Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Церковная жизнь

БІОГРАФІИ, ЖИЗНЕОПИСАНІЯ
 
Святитель Ѳеофанъ (Говоровъ), Затворникъ Вышинскій.
Краткое житiе
 

Епископъ Ѳеофанъ Затворникъ (въ міру Георгій Васильевичъ Говоровъ) родился 10 января 1815 года въ селѣ Чернавскѣ Елецкаго уѣзда Орловской губерніи. Его отецъ Василій Тимоѳѣевичъ былъ священникомъ Владимірской церкви этого села. Мать будущаго святителя, Татьяна Ивановна, также происходила изъ священническаго рода. Родители Георгія были благочестивы, сострадательны и всегда были готовы прійти на помощь нуждающимся. Въ семьѣ, кромѣ Георгія, было еще три дочери и три сына.

Первоначальное образованіе отрокъ Георгій получилъ въ родительскомъ домѣ, гдѣ ему привили любовь къ святой православной вѣрѣ и къ храму.

Въ 1823 году Георгій поступилъ въ Ливенское духовное училищѣ. Черезъ шесть лѣтъ въ числѣ лучшихъ учениковъ Георгій былъ переведенъ въ Орловскую духовную семинарію. Въ семинаріи юноша показалъ неменьшее стараніе и рвеніе къ учебѣ, чѣмъ въ училищѣ. Особенный интересъ онъ проявилъ къ философіи и психологіи. Уже тогда Георгій отличался любовью къ уединенію, кротостью и молчаливостью. По окончаніи семинаріи юношу неожиданно направляютъ въ Кіевскую духовную академію. Въ годы учебы въ академіи Георгій развилъ въ себѣ способность и любовь къ писательству. Любимыми его предметами здѣсь были науки богословскія, а въ особенности Священное Писаніе и церковное краснорѣчіе.

Въ 1838 году скончалась мать Георгія, а вслѣдъ за ней, черезъ годъ — отецъ. Георгій изначально какъ бы предызбранный для монашескаго пути, въ годы, проведенные въ академіи, въ самомъ сердцѣ русскаго иночества, подлѣ благословенныхъ кіевскихъ пещеръ, внутреннѣ созрѣвалъ для монашества. 1 октября 1840 года въ день Покрова Пресвятой Богородицы Георгій Говоровъ, вручая себя покровительству Приснодѣвы Маріи, подалъ прошеніе о постриженіи въ монашество.

15 февраля 1841 года Георгій былъ постриженъ ректоромъ академіи архимандритомъ Іереміей въ Свято-Духовской церкви Кіево-Братскаго монастыря съ именемъ Ѳеофанъ (что значитъ «Богомъ явленный») въ честь преподобнаго Ѳеофана Исповѣдника. Интересно отмѣтить, что о. Іеремія, впослѣдствіи ставшій архіереемъ, былъ землякомъ епископа Ѳеофана, отличался строгой подвижнической жизнью и конецъ своей жизни провелъ въ затворѣ, въ трудахъ духовнаго сочинительства. Его благотворное вліяніе на святителя Ѳеофана — безспорно.

Вскорѣ послѣ своего пострига, отецъ Ѳеофанъ вмѣстѣ съ прочими новопостриженными посѣтилъ извѣстнаго лаврскаго старца іеросхимонаха Парѳенія.

Отецъ Парѳеній преподалъ имъ такое наставленіе: «Вотъ вы, ученые монахи, набравши себѣ правилъ, помните, что одно нужнѣе всего: молиться и молиться непрестанно умомъ въ сердцѣ Богу. Вотъ чего добивайтесь. И я съ молодыхъ дней этого искалъ и просилъ, чтобъ никто не мѣшалъ мнѣ пребывать непрестанно съ Богомъ».

Окончивъ курсъ обученія со степенью магистра, іеромонахъ Ѳеофанъ былъ назначенъ ректоромъ Кіево-Софійскихъ духовныхъ училищъ. Затѣмъ онъ былъ ректоромъ Новгородской духовной семинаріи, служилъ въ Санктъ-Петербургской духовной академіи профессоромъ и помощникомъ инспектора.

Въ 1847 году отца Ѳеофана назначили членомъ новосозданной Русской духовной миссіи въ Іерусалимѣ. Пребываніе въ Святой Землѣ несомнѣнно оставило въ душѣ будущаго святителя свой благотворный слѣдъ. Въ 1853 году, въ связи съ началомъ Крымской войны, Русская духовная миссія была отозвана и возвратилась въ Россію.

Возведенный въ санъ архимандрита, отецъ Ѳеофанъ былъ назначенъ ректоромъ Олонецкой духовной семинаріи, но уже въ 1856 году былъ переведенъ настоятелемъ посольской церкви въ Константинополѣ.

Въ 1857 году архимандритъ Ѳеофанъ былъ вызванъ въ Санктъ-Петербургъ для ректорства въ духовной академіи, и ему одновременно поручено было наблюдать за преподаваніемъ закона Божія во всѣхъ свѣтскихъ учебныхъ заведеніяхъ столицы.

9 мая 1859 года вышло высочайшее повеленіе о поставленіи архимандрита Ѳеофана во епископа Тамбовскаго и Шацкаго. 1 іюня того же года въ Троицкомъ соборѣ Александро-Невской лавры надъ архимандритомъ Ѳеофаномъ была совершена архіерейская хиротонія.

Начало своимъ архипастырскимъ трудамъ, епископъ Ѳеофанъ положилъ на Тамбовской каѳедрѣ. Кромѣ исполненія обычныхъ архипастырскихъ обязанностей, епископъ Ѳеофанъ устроилъ въ Тамбовѣ епархіальное женское училище. Въ этотъ же періодъ святитель познакомился съ уединенной Вышенской пустынью и навсегда полюбилъ ее.

Лѣтомъ 1863 года епископъ Ѳеофанъ былъ переведенъ во Владиміръ, гдѣ прослужилъ три года. Здѣсь онъ тоже открылъ женское епархіальное училище. Владыка часто служилъ, много ѣздилъ по епархіи, постоянно проповѣдывалъ, возобновлялъ храмы, и всѣмъ сердцемъ жилъ со своими пасомыми, дѣля съ ними радость и горе.

Осенью 1860 года въ Тамбовѣ были страшные пожары. Большимъ утѣшеніемъ для тамбовчанъ стали дышащія любовью проповѣди епископа Ѳеофана. Эти рѣчи, по силѣ, сердечности и одушевленію, напоминаютъ слова въ подобныхъ случаяхъ святителя Іоанна Златоуста.

Въ 1861 году епископъ Ѳеофанъ присутствовалъ при открытіи мощей святителя Тихона Задонскаго. Епископъ Ѳеофанъ съ дѣтства очень любилъ святителя Тихона, поэтому, когда пришло его прославленіе, то радости епископа Ѳеофана не было конца.

Въ 1866 году, согласно поданому прошенію, епископъ Ѳеофанъ былъ уволенъ отъ управленія Владимірскою епархіей и опредѣленъ настоятелемъ въ Вышенскую пустынь, но вскорѣ, по новому его прошенію, онъ былъ освобожденъ и отъ управленія пустынью, причемъ за нимъ оставлено было помѣщеніе до кончины въ занимаемомъ имъ флигелѣ, съ правомъ служенія по его желанію.

