Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Актуальные темы

Свт. Кириллъ Александрiйскiй († 444 г.) 
Бесѣда при вступленіи во святую Четыредесятницу 
[1].

1. Опять возсіяваетъ время святаго праздника нашего. Посему нужда настоитъ намъ вспомнить, что вѣщаетъ Вседержитель Богъ. Слышите жерцы и засвидѣтельствуйте дому Іакова, говоритъ Господь Богъ Вседержитель (Ос. 5, 1). Итакъ засвидѣтельствуемъ и скажемъ, что настало время, въ которое надлежитъ намъ благоукраситься приличными Святымъ добродѣтелями и обогатиться совершенствами Евангельской жизни. А мнѣ кажется, наставники въ добрѣ заслуживаютъ почтеніе. Ибо истинны слова Пророка: коль красны ноги благовѣствующихъ благая (Ис. 52, 7), благовѣствующихъ блага, конечно, не временныя и гибнущія, не тѣ, которыя служатъ къ наслажденію перстнымъ тѣламъ нашимъ; напротивъ такія блага, которыя уготованы благодатію Спасителя нашего, — которыя своихъ обладателей дѣлаютъ треблаженными и торжествующими какъ надъ душевными, такъ и надъ тѣлесными страданіями. Ибо лучше имя доброе, неже богатство много, какъ говоритъ Соломонъ (Притч. 22, 1). Итакъ для благомыслящихъ и никогда не бываетъ такого времени, въ которое бы они не считали для себя приличнымъ являться таковыми: но если, сверхъ того, предложится имъ еще и обязанность — добровольно подъять подвиги добродѣтели, тогда они, изгнавши изъ сердца всякую безпечность и быстро устремляясь на все, что только есть удивительнаго, труды считаютъ за наслажденіе и въ упованіи будущихъ благъ находятъ пищу для своего благодушія. Дѣятельный и трудолюбивый земледѣлецъ, когда наступитъ время пахать землю и сѣять сѣмена, хотя предстоятъ ему тогда весьма многіе и продолжительные труды, ни во что однакожъ ставитъ ихъ, но тщится только о удобреніи поля — и весьма благоразумно. Ибо, хотя онъ только еще запрягаетъ вола, но уже видитъ ниву, тучнѣющую класами; хотя только еще ввергаетъ въ землю зерно, но уже веселится (помышляя) о жнецахъ, и очами надежды съ удивленіемъ взираетъ на падающую подъ серпомъ жатву, созерцаетъ гумно, наполненное снопами. А занимающійся мореплаваніемъ и торговлею лишь только увидитъ, что море тихо волнуется весенними вѣтрами, тотчасъ оставляетъ покой и смѣло пускается въ море; хотя онъ и знаетъ, что тамъ подвергнется волненію и свирѣпому напору вѣтровъ: однакожъ нисколько не боится сего, имѣя въ виду прибыль и обогащеніе. Итакъ крайне постыдно, что, тогда-какъ эти люди, для тлѣнныхъ и земныхъ вещей, рѣшаются перенесть всякой трудъ, мы, чающіе божественныхъ и превышающихъ разумѣніе плодовъ, не съ радостію срѣтаемъ это время, которое предшествуетъ святому празднику нашему, и которое, хотя воспрещаетъ намъ, излишество въ пищѣ и питіи, но за то обогащаетъ насъ духовными дарованіями. Посему, когда самое время возбуждаетъ насъ къ мужеству, никто не предавайся нѣгѣ, напротивъ, бодро иди, куда ни поведетъ Господь. А я считаю должнымъ (опять) сказать то, что Богъ вѣщалъ устами Іереміи: возмите оружіе и щиты, и идите на брань, осѣдлайте кони, и всѣдайте всадникы, и станите въ шлемѣхъ вашихъ, уставите копія, и облецытеся вь броня ваша (Іер. 46, 34). Ибо надлежитъ намъ съ усердіемъ и великимъ мужествомъ возстать противъ удовольствій, влекущихъ ко грѣху, и, облекшись въ духовное всеоружіе, сражаться со страстями, такъ какъ божественный Павелъ пишетъ: плоть похотствуетъ на духа, духъ же на плотъ (Гал. 5, 17). Они другъ другу противятся, — и когда одолѣваетъ плоть, то побѣжденный (духъ) становится гнуснымъ и нечистымъ и всякой грязи сквернѣйшимъ; напротивъ, когда плоть побѣждаема бываетъ и покоряется духу, то побѣдителямъ даются блистательные и вожделѣнные вѣнцы: ибо они тотчасъ будутъ чисты отъ скверны, удалены отъ порока и украшены блескомъ добродѣтелей. А я думаю, мы должны всѣми силами уклоняться отъ того, что наноситъ вредъ, и блюсти себя отъ зла, а напротивъ пещись о томъ, что заслуживаетъ удивленіе. Ибо никто, конечно, не станетъ оспоривать того, что доброе здравіе тѣла есть вожделѣнное благо. Когда же случится намъ заболѣть, мы тотчасъ посылаемъ за искуснымъ въ леченіи врачемъ, который умѣетъ припадкамъ болѣзни противопоставить пособія своего искусства, а вмѣстѣ съ тѣмъ, отказавшись отъ угожденія чреву, какъ бы заграждаемъ самый источникъ болѣзни тѣмъ, что избѣгаемъ пресыщенія, и чрезъ малояденіе устраняемъ то, что причиняетъ вредъ. Вотъ какое мы употребляемъ стараніе о тѣлѣ! Но если мы увидимъ болящимъ то, что несравненно превосходнѣе тѣла, то есть, душу, и потомъ станемъ изыскивать способъ къ возстановленію ея здравія, а сіе не иначе можетъ быть, какъ только чрезъ воздержаніе: то какъ же мы не примемъ съ охотою постъ, если только мы въ добромъ умѣ и здоровье цѣнимъ выше болѣзни? Итакъ очистимъ себя отъ всякой скверны плоти и духа, какъ написано, памятуя, что Богъ говоритъ чрезъ Пророка: будите святи, яко святъ есмь Азъ (Лев, 11, 44), и чрезъ одного изъ святыхъ учениковъ: братіе, молю яко пришелцевъ и странниковъ, огребатися отъ плотскихъ похотей, яже воюютъ на душу (1 Петр. 2, 11). — Считается удивительнымъ и всякой похвалы достойнымъ, когда кто рѣшается вытерпѣть, если случится, и самую смерть, смѣло подвергая себя такой опасности ради дѣтей и жены. Равномѣрно, когда истребляющіе страны или города опустошаютъ поля и обитателей лишаютъ всѣхъ средствъ жизни; тогда подвергшимся такому бѣдствію не въ честь будетъ оставаться покойными, напротивъ, надлежитъ ополчиться противъ золъ, и лучше съ мужествомъ пасть, нежели продолжать бѣдственную жизнь. — Если же все это такъ бываетъ между нами, и ни кто, я думаю, не станетъ порицать сказаннаго мною: то какъ же не необходимо намъ ратоборствовать ради пользы души, когда ее готова поработить себѣ плоть? Ратоборствовать же мы можемъ посредствомъ трудовъ, низлагая гордыню плоти, дабы она покорилась волѣ духа. Ибо такимъ образомъ мы пойдемъ прямымъ путемъ долга, шествуя по стезѣ, ведущей ко всему преславному, и стяжавая себѣ надежду жизни вѣчной: потому что всѣ мы въ этомъ мірѣ странники и пришельцы, и время плотской жизни чрезвычайно кратко, напротивъ продолженіе будущей нескончаемо. Итакъ надлежитъ намъ, отторгши умъ отъ временнаго и отвергши, какъ постыдное и нечистое, наслажденіе плотскими удовольствіями, жаждать будущихъ благъ и считать достойнымъ всякаго почтенія и удивленія то, что отъ Бога приготовлено святымъ. Ибо око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его (Ис. 64, 4; 1 Кор. 2, 9). А какой это способъ, коимъ любящіе Бога угодили Ему, скажемъ о семъ по возможности, въ нѣкоторое поощреніе вашего усердія къ добру.

Давидъ, возсѣдавшій на престолѣ царскомъ и имѣвшій безчисленное множество подданныхъ, которые привыкли побѣждать на сраженіяхъ, въ тѣхъ случаяхъ, когда нѣкоторые изъ сосѣдственныхъ народовъ возмущали Іудеевъ войною, хотя и повелѣвалъ воинамъ вооружиться и отражать нападенія враговъ; однакожъ, ограждая себя и другихъ небесною защитою, усерднѣйшія творилъ молитвы и просилъ Господа силъ, чтобы Онъ соединился съ нимъ и помогъ ему одержать побѣду и восторжествовать надъ свирѣпостію непріятелей. Посему-то и надежда его никогда не была тщетна, и вотъ, послушай, что онъ говоритъ: азъ же, внегда они стужаху ми, облачахся во вретище, и смиряхъ постомъ душу мою, и молитва моя въ нѣдро мое возвратится (Псал. 34, 13). Слышишь, онъ постился и одѣвался во вретище, то есть, велъ себя какъ прилично сѣтующему: былъ печаленъ и проливалъ слезы, не предавался роскоши, не веселился, не утопалъ въ наслажденіи, но изнурялъ себя подвигомъ поста. Какой же отсюда плодъ, какая прибыль? Мы сейчасъ слышали, что самъ онъ говоритъ: и молитва моя въ нѣдро мое возвратится. Ибо дающіе кому-либо подарки, если хотятъ показать свою щедрость, вкладываютъ оные въ пазуху (получающихъ подарки), считая малыми горсти рукъ. И Господь всяческихъ, когда ущедряетъ кого своими милостями, то подобнымъ же образомъ даетъ ему какъ-бы въ пазуху, обиліемъ своихъ даровъ превышая самую надежду просящаго. Итакъ постился Давидъ, сей мужъ, достойный всякой похвалы и даже удивленія, мужественный и мудрый, украшенный вѣнцемъ царскимъ, обладавшій множествомъ наслажденій и богатства, — и онъ былъ въ плачѣ и постѣ для того, чтобы получить благоволеніе свыше. За то онъ и надъ врагами торжествовалъ и одерживалъ побѣды на сраженіяхъ, и былъ всѣми прославляемъ и ублажаемъ.

Если же кто пожелаетъ, сверхъ сего, видѣть и трехъ оныхъ юношей, разумѣю Ананію, Азарію и Мисаила, то и здѣсь найдетъ воздержаніе благотворнымъ. Они родомъ были Іудеи; и когда Персидскіе государи овладѣли Іерусалимомъ, и вмѣстѣ съ другими отвели ихъ въ плѣнъ, то имъ, какъ отличнымъ юношамъ, было назначено жить при дворѣ царя. Ибо, такъ какъ Персы всегда любили пышность, то они всѣхъ лучшихъ плѣнниковъ, отличавшихся предъ другими видомъ и ростомъ, воспитывали для своего царя; посему-то этимъ плѣнникамъ мясо давалось въ чрезвычайно великомъ количествѣ, чтобы они были всегда тучны и, показывая зрителямъ на лицахъ своихъ цвѣтъ радости, представляли видъ, соотвѣтствующій славѣ царской. Что же сдѣлали въ такихъ обстоятельствахъ мужественные юноши? Презрѣвши сибаритскую трапезу и отвергнувши изысканныя яства, возлюбили — какъ матерь и воспитательницу всякой для нихъ красоты — постъ и труды приняли за наслажденіе. Что же отсюда? Они заслужили удивленіе и у враговъ, восторжествовали надъ кознями и превзошли даже тѣхъ, которые славились между оными, потому что Богъ всяческихъ возлюбилъ и соблюдалъ ихъ; побѣдили пламень и, ставъ превыше силы огня, ликовствовали вмѣстѣ съ горними силами; а для земнородныхъ сдѣлались наставниками, какъ-бы всю тварь убѣждающими воздавать Творцу подобающія Ему славословія. Итакъ, кто рѣшился подражать красотѣ добродѣтели святыхъ, тотъ, безъ сомнѣнія, равныя получитъ и награды. Ибо онъ безъ труда побѣдитъ противниковъ своихъ и легко восторжествуетъ надъ жестокостію враговъ. Пусть постыдныя страсти нападаютъ на его душу, подобно огню и пламени: онъ и ихъ преодолѣетъ, укрѣпляемый Богомъ. Какъ Ангелъ, сошедшій въ печь къ Ананіи и бывшимъ вмѣстѣ съ нимъ, укротилъ пламень огненный и чуднымъ образомъ заставилъ огонь покориться человѣческимъ тѣламъ: такъ и Христосъ, посредствомъ Духа Святаго, вошедши въ нашъ умъ и сердце, несомнѣнно укротитъ свирѣпый пламень порочныхъ пожеланій и, содѣлавши насъ побѣдителями козней демонскихъ, учинитъ гражданами неба, и расширитъ намъ путь ко всякой добродѣтели.

Что такую помощь отъ Бога мы можемъ получить, какъ награду за постъ и какъ плодъ добрыхъ подвиговъ, о семъ свидѣтельствуетъ все Священное Писаніе. Ибо въ книгѣ Ездры пишется такъ: и обѣщахъ ту постъ юношамъ предъ Господемъ Богомъ нашимъ, да взыщемъ отъ него благій путь намъ, и сущимъ съ нами чадомъ нашимъ, и скотомъ. Усрамихбося просити отъ царя пѣшихъ и конниковъ и проводниковъ ради охраненія намъ отъ супостатъ. Рекохомъ бо царю: яко сила Господа нашего будетъ со ищущими Его на всякое управленiе. И паки помолихомся Господу Богу нашему о сихъ, и милостива получихомъ (2 Ездр. 8, 49-53). Видишь, Ездра говоритъ, что Іудеи постомъ испросили себѣ благополучный путь, горнюю помощь и несокрушимое огражденіе Того, Кто можетъ спасать, — постомъ испросили благоволеніе Бога, который весьма легко совершаетъ все и щедрою рукою даруетъ блага просящимъ. Слѣдовательно и насъ, если будемъ поститься, избавитъ и освободитъ отъ всякаго зла, откроетъ и намъ путь ко всякой добродѣтели; легко умягчитъ кажущееся жесткимъ, неудобопроходимое сдѣлаетъ способнымъ и удобнымъ къ шествію.

Впрочемъ къ посту должно присоединять и занятіе молитвою. Ибо обѣ сіи добродѣтели живутъ какъ-бы рядомъ одна съ другою, и весьма спасительно дѣйствуютъ, когда находятся въ союзѣ между собою. По моему мнѣнію, отсутствіе одной изъ сихъ добродѣтелей дѣлаетъ другую менѣе полезною и благочестіе — какъ-бы храмлющимъ. Итакъ будемъ молиться, въ чистотѣ постясь. А весьма велика сила молитвы къ Богу. И сіе опять мы увидимъ изъ самаго богодухновеннаго Писанія. Во время странствованія Израиля по пустынѣ, когда безумные Амаликитяне (народъ варварскій), воспламенившись нечестивою завистію, вооружились и начали воевать съ Израильтянами; тогда блаженный Моисей далъ такое повелѣніе Іисусу: избери себѣ мужи сильны и изшедъ ополчися на Амалика заутра (Исх. 17, 9). И между-тѣмъ какъ юноши стали подъ оружіемъ, и великое множество искусныхъ въ дѣлѣ бранномъ и весьма сильныхъ мужей устремилось на непріятельскія фаланги: самъ блаженный Моисей, ставши на верху горы, творилъ молитвы къ Богу. А какая отсюда была польза для сражавшихся, это мы видимъ изъ Писанія: и бысть, сказано, егда воздвизаше Моисей руцѣ, одолѣваше Израиль: егда же опускаше руцѣ, одолѣваше Амаликъ (ст. 11). Смотри, какъ руки Моисея были сильнѣе оружій и фаланги всадниковъ! Ибо, доколѣ онѣ простираемы были на молитву, дотолѣ Израиль былъ непобѣдимъ, а когда опускались, — возмогалъ Амаликъ. А блаженный Павелъ вотъ что пишетъ о случившемся съ древними: сія вся образи прилучахуся онѣмъ: писана же быша въ наученіе наше, въ нихъ же концы вѣкъ достигоша (1 Кор. 10, 11).

