Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф


НЕСОШЕСТВИЕ ОГНЯ

Ю.Воробьевский из книги "Орден Иуды"

автором излагаются уникальные исторические факты о не схождении Благодатного Огня римо-католикам и обновленцам, а также исторические свидетельства об этом Величайшем чуде

Юрий ВоробьевскийГосподь сподобил меня видеть схождение Благодатного огня в 2000 году. Хотя, казалось уже, — не получится… Магическое слово «миллениум» было у всех на устах. Юбилейная дата собрала в Иерусалим как никогда много народа. Ранним утром в Великую Субботу уже на дальних подступах к Храму Гроба Господня кордоны не пропускали никого дальше. Тут мы встретились с нашими сопаломниками, которые ночевали к Храме. Оказалось, их, отстоявших столько часов на ногах, злорадно выгнали израильские полицейские! Кажется, места освобождали для «почетных гостей». Мы загрустили и вспомнили, что преподобный Серафим Саровский вообще не благословлял своих чад паломничать в Иерусалим – дабы не искушались происходящим здесь. Впрочем, надежда у нас еще была. Наша надежда – Александр Семенов, много лет прислуживавший в греческом приделе Храма. Меня, чету Крутовых и Сергея Матвеева из «Русского Вестника» он действительно каким-то по-восточному хитрыми переулками довел до соседствующего с Храмом здания. Здесь, как выяснилось, размещаются греческие монахи из Святогробского братства. Кругом – никого, все уже наверняка где-то около кувуклии. Поднимаемся на плоскую крышу. Перед нами – купол Храма. Вспоминается любопытная подробность: «Со времен падения Иерусалимского королевства над Гробом Господним поселилась фамилия Алемидов. Она стала жить в помещении, где проживали латинские патриархи. В комнатах с окнами, выходящими в купол над Гробом Господним, был гарем хозяина. Целью поселения над христианским храмом с видом во внутрь его была слежка во избежание всякого рода заговоров или неразрешенных собраний. Позднее эта цель была уже не нужна, но гарем по-прежнему там существовал, а насельницы его иногда нарушали церковное богослужение, бросая внутрь всякие непристойные предметы в богомольцев».

Внизу, перед входом в Храм – толпа, рассеченная полосами последних оцеплений. Пройти через них – самая трудная задача. Полно полицейских, агентов спецслужб… Первыми Семенов уводит Крутовых – всем вместе просочиться нам не удастся. Мы остаемся ждать возвращения нашего проводника. Над домами восходит солнце. Тепло его лучей словно подогревает оживление внизу. Мы начинаем нервничать. Семенова все нет. Наверно, вернуться за нами ему уже не удастся. Что делать? Неужели так и оставаться здесь, когда в пятидесяти метрах будет сходить Небесный огонь? Взгляд падает на греческие подрясники, висящие на стене. Мы переглядываемся… Прости нас, Господи, за наш хитрый замысел. Матвеев одевает подрясник. Гляжу на его загорелое лицо. Глаза голубые, волосы – короткие, но в тот момент я пытаюсь убедить себя, что в толпе он вполне может сойти за святогробского инока. У меня в руках видеокамера, и мы решаем, что «монах» будет проводить меня, тележурналиста, через оцепление. Сердце бьется, идем. Проталкиваемся через толпу. Сергей уверенным жестом постоянно приглашает меня вслед за собой. Проходим одно оцепление, как нож сквозь масло. Краем глаза вижу рядом синие рубашки полицейских. И вот второй кордон уже позади. Мы в Храме. Все, прошли! Надурили знаменитые израильские спецслужбы!

А дальше все было примерно так, как описывается в знаменитых источниках — с самых давних времен.

«Никита Клирик, посетивший Иерусалим в 947 году, пишет: «Архиепископ еще не выступил из Гроба, как уже можно было внезапно видеть всю Божию церковь исполненною неприразимым и Божественным светом, так что благочестивый народ передвигался то в правую сторону, то в левую.. При таком неожиданном светоявлении все исполнены были изумления, да и сами безбожные агаряне были поражены и устыжены… в нынешнее время Божественное светоизлитие распространилось по всей церкви».