Что побудило епископа Ѳеофана удалиться въ затворъ?

Безусловно — воля Божія. Онъ былъ изъ тѣхъ Божіихъ избранниковъ, чья дѣятельность мало видна при жизни; съ виду кажется, что они не дѣлаютъ ничего особеннаго для Церкви и народа. Но ихъ силы устремлены въ глубину, а не въ ширину. Ихъ духовные труды, ихъ потаенныя молитвы и слезы, быть можетъ, спасаютъ Церковь и народъ отъ многихъ страшныхъ бѣдъ. Но обо всемъ этомъ вѣдаетъ одинъ только Богъ.

Узнавъ жизнь, проникнувшись къ людямъ сострадательной любовью, святые уходятъ въ затворъ, унося туда эту любовь, а отнюдь не презрѣніе къ міру, какъ думаютъ нѣкоторые. Въ благословенномъ уединеніи святые ведутъ жестокую невидимую брань съ духами злобы, молятся о спасеніи своей души и о всемъ страждущемъ человѣчествѣ и постепенно, по милости Божіей, достигаютъ состоянія обоженія и богоподобія.

Именно къ такимъ людямъ принадлежалъ и епископъ Ѳеофанъ.

Удаляясь съ каѳедры, епископъ Ѳеофанъ больше всего думалъ о спасеніи своей души путемъ совершеннаго посвященія каждой мысли Богу. Кромѣ прочаго, святитель чувствовалъ, что можетъ сказать своими книгами много важнаго и въ то время еще почти никѣмъ не сказано. Будущее показало, что затворъ укрылъ владыку Ѳеофана только лишь отъ излишней молвы и суеты, но онъ не помѣшалъ ему нести, своего рода, общественнаго служеніе для христіанскаго міра.

24 іюля 1866 года, въ воскресеніе, произошло прощаніе епископа Ѳеофана съ паствой. Началась двадцативосмилѣтняя затворническая жизнь.

Первыя шесть лѣтъ владыка ходилъ ко всѣмъ службамъ. Въ праздники онъ обыкновенно служилъ. Но съ 1872 года епископъ Ѳеофанъ прекратилъ всѣ сношенія съ людьми, кромѣ настоятеля и духовника. Въ монастырскую церковь онъ больше не ходилъ, а устроилъ собственными руками у себя въ комнатахъ малую церковь во имя Богоявленія Господня. Съ тѣхъ поръ, въ теченіе десяти лѣтъ преосвященный затворникъ служилъ литургію въ этой церкви каждый воскресный и праздничный день, а въ послѣдующія одиннадцать лѣтъ — ежедневно. Служилъ онъ въ полномъ одиночествѣ, иногда молча, а иногда и пѣлъ.

Живя въ благомъ уединеніи, владыка все болѣе преображался и становился земнымъ ангеломъ и небеснымъ человѣкомъ. Когда къ нему приходили по дѣлу, то онъ, сказавъ нужное, уже болѣе не говорилъ и погружался въ молитву. Тѣлу своему онъ давалъ лишь необходимое.

Все свое жалованіе и поступавшія пожертвованія епископъ Ѳеофанъ разсылалъ бѣднымъ, оставляя себѣ небольшую сумму на покупку книгъ. Съ изданій своихъ, быстро расходившихся, онъ не получалъ ничего, стараясь только, чтобъ они были подешевле. Въ рѣдкія минуты, свободныя отъ молитвы, чтенія или писанія, владыка занимался рукодѣліемъ. Онъ хорошо писалъ иконы, владѣлъ рѣзьбой по дереву и зналъ слесарное дѣло.

Ежедневно епископъ Ѳеофанъ получалъ отъ двадцати до сорока писемъ, и всегда отвѣчалъ на нихъ. Всѣ письма были непростыя, почти каждое заключало въ себѣ мольбу о помощи. И святитель съ любовью отзывался на эту мольбу.

Пребывая въ затворѣ владыка значительно преуспѣлъ въ дѣланіи непрестанной молитвы. Своимъ опытомъ онъ щедро дѣлился съ вопрошавшими. Вотъ одно изъ его наставленій о молитвѣ Іисусовой: «Въ сокращенномъ словѣ она говорится такъ: «Господи, помилуй»; «Господи Іисусе Христе, помилуй мя грѣшнаго», а въ полномъ такъ: «Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго». Въ началѣ она произносится большею частію принужденно и неохотно, и по мѣрѣ упражненія и себя въ ней принужденія, если только есть рѣшительное намѣреніе посредствомъ молитвы съ помощью Божіей благодати умалить всестороннія страсти, она отъ частаго въ ней упражненія, по мѣрѣ умаленія страстей... будетъ дѣлаться легче, пріятнѣе и желательнѣе. При устной молитвѣ должно стараться держать разумъ въ словахъ молитвы, говорить неспѣшно, все вниманіе сосредоточивая въ мысляхъ, выражаемыхъ словами, а когда умъ будетъ увлекаться въ постороннія мысли, безъ смущенія опять вводить его въ слова молитвы. Неразсѣянность уму дается не скоро и не тогда какъ захотимъ, а когда смиримся и когда Богъ благоволитъ. Сей Божій даръ временемъ не опредѣляется, ни количествомъ молитвъ, а сердечнымъ смиреніемъ и Христовою благодатію и всегдашнимъ себя къ ней понужденіемъ. Изъ устной внимательной молитвы бываетъ переходъ къ молитвѣ умной, которая называется такъ тогда, когда однимъ умомъ къ Богу устремляемся или зримъ Бога...».

Въ послѣдніе годы у владыки значительно ухудшилось зрѣніе, но это не стало помѣхой его сочинительской и писательской дѣятельности. Въ прежнемъ строгомъ чинѣ было распредѣлено время въ теченіе дня.

Въ послѣдній день свой земной жизни, 6 января 1894года, послѣ полудня святитель Ѳеофанъ еще занимался писательскимъ трудомъ. Въ половинѣ пятаго дня, келейникъ заглянулъ въ его комнату и увидѣлъ, что святитель почилъ о Господѣ. Онъ лежалъ на кровати. Лѣвая рука его покоилась на груди, правая была сложена какъ для архіерейскаго благословенія. Когда святителя Ѳеофана облачали въ епископскія ризы, лицо почившаго озарилось радостной улыбкой.

Святитель былъ погребенъ въ Казанскомъ соборѣ обители. Послѣ прославленія святителя Ѳеофана въ Россіи въ 1988 году его мощи были обрѣтены и положены въ спеціальную раку Сергіевскаго храма деревни Эммануиловки, находящейся недалеко отъ Успенскаго Вышенскаго монастыря.

Церковно-литературное наслѣдіе святителя Ѳеофана явилось цѣннѣйшимъ вкладомъ въ духовную сокровищницу Православія.

Въ своихъ книгахъ и письмахъ святитель Ѳеофанъ говорилъ о духовныхъ вещахъ, исходя изъ личнаго опыта и обширныхъ богословскихъ познаній. Его произведенія отличаются отточенностью мысли, систематичностью, ясностью, свѣжестью, глубиной и задушевностью. Нравственно-аскетическіе труды святителя охватываютъ практически всѣ области христіанской жизни. Сочиненія святителя составлены въ формѣ богословскихъ изслѣдованій и лекцій, гомилетическихъ словъ и бесѣдъ, писемъ и дневниковыхъ записей.

