картина Елены Борисовой

Между Государем Николаем II и Всероссийским пастырем существовала незримая тесная духовная связь.

Каждый год в торжественные дни, посвященные коронации, тезоименитству и рождению Государя Императора Николая II святой праведный Иоанн Кронштадтский в своих проповедях выступал о роли Царя державногo: «… носитель и хранитель России, после Бога, есть Государь России, Царь самодержавный, без него Россия – не Россия…»

Святой Иоанн Кронштадтский в речи, произнесенной в день тезоименитства цесаревича Николая, сказал: «Святителю отче Николае! Молитвами твоими сохрани, умудри и утверди во всех христианских и царственных добродетелях тезоименитого тебе Благоверного Государя Цесаревича Николая Александровича, наследника престола православной России».

Личное знакомство их произошло 9 октября 1894 года в Крыму, где во дворце Ливадии отец Иоанн Кронштадский находился у постели тяжелобольного царя Александра III. К отцу Иоанну подошел под благословение Цесаревич Николай Александрович и выразил сожаление, что не смог быть на Литургии в церкви. Отец Иоанн пригласил Цесаревича на следующий день на молебен о здравии государя Александра III. О своей первой встрече будущий Государь Николай II записал в дневнике: «Познакомился и разговаривал с отцом Иоанном. День стоял чудный».

Из дневника Цесаревича видно, как в эти скорбные для России дни молился святой праведный Иоанн Кронштадтский.

10 октября – «Папа был слабее сегодня, и приезд Аликс, кроме свидания с отцом Иоанном, утомили его».
12 октября – «В 10.30 большая часть семейства отправилась пешком в Ореандскую церковь к обедне, которую служил отец Иоанн. Он очень резко делает возгласы, как-то выкрикивает их – он прочел свою молитву за Папа, которая произвела сильное впечатление на меня».
17 октября – «Утром Папа причастился святых Таин у отца Иоанна. От волнения он себя чувствовал слабым, кроме того он ночью мало спал».
20 октября – «Около половины трех он причастился святых Таин; вскоре начались легкие судороги, и конец быстро настал! Отец Иоанн больше часу стоял у его изголовья и держал за голову. Это была смерть святого!»

В 16 часов 2 ноября 1894 г. пушечный салют возвестил, что новый монарх Николай Александрович Романов воссел на Всероссийский престол.

В газете «Новое время» была опубликована статья отца Иоанна Кронштадтского. Вот строки из нее: «Не плачь и не сетуй, Россия! Хотя ты не вымолила у Бога исцеление своему Царю, но вымолила зато тихую, христианскую кончину, и добрый конец увенчал славную его жизнь, – а это дороже всего. Теперь люби также его Наследника, Императора Николая Александровича, получившего от державного отца своего завет – идти по следам его».

27 мая 1896 г. в Москве в Успенском соборе Кремля прошло венчание и коронация Государя Императора Николая II , куда был приглашен отец Иоанн Кронштадтский.

Отец Иоанн присутствовал и молился на крестинах нескольких детей государя Николая II.

Великий князь Олег Константинович Романов в своих воспоминаниях о крестинах Цесаревича Алексия сообщает: «Началось богослужение. Служили митрополит Антоний, отец Янышев и отец Иоанн Кронштадтский; были еще два архимандрита, два диакона и два псаломщика – все в золотых ризах. Государь был в форме атаманцев».

И. Файзуллин.  “Крещение Цесаревича Алексея, сына Николая II” (фрагмент)

Протопресвитер Иоанн Янышев был духовником государя Александра III.

Каждый год в торжественные дни, посвященные коронации, тезоименитству и рождению Государя Императора Николая II святой праведный Иоанн Кронштадтский в своих проповедях и поучениях выступал о роли Царя державного, защитника веры и Отечества. В проповеди 14 мая 1897 г. Иоанн Кронштадтский сказал: «Будем всегда всем сердцем благодарить Бога, что Он дал и доселе дает нам самодержавных и единодержавных Царей по сердцу Своему, сохраняя преемство рода Романовых и в них дух Православия и стремления к возвеличению Веры и Церкви Православной и государства Российского».