Сказаннаго, кажется, достаточно къ показанію пользы молитвы. Впрочемъ ничто не мѣшаетъ намъ коснуться еще и другаго повѣствованія, по своему содержанію родственнаго съ предъидущимъ. Нѣкогда умъ Израильтянъ уклонился къ обоготворенію камней и деревьевъ, такъ что, оставивши единаго по естеству Бога, каждый изъ нихъ боготворилъ то, что ему вздумалось. Чрезъ сіе раздраживши противъ себя Господа, они преданы были нѣкоторымъ изъ сосѣднихъ народовъ и порабощены врагами, а страна ихъ была плѣнена. Тогда-то наконецъ они, бывъ сильно поражены чрезвычайными бѣдствіями, совершенно перемѣнили свое нечестивое расположеніе и, познавъ свой грѣхъ, чрезъ покаяніе взыскали помилованіе, и пришедши къ блаженному Пророку Самуилу, вотъ что отъ него тотчасъ услышали: Соберите ко мнѣ всего Израиля въ Массифаѳъ, и помолюся о васъ ко Господу. И собрашася людіе въ Массифаѳъ, и почерпаху воду, и проливаху предъ Господемъ на землю: и постишася въ той день, и рѣша: согрѣшихомъ предъ Господомъ. И судяше Самуилъ сыны Израилевы въ Массифаѳѣ (1 Цар. 7, 5), И далѣе: и взыдоша воеводы иноплеменничи на Израиля: и слышаша сынове Израилевы, и убояшася отъ лица иноплеменникъ. И рѣша сынове Израилевы къ Самуилу: не премолчи о насъ вопія ко Господу Богу нашему, да избавитъ ны отъ руки ипоплеменничи. И взя Самуилъ ягня едино ссущее, и принесе е на всесожженiе со всѣми людьми Господеви: и возопи Самуилъ ко Господу о Израили, и послуша его Господь. И бяше Самуилъ возносяй всесожженіе, и иноплеменницы приближашася на брань на Израиля: и возгремѣ Господь гласомъ велiимъ вь день онъ на иноплеменники, и смятошася, и падоша предъ Израилемъ (ст. 7-10).

Итакъ, что постъ благотворенъ и для мудрыхъ имѣетъ дивную силу, при содѣйствіи ему молитвы, это ясно доказано и тѣмъ, что выше было сказано, и тѣмъ повѣствованіемъ, которое я сейчасъ предложилъ. Напали на Израильтянъ враги, прежде побѣждавшіе ихъ, думая, что и теперь покорятъ ихъ своей власти легко и безъ труда: но вотъ, сами они (враги) побѣждены и пали, встрѣтивъ не многочисленное пѣшее и конное войско, опытное въ войнѣ и искусное въ дѣлѣ бранномъ, но непреодолимое сопротивленіе поборающаго Израильтянамъ Бога. Ибо противъ нихъ (враговъ) сильно и грозно возгремѣло небо, и тѣ, кои прежде гордо мечтали о себѣ, теперь, пораженные страхомъ, обратились въ бѣгство; а Израильтяне одержали побѣду надъ своими побѣдителями силою поста и молитвы.

Кстати теперь разсмотримъ, если угодно, какой это родъ жертвоприношенія былъ у Израильтянъ. Ибо мы найдемъ, что они спасены и побѣдили о Христѣ, хотя это дѣлалось еще въ образахъ и гаданіяхъ, прекрасно показуя силу таинства Христова. И собрашася, сказано, людiе въ Массифаѳъ, и почерпаху воду, и проливаху предъ Господемъ на землю. Что это значитъ? справедливо спроситъ кто-либо. Что за сила такого жертвоприношенія? Что они сдѣлали угоднаго Богу? Законъ повелѣлъ чрезъ Моисея приносить въ жертву воловъ и посвящать Богу горлицъ или голубей (Лев. 1, 5. 14). Но нигдѣ не заповѣдалъ этого рода жертвоприношенія, чтобы проливать воду на землю. Что же сдѣлали древніе, и съ ними Пророкъ, обладавшій вожделѣннымъ вѣдѣніемъ священныхъ и божественныхъ велѣній? Мы утверждаемъ, что онъ, какъ Пророкъ, имѣя умъ, исполненный Духа Святаго, всеконечно зналъ досточтимую и великую тайну вочеловѣченія Единороднаго; и разсуждалъ притомъ, что спасти бѣдствующихъ можетъ и самый образъ истины, написуя какъ-бы на самомъ себѣ силу спасенія, даруемаго Христомъ. И такъ по возможности изъяснимъ, какимъ образомъ истина совершалась еще въ сѣни.

Единородное Слово Божіе, будучи по естеству жизнь, подвергло себя добровольному истощанію, содѣлалось подобнымъ намъ, то есть, человѣкомъ, не измѣнивъ однакожъ притомъ собственной природы на земную плоть, — потому что Божественная природа неизмѣнна въ своихъ совершенствахъ, но облекшись въ земное тѣло наше, соединенное съ разумною душею. Сіе-то Пророкъ Самуилъ изображая для древнихъ какъ-бы на водѣ, пролилъ воду на землю. Здѣсь вода есть символъ жизни, земля — плоти. И слово плоть бысть, по ученію Іоанна Богослова (Іоан. 1, 14); и пришли въ чудное и непостижимое единеніе животворящее Божество и земное человѣчество. И вотъ наконецъ мы видимъ единаго изъ двухъ Емманнуила, и изъ предѣловъ Божества невыступившаго для воспріятія плоти, и неотринувшаго содѣлаться подобнымъ намъ, по естественной Ему кротости, и по премудрому о семъ дѣлѣ домостроительству. Ибо, такъ какъ Онъ благоволилъ претерпѣть, для доставленія всѣмъ жизни, смерть, и смерть конечно по плоти, дабы, и воскресши изъ мертвыхъ, разрушилъ, какъ жизнь и Богъ, владычество смерти: то воспринялъ на себя тѣло, подлежащее смерти, то есть, человѣческое, или плоть, дабы, чрезъ нее упразднивши древле необоримое тлѣніе, возвести человѣческую природу къ жизни. Ибо Онъ воскресъ не по собственной природѣ, по которой Онъ представляется и есть Богъ, совершающій воскресеніе, но для того, чтобы мы въ Немъ получили сей богатый даръ. По сему-то Онъ и названъ начаткомъ усопшихъ (1 Кор. 15, 20) и перворожденнымъ изъ мертвыхъ (Кол. 1, 18). На сіе-то самое указывая древнимъ, блаженный Самуилъ, когда творилъ молитвы за Израиля, не только представилъ имъ, какъ въ тѣни и загадкѣ, образъ вочеловѣченія, чрезъ пролитіе воды на землю, но тутъ же присовокупилъ и остальное, то есть, смерть (Iисуса Христа) за весь міръ. И взя, говорится, Самуилъ ягня едино ссущее, и принесе на всесожженіе со всѣми людьми Господеви. И возопи Самуилъ ко Господу о Израили, и послуша его Господь. Слышишь, онъ заклалъ агнца, во образъ истиннаго Бога? на котораго и блаженный Іоаннъ какъ-бы простертою рукою указывалъ и говорилъ: се Агнецъ Божій, вземляй грѣхи міра (Іоан. 1, 29). Ибо оная непорочная жертва есть Христосъ, честною кровію коего мы спасены и освящены.

3. Эту-же тайну Богъ и Отецъ повелѣлъ предъизобразить и чрезъ премудраго Моисея. Израильтяне были въ рабствѣ у Египтянъ; — это были свирѣпые и весьма жестокіе люди; они, какъ говоритъ Писаніе, болѣзненну тѣмъ жизнь творяху, бреніемъ и плинѳодѣланіемъ и наказаніями за самыя работы отягощая ихъ (Исх. 1. 14). Когда же Богъ умилосердился надъ несчастными и восхотѣлъ избавить ихъ отъ насилія обладателей; то повелѣлъ премудрому Моисею возвѣстить имъ (Израильтянамъ), что они помилованы будутъ и не долго спустя пойдутъ въ обѣщанную отцамъ ихъ землю, свергнувши несносное иго рабства. Поелику же могло случиться, что Израильтяне, потерявши надежду на лучшую будущность, не примутъ словъ Моисея: то Богъ всяческихъ повелѣлъ ему совершать чудеса. Ибо чудо всегда имѣетъ какую-то силу привлекать къ вѣрѣ и способно возбуждать надежду на лучшее и въ такой душѣ, которая низпала до крайняго унынія. Посему-то Богъ, повелѣвши Моисею творить знаменія, присовокупилъ: аще же не увѣруютъ тебѣ, ниже послушаютъ гласа знаменiя перваго, увѣруютъ тебѣ ради гласа знаменія втораго. И будетъ, аще не увѣруютъ тебѣ двѣма знаменiями сими, ниже послушаютъ гласа твоего, да возмеши отъ воды рѣчныя, и пролiеши на сухо: и будетъ вода, юже возліеши отъ рѣки, кровію на сусѣ (Исх. 4, 8-9). Источнику уподобляется природа Бога — и Отца и Сына, а рѣкою и водою называются — иногда Отецъ, иногда и Сынъ, а иногда и Духъ Святый. Такъ у Іереміи Богъ Отецъ говоритъ о себѣ: ужасеся небо о семъ, и вострепета попремногу зѣло, глаголетъ Господь. Два бо зла сотвориша людіе мои: Мене оставиша источника воды живы, и ископаша себѣ кладенцы сокрушенныя, иже не возмогутъ воды содержати (Іерем. 2, 12-13). И Сынъ самъ говоритъ о себѣ чрезъ Пророковъ: се Азъ уклоняю на ны, аки рѣку мира, и аки потокъ наводняемый, славу языковъ (Иса. 66, 12). А блаженный Давидъ, играя намъ на духовной лирѣ, говоритъ о себѣ къ Отцу Небесному: умножилъ еси милость твою, Боже: сынове же человѣчестіи въ кровѣ крилу Твоею надѣятися имутъ. Упіются отъ тука дому Твоего, и потокомъ сладости Твоея напоиши я. Яко у Тебе источникъ живота. (Пс. 35, 8-10). Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ изливаемаго чрезъ Него отъ Отца Духа животворящаго назвалъ водою, въ бесѣдѣ съ женою Самарянскою: аще бы вѣдала еси даръ Божій, и кто есть глаголяй ти: даждь ми пити: ты бы просила у него, и далъ бы ти воду живу. И далѣе: всякъ піяй отъ воды сея вжаждется паки: а иже піетъ отъ воды, юже Азъ дамъ ему, не вжаждется во вѣки: но вода, юже азъ дамъ ему, будетъ въ немъ источникъ воды текущiя въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 10. 13. 14). И такъ отъ Бога-Отца, какъ отъ источника или рѣки, раждается животворная вода — Сынъ, оживотворяетъ все, и о Немъ мы живемъ, движемся и есмы (Дѣян. 17, 28). Сіе-то самое какъ-бы чрезъ образы показуя намъ и изъясняя малыми еще примѣрами, Богъ такъ сказалъ премудрому Моисею: да возмеши отъ воды рѣчныя (воды изъ рѣки) и проліеши на сухо (на землю). Ибо, какъ я сказалъ, рѣкѣ весьма прилично уподобляется природа Отца, а водѣ — рожденный отъ Него по естеству Сынъ. Сія-то вода изъ рѣки смѣшалась съ землею. Ибо слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), по домостроптельному единенію. А что Сынъ, однажды сдѣлавшись человѣкомъ, всячески и неизмѣнно восхотѣлъ и умереть за насъ плотію, и это Богъ показалъ, говоря: и будетъ вода, юже возмеши отъ рѣки, кровію на сусѣ. А кровь здѣсь означаетъ не другое что, какъ смерть, потому что, доколѣ Слово не содѣлалось плотію, дотолѣ не было и кровію; ибо живая и животворящая природа, всеконечно, превыше смерти. Но послѣ того, какъ Оно содѣлалось подобнымъ намъ, усвоило себѣ и смерть по собственной плоти; и съ тѣхъ поръ говорится о Немъ, что Само Оно умерло за насъ, и своею кровію стяжало поднебесную, которая, хотя всегда Ему принадлежала, — ибо Оно есть Создатель вселенныя, — но уклонилась отъ Него, чрезмѣрно увлекшись въ грѣхи и восхотѣвши покланяться твари и воздавать почтеніе стихіямъ міра.

Это падаетъ на Еллиновъ. А Іудеи, презрѣвши Законъ Божій, объявленный чрезъ Моисея, уклонились къ ученіямъ и заповѣдямъ человѣческимъ, и такимъ образомъ, какъ говоритъ блаженный Давидъ, вси уклонишася, вкупѣ неключими быша: нѣсть творяй благостыню, нѣсть до единаго (Псал. 13, 3). По сей-то причинѣ Единородное Слово Божіе явилось во плоти и съ человѣки поживе, какъ написано (Вар. 3, 38), и, прежде всѣхъ другихъ людей, Израильтянамъ проповѣдало о спасеніи и жизни: но, какъ говоритъ блаженный Іоаннъ, во своя пріиде и свои Его не прiяша (Іоан. 1, 12). Ибо они нисколько не внимали Спасителю всѣхъ, напротивъ причиняли Ему оскорбленія, звѣрски совершали всякой родъ нечестія, и дошли наконецъ до такой степени неистовства, что даже пригвоздили ко кресту Начальника жизни, и возмнили о себѣ, что могутъ смертію преодолѣть Побѣдителя смерти. Ибо Онъ возсталъ въ третій день, опустошивши адъ и заключеннымъ въ преисподней духамъ отворивши двери смерти; для человѣческой же природы содѣлавшись путемъ, дверію и начаткомъ къ нетлѣнію, возшелъ къ сущему на небесахъ Отцу и Богу, и есть сопрестоленъ Ему и вмѣстѣ съ Нимъ владычествуетъ надъ всѣмъ. Но по скончаніи вѣка пріидетъ Онъ судити вселеннѣй въ правду, какъ написано (Псал. 9, 9).

Итакъ, поелику, какъ говоритъ премудрый Павелъ, всѣмъ явитися намъ подобаетъ предъ судищемъ Христовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла (2 Кор. 5, 10), будемъ поститься въ чистотѣ, удаляясь всякаго рода грѣховъ и всякой видъ нечистоты изгоняя изъ своего сердца. Къ сему же будемъ добры, братолюбивы, сострадательны, милостивы къ сиротамъ, благотворительны къ вдовицамъ, попечительны о больныхъ, сердобольны къ заключеннымъ въ темницахъ, вообще постараемся совершить всякую добродѣтель. Ибо такимъ-то свѣтлымъ и боголюбезнымъ украшаясь житіемъ, мы будемъ въ чистотѣ праздновать, начиная святую Четыредесятницу съ двадцать третьяго дня мѣсяца Февраля, а седмицу спасительныя Пасхи — съ двадцать осьмаго дня Марта, постъ же оканчивая въ третій день мѣсяца Апрѣля, въ глубокій вечеръ, по слову Евангельскому, а самый праздникъ совершая съ разсвѣтомъ слѣдующаго за тѣмъ воскреснаго дня, — четвертаго того-же Апрѣля мѣсяца, присовокупляя къ сему и послѣдующія семь седмицъ святыя Пятьдесятницы. Ибо такимъ образомъ мы наслѣдуемъ царство небесное о Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу со Святымъ Духомъ слава и держава во вѣки. Аминь.

Примѣчанiе: 
[1] Сія бесѣда есть 13-я въ ряду 30-ти бесѣдъ, извѣстныхъ подъ именемъ: «Homilia de festis paschalibus», которыя св. Кириллъ говорилъ къ Александрійской паствѣ, при наступленіи Великаго Поста, каждогодно по одной, съ 414-го по 442-й годъ по Р. Хр. — См. S. Cyrilli Alexandr. oper. tom. v. pars 11. pag. 235 etc. edit. joan. Auberti Lutetiae. 1638.

Печатается по изданiю: Святаго Кирилла, архiепископа Александрiйскаго Бесѣда при вступленіи во святую Четыредесятницу. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». СПб.: Въ типографiи А. Бородина и К – 1842 г. – Часть I. – с. 326-351.

Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на VI Рождественских парламентских встречах

Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на VI Рождественских парламентских встречах

Версия для печати

25 января 2018 г. 21:30

25 января 2018 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил с докладом на открытии VI Рождественских парламентских встреч, организованных в Совете Федерации ФС РФ в рамках XXVI Международных Рождественских образовательных чтений «Нравственные ценности и будущее человечества».

Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые законодатели, сенаторы и депутаты! Дорогие участники Рождественских парламентских встреч!