Творенія святителя Ѳеофана можно раздѣлить на три основныя группы: 1) экзегетическія сочиненія, 2) нравственно-аскетическія и полемическія сочиненія и 3) переводы.

Къ экзегетическимъ произведеніямъ святителя относятся: Толкованія на посланія апостола Павла, толкованія псалмовъ 33-го и 118-го. Сюда также могутъ быть отнесены сочиненія: «Мысли на каждый день года по церковнымъ чтеніямъ изъ Слова Божія», «Притча о неправедномъ приставникѣ», «Уроки изъ дѣяній и словесъ Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа» и другія. Экзегетическія толкованія и размышленія святителя Ѳеофана чрезвычайно интересны, глубоки и не схоластичны. Они существенно обогатили русскую библеистику.

Какъ примѣръ нравственно-аскетическихъ и полемическихъ трудовъ святителя приведемъ слѣдующія сочиненія:

а) нравственно-аскетическія: «Начертаніе христіанскаго нравоученія», «Что есть духовная жизнь и какъ на нее настроиться», «Путь ко спасенію (очеркъ аскетики)», «О совершенномъ обращеніи къ Богу отъ прелестей міра и грѣха», «О покаяніи, причащеніи Святыхъ Христовыхъ Таинъ и исправленіи жизни», «Святоотеческія наставленія о трезвеніи и молитвѣ», а также многочисленныя статьи, размышленія и проповѣди, широко публиковавшіяся въ дореволюціонной печати. Сюда же можетъ быть отнесено обширное эпистолярное наслѣдіе. собранное и изданное уже послѣ кончины епископа Ѳеофана, — «Собраніе писемъ» въ восьми выпускахъ;

б) полемическія и апологетическія: «Нѣкоторыя предостереженія православнымъ христіанамъ», «Душа и Ангелъ не тѣло, а духъ», «Письма къ одному лицу въ Санктъ-Петербургѣ по поводу появленія тамъ новаго учителя вѣры» и такъ далѣе.

Къ переводнымъ трудамъ святителя Ѳеофана относятся: «Добротолюбіе» въ пяти томахъ, «Древніе иноческіе уставы», «Невидимая брань», «Слова преподобнаго Симеона Новаго Богослова» и другіе. Весьма важнымъ вкладомъ въ духовную жизнь русскаго общества явился переводъ на русскій языкъ аскетическаго святоотеческаго сборника «Добротолюбіе».

Въ совѣтское время труды святителя Ѳеофана въ Россіи не переиздавались, зато они были многократно издаваемы въ русскомъ зарубежьѣ, въ частности, издательствомъ Свято-Троицкаго монастыря въ Джорданвиллѣ, США. Съ паденіемъ же въ Россіи безбожнаго коммунистическаго режима, творенія святителя Ѳеофана выдержали множество переизданій и сдѣлались излюбленнымъ духовнымъ чтеніемъ русскихъ православныхъ христіанъ.

11/24 октября 2000 года Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви Заграницей, почитая подвижническій подвигъ вышинскаго затворника, цѣня его учительскій авторитетъ, а также учитывая сохранность мощей, принялъ рѣшеніе о канонизаціи епископа Ѳеофана (Говорова), какъ Затворника Вышинскаго. Память святителя Ѳеофана рѣшено совершать въ день его рожденія 10/23 января. 
 

Источникъ: Святителъ Ѳеофанъ (Говоровъ), Затворникъ Вышинскій (Краткое житіе). // «Православная жизнь». Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». — Jordanville, 2001. — № 6 (617). — С. 19-25. 

© Holy Trinity Monastery, Jordanville.

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ 
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

 

Мѣсяцъ Январь. 
День восьмой.

 

Страданіе святаго священномученика Исидора пресвитера и съ нимъ 72 мучениковъ въ городѣ Юрьевѣ ливонскомъ [1].

Благовѣрный великій князь Ярославъ, во святомъ крещеніи нареченный Георгіемъ, сынъ святаго равноапостольнаго великаго князя Владиміра, въ 1030 году покорилъ своей власти чудское племя, жившее въ предѣлахъ новгородскихъ и псковскихъ, потомъ на рѣкѣ Омовжѣ (или Эмбахѣ) основалъ городъ и выстроилъ въ немъ церковь во имя святаго великомученика Георгія. И было наречено имя городу Юрьевъ. Съ половины XII вѣка стали проникать въ эту землю моремъ католики Нѣмцы, начали тамъ селиться и, укрѣпившись, овладѣли ею, такъ какъ въ Русской землѣ были тогда междоусобія и нестроенія. Поработивши мѣстныхъ жителей-язычниковъ, Нѣмцы болѣе силою, нежели волею, обратили ихъ въ латинскую вѣру, которую сами содержали, и вмѣстѣ съ тѣмъ начали притѣснять жившихъ среди нихъ православныхъ христіанъ [2].

Во дни великаго князя московскаго Іоанна III Васильевича, православные христіане, бывшіе подъ властію Нѣмцевъ, имѣли въ городѣ Юрьевѣ ливонскомъ, въ русскомъ концѣ двѣ церкви: святителя Николая Чудотворца и святаго великомученика Георгія. Служили въ тѣхъ церквахъ два пресвитера, одинъ именемъ Іоаннъ, по прозванію Шестникъ (то-есть пришлецъ) изъ Московской земли, а другой — Исидоръ. Когда же Нѣмцы то ласками, то угрозами начали увлекать въ латинство жившихъ въ городѣ православныхъ, тогда священникъ Іоаннъ, прослужившій въ Юрьевѣ всего два съ половиною года, ушелъ оттуда во Псковъ и вскорѣ послѣ этого, принявъ иночество съ именемъ Іоны, основалъ въ Псковской землѣ, на границѣ съ Ливоніей Псково-Печерскую обитель, гдѣ, поживъ свято, сподобился блаженной кончины о Господѣ [3]. Исидоръ же остался въ Юрьевѣ и имѣлъ съ Нѣмцами большія пренія о православной вѣрѣ. Нерѣдко укорялъ онъ иновѣрцевъ, внушая имъ отступить отъ вѣры латинской или римско-католической и присоединиться къ православію.

Въ 1472 году вооружились латины на православныхъ — рѣшили воздвигнуть гоненіе на богоспасаемый градъ Псковъ и подвластное ему православное населеніе, чтобы насадить среди него латинскую вѣру, утверждаясь главнымъ образомъ на правилахъ Флорентійскаго собора, положившаго насильственно возстановить единеніе церквей [4]. Между тѣмъ многіе уже годы пресвитеръ Исидоръ безпорочно служилъ при храмѣ святителя Николая чудотворца, какъ звѣзда сіяя между христіанами своей паствы. И вотъ старѣйшина города Юрьева Нѣмецъ, по имени Юрій, прозваніемъ Трясиголовъ, возставъ на Исидора и на христіанъ православныхъ, клеветалъ на нихъ бискупу Андрею [5] и городскимъ начальникамъ латинской вѣры и всѣмъ посадскимь людямъ Ливонской земли, говоря, будто слышалъ онъ отъ іерея русскаго и всей его паствы хулу на вѣру латинскую и служеніе на опрѣснокахъ и похвалу одной только греческой вѣрѣ. Такимъ образомъ онъ возбудилъ ярость въ бискупѣ и вельможахъ, и латины съ того времени искали, какъ бы истязать православныхъ христіанъ города Юрьева.