Во время болезни Иоанна Кронштадтского Государь Николай II позвонил по телефону в Дом трудолюбия с целью осведомиться о его здоровье. В телеграмме, направленной в Кронштадт, Государь пишет: «Благодарю Вас, батюшка Иоанн Ильич, за добрую память. Желаю Вам здоровья и сил, также дождаться радостного дня для освящения Морского собора. Николай».

В 1905 г. Иоанн Кронштадтский писал: «Царь у нас праведный и благочестивой жизни – Богом послан ему тяжелый крест страданий, как Своему избраннику и любимому чаду».

Вероятно, отец Иоанн имел откровение о дне своей кончины. Последние дни был в забытьи. 18 числа, придя в сознание, спросил, какое число. Получив ответ, произнес: «Ну хорошо, значит еще два дня». Утром 20 декабря 1908 г. душа его отошла ко Господу. Император Николай Александрович выразил свою скорбь в специальном рескрипте:«Неисповедимому Промыслу Божию было угодно, чтобы угас светильник Церкви Христовой и молитвенник земли Русской, всенародно чтимый пастырь и праведник, отец Иоанн Кронштадтский».

С кончиной святого праведного Иоанна Кронштадтского началось увековечивание его памяти. Оно было положено императорским рескриптом от 12 января 1909 г. Описывая пастыря как праведника и молитвенника за всю землю Русскую, Государь Николай II призывал ежегодно и всенародно отмечать день поминовения отца Иоанна и так же широко в наступающем 1909 году почтить его память в сороковой день со дня его кончины.

Кроме того Государь выразил надежду, что Святейший Синод предпримет шаги по канонизации отца Иоанна. Большевистский переворот 1917 года перечеркнул все планы…

Общественно-исторический клуб
«Белая Россия»

ОБРАЩЕНИЕ К РУССКОМУ НАРОДУ ИЖЕ ВО СВЯТЫХ ОТЦА НАШЕГО ИОАННА КРОНШТАДСКОГО

«Возвратись, Россия, к святой, непорочной, спасительной, победоносной вере своей и к святой Церкви матери своей – и будешь победоносна и славна, как и в старое, верующее время…»

«Несомненно, что все отпадшие от веры и Церкви русские разобьются, как глиняные горшки (сосуды скудельные, – псалом 2), если не обратятся и не покаются, а Церковь останется непоколебимою до скончания века…».

«Держись же, Россия, твердо Веры своей и Церкви, и Царя православного, если хочешь быть непоколебимою людьми неверия и безначалия и не хочешь лишиться царства и Царя православного. А если отпадешь от своей Веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты, – то не будешь уже Россией, или Русью Святою, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга. Помните слова Христа неверным иудеям: «отымется от вас Царство Божие и дастся языку (народу), творящему плоды его» (Матф. 21:42-43).

ПРЕДСКАЗАНИЕ ИОАННА КРОНШТАДСКОГО О ВОССТАНОВЛЕНИИ РУСИ

«Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях вот таких мучеников, помни, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая – по-старому образцу; крепкая своей верою в Христа Бога и в Святую Троицу! И будет по завету святого князя Владимира – как единая Церковь! Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

«А носитель и хранитель России, после Бога, есть Государь России, Царь самодержавный, без него Россия – не Россия…»

МОЛИТВЕННОЕ ПРОШЕНИЕ ИОАННА КРОНШТАДСКОГО

Отче наш, Иже еси на Небесех!
Да святится Имя Твое в России
Да придет Царствие Твое в России!
Да будет Воля Твоя в России!
Ты насади в ней веру истинную, животворную!
Да будет она царствующею и господствующею в России!
А не уравненную с иноверными исповеданиями и неверными.
Да не будет сего уравнения с неравными,
Истинного исповедания не имеющими!
Истина не может быть сравнена с ложью
И правда веры с неправыми исповеданиями
Истина Господня пребывает во век.

… Горе нам, если под грузом тягот и лишений нынешней смуты, перед лицом предательства, ненависти и злобы, обрушившихся на нас со всех сторон, дрогнем и отречемся от служения, дарованного Господом нашему народу за веру и верность, самоотверженность и готовность к безкорыстной жертве.