Сердечно приветствую всех вас. Всегда очень рад нашим ежегодным рождественским встречам на площадках Совета Федерации и Государственной Думы, благодаря которым представители законодательной власти и Церкви имеют возможность обменяться мнениями по наиболее актуальным проблемам. Убежден, что этот заинтересованный диалог, построенный на принципах взаимного уважения и доверия, вносит весомый вклад в созидание общественного мира и благополучия.

Сегодня я хотел бы поделиться с вами некоторыми мыслями и наблюдениями, касающимися нравственного измерения закона и законотворческой деятельности. Эта тема была недавно представлена мной на Ассамблее Межпарламентского союза в Санкт-Петербурге, куда я был любезно приглашен Валентиной Ивановной, для того чтобы обратиться к собранию представителей большей части парламентов мира. Впервые в истории мероприятие такого рода было проведено на территории России. Но тема, которая была мной затронута, очень широкая, и невозможно было покрыть все ее аспекты в одном выступлении. Поэтому сейчас я хотел бы поговорить только об одном из них — о том, как нравственные основы жизни человека могут и должны отражаться в государственном законодательстве в современной повестке дня.

Пока законодательство государства сохраняет фундаментальную приверженность традиционной нравственности, оно служит ограничению зла. Но, если нравственное измерение будет изгнано из законодательства, то закон превратится в опасное орудие дегуманизации общества.

Мы являемся свидетелями того, что называется прогрессом. Есть разные определения понятия «прогресс» и разные точки зрения на то, что этот такое. Однако научно-технический прогресс является реальностью. Мы видим своими глазами, как меняется мир, как развиваются средства связи, как развивается наука, как повышается уровень человеческого потребления, — все это и является проявлением прогресса.

Если же нравственность, как я уже сказал, будет изгнана из законодательной сферы, то закон может стать орудием дегуманизации общества. Тогда парадоксальным образом возникает такое явление, как деградация прогресса. Прогресс — это движение вперед, а деградация — это умаление. Прогресс это расширение и развитие, а деградация — это сужение, это болезнь, которая может привести к застою и даже гибели организма.

Реализуя свой творческий дар, человек меняет себя и окружающий мир. И законотворчество в этом смысле не исключение. Однако этот процесс находится в непосредственной зависимости от духовного и душевного состояния человека. Важно понимать в связи с этим, что законотворчество — это не согласование существующих практик поведения в усредненную норму, не достижение компромисса и баланса среди разнонаправленных интересов общественных сил. Законодательный процесс имеет своей целью нечто гораздо большее. Если бы цель ограничивалась достижением баланса, то, наверное, скоро бы наступил такой момент, когда достаточно было бы подключить мощный суперкомпьютер к парламентским дебатам, чтобы определить алгоритм поиска компромисса, который бы покрывал ожидания большинства. Но, наверное, это никогда не произойдет, ведь речь идет не только о техническом компромиссе. По своему существу законодательство призвано быть подлинным творческим актом, ставящим своей целью созидание максимально благоприятных условий для жизни и развития человеческого сообщества. На компромиссе такую идейную парадигму построить невозможно.

Однако мы видим, как сегодня на наших глазах во многих странах происходит активный процесс отделения нормативной сферы от нравственного базиса, что, как я только что сказал, угрожает превратить законодательство в опасное орудие дегуманизации общества. «Свято место пусто не бывает», говорят в народе. Место вытесненной морали занимает новое представление о свободе как о ценности, существующей вне категорий ответственности и долга. Даже трудно себе представить, что мы дожили до того времени, когда об этом нужно говорить как о проблеме. Всегда было настолько очевидным, что всякое свободное произволение человека имеет своим ограничением ответственность — перед Богом, перед законом, перед товарищами, перед семьей. Сегодня ответственность отрывается от свободы, отделяется от свободы. Свобода провозглашается высочайшей ценностью сама по себе, вне всякого контекста, связанного с ответственностью, в том числе нравственной ответственностью.

Руководствуясь таким пониманием свободы, человек не приобретает новые возможности для самореализации личности, а, напротив, переходит в постыдное состояние рабства своим страстям. Но несвободный человек никогда не может стать счастливым.

Мировая история знает немало примеров того, как государства достигали больших успехов в области культурного, экономического или военного развития, но, сколь бы велики ни были эти успехи, даже самые крепкие и мощные империи и страны разрушались под воздействием человеческих страстей, лжи, интриг, коварства, предательства. Мы много об этом говорили в прошлом году, вспоминая события столетней давности в нашей стране. А что это означает? Это означает, что невозможно быть уверенным в успехе дела, надеясь лишь на ограниченные человеческие силы. Как священник, я обязан просто привести слова из Священного Писания: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126:1).

Кто-то скажет: а нужно ли стремиться к идеалу, если в обществе все равно будут присутствовать преступления и предательство, ведь даже самые совершенные законы не способны их полностью исправить? Эти вопросы не должны заводить нас в тупик, приводить к апатии и унынию. Усердный и ответственный труд, личный пример и забота о будущих поколениях никогда не бывают бесполезны. Мы многое испытали, прошли через жестокие и тяжкие годы, но все же остались собой. Остались единым народом, который помнит своих героев, хранит свою веру и культурные традиции. Милостью Божией среди нас были и остаются люди, которые делали и делают верный нравственный выбор вопреки всем обстоятельствам, даже жертвуя жизнью. Они — наш пример.

В ваших руках находится законодательная власть, и вы можете использовать ее во благо общества. И эти труды не будут забыты в истории страны, они останутся и в том «личном деле», с которым каждый из нас пойдет на суд Творца.

Классическое представление о демократии заключается в том, что представительный орган выражает волю народа. Но обратная связь с избирателями не означает потакание человеческим страстям. Если говорить на совсем понятном языке, то популизм — это и есть потакание человеческим страстям. Стремление служить благу и интересам людей не является препятствием для того, чтобы ориентироваться на нравственные требования, даже если порой кажется, что эти требования сегодня не все разделяют. Как гласит народная мудрость, «делай, что должно, — и будь, что будет». А если перевести на язык христианской нравственности: «сделайте всё, от тебя зависящее, а в остальном дайте место Богу». Следование этому принципу помогает нам быть честными перед собой, перед своей совестью, перед своими избирателями, перед Богом.

Будущее нашей страны определяется нашими делами, добрыми или злыми, здесь и сейчас, в каждый момент, когда мы можем явить свою волю. Нам всем нужно помнить важную вещь: мы единый народ, наше будущее зависит от способности быть братьями и сестрами друг другу, защищать тех, кто требует помощи. Это, в первую очередь касается социально уязвимых групп, которые ожидают, что закон станет для них проводником справедливости и милосердия.

С удовлетворением отмечаю поддержку законодателями инициатив Президента, направленных на осуществление ежемесячных выплат в связи с рождением или усыновлением первого и второго ребенка. Кроме того, хочу сказать, что Церковь поддерживала и будет поддерживать любые положительные сдвиги в законодательстве, направленные на поддержание материнства и детства, особенно на преодоление такого страшного явления как сиротство при живых родителях. Считаю также важным поддержать инициативы многодетных семей, выступающих за принятие закона, регулирующего их статус. Это было бы справедливо, особенно на фоне ситуации с созданием в ряде стран специального правового режима для групп лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. В западных парламентах подобные законодательные акты принимаются в отношении групп лиц соответствующей ориентации, а у нас почему-то возникают трудности с тем, чтобы придать особый статус многодетным семьям. Думаю, это имело бы огромное символическое значение и всему миру показало бы разницу в подходах; показало бы, как Россия заботится о будущем.

Развитие новых технологий приводит к ситуации, когда задачи в сфере экономики и управления реализуются машинами по заранее установленным алгоритмам. Это провозвестник таких общественных изменений, последствия которых заслуживают самой тщательной оценки. То, о чем я сейчас буду говорить, — никакой не алармизм. Стоит только Церкви, Патриарху сказать, что внедрение определенных новшеств, в том числе связанных с развитием электронных средств, несет в себе, кроме пользы, еще и определенные опасные последствия, как тут же на нас обрушиваются с критикой, будто Церковь выступает против прогресса. Нет, мы не против прогресса, но мы обязаны говорить правду даже тогда, когда большинство очаровано какой-то идеей. Должен быть тот, кто скажет, что у прогресса есть и другая сторона. Вот я и хотел бы немного поговорить о проблеме автоматизации и роботизации, которая уже становится программой к действию.

Автоматизация происходит не только в сфере управления. Роботизация и автоматизация огромного количества производственных и бизнес-процессов стала реальностью современности. Машины и программное обеспечение могут заменить человека во многих областях, будучи дешевле, быстрее и надежнее. Работники — это люди, которые болеют, уходят в декрет, совершают ошибки, испытывают депрессию, все чаще проигрывают конкуренцию компьютерам и роботам. Сокращение числа рабочих мест в связи с автоматизацией может привести к серьезным социальным потрясениям, если решение не будет найдено.

Побочное последствие развития новых технологий — комплексная дегуманизация общественных отношений. Отношения в сфере государственного управления всегда были отношениями между людьми, а могут стать  отношениями человека и машины. Дело, в конечном счете, не только в росте безработицы, как уже было сказано, но и в ликвидации человеческих отношений там, где они всегда существовали. Как восполнить этот дефицит, как преодолеть разобщение людей — вопрос, приобретающий все большую остроту.

Не могу не сказать о еще одном явлении, которое сегодня не просто волнует многих людей, — уже многие от него пострадали. В последнее время в мире получили определенное распространение так называемые криптовалюты, в частности, биткойн. Известно, что многие люди закладывают и продают имущество, чтобы быстро обогатиться, скупая криптовалюты. На экране показывают неудержимый рост биткойна по отношению к доллару, и каждый говорит: «Надо же действовать! Надо покупать биткойны!» И ведь покупают, закладывая свое имущество, продавая свои дома. А потом стоимость биткойна за две недели падает, и люди понимают, что потеряли все, что имели. Церковь видит свою задачу в воспитании человека таким образом, чтобы он не был порабощен страстями и стремился к праведному труду, который, конечно, должен достойно вознаграждаться. Но и государство в такой ситуации призвано защитить человека от чрезмерных рисков и даже прямого обмана, в том числе и посредством законодательного регулирования.

Сейчас говорится много правильных слов, но люди ожидают от всех нас реальных дел. Апостол говорит, что «вера без дел мертва» (Иак. 2:26). Забота о человеке является одной из центральных добродетелей, которая способна придать смысл жизни, привести к обновлению духовных сил, к спасению. В заботе, в том числе посредством закона, о тех, кто наиболее уязвим, Церковь видит одну из целей всей законотворческой деятельности. Трудно измерить по этому критерию весь корпус российского права, который находится в состоянии постоянного развития. Здесь нет и не может быть иного ориентира, кроме человеческой совести. И поэтому призываю вас, каждого члена Парламента, подумать о наиболее нуждающихся в нашем обществе и, внимая голосу совести, сделать все возможное для проявления поддержки и принятия законодательных инициатив, направленных на заботу о ближних, на защиту традиционных нравственных ценностей в жизни нашего общества, на помощь тем, у кого нет ни защитников, ни помощников, и нет никакой надежды, кроме государства и Церкви. Я радуюсь, что сегодня и Церковь, и государство сознают важность этой задачи и выстраивают систему взаимоотношений, направленных на оказание поддержки малоимущим гражданам нашей страны. И дай Бог, чтобы и в законодательном творчестве эти заботы о самых слабых нашли свое достойное место.

Благодарю вас за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Критические замечания на текст Постановления Архиерейского собора РПЦ 2017г.

Часть 5

Принципиально неверная оценка Гаванской встречи и Совместного Заявления

 

Задача Ватикана - любыми обманными мерами добиться соединения с Православием. Папа Франциск

 

Задача Ватикана - любыми обманными мерами добиться соединения с Православием. Патриарх Кирилл

Текст Постановления Архиерейского собора 2017 года особое место отводит Гаванской встрече Святейшего Патриарха Кирилла и Римского папы Франциска, и особо подчеркивает значимость, пользу и важность подписанной между ними Декларации. (пп. 41 - 45).

Гаванская встреча между римским Понтификом и Патриархом Кириллом оценивается исключительно в положительном свете как:

А) имеющая «исторический характер»

Б) «ее важность в деле объединения усилий по защите христиан, подвергающихся преследованиям на Ближнем Востоке и в Африке».

Отметим кратко основные положения текста Постановления, в которых указывается в чем состоит важность и ценность Гаванской Декларации, а значит и двусторонней встречи.

  1. Относится к положению на Украине. Отмечается важность положений Декларации, касающихся конфликта на Украине и актуальность призыва «ко всем общественным силам Украины», «трудиться для достижения общественного согласия, воздерживаться от участия в противоборстве и не поддерживать дальнейшее развитие конфликта». (п. 43)
  2. Важность положения Декларации о  том, что «уния не является средством для достижения единства между Церквами и что в православно-католических отношениях недопустим прозелитизм в любых его проявлениях». При этом выражается надежда «на практическое осуществление этого заявления». (п. 44)
  3. Высокая оценка договоренности между обеими сторонами о принесении мощей свт. Николая в Москву и Санкт-Петербург в мае-июне 2017г. (п. 45)

На самом деле, все эти аргументы являются надуманными. Они далеки от той действительности, с которой пришлось столкнуться после этой встречи и приходится сталкиваться до сих пор. Мы сможем это понять в ходе последующих рассуждений и приведением серьезных и обоснованных фактов. Однако такая удобная для некоторых высших иерархов РПЦ и Ватикана  оценка Гаванской встречи является глубоко продуманной и имеет строго определенные цели – соединение Церквей на ложных принципах и началах.

Критерии оценки событий для православного человека

Касаясь оценки самой встречи необходимо сказать, прежде всего, что да, несомненно, она является исторической, поскольку встреча глав обеих Церквей является первой в истории. Однако, всякое событие должно рассматриваться в перспективе не политической, а в духовной, с точки зрения православного церковного сознания и мышления. И здесь оценка этой встречи всегда будет полярно противоположной оценке политической. Прежде всего потому, что с точки зрения самосознания Православной Церкви, которое выражено не в официальных документах РПЦ 21 столетия, пронизанных духом догматического релятивизма, влитого в сознание многих представителей епископата активным участием в Экуменическом движении, а догматических текстах Православной Церкви и текстах святых Отцов, Римо-Католическая церковь является ересью, или же, если следовать Посланию Восточных Патриархов – «всересью»[1]. И глава этой религиозной организации, по сути, не являющейся Церковью, в глазах исторического предания Церкви рассматривается как предтеча антихриста и его орудие.[2] Еще раз напомним пророческие слова выдающегося просветителя Греции 18 столетия, пророка и мученика нового времени свмч. Космы Этолийского: «Проклинайте папу, от него все зло». Эти слова православного святого не голословны, они подверждаются все той деятельностью Римских пап, в особенности после II Ватиканского собора, которая всецело направлена на развитие межрелигиозного Экуменизма , распространение и утверждение идеологии межрелигиозного синкретизма, религии антихриста. А посему такого рода встреча с Римским Понтификом как встреча в Гаване не может здравомыслящим православным человеком оцениваться положительно, исключительно в политико-гуманистической перспективе. В этой встрече православное чутье, присущее благочестивому народу, увидело опасность для Православной Церкви, ее предательство. Эта встреча является для православных серьезным сигналом к особому бодрствованию, поскольку цитадель Православия, которой является Русская Православная Церковь, оказалась под непосредственным ударом ее врага – Ватикана. Точно также расценивался приезд Римского папы Иоанна Павла XXII и его встреча с предстоятелем Элладской Православной Церкви, ныне почившим, Блаженнейшим Архиепископом Христодолусом. Видный богослов и участник межхристианских диалогов профессор протопресвитер Феодор Зисис в ряде своих статьей и публичных выступлениях подчеркивал опасность этой встречи для всего Православия, и в частности для Элладской Церкви и Греции.[3] Эта встреча не только не принесла никакой пользы для Греции и Церкви, но нанесла удар по стране и Церкви, стала мощным толчком для процессов обновленчества и секуляризации.[4]

Гаванская встреча - это грубое попирание принципа соборности в Церкви

и  сознания Православной Церкви

Чтобы более глубоко понять смысл этой встречи в Гаване, необходимо вспомнить, что она прошла, во-первых, тайком от епископата Русской Православной Церкви, сразу после проведения Архиерейского собора 2016 на котором были под невероятным давлением «приняты» подписанные и согласованные Предстоятелями Православных Церквей документы последним         Предсоборным Совещанием для т.н. Всеправославного собора. А во-вторых, эта встреча была проведена при грубейшем нарушении и попрании соборного управления Поместной Православной Церкви, которое исторически ограничивает права предстоятеля поместной церкви. Напомним, что об этих ограничениях, выраженных словом «превышающим» его власть (τα περίττα), говорят не подлежащие ревизии 34 апостольское правило и 9 правило Антиохийского собора:

«…Но  и первый ничего не творит без рассуждения всех ( Ἀλλά μηδέ κενος νευ τς πάντων γνώμης  ποιείτω  τι). Ибо тако будет единомыслие…»

Зонара, комментируя это правило подчеркивает: «Впрочем и первенствующему епископу правило не позволяет, по злоупотреблению честию, превращать оную в преобладание, действовать самовластно и без общего согласия своих сослужителей делать что-либо указанное выше, или подобное тому».[5]

Об этих правилах упоминается и в Уставе РПЦ в разделе О правах Патриарха.