Насталъ праздникъ Богоявленія Господня — 6 января 1472 года. Пресвитеръ Исидоръ вышелъ со всѣми православными на рѣку Омовжу съ честными крестами освятить воду. Тамъ, на водахъ богоявленскихъ, Нѣмцы, посланные отъ бискупа и отъ старѣйшинъ, захватили Исидора, учителя христіанскаго, и бывшихъ съ нимъ мужей и женъ и, какъ волки лютые, повлекли ихъ предъ бискупа и судей градскихъ. Великое было истязаніе на судилищѣ добрымъ воинамъ Христовымъ о вѣрѣ ихъ, отъ которой принуждали ихъ отречься. Но Исидоръ и всѣ православные съ нимъ исповѣдники, какъ бы едиными устами, сказали, обращаясь сначала къ бискупу, потомъ ко всѣмъ судьямъ своимъ:

— «Не буди то, врагъ истины, чтобы намъ православнымъ отречься отъ Христа истиннаго и вѣры православной; не пощадимъ тѣлесъ нашихъ за Христа Бога, сколько бы ты насъ ни мучилъ; но васъ, нечестивые, умоляемъ: пощадите души свои Господа ради, ибо и вы созданіе Божіе».

Тогда съ великимъ дерзновеніемъ обличалъ Исидоръ латинскія лжемудрованія и отступленія отъ истины христіанской. Разгнѣванный бискупъ ввергнулъ православныхъ въ темницу, а всѣхъ державцевъ мѣстныхъ пригласилъ изъ окрестныхъ замковъ, якобы для суда надъ православными. Пока они собирались, святый Исидоръ поучалъ въ темницѣ дружину свою.

— «Братія и чада, — говорилъ онъ, — Господь собралъ васъ со мною на подвигъ сей духовный, желая увѣнчать васъ отъ вседержительной руки Своей неувядаемыми вѣнцами; вы же, братія, добрѣ пострадайте отъ беззаконныхъ, безъ всякаго сомнѣнія, и не убойтесь горькихъ сихъ мукъ, ниже ослабѣйте, зане супостатъ вашъ діаволъ, яко левъ рыкая ходитъ, искій кого поглотити (1 Петр. 5, 8), то-есть уловить отъ вѣры православной. Станемъ въ ней неподвижно, какъ добрые воины, противъ его козней, ибо Самъ Господь сказалъ: аще Мене изгнаша, и васъ изженутъ; аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдутъ. Но сія вся творятъ вамъ за имя Мое, яко не вѣдятъ Пославшаго мя. Егда же пріидетъ Утѣшитель, Егоже Азъ послю вамъ отъ Отца, Духъ Истины, Иже отъ Отца исходитъ, Той свидѣтельствуетъ о Мнѣ. И вы свидѣтельствуете, яко искони со Мною есте (Іоан. 15, 20. 21. 26. 27). Такъ, братіе, говорилъ Христосъ ученикамъ Своимъ, также говоритъ Онъ и намъ, если кто имени Его ради постраждетъ до крови, т. е. до смерти. И вы, братіе мои возлюбленные, не оставляйте меня, но пострадайте вмѣстѣ со мною и не прельщайтесь вожделѣніями міра сего, но будьте великими мучениками Христовыми въ родѣ семъ».

Потомъ святый Исидоръ съ дружиною своею, ставъ въ темницѣ лицомъ къ востоку, началъ пѣть и молиться со слезами и съ воздыханіемъ сердечнымъ; причастился самъ запасными дарами святыхъ и животворящихъ Таинъ и причастилъ всѣхъ бывшихъ съ нимъ мужей, женъ и дѣтей. Всѣ исполнились духовной радости, и благоговѣйный пресвитеръ поучалъ ихъ еще о воздаяніи благъ вѣчныхъ за благія дѣла и о вѣчныхъ мукахъ за дѣла тьмы.

— «Ни одинъ изъ васъ, сказалъ онъ дружинѣ своей, отъ мала до велика да не страшится угрозъ, и самыхъ мукъ да не убоится, но добрѣ постраждемъ за Сына Божія, Господа нашего Іисуса Христа, и пріимемъ почесть страданія нашего въ день судный».

Потомъ всѣ единодушно, громкимъ голосомъ, воспѣли церковную пѣснь въ честь мучениковъ: «святіи мученицы, иже добрѣ страдальчествовавшіи и вѣнчавшіися, молитеся ко Господу спастися душамъ нашимъ».

Посланные отъ бискупа и судей градскихъ пришли въ темницу и, извлекши ихъ оттуда поставили на судилище, на мѣсто называемое у нихъ ратуша, для скораго испытанія предъ бискупомъ и всѣми латинами, которые собрались на это зрѣлище. Какъ солнце со звѣздами стоялъ предъ ними исповѣдникъ Исидоръ съ своей дружиною. Сперва ласкательными словами старался бискупъ преклонить исповѣдниковъ православія къ своей вѣрѣ. Обращаясь къ Исидору, какъ къ наставнику и руководителю паствы, а затѣмъ и ко всѣмъ его пасомымъ, бискупъ говорилъ:

— «Только послушай меня и посадниковъ града сего предъ многими Нѣмцами, которые сошлись изъ окрестныхъ замковъ моей державы; пріимите честную вѣру нашу, которая одна съ вашею, и опрѣсночное служеніе, и не губите себя; будьте присными братьями намъ и участниками нашего богатства. Если хотите, держите опять свою вѣру; только теперь повинитесь предо мною и предъ судьями и предъ Нѣмцами».

Но мужественные исповѣдники отвѣчали бискупу:

— «Что ищешь уловить насъ льстивыми рѣчами? не можешь ты отклонить насъ отъ истинной вѣры христіанской; твори надъ нами, чтó хочешь; вотъ мы предъ тобой и повторяемъ тебѣ то же, чтó говорили прежде».

Тогда суровый бискупъ, вмѣстѣ съ другими судьями, какъ змѣй, распалившись яростію на православныхъ, велѣлъ всѣхъ ихъ въ той одеждѣ, въ какой они были, ввергнуть въ рѣку Омовжу, а святаго Исидора, облекши въ іерейскія священыя одежды, бросилъ въ самую Іордань, гдѣ освящалъ онъ воду въ день Богоявленія. Такъ поступили съ ними, какъ съ злодѣями, казнили лютой смертью за православную вѣру Христову. Всѣхъ страдальцевъ, считая учителя ихъ Исидора, было семьдесятъ три. Они предали свои чистыя души въ руки Бога Живаго и увѣнчались нетлѣнными вѣнцами.

Было же при страданіи ихъ и таковое дивное зрѣлище. Въ числѣ православныхъ ведена была юная мать съ трехлѣтнимъ младенцемъ на рукахъ, который былъ прекрасенъ лицемъ. Нечестивые Нѣмцы взяли младенца изъ рукъ матери, ее же бросили въ рѣку. Видя свою мать потопляемую съ блаженными мучениками, младенецъ началъ плакать на рукахъ мучителей, и сколько ни старались они успокоить его, рвался изъ рукъ ихъ, терзая ихъ лица. Тогда жестокіе мучители бросили и его подлѣ проруби. Младенецъ же, подползши къ самой проруби, трижды перекрестился и, воззрѣвъ на предстоящій народъ, сказалъ:

— «И я христіанинъ, вѣрую въ Господа и хочу умереть, какъ и учитель нашъ Исидоръ и моя мать».