Тяжко смотреть на разорение Державы Российской. Пророческим набатом звучат сегодня давние призывы великого Кронштадского старца:

«Да подумайте же вы, русский народ, трезво – к чему вы стремитесь? К низвержению всякого общественного строя и уклада житейского, к хаосу общественному? Познайте вы, ведь это дьявольские, а не Божеские дела! Вы забыли Бога и оставили Его, и Он вас оставил Своим отеческим Промыслом и отдал вас в руки собственного необузданного, дикого произвола: вы губите и себя, и Россию. Опомнитесь, одумайтесь, покайтесь, исправтесь… Господи Всемогущий, Всеблагий, Премудрый Царь царств земных! Устрой и утверди русское царство с Русскою Православной Церковью на непоколебимом Камне, какой еси Ты, Иисусе Христе, Боже наш! Да не поколеблют Державы Российской инородцы, и иноверцы, и инославные! Сохрани целость Державы Российской и Церкви всемогущею Твоею Державою и правдою!»

Сейчас впору нам всем присоединиться к молитвенному воплю угодника Божия, взывая ко Господу об избавлении от страшной напасти – от пленения сатанинского, в коем вот уже многие десятилетия страждет Святая Русь: «Отче наш!… Не введи нас во искушение, но ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВОГО…».

Из книги «Русская Симфония»
Митрополит Иоанн (Снычев)

АЦИИ

 

Леонид Решетников: Вернуться в Россию: какую, как и зачем?

 

В новом выпуске газеты «Православный крест» вышло интервью с Леонидом Решетниковым, исполнительным директором Общества «Двуглавый Орёл», историком, кандидатом исторических наук, автором книг «Русский Лемнос», «Вернуться в Россию. Третий путь или тупики безнадежности» (издавалась на армянском, болгарском и сербском языках) и более 70 научных и публицистических статей.

Публикуем электронную версию материала:

В конце 2016 года Л. П. Решетников выступил инициатором создания Всероссийской общественной организации Общество развития русского исторического просвещения «Двуглавый Орел», ставящей цель «очи­стить историю России от клеветы и искажений, примитивизма и секуляризации, доносить ее объ­единяющий, созидающий смысл». В связи с возрастающим интересом к осмыслению трагических событий минувшего века мы попросили Леонида Петровича прояснить ряд дискуссионных вопросов.

– В резолюции недавно про­шедшего общероссийского об­щего собрания «Двуглавого Орла» и в Вашей книге «Вернуться в Россию. Третий путь или тупики без­ надежности» основной задачей декларируется возвращение в прежнюю, дореволюционную Россию. Хотелось бы узнать конкрет­нее, что тут подразумевается. У кого-­то это вызывает недоумение, смущение, они говорят: «Хотя в стране много про­блем, но мы и живем в России; куда же, к чему нас призывают вернуться?»

– Для меня и моих коллег, единомышленников, соратников, для нашего Общества Россия и Советский Союз – две разные страны. И когда люди утверждают, что мы – всегдашняя традиционная Россия и Советский Союз – шли в единомпотоке, то этим они демонстрируют свое непонимание, утрату Русского чувства – чувства православного, верующего человека. Многие не осознают, что т. н. «достижения» после 1917 года – в 20-е, 30-е, 40-е годы – были попыткой уничтожения всего Русского, всего Российского. Не только культуры или политики, но прежде всего – веры, Русской традиции, Русского миропонимания, Русского мышления...

Такие люди оперируют 80-ми годами, когда они жили в Советском Союзе. Но они забывают (или не знают вовсе), что Советский Союз создавался как антипод России. Даже имя страны изменили; мы назывались не Россией, а аббревиатурой – СССР. Это же неслучайно. У нас даже отменили преподавание истории до тех пор, пока не написали новую в 1934 году. Только в 35-м ввели изучение Отечественной истории в школах. В Советском Союзе создавали нового человека! Не Русского человека учили, развивали и т. п., а взращивали нового – советского. И как же тогда «мы одно и то же государство», как же «мы и живем в России», если нас почти 73 года подвергали обработке, убеждая мы не Русские?! Слово «Русское» тогда не употреблялось, да и до сих пор оно редко употребляется, особенно среди жителей Украины, каким я был долгое время...

Мы – еще раз подчеркиваю – стоим на позициях, что Советский Союз – это не продолжение, не особая форма России, а попытка создать совершенно другое государство, вычистить все Русское из нашей страны, мировоззрения, уклада. Это и переименование улиц, массовое, особенно в исторических центрах городов; это и уничтожение церквей... Можно указать примеры практически во всех сферах жизни...