Поэтому во время заседаний Архиерейского собора 2017 года вполне оправданно выступил с критикой данной встречи митрополит Черновицкий и Буковинский Мелетий, прямо задав вопрос Святейшему патриарху Кириллу по какому праву и на каком основании  Патриарх встречался с Римским Понтификом. Это выступление кулуарно было поддержано большинством архиереев Русской Православной Церкви, которые «ради страха иудейска» побоялись выступить с такими же вопросами.

Данная ситуация свидетельствует о том, что внутри РПЦ господствует авторитаризм, грубо и жестко попирающий соборное начало в поместной церкви. А также это доказывает, что документ, принятый на Архиерейском соборе 2017года «Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (29 ноября ― 2 декабря 2017 года)» не является продуктом соборного разума Церкви и выражением голоса Архиерейского собора.  Он составлен в виде некоего синтеза ряда мнений при авторитарном навязывании всему епископату некоторых положений, среди которых, несомненно, одно из первых занимает оценка Гаванской встречи и подписанного двустороннего Соглашения.

И именно такая линия откровенного оказания грубого и идеологического давления лишает принятый Документ «Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви» права его расценивать как соборный документ поместной церкви. Наоборот, учитывая, важный комментарий Зонары и Вальсамона к 34 Апостольскому правилу, такая линия единоличного продавливания мнения предстоятеля церкви является подрывом единства Церкви.

Как смотрели из ОВЦС, формирующего официальную линию и мнение Московской Патриархии, на эту встречу и чего от нее ожидали, хорошо известно – прорыва во взаимоотношениях между Ватиканом и РПЦ, смены прежнего курса Русской Православной Церкви дистанцирования от Ватикана и настроженности к активному сближению с Ватиканом. В основу сближения с Ватиканом, несомненно, полагался принцип догматического минимализма, попиравшего все диахроническое наследие Православной Церкви в отношении к римо-католицизму. И на пути к этому совершенно ни чем неоправданному сближению были сделаны решительные и грубые шаги административной верхушкой Русской Православной Церкви, которые без всякого стеснения в разное время озвучивались Митрополитом Волоколамским Иларионом, главой ОВЦС:

  1. Негласный запрет на любые актикатолические издания,
  2. Заявление о снятии принятой терминологии к римо-католицизму – папизм, ересь.
  3. Признание Римо-Католической церкви Церковью с апостольским преемством .
  4. Признание спасительности и действительности таинств Римо-Католической церкви.
  5. Признание т.н. Баламандского соглашения (1993г.)[6] в качестве основы и базы для новых отношений с Римо-Католической церковью.[7]

Мы указали далеко не все, а только, на наш взгляд, самое главное и о чем заявлялось неоднократнои официально главной ОВЦС и сотрудниками этого отдела.

Все эти меры направлены не только на выстраивание некой новой линии во взаимоотношениях Русской Православной Церкви с Ватиканом, но они, прежде всего, сами подрывают изнутри Русскую Православную Церковь, ее ослабляют. Эти меры, как и реформирование системы обучения в Духовных школах, имеют своей целью вовсе не повысить уровень образования, а изменить православные сознание будущих пастырей Русской Православной Церкви, лишить православного мышления, сделать его синкретическим.

Поэтому, несомненно, встреча в Гаване Святейшего Патриарха Кирилла и Римского папы Франциска является исторической, но с точки зрения православного мышления – разрушительной для Православной Церкви.

Гаванская встреча является частью плана Ватикана по соединению Церквей

Относительно всех других панигириков в адрес Совместного Заявления сказано в прекрасной аналитической статье «Год со дня Гаванской встречи: Ватикан усилил свою экспансию методами униатизма».[8] В этой статье  на примере событий на Украине, при цитировании выступлений и оценок Совместной декларации представителей Ватикана и униатов на Украине показана не только поспешность выводов Постановлений Архиерейского собора, но их неверность, преувеличенность и даже обманчивость.

Автор статьи пишет: «С самого начала было похоже, что данные прекраснодушные заявления – это только информационная операция прикрытия, скрывающая истинные цели участников встречи. Что эти заявления никто не будет исполнять. И вот теперь, спустя год, сама жизнь твердо показала, насколько лживыми были эти пункты задекларированных обещаний. Например, война на Ближнем Востоке и антихристианский террор, поддержанные правительствами США и Евросоюза, намного усилились за прошедший год, несмотря на добрые пожелания Гаванской Декларации. Закономерно увеличились и страдания христиан, которые там еще остались. А многим из них пришлось и вовсе покинуть Родину. «Союз» патриарха и папы никакого мира в регион не принес. Более того, католическая «церковь» в своих СМИ продолжила в прошлом году вести политическую пропаганду против русских воинов, которые защищают законное правительство Сирии и ее христиан. Папская «озабоченность» судьбами христиан, естественно, была ложью с самого начала.

(см. «Католические СМИ осуждают действия России по защите христиан Сирии»http://rossiyaplyus.info/mitropolit-navpaktskiy-ierofey-poch-2/)».

Некоторые греческие СМИ сообщали о том, что в Сирии произошла активизация прозелитической деятельности римо-католиков.

 А известный униатский публицист Бабинский в отношении Гаванской декларации пишет: «Для Рима Гаванская Декларация — это, прежде всего, дальновидный стратегический шаг для достижения единства между католиками и православными», хотя с некоторым сожалением говорит и о том, что «размытость некоторых формулировок Гаванской декларации дает возможность Московской Патриархии выкручивать ее содержание под необходимые ей месседжи».

Заметим, что «единство между католиками и православными» в устах паписта означает только одно: подчинение православных папе Римскому».

Именно в контексте такого подчинения Риму Русской Православной Церкви многие верующие и даже думающее духовенство смотрели на привоз и Бари мощей свт. Николая  в Москву и Санкт-Петербург. Удивительно то, что все дни пребывания святых мощей сопровождались ничем не объяснимыми стихийными бедствиями в Москве и области. В то время как из истории известно, что свт. Николай является укротителем природных стихийных бедствий. Для подлинно верующего человека случайностей не бывает. Кроме того, манипуляции Ватикана со святыми иконами и святыми мощами входят в четко продуманный Ватиканом план объединения Церквей через т.н. «народный экуменизм», о чем писал в своей статье видный богослов и пастырь блаженной памяти архимандрит Георгий (Капсанис), игумен святогорской обители Григориат, в своей статье «О подготавливаемом Ватиканом соединении Православной и Римо-Католической Церквей». Для наглядности и более ясного представления об этом плане мы приведем все положения этого коварного плана, на самом деле, поглощения Ватиканом Православной Церкви через народный экуменизм:

Для реализации римоцентричного плана объединения уже предприняты следующие шаги.

1. Снятие анафем 1054 года, но не отказ от спорных догматических позиций.

2. Обмен визитами церковной иерархии и принесение в дар Ватиканом святых мощей и икон. Таким образом создается впечатление, что Ватикан дружески расположен к Православию.

3. Начало богословского диалога. Его цель – взаимное признание таинств, священства и апостольского преемства, в конечном итоге признание Церквей как «сестер».

4. Несмотря на прекращение межцерковного диалога в связи с униатской проблемой (Балтимор, 2000 г.), он был возобновлен без решения проблемы унии. (Более того, униаты участвовали в диалоге с православными как полноценные участники переговорного процесса.) Очевидно, что, хотя уния как метод объединения на словах и осуждается, на деле она навязывается католиками как единственный путь к единству (в соответствии с решениями II Ватиканского Собора).

5. Выработка, демонстрация и поддержка новых теорий, в соответствии с которыми догматы о Filioque, первенстве и непогрешимости папы трактуются римо-католиками таким образом, что становятся «приемлемыми» для православных[9]

6. Проведение совместных православно-католических богословских конференций, пропагандирующих якобы православную духовность и насаждающих идею стремления к единству, несмотря на все догматические расхождения.[9]

И нет никакого сомнения в том, что Гаванская встреча входит в этот коварный план подчинения Православия Ватикану.[10] А стремление навязать всему епископату Русской Православной Церкви и народу мнение о несомненной пользе этой встречи является либо свидетельством глубокого духовного помрачения, либо сознательным и преднамеренным очковтирательством.

Мы глубоко убеждены в том, что при здравом подходе к произошедшему в Гаване в 2016 году, при подлинном стремлении к сохранению настоящего единства в Русской Православной Церкви, это событие следовало обойти молчанием, не придавать ему столь большое значение и чуть ли  не с пеной у рта и  любыми способами и везде доказывать его пользу. Такой подход лишь еще больше возмущает православную полноту и сеет раздор внутри Церкви.

РЕДАКЦИЯ ИНТЕРНЕТ-ПОРТАЛА «ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ». Санкт-Петербург 2018 год.


[1]"Из ересей  распространившихся, какими Бог весть судьбами, в большей части был некогда арианизм, а теперь -папизм.(пар. 4)"  Догматические послания православных иерархов 17-19 веков о Православной вере. Репринт.  СТСЛ. 1995, с. 202 См. также О католической церкви и о том, является ли она "больной частью" Церкви Православной?http://www.k-istine.ru/catholicism/catholicism_malishev.htm

[2] См. прекрасный анализ взглядов на Папство и святоотеческого учения об антихристе в статье Νικόλαος Ζήσης  Ο ΑΝΤΙΧΡΙΣΤΟΣ ΚΑΙ Ο ΠΑΠΑΣ κατὰ τὶς προσδοκίες τῶν νεοεποχιτῶν στὸ Διαδίκτυο (Internet) "τὸ μυστήριον ἤδη ἐνεργεῖται τῆς ἀνομίας". http://www.theodromia.gr/24D2A8D5.el.aspx  Он  пишет: «Таким образом, цель Майтрейи и других «Учителей» состоит не в том, чтобы упразднить религии, но придать им новое осмысление и указать на их общий смыл. Поэтому неизбежно появится единая Всемирная Религия (One World Religion), с пирамидальными храмами (тетраэдрические). Итак, важную роль, как ожидается, в этом будет занимать Папа, как руководитель разделенного Христианства Запада и Востока, который направить его к объединению (как облеченный, мы это отмечаем, силой «непогрешимости»)…Кроме прочих существующих слухов, прекрасно известна инициатива «Святого Престола» в продвижении межрелигиозного диалога и совместные молитвы с буддистами и мусульманами, что указывает на то, что вполне вероятно, возложение надежд сторонников Новой Эры на будущую роль Ватикана в содействии создания Всемирной религии столь очевидно как и в возведении на престол какого-либо Майтрейи…»

[3] Πρωτοπρ. Θεοδώρου Ζήση, Ἡ Ἱερὰ Σύνοδος καὶ ὁ πάπας. Τὰ παραλειπό­μενα μιᾶς ὁμιλίας,Θεσσαλονίκη 2001.

[4]  Πρωτοπρ. Θεοδώρου Ζήση, Μετὰ τὴν ἐπίσκεψη τοῦ πάπα. Διαπιστώσεις καὶ ἐκτιμήσεις, Θεσσαλονίκη 2001.

[5] Правила святых Апостол, святых соборов, Вселенских и поместны, и святых отец с толкованиями. М. 1876, с. 75

[6] Это соглашение, которые было подписано не всеми делегациями Православных Церквей признает действительность таинств «обеих церквей», апостольское преемство, налагает запрет на все виды прозелитизма и т.д. См. Пагубное единомыслие. Современная уния с латинянами. Баламандский документ., СПб 1996, с. 55 .

[7] Богословская оценка этому документы дана протопресвитером Иоанном Романидисом. См. ΠΡΩΤΟΠΡΕΣΒΥΤΕΡΟΣ ΙΩΑΝΝΗΣ ΡΩΜΑΝΙΔΗΣ ΣΥΜΦΩΝΙΑ ΜΕΤΑΞΥ ΟΡΘΟΔΟΞΩΝ ΚΑΙ ΒΑΤΙΚΑΝΟΥ   BALAMAND ΛΙΒΑΝΟΣ . http://www.theodromia.gr/397C45B6.el.aspx

О. Иоанн замечает: «В Баламанде православные попали не только в ловушку, которую создал IIВатиканский собор, принявший в одностороннем порядке решение о признании православных таинств. Иными словами православные в Баламанде покали в эту двойную ловушку из-за признания ими таинства латинян, что могут решать только Православные соборы…»

[8] Игорь Михайлович Друзь. Год со дня Гаванской встречи: Ватикан уч=силил свою экспансию методами униатизма. http://amin.su/content/analitika/9/4934/

[9] Там же.

[10] См. Представитель Ватикана: «У нас одна и та же вера и одно понимание Церкви». http://amin.su/content/ofitsioz/21/5446/  «Прошедший год, сказал отец Дестивель, «был насыщен важными событиями, последовавшими за встречей папы Франциска и Патриарха Кирилла на Кубе в 2016 году». Главное событие ушедшего года – это временное перенесение из итальянского города Бари мощей святителя Николая в Москву и Санкт-Петербург[1]. «Речь идет об историческом событии, - поясняет сотрудник Папского совета, - Русская Церковь празднует это Рождество, радуясь, что она смогла почтить святителя, столь любимого на этой земле». Важным пространством для экуменизма является и культура, сказал отец Дестивель, упомянув о двух выставках из Ватикана в России.

«У нас одна и та же вера во Христа и одно понимание Церкви, хотя это и находит различные выражения в культурах».

Культурные начинания между Россией и Ватиканом «позволяют лучше узнать друг друга и становятся шагами на общем пути к единству».

2018-й год также обещает быть насыщенным в плане экуменических отношений. 12 февраля в Вене состоится мероприятие, посвященное второй годовщине Гаванской встречи и совместной помощи, которую католики и православные могут оказать христианам Востока».

 

ПО ИТОГАМ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА 2017 ГОДА

Из писем в Редакцию

Арсений Железнов

Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день памяти мученицы Татианы в домовом храме МГУ имени М.В. Ломоносова

                Мир вам, дорогие отцы, братия и сестры! Закончился Архиерейский Собор, решений которого по злободневным проблемам, возникшим в нашей Матери-Церкви, мы так ожидали. Но, как и предполагали многие, постановления Собора не принесли спокойствия чадам Русской Православной Церкви и лишь убедили ревнующих о Её благе, что курс Московской Патриархии на преступное единение с сообществами еретиков и иноверцев сохранился и будет продолжаться. Даже в документах, которые не говорят собственно об экуменизме, видно стремление авторов и всего Архиерейского Собора устроить жизнь Церкви по стихиям мира, но никак не по Её благодатным и благоуханным Священным Писанию и Преданию. Я постараюсь, по возможности короче, высказать свое мнение по четырем документам Архиерейского Собора. Это: «Положение о монастырях и монашествующих», о проекте нового Катехизиса, «О канонических аспектах церковного брака», и, в общем, об отношении Собора к миссионерской и экуменической деятельности Московской Патриархии.

 

«ПОЛОЖЕНИЕ О МОНАСТЫРЯХ И МОНАШЕСТВУЮЩИХ»

 

                Принятый Архиерейским Собором документ «Положение о монастырях и монашествующих» на первый взгляд выглядит весьма почтенно и добротно. Во всяком случае, он выгодно отличается от своего проекта. Тем не менее «Положение…», на мой взгляд, служит таким же доказательством пренебрежения его авторов и Архиерейского Собора к Священному Преданию Церкви, какими являются и остальные соборные документы и постановления.