Сказавъ это, онъ бросился подъ ледъ. Такъ пострадалъ за истину младенецъ, какъ нѣкогда мученикъ Христовъ младенецъ Кирикъ, исповѣдавшій Господа на колѣняхъ мучителя, при видѣ страданій матери своей Іулитты, и вмѣстѣ съ нею воспріявшій мученическій вѣнецъ [6].

Настала весна. Разлившаяся рѣка Омовжа выступила изъ береговъ своихъ; тогда явились и тѣлеса всѣхъ исповѣдниковъ Христовыхъ за три поприща отъ города Юрьева, вверхъ по рѣкѣ, подъ деревомъ у горы, ничѣмъ неповрежденныя, какъ бы положенныя людьми на востокъ лицомъ; пресвитеръ же Исидоръ лежалъ посреди ихъ во всемъ облаченіи священническомъ: такъ прославилъ Господь святыхъ Своихъ угодниковъ. Тогда православные гости (купцы) города Юрьева взяли мощи страдальцевъ и честно погребли ихъ въ городѣ, около церкви чудотворца Николая, гдѣ будуть почивать они до второго пришествія Христова.

Чтить память священномученика Исидора и его сомучениковъ начали рано, не позже половины XVI столѣтія. Но причислены они Церковію къ лику святыхъ лишь недавно, въ 1897 году. Тогда же постановлено, по благословенію Святѣйшаго Синода, праздновать ихъ память мѣстно; и первое празднованіе святымъ мученикамъ торжественно совершено было 8 января 1898 года. 
 

Примѣчанія: 
[1] Древнее сказаніе о св. Исидорѣ и сомученикахъ его написано іеромонахомъ Крыпецкой обители Варлаамомъ (въ мірѣ пресвитеръ Василій) около 1560 г. по благословенію Московскаго митрополита Макарія. 
[2] Нѣмецкіе рыцари овладѣли Юрьевомъ въ 1223 г. Съ половины XIII столѣтія до 1559 г. въ городѣ было независимое архіепископство. Въ этомъ же году русскіе овладѣли Юрьевомъ, но окончательно онъ подчиненъ Россіи только въ 1704 г. 
[3] Псково-Печерскій монастырь находится въ 56 верстахъ на западъ отъ Пскова. Неизвѣстно, когда здѣсь поселились отшельники въ вырытой ими пещерѣ въ горѣ. Около 1470 г. отшельники были открыты изборскими звѣроловами. Священникъ Іоаннъ (въ 1471 или 1473 гг.) построилъ на горѣ церковь и тѣмъ положилъ начало обители. Она существуетъ донынѣ. 
[4] Соборъ Флорентійскій былъ въ 1438-1439 годахъ при Римскомъ папѣ Евгеніи IV, Константинопольскомъ императорѣ Іоаннѣ VII и патріархѣ Іосифѣ. 
[5] Бискупъ (т.-е. епископъ) Андрей управлялъ Юрьевомъ съ 1471 г. по 1473 г. 
[6] Память св. мучениковъ Кирика и Іулитты 15 іюля
 

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительна, вторая: Мѣсяцы Январь-Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1916. — С. 19-24. 

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.) 
 

 

Мѣсяцъ декабрь. 
Седьмой день.

 

Поуч. 2-е. Свт. Амвросій Медіоланскій.

(Святость храма Божія).

I. Нынѣ ублажаемый св. Амвросій медіоланскій былъ сыномъ правителя Галліи и Испаніи. Амвросій и въ младенчествѣ уже былъ отмѣченъ особеннымъ случаемъ: однажды младенецъ спалъ на открытомъ воздухѣ: рой пчелиный облѣпилъ спящаго, такъ что пчелы вползали даже въ его полуоткрытый ротикъ. Рой отлетѣлъ, не сдѣлавъ ребенку ни малѣйшаго вреда. Получивши отличное воспитаніе, Амвросій былъ назначенъ правителемъ г. Медіолана. Но не долго былъ онъ правителемъ. Въ концѣ 374 года умеръ медіоланскій епископъ, и нужно было избрать новаго епископа. Открылись споры; народная толпа шумѣла кругомъ храма, гдѣ собрались епископы-избиратели. Амвросій, какъ добросовѣстный правитель, счелъ своею обязанностью умирить народное волненіе: онъ началъ уговаривать народъ, внушая ему святое дѣло избранія епископа вести мирно и тихо. Онъ еще говорилъ, какъ въ стихнувшей толпѣ вдругъ раздался дѣтскій голосъ: «Амвросій — епископъ!» И въ отвѣтъ на этотъ голосокъ вся тодпа единодушно воскликнула: «Амвросій — епископъ!» Напрасно такимъ неожиданнымъ избраніемъ изумленный, озадаченный, испуганный Амвросій отказывался, говоря, что онъ еще не крещенъ (въ то время крещеніе иногда откладывали до зрѣлыхъ лѣтъ, даже до старости), что ему — чиновнику — нельзя бросить свою должность, что онъ и не думалъ объ епископствѣ... Народъ повторялъ одно: «Амвросій — епископъ!» Послѣ долгихъ колебаній Амвросій, наконецъ, согласился быть епископомъ.

Сдѣлавшись такъ неожиданно епископомъ, Амвросій весь отдался обязанностямъ своего высокаго сана и повелъ жизнь строгую, подвижническую. Все свое имущество онъ отчасти роздалъ бѣднымъ, отчасти пожертвовалъ въ церковь. Строгій къ самому себѣ, онъ былъ строгъ и къ порокамъ другихъ, хотя бы эти другіе были лица высокопоставленныя; онъ въ своихъ обличеніяхъ не щадилъ даже императоровъ. Вотъ тому примѣръ.

Однажды въ Ѳессалоникахъ произошло народное возмущеніе. Императоръ Ѳеодосій рѣшилъ страшно наказать городъ мятежный. И городъ былъ наказанъ: въ одинъ изъ праздничныхъ дней на жителей этого города неожиданно напали вооруженные солдаты и стали убивать ихъ безпощадно, не различая правыхъ отъ виновныхъ. Послѣ этого убійства Ѳеодосій, не помышляя о тяжести своего грѣха, по обычаю, шелъ въ храмъ; но Амвросій заградилъ ему входъ и сказалъ: «ты, видно, и не знаешь, сколь тяжко совершенное тобою убійство! Какими очами будешь ты созерцать храмъ общаго Владыки? Какъ прострешь руки, съ которыхъ еще каплетъ кровь неповинно убитыхъ? Какъ этими руками примешь всесвятое тѣло Господа? Какъ честную кровь Его поднесешь къ устамъ, когда исшедшее изъ нихъ гнѣвное слово несправедливо пролило столько крови? Отойди и не умножай прежняго грѣха своего новымъ!..» Императоръ со скорбію и слезами удалился. И только послѣ 8-ми мѣсячнаго раскаянія во грѣхѣ и съ разрѣшенія епископа Амвросія вошелъ въ храмъ Божій.