Паломник Трифон Коробейников, побывавший в Иерусалиме в 1583 году, утверждает, что в храме «огонь ходит… как молния с небеси».

«В субботу при несметном стечении народа ожидается сошествие «нура», благодатного огня, когда в неудержимом кипении религиозного экстаза вопиет все множество разноплеменных молящихся, когда неподражаемыми трелями гортанных голосов, словно горлинки, восторженно заливаются сириянки, возбужденно жестикулируют смуглые, оливковые копты, умиленно крестятся русские мужички, умываются неопаляющим пламенем благословенного огня и радуются больше, может быть, чем в самую пасхальную ночь».

И вот еще одно современное свидетельство — епископа Благовещенского Гавриила.

— Вы видели, как сходит огонь?

— Да, я видел два раза. Тогда еще был жив архиепископ Антоний (Завгородний). И когда в Великую субботу патриарх вышел с Благодатным огнем, мы не стали от него зажигать, а быстро, вместе с владыкой Антонием, нырнули в кувуклию Гроба Господня. Один грек забежал, владыка и я. И мы увидели в Гробе Господнем синего, небесного цвета огонь, мы брали его руками и умывались им. Какие-то доли секунды они не жег, но потом уже приобретал силу, и мы зажигали свечи.

— Огонь прямо на этом камне горит? 
— На камне. И все лампады горят. И весь камень покрыт огнем… Это надо видеть! Я тоже, если бы не видел, сомневался. Но я увидел сам: горит огонь, и мы умываемся. Сплошной камень, мрамор – и весь покрыт огнем. Ни копоти нет, ничего… Просто горит огонь — все».

Когда я был Храме, казалось, этот огонь попаляет и маловерие, и многоумие человеческое. Но, оказывается, не у всех.

«Диакон Андрей Кураев после возвращения из Иерусалима в апреле 2008 года, где присутствовал при беседе патриарха Феофила с журналистами из России, запустил в интернет следующее утверждение: «Не менее откровенным был и его ответ о Благодатном огне: «Эта церемония является representation, как и все другие церемонии Страстной седмицы. Как некогда пасхальная весть от гроба воссияла и осветила весь мир, так и ныне мы в этой церемонии совершаем репрезентацию того, как весть о Воскресении от кувуклии разошлась по миру». Ни слова «чудо», ни слова «схождение», ни слов «благодатный огонь» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверное, и не мог»…

…о том, что слова и интерпретации диакона Андрея Кураева не соответствуют действительности, заявил глава попечительского совета фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин, который и организовал ту самую поездку журналистов на Святую Землю. «Честно говоря, я огорчен интерпретацией, которая дана на сайте Кураева… Запись высказываний патриарха, сделанных на английском языке, имеется с упоминанием священного огня на английском языке – «Holy fire”. На мой взгляд, никакого основания для трактования высказываний Иерусалимского патриарха как толкований, которые по сути дела отрицают святость этого события, нет».

Уместно вспомнить постановление поместного Константинопольского собора 1084 года: «Тем, которые вместо того, чтобы с чистой верой, в простоте сердца и от всей души признавать за несомненные события великие чудеса, совершенные Спасителем нашим и Богом, нетленно родившею Его Владычицею нашею Богородицею и прочими святыми, силятся посредством мудрований выставлять оные невозможными или перетолковывать так, как им кажется, и упорствуют в своем мнении, — анафема».

Божие возмездие

«Когда было обновленчество, обновленцем стал Патриарх Иерусалимский Константин и принял молитвенное общение с нашими обновленцами, и подтвердил этот обновленческий лжесобор. Пришла Пасха, он опустился в Гроб Господень, его стража турецкая обыскала, проверила, что у него спичек нет, ничего у него не спрятано; в одном балахоне, без белья, как полагается, в одной срачице его спускают стражники в Гроб Господень и запирают, дают ему проверенный пучок свечей и больше ничего. И он стал молиться. В двенадцать часов огонь не сходит, нет огня! Молится, молится – нет огня, и все. Турки разозлились, вытащили его оттуда и убили. Растерзали на глазах у всех как еретика. Началось следствие, и узнали, что он был обновленец, имел связь с московскими обновленцами, которые, как раскольники, были вне благодати. И на этот год православные огня не получили».