– Да, в книге Вы хорошо описали целенаправленную подмену – ре­волюционеры понимали, что в Рус­ском человеке религиозное чувство очень сильно...

– Диавол – «обезьяна Бога», поэтому нам подменяли все. Был в Советском Союзе и «Господь Саваоф» в лице Карла Маркса, потом, прости меня, Господи, «Иисус Христос» в лице Ленина и его верный ученик Иосиф Виссарионович. Как же можно говорить, что тогда мы жили в России?! Другое дело – что не получилось нас оторвать от наших истоков, что Русский народ в конце концов «переварил» коммунизм. Но, извиняюсь, продукт переваренный – это отрава, он недоброкачественный. Вот мы по-прежнему и отравлены тем, что было в предыдущие десятилетия. Поэтому наше Общество так категорично в этом вопросе.

Мы предлагаем вернуться в Россию не примитивно – знаете, советское мышление очень примитивное... У нас же историческая наука якобы была – пусть искаженная. Но историософия вообще не рассматривалась. Какая была философия? Марксистско-ленинская, т. е. набор неких положений. И вот люди, которые сейчас говорят: «Куда это он призывает вернуться?», мыслят примитивно. Им кажется, что мы – ретрограды, архаики, реконструкторы, призываем одеться по-имперски, называться «господами-превосходительствами», кого-то назначить графом, кого-то князем... Это абсолютно тривиальное мышление, недостойное человека, который считает себя образованным... Мы же призываем не скопировать что-то – хотя прежний опыт изучать и использовать нужно, – а вернуться в Россию ментально, мировоззренчески стать Русскими, чувствовать Россию как свою Родину, как свой дом. Вернуться в Россию верующего, любящего народа.

– А что Вы вкладываете в понятия «вернуться ментально», «мировоззрен­чески стать Русскими»?

– Самый главный признак Русского человека, то, через что он стал Русским, – вера Православная. Это первая отличительная черта нашего народа. Она наложила отпечаток на Русское сознание, на весь жизненный уклад. И даже те, кто называет себя неверующим, частично тоже поражены, в хорошем смысле слова, верой, только не могут этого понять, потому что мышление их во многом замусорено стереотипами т. н. нового советского человека.

Что такое вера? Ну, я скажу элементарные вещи. Это любовь. В частности, любовь как дружелюбие и к врагам. Например, я стараюсь критиковать наших оппонентов сдержанно, не называя имен. А они – по-советски, по-НКВД-шному: пишут, что я – генерал КГБ. Но генералом я стал лишь в декабре 1995 года, когда уже КГБ не существовал. И я генерал даже не ФСБ, а Службы внешней разведки. А они так говорят не с целью дискуссии, но как будто лишь для дискредитации. Русский же человек – до того момента, пока не стал отходить от Бога (что, кстати, и привело к революции), – всегда отличался необыкновенной искренностью, честностью, добротой – любовью!

Да, Русский человек был всегда, с одной стороны, дружелюбен, милосерден. Но с другой... Я где-то прочитал про одного деревенского батюшку – он мог, извините, там так написано было, и ущипнуть какую-нибудь молодуху, мог выпить – все прощали. Но как только он допускал что-то против веры, ересь – сажали его в тачку, вывозили и в лужу сбрасывали. Т. е. люди понимали разницу – где простая человеческая слабость, а где – затрагивается стержень, святое. И тут – никаких компромиссов: «Ты извини, батя, давай в лужу». А нам предлагают сейчас духовные компромиссы со всеми – согласиться любить палачей: Иосифа Виссарионовича, Ленина, Дзержинского... «Пойдем на компромисс», «примиримся» – с кем?! Мы, православные, и так по вере своей против насилий и убийств, но согласиться с неправославными взглядами мы не можем. Как мы будем вместе работать, если «соратник» определяет все наши убеждения и усилия как «опиум для народа» и не ставит их ни во что? В чем примирение-то?! Русские всегда были готовы примириться со слабостью, с человеком, но не с преступлением.

– Получается, у нас сейчас проблема в том, что на уровне властей – светских и церков­ных – не поставлены четкие нравственные критерии? Допу­стим, есть жертвы террора, но никто не говорит, что были па­лачи. Т. е. должно быть не примире­ние, а покаяние?