II. Вотъ какъ древніе христіане цѣнили святость храма Божія!

а) Храмъ Божій это — небо на землѣ; это — жилище Божіе; это — такое святое мѣсто, выше и святѣе котораго нѣтъ другого мѣста на землѣ. Храмъ Божій, это — святилище, изъ котораго Богъ, Отецъ щедротъ, проливаетъ источникъ благодати, и въ которомъ вѣрующіе пріемлютъ спасительные дары Божіи. Такъ, въ храмѣ Божіемъ совершается общественное служеніе Богу, и молитвами испрашивается намъ отъ Бога милость, оставленіе грѣховъ и спасеніе. Въ храмѣ Божіемъ мы получаемъ духовное возрожденіе въ таинствѣ крещенія, духовное очищеніе въ таинствѣ покаянія, духовное освященіе въ таинствѣ причащенія. Въ храмѣ Божіемъ мы слышимъ слово Божіе и научаемся быть истинными христіанами. Въ храмѣ Божіемъ мы получаемъ благословеніе и напутствіе въ жизнь будущую, загробную. Вотъ какъ святъ храмъ Божій! Съ какими чистыми и святыми мыслями должны мы поэтому входить въ это святилище, съ какимъ страхомъ и благоговѣніемъ мы должны стоять въ храмѣ Божіемъ! Поэтому древніе христіане высоко цѣнили святость храма: всякій порокъ, а тѣмъ болѣе тяжкій грѣхъ, не допускалъ христіанина въ храмъ Божій до тѣхъ поръ, пока онъ (христіанинъ) не приносилъ всенароднаго покаянія. Не составляли, какъ мы видѣли, исключенія изъ этого общаго правила и сами императоры.

б) А мы — христіане сплошь и рядомъ нарушаемъ святость храма Божія неблагочиннымъ поведеніемъ въ немъ, смѣхомъ и разговорами. Но особенно замѣтно оскорбленіе святости храма во время бракосочетанія. Многіе изъ христіанъ въ это время держатъ себя въ высшей степени неприлично: разговариваютъ о вещахъ, совсѣмъ несвойственныхъ храму Божію и совершаемому великому таинству, дозволяютъ неприличныя шутки и замѣчанія насчетъ жениха и невѣсты, ихъ лѣтъ, наружности, одежды; иные во все время бракосочетанія ни разу не сотворятъ крестнаго знаменія, отдавшись вполнѣ одному праздному и суетному любопытству; есть и такіе, которые осмѣливаются почти громко смѣяться въ виду отверстыхъ царскихъ вратъ, иконостаса и самаго престола Божія, которому ангелы Божіи таинственно предстоятъ со страхомъ и трепетомъ, закрывающе лица свои. Если посмотрѣть на такихъ людей постороннему человѣку, иновѣрцу, то онъ не повѣритъ, чтобы это были христіане. Нѣтъ, скажетъ онъ, это — враги Христовы, которые вторглись въ храмъ Его, чтобы досадить Ему и поругаться надъ святыней христіанской. (См. «Воскр. день» за 1893 г.).

III. Возлюбленные во Христѣ братія и сестры! Будемъ стоять въ храмѣ Божіемъ не только во время обыкновенныхъ церковныхъ службъ, но и во всякое другое время, съ вѣрою, благоговѣніемъ и страхомъ Божіимъ, да не постигнетъ насъ гнѣвъ Божій. (Сост. по указ. источн.). 
 

Источникъ: Полный годичный кругъ краткихъ поученій, составленныхъ на каждый день года примѣнительно къ житіямъ святыхъ, праздникамъ и др. священ. событіямъ, воспоминаемымъ Церковію, и приспособленныхъ къ живому проповѣдническому слову (импровизаціи). Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Священникъ Григорій Дьяченко. Въ двухъ томахъ: Томъ второй. Второе полугодіе. (375 поученій). — Второе пересмотрѣнное и значительно дополненное изданіе. — М.: Изданіе книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. — С. 688-690. 

Свт. Амвросій Медіоланскій († 397 г.) 
Слово на Рождество Христово
 [1].
 

Хорошо извѣстно, насколько велика бываетъ радость и какъ многочисленно бываетъ собраніе народа въ тотъ день, когда празднуютъ день рожденія царя земного. Вожди его и начальники, а равно и всѣ воины старательно облеклись въ нарядныя одежды, препоясавшись дорогими, золотомъ сіяющими поясами, обыкновенно спѣшатъ тогда въ этомъ болѣе прекрасномъ нарядѣ предстать предъ лице царя своего. Ибо они знаютъ, что радость царя увеличится, когда онъ увидитъ особенную красоту ихъ убранства, и что онъ настолько будетъ веселѣе, насколько больше преданности они покажутъ во время торжества его: вѣдь, царь, какъ человѣкъ, не зритъ на сердца и о расположеніи къ себѣ окружающихъ судитъ по внѣшнимъ ихъ дѣйствіямъ; посему тотъ, кто сильнѣе любитъ царя, въ день его торжества и является къ нему въ болѣе красивыхъ одеждахъ. Затѣмъ, поелику они знаютъ, что въ день своего рожденія царь бываетъ щедръ и раздаетъ весьма много даровъ или своимъ ближайшимъ по управленію государствомъ помощникамъ, или тѣмъ, кои во дворцѣ его почитаются людьми незначительными и ничтожными, то предварительно спѣшатъ наполнить сокровищницы его разнообразнымъ богатствомъ, дабы, сколько бы богатства онъ ни пожелалъ раздать, оно у него не истощилось и дабы скорѣе прекратилось у него желаніе давать дары, чѣмъ оскудѣли запасы богатства. И это они дѣлаютъ тѣмъ съ бóльшимъ усердіемъ, чѣмъ больше награды ожидаютъ себѣ въ будущемъ за эту попечительность.

Братіе! если сыны вѣка сего, ради временной славы и чести, съ такимъ приготовленіемъ встрѣчаютъ день рожденія своего земного царя, то съ какою внимательностыо должны мы срѣтать день рожденія вѣчнаго Царя нашего Іисуса Христа, Который за наше къ Нему усердіе щедро наградитъ насъ не временною славою, но вѣчною, и сподобитъ насъ чести не земного начальства, переходящаго къ преемнику, но даруетъ намъ достоинство небеснаго Царства, которое не имѣетъ преемника? Какое же будетъ намъ воздаяніе въ этомъ Царствѣ, объ этомъ пророкъ говоритъ такъ: ихже око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его(Ис. 64, 4; срав. 1 Кор. 2, 9).