Так пишет старец Самсон (Сиверс). Как это понимать? Огонь не сошел? А ведь говорят, что, когда это произойдет, наступит Конец Света! 

Да было ли когда-либо такое прежде? Оказывается, — было. 

Английский историк Стивен Рансимен пишет о гонениях на православных после взятия Иерусалима крестоносцами в 1099 году. Факты основаны на хронике западной церкви: «Неудачно начал первый латинский патриарх Арнольд из Шоке: он приказал изгнать секты еретиков из принадлежавших им пределов в Храме Гроба Господня, затем он стал пытать православных монахов, добиваясь, где они хранят Крест и другие реликвии… Несколько месяцев спустя Арнольда сменил на престоле Даймберт из Пизы, который пошел еще дальше. Он попытался изгнать всех местных христиан, даже православных, из Храма Гроба Господня и допускать туда лишь латинян, вообще лишив остальных церковных зданий в Иерусалиме или около него… Скоро грянуло Божье возмездие: уже в 1101 г. в Великую Субботу не совершилось чуда сошествия Святого огня в Кувуклии, покуда не были приглашены для участия в этом обряде восточные христиане. Тогда король Балдуин I позаботился о возвращении местным христианам их прав…» 

И Огонь снова начал сходить. Только по молитве православного первоиерарха. Русский игумен Даниил, посетивший святые места в 1106-1107 годах, свидетельствует: «Тогда внезапно и засиял святой свет в Святом Гробе, исходило из Гроба блистания яркое». *(«В Великую Пятницу, после вечерни, протирают Гроб Господень, и вымывают лампады, и вливают масла чистого… И оставляют лампады те незажженными. И запечатывают Гроб в два часа ночи. И тогда гасят все лампады и свечи по всем церквам в Иерусалиме. 

В ту пятницу и я, худой и недостойный, пошел ко князю Балдвину (король Балдуин I) и поклонился ему до земли. Он же подозвал меня с любовью к себе и сказал: «Чего хочешь, русский игумен?» Муж он добродетельный, и смиренный весьма, и ничуть не гордый. И я сказал ему: «Князь мой, господин мой! Молю тебя Бога ради и князей ради русских: повели мне, чтобы и я поставил свою лампаду на Гробе святом от всей Русской земли!» 

Тогда он серьезно и с любовью повелел мне поставить лампаду на Гроб Господень, и послал со мной мужа, своего лучшего слугу, к эконому церкви святого Воскресения и к тому, кто держит ключ от Гроба. И ключник открыл мне двери святые, велел мне снять сапоги, и так босого ввел меня одного в Святой Гроб Господень с лампадой, которую я нес с собой, и повелел мне поставить лампаду на Гроб Господень. И я ее поставил своими руками грешными в ногах — где лежали пречистые ноги Господа нашего Иисуса Христа. В Великую Субботу, в шестой час дня, собираются, все люди перед церковью Святого Воскресения — бесчисленное множество народа; жители той земли и пришельцы из всех стран: и из Вавилона, и из Египта, и со всех концов земли. И те люди все стоят со свечами незажженными и ждут открытия дверей. И ждут попы и все люди, пока придет князь с дружиной; и тогда бывает открытие дверей церковных, и входят люди в церковь в тесноте великой и в давке, и наполняют церковь ту и хоры. И те люди все в церкви и вне церкви ничего другого не говорят, кроме «Господи помилуй!» Взывают, гремит все то место от вопля тех людей. И тут ручьями проливаются слезы у верных людей. Даже с каменным сердцем человек может тогда прослезиться. Ибо каждый заглядывает тогда в себя, и вспоминает свои грехи, и говорит каждый в себе: «Неужели из-за моих грехов не сойдет свет святой?» И так стоят все верные люди в слезах и с сокрушенным сердцем. И сам тот князь Балдвин стоит со страхом и смирением великим, и ручьи чудесно текут из очей его. 