– Конечно, мы же до сих пор не отделили зерна от плевел. Отсюда и непонимание у людей, в какую Россию надо возвращаться, – ведь все смешано. Поэтому мы и предлагаем: давайте отделим добро от зла.

– В книге «Вернуться в Россию» говорится о том, что наше предна­значение – быть Русской Православ­ной цивилизацией. В то же время Вы пишите: «Россия может быть только Империей, иначе она погибнет как цивилизация». И здесь тоже выска­зываются упреки: преемственность от Империи в обход советского прошлого – якобы фантастика. В этом видится чуть ли не призыв к очеред­ной революции – мол, давайте все снова разрушим и на чистом поле воздвигнем...

– Ну, во-первых, не надо забывать, что Советского Союза нет уже 26 лет – все разрушено, разрушать нам нечего! Практически даже не осталось людей, которые прожили всю свою жизнь только в Советском Союзе. Во-вторых, нужно понимать, что Россия развивалась тысячу лет в одном направлении – христианском и монархическом. Тысячу лет! А 70 лет на этом фоне – просто зигзаг, страшная ошибка. Это как если бы человек шел-шел своим путем, потом оступился, упал, ударился головой и какое-то время пролежал в обмороке. А потом медленно-медленно начал бы подниматься и двигаться в прежнем курсе.

Просто люди, которые ратуют за советский период, мыслят категориями: вот, то время, когда я жил, учился – это и есть история. Все, что было до того, не имеет для них значения. Они не понимают, что наша жизнь – 70 лет – это миг, и для государства – тоже миг. И то, что мы некогда упали, не контролировали себя и наломали дров, не должно воспрепятствовать нам вновь встать на свой тысячелетний путь. Тем более что, повторюсь, разрушать уже нечего – нет ни Советского Союза, ни социалистической экономики. Так за что продолжать цепляться, чему сочувствовать?!

А оценки исторические – естественны для каждой страны, для каждой науки, где существенны вопросы происхождения, развития, преодоления допущенных ошибок. Люди смотрят, изучают, исследуют, сопоставляют и делают выводы. А вывод тут только один – советский путь был ошибочным. И для продолжения строительства государства он не нужен, т. к. опять заведет нас в дебри. Поэтому необходимо честно признать, что мы оступились и ударились головой по собственной вине...

– Ну, нам «помогали», конечно, – не без этого...

– Всегда «помогали» и «помогают». Начиная с Киевского княжества, не иссякают, пытаются нам помешать внешние противники. Но, повторюсь, оступились мы сами и потому развалились изнутри. Слава Богу, в 1991-м не вспыхнула гражданская война, хотя и защищать уже было нечего. То, что говорят сейчас о тех днях молодые люди, спишем на их наивность или незнание, но суждения и ностальгия взрослых меня удивляют. Хочется спросить – а что они в 1991 году делали, почему не вышли отстаивать то, о чем ныне ностальгируют, почему не пошли на Дон, Кубань, Терек, как было после свержения Монархии?! Тогда ведь многие свою Россию защищали, пусть кто-то ошибался... А эти чего всполошились спустя 26 лет?! Каждый из них в период развала страны что-то собой представлял, кто-то командовал обкомами, райкомами, горкомами, дивизиями, крейсерами, самолетами – где вы были? Почему молчали?!

Еще хочу сказать – ведь мне уже 70 лет, – я помню 1956 год, XX съезд партии, когда вышел Никита Сергеевич Хрущев и заявил, что Сталин – преступник, много народа убил. Да, прямо на съезде – его знаменитый доклад. Спрашивается: товарищи, война десять лет назад закончилась, а вы все, обкомы, горкомы, дивизии, молодые здоровые фронтовики – что же вы не защищали своего «любимого вождя», который «победил фашизм»?! А когда из мавзолея его вынесли – я уже был юношей, школу заканчивал – кто-нибудь встал, поднял голос? Вынесли – и все, в ночь, закопали – полное молчание. А сейчас ностальгируют: вот, его все так любили... Если бы любили, то защищали бы. Но нет, просто боялись. Вся «любовь» у них была – страх. Я помню ту атмосферу, в которой тогда жили. Моя мама только за два дня до смерти сказала моей сестре: «Ты знаешь, у меня еще одна сестренка была, которая в 37-м году с мужем пропала». Она до 80-го года молчала, боясь навредить мне, старшему сыну. А то, что она – потомственная казачка и ее отец погиб в Первую мировую войну, она так и не открыла.