Какими же одеждами намъ слѣдуетъ украсить себя? Говоря здѣсь о себѣ, я разумѣю души наши, поелику Царь нашъ Христосъ требуетъ не великолѣпія одеждъ, но настроенія душъ, не взираетъ на украшенія тѣлъ, но зритъ на сердца служащихъ Ему, не дивится блеску тлѣннаго пояса, препоясывающаго чресла, но дивится душевному и тѣлесному цѣломудрію, ограничивающему вожделѣнія до совершенной непорочности. Посему постараемся явиться предъ Нимъ испытанными въ вѣрѣ, украшенными милосердіемъ, прекрасными въ нашихъ нравахъ и привычкахъ. И кто искреннѣе любитъ Христа, тотъ пусть свѣтлѣе украситъ себя соблюденіемъ Его заповѣдей, дабы Онъ видѣлъ, что мы истинно вѣруемъ въ Него, поелику въ такомъ великолѣпіи являемся во время торжества Его, и дабы Онъ тѣмъ болѣе радовался, чѣмъ болѣе чистыми узрѣлъ насъ. Посему, прежде наступленія дня Рождества Его, оцѣломудримъ сердца наши, очистимъ совѣсть, освятивъ духъ и въ чистотѣ и непорочности станемъ срѣтать пришествіе всесвятаго Господа, дабы день Рождества Того, Кто родился отъ Пречистой Дѣвы, былъ отпразднованъ чистыми и непорочными Его рабами. Кто-же въ оный день остается нечистымъ и осквервеннымъ, тотъ не чтитъ наступившаго Рождества Христова. Правда, тѣломъ онъ и присутствуетъ при торжествѣ Господнемъ, но духомъ своимъ далеко отстоитъ отъ Христа, ибо нечистый не можетъ имѣть общенія со святыми, любостяжательный съ сострадательнымъ, испорченный съ дѣвственнымъ, и если недостойный и вступаетъ въ такое общеніе, то онъ причиняетъ тѣмъ бóльшее оскорбленіе, чѣмъ меньше знаетъ себя. Желая показать себя услужливымъ, онъ на самомъ дѣлѣ является дерзкимъ, какъ тотъ, упоминаемый въ Евангеліи, человѣкъ, который, будучи званъ на брачный пиръ, осмѣлился войти въ собраніе святыхъ, не имѣя брачной одежды; и въ то время какъ одинъ сіялъ здѣсь правдою, другой блисталъ вѣрою, третій свѣтилъ цѣломудріемъ, онъ одинъ, имѣвшій порочную совѣсть, при сіяніи всѣхъ, возбуждалъ только отвращеніе ужаснымъ своимъ трепетомъ. И чѣмъ болѣе блистала святость возлежавшихъ тутъ праведниковъ, тѣмъ очевиднѣе была скверна грѣшника, который, можетъ быть, не вызвалъ бы такого отвращенія, еслибы не явился въ сонмѣ святыхъ. Посему слуги царевы, связавь ему руки и ноги, взяли его и бросили во тьму кромѣшную (Матѳ. 22, 2-14), не только за то, что онъ былъ грѣшникъ, но и за то, что, будучи грѣшникомъ, присвоилъ себѣ награду, опредѣленную святости.

Итакъ, братіе, готовясь срѣтать день Рождества Господа нашего, очистимъ себя отъ всякой скверны грѣховъ, наполнимъ сокровищницы дарами различнаго рода, дабы въ тотъ святый день было чѣмъ утѣшить странниковъ, облегчить скорби вдовицъ, одѣть нищихъ. Ибо хорошо ли будетъ, если въ одномъ и томъ же домѣ, между рабами одного господина, иной будетъ веселиться, облекшись въ шелковыя одежды, а другой станетъ скорбѣть, ходя въ рубищѣ, одинъ будетъ пресыщаться пищей, а другой терпѣть холодъ и голодъ, тотъ станетъ страдать отъ вчерашняго опьяненія, а этотъ отъ вчерашняго пощенія, вслѣдствіе недостатка въ пищѣ? И какое будетъ дѣйствіе нашей молитвы, когда мы просимъ избавить насъ отъ лукаваго, а сами не хотимъ относиться милосердно и съ любовью къ нашимъ братіямъ? Станемъ подражать Господу. Если Ему угодно было сдѣлать, вмѣстѣ съ нами, участниками небесной благодати и бѣдныхъ, то почему же они не могутъ участвовать съ нами и въ земномъ благополучіи? Братья по таинствамъ не должны быть чуждыми другъ другу въ средствахъ для жизни; кромѣ того, мы вѣрнѣе пріобрѣтаемъ ходатаевъ за себя предъ Господомъ, когда своимъ иждивеніемъ питаемъ тѣхъ, кои приносятъ за это благодареніе Богу. Бѣдный, благословляя Господа, приноситъ пользу и тому, при содѣйствіи коего благословляется Господь. И какъ Писаніе говоритъ: горе человѣку тому, чрезъ котораго имя Господне хулится; такъ оно же говоритъ: миръ человѣку тому, чрезъ котораго благословляется имя Господа Спасителя нашего (Матѳ. 10; Лук. 10; Рим. 2). И какъ же велика заслуга благотворителя, когда онъ въ домѣ своемъ оказываетъ помощь одинъ, а въ церкви умоляетъ Господа устами многихъ, и чего самъ бы не осмѣлился иногда просить у Бога, то, по ходатайству многихъ, неожиданно получаетъ. Прославляя такое вспомоществованіе наше, блаженный апостолъ говоритъ: (на Господа) уповахомъ, яко и еще избавитъ (ны), споспѣшествующимъ и вамъ по насъ молитвою, да отъ многихъ лицъ, еже въ насъ дарованіе, многими благодарится о насъ (2 Кор. 1, 11), и въ другомъ мѣстѣ: да будетъ приношеніе благопріятно и освященно Духомъ Святымъ (Рим. 15, 16). Аминь. 
 

Примѣчаніе: 
[1] Въ переложеніи на русскій языкъ. См. Ambrosii episcopi Mediolanensis opera, tom. II, pag. 239-240. Basileae. 1567. Срав. «Христ. Чтеніе». 1835 г., ч. IV, стр. 235-241
 

Источникъ: Слово на Рождество ХристовоИже во святыхъ отца нашего Амвросія, епископа Медіоланскаго. // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 51-52. — 18 Декабря 1899 года. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1899. — С. 2109-2111. 

Архіеп. Сергій Спасскій († 1904 г.) 
Слово на праздникъ Знаменія Богоматери
 [1].

 

 

Яко призрѣ на смиреніе рабы своея, се бо отнынѣ ублажатъ мя вси роди (Лук. 1, 48).

 

Znamenie ikona Novgorod.jpg

Пресвятая Дѣва Марія, всѣми добродѣтелями преукрашенная, особенно за смиреніе свое содѣлалась Матерію Господа нашего Іисуса Христа, Который во дни земной жизни своей Самъ послушливъ былъ до смерти крестной. Свое глубокое смиреніе Матерь Господа сохранила и послѣ прославленія и вознесенія Сына своего на небо при всѣхъ проявленіяхъ въ Ней Самой благодати Божіей. Удаленіе Преблагословеняыя Дѣвы Маріи отъ славы человѣческой было причиною и того, что святые апостолы и евангелисты въ писаніяхъ своихъ не много повѣствуютъ о дѣяніяхъ земной жизни Ея. Но, по успеніи Богоматери или по исполненномъ чудесъ преселеніи Ея отъ земли на небо къ Сыну своему, слава Ея тѣмъ разительнѣе стала открываться въ обществѣ вѣрующихъ, чѣмъ глубже было смиреніе Ея при жизни. Благоговѣніе къ Пресвятой Дѣвѣ, отъ апостоловъ и первыхъ христіанъ переданное родамъ грядущимъ, постоянно возгрѣваемо было явными знаменіями, силами и чудесами Ея. Святыя изображенія Божіей Матери, заимствованныя отъ различныхъ состояній Ея жизни, стали повсюду распространяться между христіанами первыхъ вѣковъ и содѣлались источниками благодатной силы Божіей, обильно изливаемой на притекающихъ съ вѣрою къ Пресвятой Богоматери.