                В пункте 2.1. говорится: «Монашество – это особый образ христианского жительства, заключающийся во всецелом посвящении себя на служение Богу…» Что подразумевает Архиерейский Собор под «особым образом жизни»: безбрачие монашествующего, «всецелое посвящение себя на служение Богу», или то и другое? Читаем далее: «Монашество основано на словах Господа Иисуса Христа: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною»[i].

                Давайте вспомним, что сказал Спаситель тому самому богатому юноше вначале, обличая его в лицемерии: «что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь [вечную], соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя»[ii]. Господь наш Иисус Христос приводит юноше заповеди Синайского законодательства и, разумеется, миссия нашего Спасителя не в том, чтобы напоминать Израилю о Ветхом Завете, но чтобы заключить с ним Завет Новый, что и выражается в последующих словах: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною».

                Господь призывает юношу и, разумеется, нас с вами, следовать за Собою тем путем жизни, которым шел Сам и который показал нам в Своем совершенном человеческом естестве. Господь, благословив брак в Кане Галилейской[iii], тем не менее, показал нам собственный пример безбрачной жизни. На возглас апостолов: «…если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться», Господь ответил: «не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит»[iv], где слова «Кто может вместить, да вместит» означают если не повеление Спасителя, то уж точно Его пожелание своим последователям.

                Данная мысль проходит красной нитью по некоторым из книг Священного Писания Нового Завета. Например, в 1-м послании к Коринфянам Святой Апостол Павел пишет:

                «А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины…

                Желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе. Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я…

                Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть ему верным. По настоящей нужде за лучшее признаю, что хорошо человеку оставаться так. Соединен ли ты с женою? Не ищи развода. Остался ли без жены? Не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль…

                Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего. А я хочу, чтобы вы были без забот»[v]

Что же касается слов о «всецелом посвящении себя на служение Богу», давайте просто вспомним третье прошение на малых ектениях, которое мы все многократно возносим на каждом православном богослужении: «Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувши, сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим!»

Подтверждением сему служат примеры жизни: Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, Пророка и Предтечи Господня Иоанна, святых апостолов, некоторые из которых будучи женатыми, по Вознесении Господнем, жили с женами, как с сестрами[vi]; бесчисленные сонмы преподобных Православной Христовой Церкви, а так же святые, просиявшие в праведном образе жизни и мученичестве, ибо они, так же, как и Господь наш Иисус Христос всецело посвящали свою жизнь Богу и следовали за Ним даже до смерти, вследствие чего и прославлены Церквями – торжествующей и воинствующей.

Итак, христианство по образу совершенного человечества Господа Иисуса Христа, с подобным Его всецелым посвящением себя Богу, есть норма для всякого православного христианина и не должно пониматься им, как некий особый образ жизни, безотносительно к тому, принес ли он обет безбрачия, или живет в христианском браке. Указание же Архиерейского Собора на монашество, как «особый образ христианского жительства», напоминает учение папистов о «сверхдолжных заслугах» и «чистилище», в котором  монашествующие, поскольку проживают «особым образом жительства»,  а не как все миряне, имеют «сверхдолжные заслуги», которые распределяются церковью «по своему усмотрению»; те же, кто не ищет совершенства, к которому призывает Спаситель, но являются членами церкви, спасутся без всякого сомнения, но после смерти «претерпевают очищение»[vii] в так называемом «чистилище»…

 

Далее, в четвертом разделе «Положение…» перечисляет формы монашеской жизни: киновия, скит и отшельничество[viii], где почему-то отсутствует лаврская форма монашества. Но вот, в третьем разделе находим определение Лавры. Читаем: «Ряду крупнейших монастырей, имевших особое значение в утверждении Православия на Руси и, как правило, отличавшихся обширностью территории или большим числом насельников, был присвоен статус Лавры. Первым таким монастырем стала Киево-Печерская Лавра». Далее перечисляются монастыри со статусом Лавры. Продолжаем цитировать: «В настоящее время присвоение такого статуса является прерогативой Священного Синода»[ix].

Всякий, кто хотя бы раз читал повествования о палестинском монашестве, неизбежно задаст вопрос: разве о таких лаврах я читал, например, в житии преп. Саввы Освященного? Давайте найдем исторические свидетельства и узнаем, чем были Лавры на самом деле.

Вот, например, повествование о Лавре преп. Герасима Иорданского: «Отшельники так мало заботились о мирских вещах, что не имели ничего, кроме одежды, не имели даже другой одежды. Постелью им служила рогожа. В келье находился еще сосуд с водою, которую пили и в ней же смачивали пальмовые прутья. Когда они выходили из кельи, то не затворяли её, чтобы, кто пожелает, мог в келью войти и взять, что нужно, из маловажных вещей, там находящихся: так они мало были привязаны к земным вещам! Не дозволялось никому в келье разводить огонь и вкушать вареное…

Жители Иерихона, услышав, что жизнь старцев у аввы Герасима так строга и безотрадна, поставили себе за правило в субботу и воскресный день приходить к ним и приносить им какое-либо утешение. Многие из подвижников, узнав, что жители Иерихона приходят к ним с таким намерением, бегали и уклонялись от них»[x]

                А это повествование о Лавре преп. Саввы Освященного: «Здесь… Бог вверил ему на сорок пятом году его жизни попечение о душах других людей… После этого Савва начал принимать всех приходящих к нему. Многие отшельники и воски, прослышав об этом, приходили к нему и оставались. В их числе были: святой Иоанн, ставший позднее настоятелем Новой Лавры; блаженный Иаков, основавший на Иордане так называемую Лавру «с башнями»; блаженный Фирмин, устроитель Лавры в Махмасе; славный монашескими подвигами Севериан, основатель обители Перикарпавариха; Юлиан, по прозванию Кирт (Согбенный), устроитель Лавры Несклерава на Иордане, а также многие другие, чьи имена написаны в книге жизни. Каждому Савва отводил подобающее место, где были небольшая пещера и келлия. Благодатию Божией число его сподвижников выросло до семидесяти человек, из коих все были богодухновенны, все христоносцы. Если бы кто назвал их ликом Ангелов, или народом подвижников, или градом благочестивых, или новым ликом семидесяти апостолов, то он бы не ошибся. И начальником всех их, путеводителем и пастырем был Савва…

В короткое время, благодатию Христовою, Савва расширил Лавру, умножил число монахов, основал киновию в Кастеллии и был поставлен главным начальником всех прочих лавр и отшельников».[xi]   Из данных повествований мы видим, что Лавра не просто монастырь, обладающий обширной территорией и населенный большим количеством монашествующих. Это, в первую очередь, монастырь пустынников и отшельников, отличающийся от Скита общежительным[xii]  уставом и более близким расположением пустынных келий друг к другу[xiii].

В данных повествованиях можно так же найти ответ на вопрос: правда ли, что Киновия, по утверждению «Положения…» является структурой, в которой «могут существовать возможности для реализации всех трех исторически сложившихся форм монашеской жизни – общежития (киновии), скитского жительства (келиотства) и отшельничества (анахоретства, пустынножительства). Жития препп. Евфимия Великого и Саввы Освященного указывают на Киновии, как монастыри, в которых новоначальные всего лишь учились монашескому деланию, а также подвизались престарелые и немощные иноки:

«Когда некоторые из пустынников пришли однажды к преп. Герасиму просить позволения разводить в кельях огонь, греть воду, есть вареное и читать при светильниках, то великий старец сказал им в ответ: «Если хотите так жить, то вам гораздо выгоднее быть в монастыре (киновии. авт.). Но я в продолжение всей жизни моей никак не позволю, чтобы это было у пустынников...

Вступившие в монашество жили вначале в монастыре и исполняли в нем обязанности иноческие, а те, которые приучили себя к частым и продолжительным трудам и достигли некоторых степеней совершенства в подвижнической жизни, помещались в кельях»[xiv]

«Отец наш Савва, основав киновию в Кастеллии, прилагал всевозможное старание, чтобы населить её мужами преклонных лет и славными в монашеских подвигах. Принимая к себе мирских людей, желавших отрешиться от мира, он не позволял им жить ни в Лавре, ни в Кастеллии. Для них он основал небольшую киновию с северной стороны Лавры и, поставив в ней степенных и благоразумных мужей, приказывал отрекающимся от мира жить там, пока не изучат Псалтирь и правило псалмопения и не научатся строгости монашеской жизни. Он всегда говорил, что монах, живущий в келлии, должен быть рассудителен, старателен, готов ко всяким подвигам, трезв, воздержан, скромен, способен других научить, сам же не должен иметь нужды в научении, способен обуздывать все телесные проявления и ум свой охранять от злых помыслов. «Ибо я знаю, - учил он, - что такого человека Писание называет единомысленным, когда говорит: «Бог вселяет единомысленныя в дом…» (Пс. 67, 7)». После испытания, когда он узнавал, что отрекающиеся от мира твердо изучили правило псалмопения и стали способны бдеть над своим умом, очищая свои мысли от воспоминания о мирских вещах, и сражаться против чуждых помыслов, он давал им келлии в Лавре. Тем из них, кто был физически сильным, он приказывал трудиться на строительстве, уверенно говоря, что кто строит себе келлию или полагает ей основание, тот строит как бы церковь Божию...»[xv]

Итак, становится ясным, что именно Лавра и (или) Скит являются монастырями, которые могут объединить в себе все четыре, а не три, формы монашеского жительства – Киновию с общежительным уставом, Лаврское пустынничество с общежительным уставом, Скитское пустынничество с общежительным или идиоритмическим уставами и Отшельничество. Становится ясным, что монашество, в соответствии со своим именем[xvi], есть духовное и аскетическое возрастание подвижника от первоначальной формы общежительной Киновии, к большему уединению в Лаврах, Скитах или пустынножительстве, а не постоянное пребывание в кипучей атмосфере современных Киновий. Утверждение же, что начальная форма монашества – Киновия является универсальной и способной объединить в себе все формы жизни монахов, говорит о преступной оторванности авторов «Положения…», Архиерейского Собора и так называемой «современной традиции» от Предания Святых Отцов и, как результат, невозможности монашествующим «восходить от силы в силу» в уединенном, монашеском, аскетическом делании, в своем непрестанном стремлении к Богу. Позволю себе одну аналогию: ребенка в определенном возрасте необходимо приучить к горшку, иначе, если он будет продолжать пользоваться «памперсами», взрослый, во всех отношениях здоровый человек из него не вырастет никогда.

 

Так же примечательно то, как мало говорит «Положение…» о роли игумена монастыря. В нем игумену (или игуменье) монастыря и его роли в воспитании братии уделяется почти нулевое значение. Вместо того роль наставника монашествующих переносится на епархиального архиерея. Вот что говорится в документе: «Епископ как отец и добрый пастырь монашествующих является попечителем всех подведомственных ему монастырей. Он – «неумолкающий благовестник, проповедующий заповеди Божии… образ Христа, взирая на который следующие за ним устраивают жизнь свою по-евангельский»[xvii] - призван наблюдать, сохраняется ли в монастыре верность святоотеческому учению, канонический и литургический порядок, не уклоняются ли монахи от чистоты Православия, не оставляют ли духовные подвиги ради житейских попечений»[xviii]

Согласимся с данным высказыванием соборного документа, однако приведем в пример и другое, - замечательное высказывание насельника греческого монастыря Петрас Катафагиу иеромонаха Клеопы, отражающее, на наш взгляд, традицию святоотеческую: «Истинная монашеская община – это, прежде всего, семья. Она строится, так сказать, снизу, собирается годами, часто выстраиваясь вокруг духовника.  Игумен или игумения должны выбираться насельниками из своих, из тех, кого они видят именно как духовного руководителя общины, как отца и мать в одном лице, кому они готовы довериться полностью… Игумен – это тот, кто прожил рядом с братией многие годы, он такой же хранитель предания монастыря, как и они.  Невозможно забрать из семьи отца, привести в неё незнакомого человека и сказать детям: “Вот этот человек – ваш новый папа”. Так и в семье духовной: братия монастыря выбирают себе отца, рождают его о Господе. Сёстры выбирают себе мать. И никто, даже Вселенский собор, не сможет заставить их воспринимать постороннего, присланного со стороны человека как мать и отца».

Не будем спорить с тем, что монастыри находятся в ведении епархиального архиерея, но эти две цитаты – Соборного документа и о. Иеромонаха Клеопы, - наглядно показывают, насколько далека от Святоотеческого Предания мысль Архиерейского Собора и его риторика. Ведь если игумен монастыря не чувствует и не считает себя отцом для своей братии, а является скорее номинальным, назначенным «сверху» церковным чиновником, ни о каком истинном монашеском делании в монастыре не может быть и речи. Мой некоторый монашеский и монастырский опыт говорит, что наши монастыри оказались заорганизованными властью правящих архиереев и к настоящему времени превратились в формальные епархиальные единицы, в которых господствуют административный подход и внешнее делание. Монастыри, тех, кто стремится к мироотреченному образу жизни, перестали взращивать «в меру возраста Христова» и стали годны только для монахов, стремящихся к карьерному росту в Церкви. 

 

О «СОВРЕМЕННОМ КАТЕХИЗИСЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ»[xix]

 

Некоторыми исследователями работы и итогов Архиерейского Собора двадцатый пункт «Постановлений…», говорящий о новом, как говорится в тексте, «Современном» катехизисе, воспринимается как победа православных общественных сил, которые направили в Синодальную библейско-богословскую комиссию множество критических отзывов.

Вот цитата из статьи «К итогам Архиерейского Собора» главного редактора Интернет-ресурса «Аминь.SU»: «…крайне отрадно, что было отложено до лучших времен формальное обсуждение и принятие нового Катехизиса РПЦ, проект которого был рожден в недрах СББК (Синодальной Библейско-богословской комиссии). На данный документ, по признанию самой СББК в лице ее руководителя митрополита Илариона (Алфеева), было получено 136 критических отзывов, что является своеобразным рекордом. Проект оказался настолько сырым, что, по единодушному мнению критиков, вообще не может быть исправлен так, чтобы стать полноценным катехизисом; его следует доработать с учетом полученных замечаний и издать небольшим тиражом в качестве справочного пособия для подготовки катехизаторов. Собор принял решение доработать документ в соответствии с полученными замечаниями, при этом разделив на три части, после чего опубликовать от имени СББК. То есть, как можно понять, даже нет планов выносить его на рассмотрение следующего собора в качестве катехизиса. При этом интересно, что сам патриарх Кирилл говорил, что следует провести ряд семинаров для обсуждения документа, пригласив его оппонентов. Таким образом, некоторые подвижки в сторону реальной соборности в данном вопросе налицо»[xx]. Очень бы хотелось, чтобы так и было на самом деле.

Однако если взять и просто прочитать двадцатый пункт «Постановлений…» Архиерейского Собора, складывается несколько иное впечатление от текста: «Заслушав информацию о работе над Современным катехизисом Русской Православной Церкви, начатой по решению Архиерейского Собора 2008 года…, члены Собора выражают благодарность Синодальной библейско-богословской комиссии за многолетний труд, в который были вовлечены ведущие богословы Русской-Православной Церкви. Ввиду значительного объема подготовленного материала Собор одобрил предложение издать его в виде трех самостоятельных документов: 1) Основы православного вероучения; 2) Основы канонического устройства и литургической жизни Православной Церкви; 3) Основы православного нравственного учения. Издание следует осуществить от имени Синодальной библейско-богословской комиссии после внесения всех необходимых поправок»[xxi].

Сразу, как говорится «с места в карьер»: Собором, во-первых, выражается благодарность «за многолетний труд», который, по выводам авторитетных критиков «вообще не может быть исправлен так, чтобы стать полноценным катехизисом…» и, во-вторых, одобряется его издательство, пусть и не в виде катехизиса, а только «трех самостоятельных документов». Казалось бы, получив беспрецедентное количество критических отзывов, вначале требуется «внесение всех необходимых поправок», и только после одобрения текстов «ведущими богословами» и православной общественностью, можно говорить об их издании. Но нет, пожелание  «вносить поправки» является последним, чего хотел бы Собор.

Выскажу предположение: поправки к текстам неудавшегося катехизиса буду примерного того же свойства, что и поправки Архиерейского Собора 2016 года к скандально известным проектам «шамбезийских» документов, которые не только не изменили их еретическую суть, но и позволили им быть более радикальными, чем документы критского лжесобора. И еще: катехизисом это называться не будет, но катехизировать и готовить катехизаторов ретивые и услужливые клевреты и сторонники «силы», в конечном итоге, будут именно по этим трем новоизданным документам и окажется, что, как говорится: «хрен редьки не слаще»!