И теперь от нас требуют, чтобы мы какие-то ностальгические фантазии признали, а на реальные преступления закрыли глаза? Ну, как такое можно объединить с Русским менталитетом, с Русским мировоззрением, мироощущением?! Когда во времена Сталина убивали, ссылали – и детей, и внуков даже, до седьмого колена уничтожали, и фактов тому – миллион. Хотя, если вспомнить – когда Александра Ульянова повесили, Володенька и остальные члены его семьи, сестрички, жили, учились, никаких претензий в Царской России к ним не предъявляли. Вот это было по-нашему, по-Русски. И вот в такую Россию мы предлагаем вернуться.

– Вы говорите, что постараетесь сделать все, чтобы к 2024 году у нас была восстановлена Монархия. Но, опять же, насколько это реально? Что должно произойти в обществе, чтобы случился такой поворот? И ко­го Вы видите Государем? Как отно­ситесь к предложениям некоторых современных монархистов при­близить к полномочиям Царя полномочия президента?

– Те, кто такое предлагает, думают, что Монарх – это человек, который имеет неограниченную власть, и ничего более, ну, номинально еще благословение Церкви. Они не понимают сути, не знакомы, наверное, даже с трудами Л. Тихомирова, не говоря уже о книгах святителя Серафима (Соболева). Для них Царь – просто вождь в короне, что вполне соответствует сегодняшним реалиям. Но это опять будет диктатура, даже тирания.

Понимаете, возвращение к Монархии не означает, что у нас останутся газеты и телевидение только с одной православной программой, исчезнут абсолютно все либералы, коммунисты и проч. Это же смерть общества, которое может развиваться лишь в постоянной интеллектуальной борьбе. Когда нет оппонента – нет и развития. Поэтому мы должны строить наше монархическое общество на основе принципа «соревнования в правде». Мы, православные монархисты, будем сильными, главными, ведущими – только за счет своей крепости в вере и правде, а не благодаря тому, что закроем одних, ликвидируем других. Мы должны стать сильными духом – тогда мы сможем руководить. Тогда враг окажется слабее нас, потому что мы будем по-настоящему верующими людьми. Мы запретим только тех, кто выступает за вооруженное насильственное изменение власти – революцию. Ну, конечно, еще нужно бороться с безнравственностью, аморальностью, богохульством...

Почему многие не «вмещают», не понимают подвиг святого Царя Николая II? Только из-за этого картонного стереотипа – мол, «слабый». Им хотелось бы, чтобы «полковник Романов» возглавил карательный отряд и пошел рубить своих подданных шашкой направо и налево? Причем в той ситуации, когда подданные полностью дезориентированы, потеряны, многие обезверились... Ну, и чьим Царем ты будешь?! Разве что – лишь части народа. Но это ли православный Государь? Такое только Сталина устраивало – он был диктатором, правил частью народа, другую часть отправил – кого сразу на тот свет, кого – по этапам, в лагеря. Разве мы можем сказать о Сталине, а тем более о Ленине, что у них была любовь к нашему народу?! Нет, у них была любовь к мировой революции и идеология ненависти. А у Государя вся идеология – именно любовь... Жаль, что не все, даже среди верующих, это понимают.

Много людей у нас, которые пришли в Церковь, когда рухнула советская власть. Особенно мужчины – ища в этом поддержку. Партии не стало, а вот есть организация похожая, свой глава у них там – генсек-патриарх, сеть разветвленная, и они борются за Россию. Что же, мы, вот, тоже за Россию, – рассудили эти люди, – значит, нам туда. Но они пришли не сердцем, не через любовь. Какое тут покаяние? Ну, требует батюшка покаяться – поисповедовались. Но внутри остались теми же политработниками, сторонниками социализма, правда, уже не столь активными.

А что такое – «Монархия сегодня нереальна»? Почему нереальна? Если бы в 1913 году среднему Русскому человеку, подданному Российской Империи, сказали, что у нас через несколько лет будет республика, он бы принял говорящего за сумасшедшего. То же самое и сейчас. Да, нам вертят пальцем у виска, но мы точно знаем, что в России снова будет Монархия. Потому что это Божий Промысл; у нас есть пророчества, в которые мы верим, – мы же верующие. Все святые, старцы говорили о возрождении Царской власти, причем настоящей, а не бутафорской, конституционной или в виде тирании.