Къ числу древнихъ изображеній Божіей Матери принадлежитъ и икона Знаменія Ея. Всеблагому Господу угодно было прославить сію святую икону въ различныхъ странахъ нашего отечества многими знаменіями и чудесами, изъ коихъ одно древнѣйшее и разительнѣйшее содѣлалось началомъ настоящаго праздника.

Въ 1170 году по Р. X. великій князъ Суздальскій Андрей Георгіевичъ, составивъ неправедно союзъ со многими русскими князьями противъ Новгорода, послалъ сына своего Мстислава съ многочисленными соединенными войсками для покоренія сего города. Отвсюду стѣсненные осадою, жители Новгорода скоро увидѣли, что одинъ только Богъ можетъ избавить ихъ отъ угрожающихъ имъ бѣдствій. День и ночь отверстые храмы Божіи наполняются рыданіями и моленіями о небесной помощи. Третію уже ночь добродѣтельный архіепископъ Новгорода Іоаннъ стоитъ предъ иконою Всемилостиваго Спаса на молитвѣ объ избавленіи отъ обышедшихъ золъ. Наконецъ молитва его принята Богомъ. Архипастырь слышитъ голосъ, повелѣвающій ему изнести изъ церкви Господа и Спаса, что на Ильиной улицѣ, икону Богородицы и поставить ее на стѣнѣ града. Обрадованный святитель посылаетъ избранныхъ лицъ изъ своего клира, дабы они принесли икону Богоматери въ соборную церковь. Но, при всѣхъ усиліяхъ ихъ поднять икону Владычицы, она остается неподвижною. Узнавъ о семъ архіепископъ самъ идетъ въ указанную ему церковь и падаетъ въ слезахъ предъ иконою Богоматери. Во время молебнаго пѣнія, когда возглашена была пѣснь: Предстательство христіанъ непостыдное, внезапно святая икона Владычицы подвигалась сама собою. Предстоящій народъ въ ужасѣ взываетъ: Господи помилуй. Архипастырь пріемлетъ святую икону на свои руки и износитъ ее на стѣну града. Между тѣмъ нападяющіе враги дѣлаютъ въ сіе время страшный приступъ къ городу. Одна изъ пущенныхъ ими стрѣлъ ударила въ святую икону и ликъ Богоматери обратился къ городу. Слезы потекли изъ очей Пречистыя на фелонь святителя. Вдругъ тма покрываетъ враговъ; ужасъ объемлетъ сердца ихъ; они въ смятеніи начинаютъ поражать другъ друга, осажденные устремляются на нихъ и довершаютъ пораженіе. Въ воспоминаяіе сего событія и возглашается нынѣ пѣснь Богородицѣ: Яко необоримую стѣну и источникъ чудесъ стяжавше Тя, раби Твои, Богородице Пречистая, сопротивныхъ ополченія низлагаемъ, Тѣмъ же молимъ Тя: миръ граду твоему даруй и душамъ нашимъ велію милость.

Странное зрѣлище представляетъ эта борьба сыновъ одной и той же церкви и одной земли русской. На той и другой сторонѣ противостоятъ другъ другу два святые и великіе мужа: на одной архіепископъ Іоаннъ, а на другой великій князь Андрей Боголюбскій. Обѣ стороны требуютъ испытанія и испытываются бѣдствіями. Впрочемъ Новгородъ, пощаженный въ сіе время отъ страшнаго опустошенія, долженъ былъ смириться предъ своими братьями. Вскорѣ въ предѣлахъ его открылся великій голодъ, который заставилъ Новгородцевъ обратиться къ великому князю Андрею Боголюбскому съ мирными предложеніями. Такъ чадолюбивый Отецъ небесный, наказуя милуетъ и примиряетъ враждующихъ братій одной великой семьи! Таково начало праздника Знаменія Пресвятыя Богородицы, которое явлено Ею въ Новгородѣ.

Силы и чудеса отъ иконы Знаменія Божіей Матери явлены не въ одномъ только Новгородѣ, но въ послѣдствіи и въ другихъ странахъ обширнаго отечества нашего, особенно же въ областяхъ Курской и Тобольской. Великія благодѣянія отъ нея явлены и въ первопрестольномъ градѣ Москвѣ. Древній родъ бояръ Романовыхъ, по древнему достохвальному обычаю избирать покровителемъ дома кого либо изъ святыхъ Божіихъ, содѣлываетъ икону Знаменія Богоматери родовымъ своимъ моленіемъ. И что же? Матерь Божія послѣ тяжкихъ испытаній, ниспосланныхъ Промысломъ землѣ русской, возвративъ въ руки россіянъ (22 октября 1612 года) Китай-городъ въ Москвѣ, бывшій въ рукахъ польскихъ, чрезъ мѣсяцъ и пять дней — въ самый праздникъ иконы Знаменія Ея, передаетъ ополченію русскому и священный Кремль, въ которомъ находился въ плѣну съ матерію своею юный Михаилъ Ѳеодоровичъ, возводитъ сего именитаго юношу на престолъ Россіи и подъ скиптромъ преемниковъ его далеко распространяетъ предѣлы нашего отечества и возвеличиваетъ царство россійское. Поистинѣ Она есть Царствія нерушимая стѣна и честный вѣнецъ царей благочестивыхъ (акаѳистъ).

Что можетъ быть сильнѣе ходатайства Матери Господа? Простиралъ древле къ небу Моисей руки свои на горѣ во время брани и молитвою его дарована побѣда Израилю на Амалика. А нынѣ не на землѣ, но на небѣ, и не рабъ Божій, но Сама Пресвятая Матерь Гоепода простираетъ пречистыя руцѣ свои за прибѣгающихъ подъ кровъ Ея.

Христіане! Сіи пречистыя руцѣ Богоматери простерты за каждаго, притекающаго къ Ней съ вѣрою. Что можетъ быть утѣшительнѣе и поучительнѣе сего видѣнія? За кого не умолятъ сіи пречистыя длани, подъятыя къ Сыну Ея? Какіе бы грѣхи не тяготили души наши, какія бы бѣдствія не окружали насъ, — отъ всякаго зла сильно избавить насъ ходатайство небесной Заступницы. Но да не осудятъ насъ сіи пречистыя руцѣ, и нынѣ простираемыя Ею за насъ! Честнѣйшая Херувимъ и славнѣйшая Серафимъ ходатайствуетъ за насъ недостойныхъ и на свѣтозарномъ небѣ! Какъ же намъ грѣшнымъ не молиться за себя на сей темной землѣ?

Пресвятая Богородице! Спаси насъ! Аминь. 
 

Примѣчаніе: 
[1] Произнесено въ Московcкомъ Знаменскомъ монастырѣ, что на старомъ Государевѣ дворѣ, 1863 года 27 ноября. 
 

Источникъ: Слова Доктора богословія Архимандрита Сергія. — М.: Типографія А. Гатцука, 1882. — С. 12-16.



Подписка на новости

Последние обновления

События