«О КАНОНИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ЦЕРКОВНОГО БРАКА»

 

                Православное учение о браке, по утверждению одного православного автора, «очень трудно».[xxii] Так и слышатся слова инфернального персонажа известного романа: «Ах, королева - сказал Коровьев, - вопросы крови - самые сложные вопросы в мире!»[xxiii] Но бес и его ложь – одно, а Бог, как «простое Существо»,[xxiv] установив брак, наделил его простым и простопостигаемым смыслом. Наша же трудность в постижении смысла брака исходит из нашей непростости, греховной самости и непричастности Божией благодати.

                Чтобы суметь оценить документ Архиерейского Собора «О канонических аспектах брака» на предмет соответствия евангельскому и православному учению, необходимо ответить на вопрос: что Господь наш Иисус Христос желает видеть в жизни Своих искренних последователей – брак или девство?

                Нам известно, что Брак есть Таинство Православной Церкви, установление Божие, получившее благословение Спасителя присутствием и претворением воды в вино на браке в Кане Галилейской[xxv]. Нам известно, как необычно для ветхозаветного мировоззрения учил Господь о браке и недопустимости разводов «по всякой причине»[xxvi]. Настолько необычно, что ученики в недоумении воскликнули: «если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться».[xxvii] То, что ответил им Господь, можно смело считать Его благой волей о всяком Своем ученике: «… не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит».[xxviii]

Не думаю, что нужно доказывать, что слова «Кто может вместить, да вместит», есть выражение воли нашего Спасителя о нашей девственной жизни. Гораздо важнее ответить на вопрос: всем ли «дано», т.е. всем ли возможно целомудренно жить, оставаясь безбрачными, или это есть удел немногих? Приведем полностью толкование Блаженного Феофилакта Болгарского на данный стих: «Так как ученики сказали, что лучше не вступать в брак, то Господь говорит, что хотя девство и великое дело, но не все могут сохранить оное, а только те, кому содействует Бог. Слово «дано» здесь стоит вместо «кому содействует Бог». Даруется же тем, которые просят, так как сказано: «просите, и дано будет вам». Всякий просящий получает».[xxix]

                Можно подвести предварительный итог: в Новом Завете Бог благоволил о нас, своих последователях, чтобы мы, руководствуясь, в первую очередь, примером жизни Самого Спасителя, оставались девственны[xxx]. Получить сей благодатный дар может всякий, кто возревновал о совершенстве Божием и испросил его у Бога неотступным желанием, молитвой и теплыми слезами. Установленный же и благословляемый Богом брак, есть попущение и милость Божия к тем своим ученикам, кои: 1) не воодушевившись примером Его девственной земной жизни и оставшись без Божия содействия к девству, вынуждены вступать в супружество, чтобы не «разжигаться»[xxxi] и, 2) не были научены служителями Церкви Христовой православному и евангельскому учению о браке и девстве.

               

Итак, что же представляет собою евангельское и православное учение о браке? Господь наш Иисус Христос, еще в начале своего служения, в Нагорной проповеди показал, чем отличается новозаветное отношение к браку от ветхозаветного и в чем заключается Его воля в вопросе брака: «Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную. А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует»[xxxii]. Так же, когда приступили к Нему фарисеи: «…и, искушая Его говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так; но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует»[xxxiii]. Господь приводит в пример слова Адама о том, что он и жена, сотворенная от него, суть одна плоть, которая, будучи соединена в единое целое Богом, не может быть разделена ни по какой причине, поскольку «что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Впрочем, Господь, опять же, милуя немощного человека и попуская ему, указывает на единственную возможную причину развода с возможностью вступить в новый брак, - на прелюбодеяние одного из супругов. В чем тут дело? Почему прелюбодеяние одного из супругов дает другому возможность нового супружества?

Ответ дает нам Святой Апостол Павел в своем Первом послании к Коринфянам: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела. Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею. Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать [их] членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело [с нею]? ибо сказано: два будут одна плоть. А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом. Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены [дорогою] ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии».[xxxiv]

Если «совокупляющийся с блудницею становится одно тело [с нею]», то прежнее телесное единство супругов нарушается, происходит их разделение, или, иначе, – развращение. Брак, по факту разврата и нарушившегося телесного единства, прекращает свое существование, а невиновная сторона, нуждающаяся в плотском общении, милостью Божией получает возможность вступить в новое супружество. Это самый поверхностный взгляд на проблему. Гораздо важнее то, что тела наши, через приобщение Святых Христовых Таин, «суть члены Христовы», и невиновная сторона супружества не может вступать в супружескую близость с согрешившей прелюбодеянием стороной, пока та не принесет должного церковного покаяния. Иначе, через постоянную телесную близость с прелюбодействующим супругом или супругой, подвергается поношению Сам Господь наш Иисус Христос, потому что мы суть «…тело Христово, а порознь – члены»,[xxxv] а так же Господь Святой Дух, живущий в нас.[xxxvi]

Существуют ли другие возможности повторного брака? Да, это смерть супруга или супруги: «Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодействовать, выйдя за другого мужа».[xxxvii] В некоторых случаях Святой Апостол Павел даже высказывает пожелание повторного брака. Это можно видеть из Первого послания к Тимофею, в словах об опекаемых Церковью вдовицах: «Вдовица должна быть избираема не менее, как шестидесятилетняя, бывшая женою одного мужа, известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу. Молодых же вдовиц не принимай, ибо они, впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак. Они подлежат осуждению, потому что отвергли прежнюю веру; притом же они, будучи праздны, приучаются ходить по домам и [бывают] не только праздны, но и болтливы, любопытны, и говорят, чего не должно. Итак, я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию; ибо некоторые уже совратились вслед сатаны»[xxxviii].

Итак, воля Божия в том, чтобы брак, получивший церковное благословение, не был расторгаем человеком. Но вот еще вопрос: предполагает ли учение Нового Завета Господа нашего Иисуса Христа разводы супругов по иным, не связанным с грехом прелюбодеяния, поводам? У Святого Апостола Павла находим такое повеление Божие: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, - если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, - и мужу не оставлять жены своей…».[xxxix] Божественный Апостол подчеркивает, что данное повеление не его, но - Божие, и оно предполагает, что могут существовать иные причины для разводов, но такие разводы не дают права на новый брак. Запомним это!

 

Теперь вернемся к документу Архиерейского Собора «О канонических аспектах церковного брака» и рассмотрим только те его разделы и пункты, которые видятся нам не соответствующими православному, евангельскому учению о браке.

Совершенно неудовлетворительным видится третий раздел документа, который имеет режущее слух православного христианина наименование: «Браки с инославными христианами»! Мы уже почти привыкли к таким экуменическим «вывертам», но привычка эта – порочная. Итак, вначале третий пункт указывает на древние церковные каноны, вероятно нарочно подчеркивая их «древность»: «Древние церковные каноны (Шест. 72, Лаод. 31) ради защиты Церкви от распространения ереси запрещали православным христианам вступать в брак с еретиками. Этот подход и ныне должен применяться по отношению к членам еретических и раскольнических сообществ, враждебных Церкви и создающих угрозу её единству».

Но далее третий раздел предлагает совсем иной «подход»: «Иной подход, основанный на принципе икономии, применяется в отношении браков с представителями тех инославных сообществ, которые не враждебны Православной Церкви. Этот подход, отраженный в постановлениях синодального периода, подытожен в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви»: «Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей».[xl]

Благословение епархиального архиерея на вступление в такой брак может быть преподано православной стороне в ответ на письменное прошение, которое должно сопровождаться согласием неправославной стороны на то, чтобы дети были воспитаны в православной вере».[xli] Вот такая икономия…

Позвольте теперь привести в пример 72 правило Шестого Вселенского Собора: «Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо: брак почитати не твердым, и незаконное сожитие расторгати. Ибо не подобает смешивати несмешаемое, ниже совокупляти с овцею волка, и с частию Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен. Но аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком: потом един из них, избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другий остался в узах заблуждения, не желая воззрети на божественные лучи, и аще притом неверной жене угодно сожительствовать с мужем верным, или напротив мужу неверному с женою верною: то да не разлучаются, по Божественному Апостолу: «святится бо муж неверен о жене, и святится жена неверна о муже»»[xlii]

Что не устраивает авторов документа и Архиерейский Собор в 72 правиле Шестого Вселенского и, в подобном ему, 31 правиле Лаодикийского Соборов? Их «древность» или иными словами «ветхость»? Но это богословское невежество, ибо не может быть «ветхим»  и «древним» Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа! Отцы Вселенского Собора говорили вместе со святыми апостолами: «Изволися бо Святому Духу и нам…»[xliii], говорили Духом Святым, Который ниспосылается христианам Господом нашим Иисусом Христом, а Господь «вчера и днесь Тойже, и во веки!»[xliv] Если отцы Шестого Вселенского Собора определили современные им и многочисленные псевдохристианские сообщества как еретиков и «волков», какие основания есть у нас делить их на «враждебных» Православной Церкви и – «не враждебных»?! Мы находимся с «невраждебными» в Евхаристическом общении? Нет, а значит и никаких оснований к этому - нет! Есть современный «тренд» среди «деятелей» Московской Патриархии на сближение с еретиками, объявляя их «инославными христианами, невраждебными» Православной Церкви. Еще есть корыстное, тщеславное и властолюбивое стремление к миру с лежащим во зле[xlv] миром, который, без попрания Христовой Истины, - невозможен! «Горе вам, - говорит Господь в Евангелии от Луки, - когда все люди будут говорить о вас хорошо! Ибо так поступали с лжепророками отцы их».[xlvi]

               

Далее в 5 разделе, который называется «Признание церковного брака утратившим каноническую силу», во втором абзаце читаем уже знакомое нам: «При жизни супругов их союз должен быть нерушимым по слову Спасителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает».[xlvii] В то же время, основываясь на евангельском учении, Церковь признаёт возможность прекращения брака при жизни обоих супругов в случае прелюбодеяния одного из них».[xlviii] Но вот дальше начинается авторская и соборная, простите, «отсебятина»: «Признание церковного брака утратившим каноническую силу также возможно при наличии обстоятельств, которые влияют на брачный союз столь же разрушительно, как и прелюбодеяние, или которые могут быть уподоблены смерти одного из супругов»…[xlix]

Несколько выше по тексту я предложил запомнить одно высказывание Святого Апостола Павла, вот оно: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, - если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, - и мужу не оставлять жены своей…»[l] и сделанные нами выводы: в случае развода Господь повелевает бывшим супругам оставаться безбрачными до смерти одного из них. Дело в том, что, по мнению авторов документа и решению Архиерейского Собора, перечисленные соборным документом «обстоятельства» достаточны не только для «признания церковного брака утратившим каноническую силу», но и для того, чтобы, подобно в случае с прелюбодеянием, позволить супругам – одному, или обоим! – вновь вступить в брак! Поговорим об этом.

                Нужно понимать, что в том самом изречении Святого Апостола Павла о разводе и необходимом безбрачии бывших супругов, нет мысли о том, церковный брак «утратил каноническую силу». Потому и повелевает им Господь оставаться безбрачными, что они «привязаны законом» друг к другу, даже если они живут раздельно. Авторы же документа «О канонических аспектах церковного брака», совершенно безосновательно приравнивая перечисляемые ими «обстоятельства» к расторжению брака по случаю прелюбодеяния одного из супругов, делают далекие от евангельского и православного учения о браке, выводы, что: 1) развод не по случаю прелюбодеяния одного из супругов, есть признание церковного брака утратившим каноническую силу, и 2) развод не по случаю прелюбодеяния дает право на новый брак! Об обстоятельствах же, «которые могут быть уподоблены смерти одного из супругов», поговорим дальше.

               

Сначала процитирую документ далее со всеми «обстоятельствами» и «поводами», перечисляемыми соборным документом и постараюсь их прокомментировать: «В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», а также Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании церковного союза утратившим каноническую силу следующие поводы:

                а) отпадение одного из супругов от Православия;

                б) прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19:9) и противоестественные пороки;

                в) вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;

                г) неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;

                д) заболевание одного из супругов, которое при продолжении супружеского сожительства может нанести непоправимый вред другому супругу или детям;

                е) медицински засвидетельствованный хронический алкоголизм или наркомания супруга, при его отказе от лечения и исправления образа жизни;

                ж) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;

                з) злонамеренное оставление одного супруга другим (длительностью не менее года);

                и) совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;

                к) надлежащим образом удостоверенное посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого супруга либо детей;

                л) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством и устраняющая возможность продолжения брачной жизни;

                Повторюсь, перечисленные обстоятельства Архиерейский Собор считает допустимыми не только к рассмотрению о признании церковного брака утратившим каноническую силу, но и о возможности невиновной стороне, или даже обоим сторонам вступить в новый брак!

                Итак:

а) отпадение одного из супругов от Православия;

(Вывод: причина для раздельного проживания может быть уважительной, а может и не быть[li]; поскольку «отпадение одного из супругов от Православия» не есть прелюбодеяние и разделение их «одной плоти[lii]» и, как предполагается, произошло после заключения церковного брака, то церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; невиновной стороне должно принять данный факт как волю Божию и не вступать в новый брак до смерти супруга, отпадшего от Православия.)

                б) прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19:9) и противоестественные пороки;

                (Вывод: причина для признания церковного брака утратившим каноническую силу уважительная; дает возможность вступить в новый брак; случаи противоестественных пороков должны рассматриваться отдельно, т.к. не все пороки, называемые «противоестественными», являются прелюбодеянием.)

                в) вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;

                (Вывод: причина для признания церковного брака утратившим каноническую силу уважительная, поскольку является тем же прелюбодеянием; дает возможность вступить в новый брак.)

                г) неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;

                (Вывод: поскольку предполагается, что самокалечение произошло уже после заключения церковного брака, то церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; причина для раздельного проживания не уважительная; невиновной стороне должно принять данный факт как волю Божию и не вступать в новый брак до смерти покалечившегося супруга или супруги.)

                д) заболевание одного из супругов, которое при продолжении супружеского сожительства может нанести непоправимый вред другому супругу или детям;

                (Вывод: если заболевание может принести вред другому супругу или детям по причине продолжающейся телесной близости между супругами, то достаточно прекратить близость на необходимый период времени или навсегда; причина для раздельного проживания не уважительная. Если же заболевание может принести вред другому супругу или детям при обычном совместном проживании, то становится уважительной причина для раздельного проживания; церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; невиновной стороне должно принять данный факт как волю Божию, приложить все силы для лечения супруга или супруги и не вступать в новый брак до смерти заболевшего супруга или супруги.)

                е) медицински засвидетельствованный хронический алкоголизм или наркомания супруга, при его отказе от лечения и исправления образа жизни;

                (Вывод: причина для раздельного проживания может быть уважительной, а может и не быть: всё зависит от нрава супруга-алкоголика или наркомана и от степени опасности нахождения рядом с ним; церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; невиновной стороне должно принять данный факт как волю Божию и не вступать в новый брак до смерти больного супруга или супруги.)

                ж) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;

                (Вывод: это как раз пример того обстоятельства, которое может быть уподоблено смерти одного из супругов (см. выше, - авт.); в данном случае супруг или супруга могут просить церковные власти о признании церковного брака утратившим каноническую силу с возможностью вступить в новый брак.)

                з) злонамеренное оставление одного супруга другим (длительностью не менее года);

                (Вывод: поскольку данное обстоятельство не может быть уподоблено смерти одного из супругов, церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; невиновной стороне должно приложить усилия для розыска супруга или супруги или сведений о них.)

                и) совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;

                (Вывод: данный пункт поставил меня в тупик, поскольку аборт при несогласии супруга или супруги не есть прелюбодеяние, но, без сомнения, грех как против «одной плоти», так и против воли Божией и всех его заповедей. Склоняюсь к мысли, что при данном обстоятельстве возможно признание церковного брака утратившим каноническую силу с возможностью вступления в новый брак, хотя допускаю и ошибку со своей стороны.)

                к) надлежащим образом удостоверенное посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого супруга либо детей;

                (Вывод: причина для раздельного проживания уважительная; церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; невиновной стороне должно принять данный факт как волю Божию и не вступать в новый брак до смерти супруга или супруги.)

                л) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством и устраняющая возможность продолжения брачной жизни;

                (Вывод: поскольку тяжкая душевная болезнь наступила в течение брака, церковный брачный союз не утрачивает каноническую силу; невиновной стороне должно принять данный факт как волю Божию и не вступать в новый брак до смерти супруга или супруги.)