А на тему, кто будет Монархом, наше Общество не рассуждает. Да и как об этом говорить, когда еще так засорены мозги, когда у нас воцерковленные люди составляют не более 10% населения? Необходимо просто работать, надо просто приводить сознание народа в порядок. Но наши оппоненты как раз этому мешают. Почему у нас спор? Потому что они все запутывают, смешивают, смущают, соблазняют людей. Через личность Сталина, например, очерняют Монархию, подменяя Государя фигурой диктатора.

Многие в обществе не понимают разницы между абсолютной Монархией и Русским Самодержавием. Последнее обеспечивало огромную свободу для всех наших людей. Все были духовно свободными. Поэтому творили, и поэтому из маленького княжества создали Империю. Ленин ее разрушил, Сталин ее как бы воссоздал, но на принципах, уничтожающих саму идею и суть Империи: лишил народ веры, страну – единства территорий, поделив ее на национальные республики – и вот, единства уже нет; как ни взывай к справедливости, ты вынужден убивать, потому что одни стоят за Украину, другие за Грузию, и т. д.; при этом государствообразующий народ тиран извел, Русских поставил в униженное положение. А в 1952 году он расстрелял молодых Русских людей, выросших в военное время и ставших руководителями РСФСР, Ленинградской области, председателями Госплана. Молодую Русскую поросль расстрелял – 30 человек – только за то, что они предлагали усилить экономическое развитие РСФСР, не передавая все в национальные республики. Т. е. Сталин нарушил все основные принципы и понятия Империи – поэтому неверно говорить, что Советский Союз был Империей. Потому он и просуществовал всего 70 лет, а не 1100 лет, как Византийская Империя, и не 1000 лет, как Российская.

– Значит, наша цель – во­-первых, верить в восстановление Монархии в чистом, святоотеческом виде и ра­ботать над просвещением народа в этом ключе, а касательно того, как это будет, кого Господь пошлет – по­ложиться на Его волю?

– Да. Вот, говорят, перед нами два варианта. Есть «легитимисты», которые все время ищут каких-то легитимных кандидатов, от Романовых и т. д... Но Романовская династия закончилась, и закончилась блистательно – святыми, не только Царем, но и всей Его Семьей. Это памятник династии на все оставшиеся времена. Что будет дальше? Некоторые еще с надеждой рассматривают ниточки, какие-то веточки от этого рода...

А есть «соборяне», которые за Собор. Но я против слова «выбор», когда дело касается будущего правителя России. Возможно только «обретение». Мы должны Царя обрести, но никак не выбрать, а то опять будем действовать по своей воле, по своей гордыне. Вымолить – другое дело. Все слышали о Земском Соборе 1613 года, но мало кто изучает, как это происходило. Были ведь многомесячные бдения, всеобщее покаяние, молитвы... И, знаете, мы забываем об очень важном моменте – мне об этом всегда говорила любимая ученица владыки Серафима (Соболева), монахиня Серафима (Ливен), – что важно для православного человека, наряду с любовью, иметь еще рассуждение. Поэтому не так: «Устроим Собор, выберем...» Нет, ребята, это процесс непростой, очень долгий, это работа над своим сердцем прежде всего. Обретем! Господь укажет на Царя. А как укажет? Ну, мы же верующие люди, знаем на духовном опыте каждый, как Господь открывает Свою волю по молитвам к Нему...

– Хочется уточнить: Ваша органи­зация сотрудничает с кем-­то из Ро­мановых?

– У нас в руководстве есть Александр Александрович Трубецкой; он – Гедиминович, прямой потомок Гедимина, Великого Князя Литовского, – это признанная в России королевская династия. Мы сотрудничаем также с князем Шаховским из Рюриковичей. В совете у нас есть граф Капнист – но это не княжеские, а выходцы из Греции. Если еще кто-то появится – хорошо, будем смотреть... Мы готовы контактировать со всеми в деле просвещения, но считаем, что ставить сейчас вопрос ребром: кого мы видим во главе монархической России – это та же советская примитивизация.