Двери же Гроба все три запечатаны были, и запечатаны царской печатью. И когда наступил восьмой час дня, начали вечерню петь на Гробе вверху попы православные, и черноризцы, и все духовные мужи; и пустынники многие тут были… И так пели они все, а я тут стоял, прилежно глядя на двери Гроба. 

И когда минул девятый час и, начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над Гробом святым, и смочил нас хорошо, стоящих на Гробе. И тогда внезапно воссиял свет святой на Гробе святом, вышло блистание страшное и светлое из Гроба Господня святого. И подойдя, епископ с четырьмя диаконами открыл двери Гроба, и взял свечу у князя того, у Балдвина, и с нею вошел в Гроб, и первым делом зажег свечу князя от того святого света. 

Свет же святой не так, как огонь земной, но чудесно, иначе светится, необычно; и пламя его красно, как киноварь; и совершенно несказанно светится. 

И так все люди стоят со свечами горящими, и вопиют громогласно все люди: «Господи помилуй!» с радостью великою и веселием. Такая радость не может быть у человека в другом случае, какая радость бывает тогда у всякого христианина, видевшего свет Божий святой. 

И пошли из церкви с горящими свечами и с радостью великою, храня свои свечи, чтобы не погасил их ветер. И от того святого света зажигают лампады в своих церквах, и пение вечернее кончают у себя дома. Тогда и мы с игуменом и с братиею пошли в свой монастырь, неся горящие свечи, и там окончили вечернее пение, и пошли в свои кельи, хваля Бога, давшего нам, недостойным, видеть эту благодать Божию…»). 

Не так давно я познакомился с Юрием Леонидовичем Вдовиным, бывшим сотрудником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Деликатной темой несхождения Огня он интересуется давно. Знание арабского языка помогло ему собрать среди местных жителей некие крохи свидетельств о том, что подобный случай действительно имел место в 1923 году. Более того, убит был не только патриарх, турки вырезали и архиереев, как совершенно очевидно не угодивших Богу. После этого восстановить иерархию помогли хиротонии, сделанные епископами РПЦЗ. Этот факт подтверждается современным изданием РПЦЗ (правда, без упоминания факта несхождения Огня и последовавшей затем резни). Большинство же собеседников Юрия Леонидовича, явно знавших что-то об этом деле, предпочитали отмаливаться. Один священник даже сказал: «Ты брось этим интересоваться… Я бросил после одного случая…» Другой, служивший в греческом приделе храма Гроба Господня, пообещавший кое-что рассказать, но уже на следующий день, видимо, посоветовавшись с кем-то из греков, сделал вид, что даже не понимает, о чем речь. Странным образом «обет молчания» связывает всех: и православных, и мусульман и даже иудеев. 

Но должны же остаться какие-то свидетельства в литературе, в прессе! В греческих справочниках Иерусалимского патриарха Константина не значится вовсе. А современная тому событию региональная пресса? В Александрийской, крупнейшей библиотеке, Юрию Леонидовичу сказали, что газет за 1923 год у них нет. Мусульманин, негр из Камеруна, с которым наш исследователь поделился своими недоумениями, мрачно посетовал: это все Америка, масоны… Правда, сотрудник библиотеки, наполовину араб, наполовину украинец, пообещал посодействовать. Увы, назавтра отказался и он. Удивительно, но нечто подобное произошло и в Библиотеке иностранной литературы в Москве. Пытливому исследователю там заявили, что подшивки интересующих его газет погибли во время протечки, случившейся в книгохранилище. 

Происшедшее в 1923 году, несомненно, было Божиим возмездием. За что? Почему именно тогда? Что вообще произошло в мире в 1923 году? На сайте www.pp-stsl.ru/pages/pp-listok/3-1996/03.html читаем: Благодатный огонь не появился только в одну печальную Пасху, в 1923 году. В это время патриарх Тихон был отстранен от управления Русской Православной Церковью. 

А еще – что произошло?

1923 год

Чтобы понять смысл судьбоносных событий того страшного года, сначала надо сделать небольшое отступление. Хотя бы на несколько лет «вглубь» истории. 