И далее, в следующих абзацах 5 раздела мы видим выводы, которые, увы, - печальны и которые, во всяком случае в отношении 7 приведенных документом поводов (а, г, д, е, з, к, л), не имеют к евангельскому учению о браке никакого отношения! Читаем: «При наличии одного из перечисленных выше оснований одна из сторон может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о признании её церковного брака утратившим каноническую силу…

                По исследовании вопроса епархиальный архиерей[liii]  может выдать свидетельство о признании данного брака утратившим каноническую силу и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком…»[liv]!

 

                Почему архиереи на Соборе приняли документ, который не согласен с евангельским и православным учением о браке? Святые отцы говорят нам, что все предательства и преступления против истины обусловлены нашими греховными страстями: сластолюбием, сребролюбием и славолюбием. Ими руководствовались все «иуды», от Искариотского до современных нам. Лишь бы нам с вами, дорогие отцы, братия и сестры не встать в их унылые и смрадные ряды. Давайте будем помнить, что сказал, уже во множестве цитированный нами, Святой и Божественный Апостол Павел: «Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию,  которое [впрочем] не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, [так] и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема. У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым».[lv] Аминь!

 

О ЕРЕСИ ЭКУМЕНИЗМА, СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДАХ МИССИИ И ПРОЧЕМ

 

                В четвертой части мы рассмотрим пункты «Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви», которые либо противоречат Священным Писанию и Преданию Православной Христовой Церкви, либо вовсе чужды им.

               

                Сначала поделюсь недоумением: «Постановления…» и «Послание…» Собора, верно определяя основные задачи Церкви в мире,[lvi] тем не менее, делают странный акцент на теме построения благополучия общества. Вначале приведу в пример цитату из «Послания Освященного Архиерейского Собора…»: «Памятуя о трагических событиях ХХ века и размышляя о их причинах, мы должны… свидетельствовать…: без Бога никакое государственное или общественное строительство не приведет к благополучию».[lvii]  А это цитата из «Постановлений…»: «Прошедшее столетие явило миру непреложность истины, засвидетельствованной еще в Ветхом Завете, что без верности Богу не может быть построено подлинное благополучие общества, а отступление людей от Господа влечет за собою беды…».[lviii] Данная мысль, на мой взгляд, достойна документа какого-либо государственного собрания, но не Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, т.к. она говорит о получении земного благополучия и о возможности, веруя в Бога, избежать с Его помощью потрясений и бед. Вот и «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» в своем третьем разделе говорят: «Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии».[lix] Что говорит о задачах Церкви и бедах падшего человечества учение Православной Христовой Церкви? Приведем цитату из труда митр. Макария Булгакова «Православно-догматическое Богословие»: «Цель, для которой основал Господь Церковь свою, есть освящение людей-грешников, а затем воссоединение их с Богом… Но столько же очевидна эта цель – а) из отношения Церкви к вере: если христ. Церковь есть общество людей, содержащих христианскую веру, а вера христианская дана нам собственно для того, чтобы мы соделались святыми, и достигли вечного живота и блаженства в Боге; то не другая может быть и цель Церкви; б) из того, что Церковь основана самим И. Христом: а единственною целию пришествия Его на Землю было наше спасение; след. и все, что ни делал Он на земле, могло клониться лишь к тому, чтобы взыскати и спасти погибших; в) наконец из того, что, пред вознесением своим на небо, посылая Апостолов для насаждения Церкви во всем мiре, Он передал им и всем их преемникам свое Божественное посольство, принятое Им от Отца: «якоже посла мя Отец, и аз посылаю вы» (Иоан. 20, 21), и таким образом поручил им как бы продолжать, при Его содействии, то же самое дело, для которого приходил сам, – а оно состояло именно в освящении грешного рода человеческого, в избавлении его и от тех бедствий, которым подвергся он чрез первое и все последовавшие грехопадения»[lx]. Как мы видим, никакое «строительство благополучия общества» в задачи Церкви не входят. Далее митр. Макарий говорит также о избавлении рода человеческого от бедствий. Что это за бедствия? Читаем: «Первое бедствие падшего человека есть ослепление его ума, забвение истин первобытной веры, любви и надежды, и, вслед затем, неведение пути для возвращения к Богу… Второе бедствие человека-грешника есть его виновность пред Богом, по которой, даже узнавши путь для возвращения к Отцу небесному, грешник не осмелился бы идти, или не мог бы придти по этому пути к вожделенной цели. Соответственно такой потребности, Искупитель наш благоволил соделаться первосвященником или архиереем… Наконец, последнее бедствие падшего человека есть его нравственное бессилие, по которому он, и узнавши путь к воссоединению с Богом, и получив дерзновение и все благодатные средства шествовать сим путем, может останавливаться на нем, угашая в себе духа благодати (1 Сол. 5,19), может уклоняться надесно и налево, или даже – обращаться вспять…».[lxi] Думаю, различие риторик Архиерейского Собора и Православно-догматического Богословия – налицо.

Кстати, третье прошение на сугубой ектении предельно кратко и точно выражает то, к чему устремляется Церковь Христова в своей общественной жизни: «Еще молимся о богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком БЛАГОЧЕСТИИ и ЧИСТОТЕ»! Благочестии, а не благополучии! Вот только зачем Собору нужно было делать этот странный акцент на мысли о построении благополучного общества? Остается только догадываться. Впрочем, если смотреть на соборные деяния и документы в целом, то и догадаться не трудно: от года к году они всё меньше и меньше говорят о необходимости следовать тем путем жизни и спасения, который указал нам Сам Спаситель и Господь Иисус Христос, и всё более и более уклоняются в мудрование по стихиям мира, который «лежит во зле».[lxii]

               

В разделе «Миссия Церкви в современном мире» читаем то, что многим может показаться маловажным, но таковым отнюдь не является: «Используя те или иные методы работы с молодежью, не исключаяя и заимствованных из светской практики, важно не упускать из виду главную цель, стоящую перед пастырем или любым церковным тружеником в общении с юношами и девушками: их приобщение к числу учеников Христовых».[lxiii] Иными словами, те вопиющие и возмутившие православных христиан случаи выступлений гимнасток в храме, молитв под гитару, гастролирующих рок-батюшек, вихляющих бедрами и поющих блюз пожилых прихожанок и прочее такое, что ненадолго, как-бы поутихло, вновь войдет в стены храмов, но уже подкрепленное правовым документом – «Постановлениями…» Архиерейского Собора. Тут впору задуматься вот над чем: много ли подобные «методы» привели молодежи ко Христу, это еще вопрос, но то, что святыня храмов претерпевает глумление и поругание, и нарушаются многочисленные каноны Церкви – факт.

 

                Но, разумеется, самым «плодовитым» на противоречия в «Постановлениях…» Собора Священным Писанию и Преданию Церкви является раздел «Внешние церковные связи».

В пункте 37 Собор выражает одобрение деятельности Патриарха и Священного Синода вкупе с отделом внешних церковных связей, которая направлена «прежде всего, на укрепление единства Святой Церкви, развитие братских отношений с Поместными Православными Церквами, а также совместную с другими христианскими конфессиями защиту ценностей христианской нравственности….»[lxiv] и т.д. и т.п. Впору возмутиться тем, что опять сообщества еретиков именуются «христианскими конфессиями» и – справедливо! Но лучше обратите внимание на то, что, говоря об укреплении единства «Святой Церкви», 37 пункт не называет её «Православной»! Забыли? Нет необходимости? Вряд ли. Думаю, здесь повторяется та же история, что и с шестым пунктом известного документа «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром». Цитирую: «Единство, которым обладает Церковь по своей онтологической природе, не может быть нарушено. Православная Церковь констатирует существование в истории других не находящихся в общении с ней христианских церквей и конфессий…».[lxv] Как здесь, так и там вначале говорится о какой-то гипотетической Церкви вообще, и только затем упоминаются Церковь Православная. Совпадение? Не думаю. Скорее всего, по мысли авторов документов, первое упоминание имеет в виду «церковь» или лучше сказать «всецерковь» с точки зрения «теории ветвей», а затем уже говорится о Церкви Православной, как (прости, Господи!) о её части. Процитируем еще раз пункт 37 соборных «Постановлений…»: «Архиерейский Собор одобряет внешнюю деятельность Русской Православной Церкви, осуществляемую Святейшим Патриархом и Священным Синодом при содействии Синодального отдела внешних церковных связей и направленную, прежде всего, на укрепление единства Святой Церкви, развитие братских отношений с Поместными Православными Церквами, а также совместную с другими христианскими конфессиями защиту ценностей христианской нравственности…». Если бы текст писали православные авторы, он бы выглядел примерно так: «…деятельность… направленную, прежде всего на укрепление единства Святой Православной Церкви, развитие братских отношений с Поместными Православными Церквами…» и т.д., но он написан так, как написан. Нужны ли нам еще доказательства «тихой сапой» продвигаемой в учение РПЦ «теории ветвей»? Не думаю.

 

Пункты 38, 39, 40 и 41 говорят о так называемом «Критском соборе» и представляют собою апофеоз лицемерия авторов документа и Архиерейского Собора в целом. Не буду говорить о «неоднозначном отношении к состоявшемуся на Крите Собору в семье Поместных Православных Церквей»[lxvi]. Укажу лишь на оценку Архиерейского Собора критских документов: «Анализ документов Критского Собора, проведенный по поручению Священного Синода Синодальной библейско-богословской комиссией, показал, что некоторые из них содержат неясные и неоднозначные формулировки, что не позволяет считать их образцовыми выражениями истин православной веры и Предания Церкви. Это особенно относится к документу «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром», который не был подписан 2/3 членов делегации Сербской Православной Церкви, а также отдельными архипастырями ряда других Поместных Церквей, принимавших участие в работе Собора на Крите, что свидетельствует о значительном разномыслии в отношении этого документа даже среди участников Критского Собора».[lxvii]

Не буду утруждать вас сравнительным анализом документов «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром», принятых «критским собором» и Архиерейским Собором 2016 года. Вам с лишком хорошо известно, что они – почти идентичны, причем формулировки, принятые Архиерейским Собором 2016 года имеют более радикальное звучание в сравнении с критскими. Приведу в пример лишь 1, 2 и 3 пункты «Постановлений…» Архиерейского Собора 2016 года:

«1. Освященный Архиерейский Собор одобряет позицию Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Собрании Предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези 21-28 января 2016 года, а также делегаций Русской Православной Церкви в заседаниях Межправославной подготовительной комиссии, Специальной межправославной комиссии и Всеправославного предсоборного совещания, занимавшихся в межсоборный период подготовкой документов по темам повестки дня Святого и Великого Собора Православной Церкви.

2. Архиерейский Собор с удовлетворением отмечает, что в проекты документов Всеправославного Собора внесены необходимые изменения и дополнения согласно предложениям Русской Православной Церкви и других Поместных Православных Церквей.

3. Члены Архиерейского Собора свидетельствуют, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви».[lxviii]

Вот так: документы «критского собора» содержат «неясные и неоднозначные формулировки, что не позволяет считать их образцовыми выражениями истин православной веры и Предания Церкви», и те же документы Архиерейского Собора 2016 года «не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви»… Как говорится: «берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие».[lxix]

 

В пунктах 42, 43, 44 и 45 Архиерейский Собор признает «исторический характер состоявшейся в Гаване встречи Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска…»,[lxx] игнорируя тот факт, что Патриарх Кирилл встретился с вождем латинских еретиков в нарушение Устава Русской Православной Церкви.[lxxi] Из «Совместного заявления Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла» Собор выделяет только проблемы защиты христиан Ближнего Востока и Северной Африки, конфликта на Украине и униатизма и совершенно игнорирует пункты заявления, говорящие о совместных экуменических планах и деятельности. Приведем в пример некоторые из них:

«С радостью мы встретились как братья по христианской вере, увидевшиеся, чтобы «говорить устами к устам» (2 Ин. 12), от сердца к сердцу…»;[lxxii]

«…Мы скорбим об утрате единства, ставшей следствием человеческой слабости и греховности…»;[lxxiii]

«…мы надеемся, что наша встреча внесет вклад в дело достижения того богозаповеданного единства, о котором молился Христос. Пусть наша встреча вдохновит христиан всего мира с новой ревностью призывать Господа, молясь о полном единстве всех Его учеников»;[lxxiv]

«Православные и католики должны научиться нести согласное свидетельство истины в тех областях, в которых это возможно и необходимо»;[lxxv]

«Призываем христиан Западной и Восточной Европы объединиться для совместного свидетельства о Христе и Евангелии…»;[lxxvi]

«Православные и католики объединены не только общим Преданием Церкви первого тысячелетия, но и миссией проповеди Евангелия Христова в современном мире. Эта миссия предполагает взаимное уважение членов христианских общин, исключает любые формы прозелитизма.

Мы не соперники, а братья: из этого понимания мы должны исходить во всех наших действиях по отношению друг к другу и к внешнему миру. Призываем католиков и православных во всех странах учиться жить вместе в мире, любви и единомыслии между собою (Рим. 15:5). Недопустимо использовать неподобающие средства для принуждения верующих к переходу из одной Церкви в другую, пренебрегая их религиозной свободой и их собственными традициями…»;[lxxvii]

«В современном мире — многоликом и в то же время объединенном общей судьбой — католики и православные призваны братски соработничать для возвещения Евангелия спасения, для общего свидетельства о нравственном достоинстве и подлинной свободе человека…».[lxxviii]

Не буду давать данным текстам своей оценки, она уже сделана компетентными и православными богословами и вам хорошо известна. Жаль только, что давно выявленная еретическая их суть так и не коснулась умов, сердец или, хотя бы, совести членов Архиерейского Собора, чтобы они вместе со всем православным миром осудили и их и своего своевольного Предстоятеля.

В конце заявления подписанты кощунственно обращаются к Пресвятой Владычице нашей Богородице с просьбой о помощи в своих богопротивных замыслах: «Исполненные благодарности за дар взаимопонимания, явленный на нашей встрече, обращаемся с надеждой к Пресвятой Матери Божией, взывая к Ней словами древней молитвы: «Под Твою милость прибегаем, Богородице Дево». Пусть Преблагословенная Дева Мария Своим предстательством укрепит братство всех, Ее почитающих, дабы они в Богом определенное время были собраны в мире и единомыслии во единый народ Божий…».[lxxix]

Особого упоминания требуют подписи встретившихся: «Патриарх Московский и всея Руси Кирилл» и «Епископ Римский, Папа Католической Церкви Франциск»! Мало того, что Патриарх своей подписью признаёт Франциска «епископом римским», он так же признаёт его «папой вселенской церкви», т.к., при некоторой разнице понимания православными христианами и латинскими еретиками терминов «кафолическая» и «католическая», в своем первоначальном значении они – совершенно тождественны и являются определениями Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви! Но и это не было замечено и осуждено «Освященным Архиерейским Собором»!

Кстати, содержат ли «Постановления Освященного Архиерейского Собора Русской православной Церкви» нечто такое в своих положениях, что являлось бы ересью, проповедуемой открыто и явно? Думаю, да. Это 44 пункт, гласящий (с сокращением): «Архиерейский Собор признаёт особую важность положений Совместного заявления о том, что… в православно-католических отношениях недопустим прозелитизм в любых его проявлениях».[lxxx] Некоторые горе-православные даже считают договоренность о недопустимости прозелитизма победой в отношениях с латинскими еретиками. На самом деле это настоящий «акт о капитуляции», т.к. прозелитизм между церквами недопустим только в одном случае, если эти церкви – равноблагодатны, это церкви-сестры; впрочем, экуменисты именно так и считают. В том же случае, если мы не находимся с другой стороной договора в евхаристическом общении, но, тем не менее, отказываемся от прозелитизма в свою пользу, значит мы предали своих ближних – членов латинской ереси, коим не желаем вечного спасения в благодатной ограде Православной Христовой Церкви; мы – капитулировали и сдались «на милость победителя». И та и другая позиция являются ересью…

 

В заключение к сказанному необходимо ответить на вопрос, который волнует умы православных христиан все последние полтора года: с кем наши архиереи? Имеют ли они правильное и православное суждение о всех проблемах и бедах, постигших Церковь, или согласны с обмирщением церковной жизни и всей обозначенной реформаторской и экуменической деятельностью Патриарха и его «наперсников»? Не будем гадать и приведем в пример 5 пункт «Постановлений…»: «Освященный Архиерейский Собор одобряет деятельность Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и Освященного Синода и утверждает решения, принятые Священным Синодом в межсоборный период…».[lxxxi] Иными словами, наши преосвященные владыки согласны со всеми соблазнами и предательствами Христовой Истины, исходящими от их Предстоятеля: от лобызаний с вождем еретиков Франциском, до утверждения, что православные и мусульмане «молятся одному и тому же богу»; от одобрения «критского собора и подготовки к следующему, до репрессий в отношении несогласных с ним клириков Русской Православной Церкви, о которых Кирилл заявил во всеуслышание! Согласны, или просто молчат?...