– Еще один важный вопрос. В ре­золюции собрания «Двуглавого Ор­ла» сказано о необходимости нала­дить тесные взаимоотношения с Русской Православной Церковью. В каком состоянии этот процесс, как вы планируете работать в данном направлении? Возможно, по причи­не того, что нет мощной официаль­ной поддержки, кто-­то побаивается открыто вступать в ваши ряды. Для кого-­то по­-обывательски имеет клю­чевое значение указание «сверху»...

– Ох уж это советское наследие! Конечно, если мы будем отвлекаться на такую, я извиняюсь, болтовню: «Кто будет Царем», «как», «чего», то, понятно, никто из серьезных людей не захочет с нами иметь дело. Но мы занимаемся историческим просвещением, в котором заинтересована и Церковь – ее представители тоже все время об этом говорят. Мы же разоблачаем гонителей Православия, мучителей Новомучеников и Исповедников Российских. И на этой почве у нас уже с целым рядом епархий установлены тесные отношения, мы работаем рука об руку. Вы знаете, что нам прислал приветственное письмо владыка Вениамин Владивостокский и Приморский? В Костромской епархии у нас игумен Петр (Ерышалов) возглавляет отделение, в Ставропольской епархии второй человек, замруководителя – отец Антоний Скрынников. Есть и миряне, которые трудятся в епархиях, руководители отделов, советники архиереев... Многие митрополии нас поддерживают.

С одной стороны – правильно, сами Владыки или священники не должны в массовом порядке действовать в рамках нашего Общества. Но от них нам нужна духовная помощь – мы же православная организация. Поэтому если мы будем просить кого-то – то только стать почетным председателем или председателем попечительского совета, но не исполнителями, не организаторами.

Еще вспоминаю: Господь мне дал счастье быть духовным чадом матушки Серафимы. Поэтому я представляю себе владыку Серафима (Соболева) не только по его замечательной книге «Русская Идеология», которую рекомендую нашим критикам все-таки прочитать. Это книга святого, канонизированного, да и до канонизации десятки лет почитаемого святым, еще при жизни. Подвижника, к которому поток людей не прекращался даже в советское время. В те дни, когда я еще учился в аспирантуре в Болгарии, думал: почему люди постоянно идут к его гробу? Сам еще не понимал ничего... Так вот, насколько мне известно со слов матушки, Владыка не любил состоять в каких-то организациях, сидеть в президиумах, но духовно, молитвенно он очень многие полезные инициативы поддерживал – давал направление, благословение, принимал с вопросами, когда возникали проблемы. И я думаю, что это и есть наш путь в сотрудничестве с Русской Православной Церковью.

– Давайте подведем итог. Полу­чается, все сводится к вере – это и путь, и цель возвращения в настоя­щую Россию?

– Ну, не зря же преподобный Серафим Саровский говорил: «Спасись сам, и тысячи вокруг тебя спасутся». И каждый должен вернуться в Россию сначала в душе своей. А люди, сочувствующие коммунистам, если глубже посмотреть, защищают проект, который был нам навязан для уничтожения Русской цивилизации. Это проект глобалистов. Мировая революция – один из двух глобалистских проектов. Дьявольские силы, так их назовем, никогда не выдвигают одну программу, а всегда две, а то и три. Одна – буржуазно-демократическая, которую мы видим в лице Запада, а вторая – радикальная левая. Это делается для того, чтобы создать между ними накал, чтобы отсюда пошел огонь, на котором глобалисты греют руки. К сожалению, мы их проект с кровью на себя надели и до сих пор не можем снять. И те советские вожди, которые руководили нашей страной, были связаны с этими силами, с этими планами. Не просто так Сталин выбился во власть, не просто так американцы помогали индустриализацию проводить, не просто так они спонсировали нас во время Великой Отечественной и т. п. И сейчас, вольно или невольно, сторонники «монархии»-диктатуры защищают этот глобализационный проект! Они сами обманываются и обманывают всех нас, и опять уводят Россию с ее исторического пути, который определен Господом.

Наша же главная задача – не мощное государство со множеством танков и пушек. Наша миссия от Бога – нести факел Православной веры, который нести больше некому.

hare

Беседовали Анна Самсонова и Анастасия Державина

https://rusorel.info/leonid-reshetnikov-vernutsya-v-rossiyu-kakuyu-kak-i-zachem/

https://rusorel.info/leonid-reshetnikov-vernutsya-v-rossiyu-kakuyu-kak-i-zachem/



Подписка на новости

Последние обновления

События