 

Иеромонах Арсений (Железнов)

Келья святого Собора Архистратига Божия Михаила.

 


[i] Мф., 19; 21.

[ii] Мф. 19; 17-19.

[iii] Иоан., 2; 1-11.

[iv] Мф., 19; 10-12.

[v] 1Кор., 7; 1-32.

[vi] 1Кор., 9; 5.

[vii] Катехизис 1992 г.

[viii] Положение о монастырях и монашествующих, 4.1. – 4.1.3.

[ix] Положение о монастырях и монашествующих, 3.4.

[x] Кирилл Скифопольский, Жизнь и дела св. Евфимия Великого», 15, 89-93.

[xi] Кирилл Скифопольский, Житие преп. Саввы Освященного.

[xii] Общежитие не тождественно Киновии. Истории монашества известны скиты, живущие по общежительному уставу, обязывающему монахов иметь всё общее и не иметь ничего личного. Лавры преимущественно были монастырями общежительными. (авт.)

[xiii] В Лаврах келья от кельи располагались на расстоянии «брошенного камня». Тем не менее, братия Лавры не должны были общаться друг с другом на протяжении седмицы и встречались только на воскресном богослужении.(авт.)

[xiv] Кирилл Скифопольский, Жизнь и дела св. Евфимия Великого, 15, 89-93.

[xv] Кирилл Скифопольский, Житие преп. Саввы Освященного.

[xvi] Μοναχός (греч.) – уединенный, одинокий.

[xvii] Феодор Студит, прп. Письмо 11, к Анастасию, епископу Кносийскому.

[xviii] Положение о монастырях и монашествующих, 3.5.2.

[xix] «Постановление Освященного Архиерейского Собора РПЦ, пункт 20.

[xx] http://amin.su/content/analitika/9/5381/

[xxi] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ, пункт 20.

[xxii] Протоиерей Владимир Воробьев, «Православное учение о браке».

[xxiii] М. Булгаков. «Мастер и Маргарита».

[xxiv] Св. Пр. Иоанн Кронштадский, «Моя жизнь во Христе», т.1, 252.

[xxv] Иоан., 2; 1-11.

[xxvi] Матф., 19; 3.

[xxvii] Матф., 19; 10.

[xxviii] Матф., 19; 11-12.

[xxix] Блаженный Феофилакт Болгарский, Толкование на Евангелие от Матфея, 19; 11.

[xxx] «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Матф., 11; 28-30).

[xxxi] 1Кор., 7; 9.

[xxxii] Матф., 5; 31-32.

[xxxiii] Матф., 19; 3-9.

[xxxiv] 1Кор., 6; 12-20.

[xxxv] 1Кор., 12; 27.

[xxxvi] 1Кор., 6; 19.

[xxxvii] Рим., 7; 2-3.

[xxxviii] 1Тим., 5; 9-15.

[xxxix] 1Кор., 7; 10-11.

[xl] Основы социальной концепции, Х.2.

[xli] «О канонических аспектах церковного брака», раздел 3.

[xlii] Трул., 72.

[xliii] Деян., 15; 28.

[xliv] Евр., 13; 8.

[xlv] 1Иоан., 5; 19.

[xlvi] Лук., 6; 26.

[xlvii] Матф., 19; 6.

[xlviii] Матф., 5; 32. 19; 9.

[xlix] «О канонических аспектах церковного брака», раздел 5.

[l] 1Кор., 7; 9-10.

[li] 1Кор., 7; 12-17.

[lii] Матф., 19; 6.

[liii] «Осуществляя наблюдение за каноническим порядком и церковной дисциплиной, епархиальный архиерей… в соответствии с канонами решает вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов» (Устав Русской Православной Церкви, глава 15, 19, г).

[liv] «О канонических аспектах церковного брака», раздел 5.

[lv] Гал., 1; 6-9.

[lvi] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 2.

[lvii] «Послание Освященного Архиерейского Собора…», абзац 5.

[lviii] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 3.

[lix] «Основы социальной концепции РПЦ», п. 3.III.

[lx] Митр. Макарий (Булгаков), «Православно-догматическое Богословие», пар. 169, 1-2.

[lxi] Митр. Макарий (Булгаков), «Православно-догматическое Богословие», пар. 169, 1-2.

[lxii] 1Иоан., 5; 19.

[lxiii] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 14.

[lxiv] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 37.

[lxv] «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром», п. 6.

[lxvi] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 40.

[lxvii] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 39.

[lxviii] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2016 г.», п.п. 1, 2, 3.

[lxix] Лук., 12; 1.

[lxx] «Постановления Освященного Архиерейского Собора РПЦ 2017 г.», п. 42.

[lxxi] Глава 4, п.п. 4, 5.

[lxxii] «Совместное заявление…», п. 1.

[lxxiii] «Совместное заявление…», п. 5.

[lxxiv] «Совместное заявление…», п. 6.

[lxxv] «Совместное заявление…», п. 7.

[lxxvi] «Совместное заявление…», п. 16.

[lxxvii] «Совместное заявление…», п. 24.

[lxxviii] «Совместное заявление…», п. 28.

[lxxix] «Совместное заявление…», п. 30.

[lxxx] «Постановления Освященного Собора РПЦ 2017 г.», п. 44.

[lxxxi] «Постановления Освященного Собора РПЦ 2017 г.», п. 5.

Релятивизм в Церкви и богословии

 Митрополит Навпактский и Святого Власия Иерофей (Влахос) 

Σχετικισμός στήν Ἐκκλησία καί τήν θεολογία

Μητροπολίτου Ναυπάκτου καί Ἁγίου Βλασίου Ἱεροθέου

повторная публикация

ΒΙΟΓΡΑΦΙΚΟ τοῦ Μητροπολίτου Ναυπάκτου καί Ἁγίου Βλασίου Ἱεροθέου

Одним из важных и характерных течений нашего времени является так называемый релятивизм или абсолютизация относительности (англ. relativism, греч. σχετικισμός или σχετικοκρατία). В данной статье я изучаю эту тему с точки зрения богословия. Однако нам следует рассмотреть и философский, и нравственный аспект этого вопроса.

Термин «релятивизм» означает, что не существует «каких-либо абсолютных принципов», которые были бы действительны для всех, что человеческие знания «относительны, условны и субъективны». Определение релятивизма может быть дано и с помощью таких понятий, как скептицизм, агностицизм, феноменализм, субъективизм, пробабилизм и т.д.

Существует два типа релятивизма – когнитивный и моральный.

Когнитивный релятивизм утверждает, в этом мире нет абсолютных истин; существуют лишь различные интерпретации происходящего. Считается, что философ Протагор выразил подобные воззрения первым, сформулировав аксиому «человек есть мера всех вещей». В дальнейшем софисты поддержали тезис о существовании субъективности, согласно которой существует столько истин, сколько и людей. Также они связывали понятия истины или лжи с группами людей, к которым таковые относятся. Так, например, болезнь для больного – это зло, тогда как для врачей, напротив, – это благо.

Моральный релятивизм утверждает, что не существует «абсолютных моральных принципов», поскольку все принципы связаны с культурой и личным выбором. Геродот показал, что нравы и нравственные оценки у разных народов имеют множество разнообразных форм. В эту перспективу вписывается концепция нравственного нигилизма, который утверждает, что не существует общепринятых норм и канонов нравственности.

Конечно же, релятивизм распространяется и на другие сферы, такие как эстетика, философия языка, понятия красоты и справедливости, поскольку все они субъективны и различаются в разные исторические эпохи, согласно стремлениям и запросам людей, а также условиям, характерным для каждой местности.

Как бы там ни было, проблема состоит в том, что вторжение в нашу жизнь релятивизма затронуло и такие сферы, как богословие и церковная жизнь. Современные богословы считают, что не существует абсолютных объективных принципов, но все относительно; в основе любой концепции лежат взгляды различных людей, и в итоге все может быть оспорено. Таким образом, истина считается субъективной.

Как известно, предыдущий Папа, который ушел в отставку, Бенедикт Ратцингер, был очень озабочен релятивизмом, который господствовал и в Ватикане во многих богословских и экклезиологических вопросах после Второго Ватиканского Собора, и это было одной из причин его отречения от Папского престола.

Характерным является случай с римо-католическим богословом Раймоном Паникарром, о богословии которого архимандрит Никодим Фармакис написал важнейшую диссертацию под названием «Христианство и другие религии в богословии Раймона Паникарра». Как анализируется в этой диссертации, тремя тенденциями, сформировавшимися на христианском Западе уже после Второго Ватиканского собора, были:

- во-первых, «исключительность» или «эксклюзивизм», согласно которому «откровение Богочеловека уникально, а необходимым условием для спасения людей является обращение в христианство». Одни приверженцы этой тенденции считают, что находящиеся за пределами христианства не могут быть спасены, тогда как другие возлагают их спасение на волю Господа»;

- во-вторых, «инклюзивизм», согласно которому «Иисус Христос – это единственный источник спасения, но спасительная благодать Божия присутствует и за пределами Церкви»; и

- в-третьих, «плюрализм», согласно которому «может существовать множество форм Божественного откровения, следовательно, и другие религии могут считаться истинными».

В этой перспективе римо-католический богослов Р. Паникарр от «исключительности божественного Откровения во Христе» перешел к «инклюзивизму», «обогащенному со временем многими элементами плюрализма и принимающему принцип равенства религий».

Богословский релятивизм подрывает основы и базовые устои православного богословия. Согласно этой концепции, все является относительным; в православном богословии есть немало преданий, ни одно из которых не претендует на абсолютную истинность; все взгляды на духовную жизнь являются относительными, поскольку существует множество мнений и богословских суждений, и каждый может выбрать любое, какое пожелает.

Эта концепция распространяется и на богословие Святых Отцов и Вселенских соборов, и даже на эту экклесиологию, которую они рассматривают с позиций экуменизма. Так, многие современные богословы и клирики считают, что нет ничего закрытого для критики и все следует трактовать через призму релятивизма. Они утверждают, что во всех христианских конфессиях есть богословие, догматы, истина, апостольское предание и преемство, благодать в Таинствах и т.д.

Таким образом, ставится под сомнение исключительность православного богословия и традиции, безусловность догматов и апостольских преданий. А некоторые даже доходят до того, что начинают находить общие черты у святого Григория Паламы и Варлаама, несмотря на соборные решения, принятые в XIV веке, и несмотря на анафемы против Варлаама, включенные в «Синодик Православия».

Вызывает заслуженное возмущение, когда некоторые во имя релятивизма пытаются сочетать не сочетаемое: богословие святого Григория Паламы с теологией схоластических богословов.

Также, приводится мнение, что Отцы Церкви, особенно когда они принимали решения на Вселенских Соборах, «не поняли» взглядов еретиков и что пришло время все исправить. Так, были написаны научные работы о том, что Отцы не поняли взглядов Аполлинария, Севира, Диоскура, Феодора Мопсуестийского и др. и осудили их напрасно.

Совершенно ясен тот факт, что протестанты симпатизируют еретикам, осужденным Вселенскими Соборами, пишут различные работы на эту тему и, к сожалению, под это влияние попадают и православные богословы, по причине якобы новых научных изысканий.

Также у современных православных клириков, монахов и богословов можно заметить следующую тенденцию − преднамеренно или ради каких-то материальных выгод «оправославливать» даже еретические или явно дипломатические и двусмысленные тексты. Таким образом они пытаются установить общие элементы в православных и инославных произведениях, толковать их по своему усмотрению и опускать те моменты, которые на самом деле являются отрицательными и вызывающими.

О. Иоанн Романидис говорил, что есть люди, которые могут читать книги о молитве, написанные православными и неправославными авторами, не понимая тех явных различий, которые существуют между ними. В своем выступлении он сказал следующие, весьма характерные слова:

«Здесь, в Греции, иногда бывает так. Выбирая духовное чтение, верующие порой читают что-то вроде Кьеркегора или какого-нибудь Франциска; затем читают английского автора или книгу о молитве, написанную немцем; могут прочитать о жизни Христовой в изложении итальянца или даже «Откровенные рассказы странника» и о. Силуана, не понимая, какая между ними разница, смешивая все во едино. Смешивают возможное и невозможное. Читают все без разбора. Может статься так, что они возьмут книгу о благочестии, написанную самим дьяволом, и не почувствуют никакого подвоха. Поэтому нужно быть крайне осторожными, чрезвычайно внимательными и очень много молиться».

Меня очень беспокоит тот факт, что некоторые православные пытаются «оправославливать» далеко не православные тексты, игнорируя те богословские и экклезиологические различия, которые побудили к их написанию, и опуская историю каждого текста и употребляемых в нем терминов. Возникает такое ощущение, что авторы этих работ словно пытаются установить общие моменты между св. Афанасием Великим и Арием, используя особую интерпретацию. Такая попытка, даже если она совершается не нарочно, показывает, как минимум, невежество в методологии, терминологии и выборе правильного подхода либо небрежное отношение к благочестию.

Конечно, и Святые Отцы иногда по-разному толкуют некоторые второстепенные вопросы, однако же в главных и основополагающих вопросах святоотеческое богословие и опыт идентичны. Они отличаются друг от друга лишь тем, что выражают этот опыт разными словами.

Основные моменты, общие для всего предания [Православной Церкви], − это то, что Слово Божие, Которое было бесплотным в Ветхом Завете, воплотилось; что толкование Ветхого Завета должно быть христологическим; что приобщиться к таинству Божественного Домостроительства можно только в Церкви; что Церковь – это живое Тело Христово; что существует единство между Таинствами и соблюдением Христовых заповедей; что богословие и опыт Пророков, Апостолов и Святых Отцов – идентичны; что существует существенное различие между тварным и нетварным; что Бог участвует в нашей жизни, посылая нам нетварную, очищающую, просвещающую и созерцательную благодать Божию и т.д.

Совершенно ясно, что в Православной Церкви существуют разные уровни духовной жизни; иногда наблюдаются отклонения от спасительной истины со стороны некоторых лиц, за которыми в дальнейшем, возможно, последует покаяние, но не существует различных преданий, противоречащих друг другу.

Странным и совершенно неправославным является то, что некоторые подрывают учение Святых Отцов Церкви, древних и живших не так давно, выставляя на публике разные недостатки некоторых выразителей Православного Предания, существующие на деле или несуществующие. Например, никто не имеет права принижать практическое учение старца Софрония из-за того, что его не понимает и считает себя выше, или из-за того, что старец был русским по происхождению, несмотря на то, что на эти вопросы уже были даны надлежащие и весьма определенные ответы.

Мы живем в такую эпоху, когда все релятивируется, становится относительным − в богословии, экклезиологической и аскетической жизни; считается, что все религиозные лидеры учат об одном и том же; роль Православной Церкви принижается и Она считается имеющей такой же авторитет, как и другие христианские традиции; слова Господа нашего Иисуса Христа истолковываются неверно и недооцениваются, и вообще теряется абсолютная истина, выраженная Христом в заповедях блаженства и во всех Его словах. То же самое происходит и с учением пророков, апостолов и Отцов Церкви.

Я думаю, что эту работу следует закончить словами старца Софрония. Он писал Бальфуру:

«Богу молюсь, чтобы Вы не прельстились этим всем, но твердо в сердце и уме убеждены были в том, что существует на земле та одна Единая Истинная Церковь, которую основал Господь. Церковь эта хранит неповрежденным учение Христово, что Она во всей своей совокупности (а не в отдельных членах своих) обладает полнотою ведения и благодати и непогрешима».

И в другом месте он пишет:

«Трех вещей я не могу понять:

1) веры без догматов

2) христианства вне Церкви;

3) христианства без аскетики.

И сии три: Церковь, догмат и аскетика (то есть христианский подвиг) – для меня единая жизнь».

 

Источник: http://www.parembasis.gr/index.php/el/menu-teyxos-253/4980-2017-253-01

 



Подписка на новости

Последние обновления

События