После победы над турками в Первой мировой войне парламент Греции, управляемый масоном Елевферием Венизелосом, окончательно встал на сторону стран Антанты и в мае 1917 года объявил войну государствам Тройственного союза. В силу Нейского (1919) и Севрского (1920) мирных договоров, к Греции отошли Северный Эпир, западная и почти вся восточная Фракия, Эгейские острова – Имроз и Тенедос, Додеканес, и значительные территории в Малой Азии с центром в Смирне. Однако партия Венизелоса стремилась к захвату всех земель, принадлежавших некогда древней Византии. 

В январе 1920 года, местоблюститель Константинопольского Патриаршего престола Брусский митрополит Дорофей (1919-1921) опубликовал послание-энциклику «К Христовым Церквам всего мира». В этом экуменическом послании прозвучал призыв к объединению всех христианских церквей независимо от их догматических различий. Оно было написано в духе папизма, как бы от лица всей Церковной полноты. В качестве первого шага к сближению энциклика предлагает «принятие единого календаря для одновременного празднования главных христианских праздников». 

Именно в это время при сомнительных обстоятельствах на Константинопольский престол восшел Мелетий (Метаксакис). Отметим, что прежде его карьера едва не рухнула из-за сложных взаимоотношений с иерусалимским патриархом Дамианом. 

В 1900 году патриарх Дамиан назначил Мелетия секретарем Священного Синода Иерусалимской Патриархии. Восемь лет спустя, в 1908 году, тот же самый патриарх выгнал его из Святой Земли за «деятельность против Святого Гроба». 

Мелетий был болезненно честолюбив и злопамятен. С большой долей уверенности можно предположить: став патриархом Константинопольским, именно он приложил руку к тому, чтобы патриарх Дамиан был низложен, а вместо него поставлен злополучный Константин, при котором Огонь не сошел на Гроб Господень. Во всяком случае, Константин полностью разделял обновленческие идеи Мелетия, который отказывался от общения со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси, признавал псевдоцерковные органы обновленцев, а также всевозможных церковных «самостийников» (украинских, эстонских и т.п.). Мелетий даже призывал Святителя Тихона отказаться от патриаршего престола. 

Но — мы забежали вперед. Как же повел себя изгнанный из Иерусалимской патриархии Мелетий? Сделал ставку на мировую закулису. По утверждению историка Александра Зервудакиса, офицера британского Министерства обороны (1944-1950), в 1909 году Мелетий посетил Кипр и здесь вступил в ряды английской масонской ложи «Гармония». Уже в следующем году Метаксакис становится архиепископом Афинским. *(«Немецкоязычный масонский словарь сообщает, что а греческо-православной церкви масонами были «многие патриархи. В частности… Мелетий, бывший Константинопольский патриарх»… Патр. Афинагор не скрывал своей принадлежности к масонству».

Затем он с группой своих единомышленников посещает Великобританию, где ведет переговоры о единстве между Англиканской и Православной Церквами. *(Тогда же Мелетий основал «Греческую православную архиепископию в Северной Америке». До этого в Америке не было отдельных юрисдикций, а только приходы, состоявшие из различных этнических групп, включая и греков, и официально находившиеся под юрисдикцией русского епископа. С падением империи епархии Русской православной Церкви вне Советской России потеряли свою опору. Основание архиепископом Мелетием чисто греческой этнической епархии в Америке стало первым в целом ряду последующих разделений по национальному признаку. 

Мелетий считал, что по каноническим правилам верховный надзор над Церковью в Америке должен принадлежать Вселенскому патриарху. Он апеллировал к канону 28 IV Вселенского собора, согласно которому все церкви в странах „варварских“ принадлежат юрисдикции патриарха в Константинополе. Эта юрисдикция, по его мнению, была бы скорее почетной, а реальнее проявлялась бы только в случаях апелляции одной из недовольных сторон. Ни один Константинопольский патриарх до этого не пытался еще заменить первенство чести на первенство власти, или соборность Церкви неким мифом о верховном судье в «случаях обращения одной недовольной стороны»). 

17 декабря 1921 года греческий посол в Вашингтоне сообщил о том, что Мелетий «в облачении принял участие в англиканском богослужении, кланялся с англиканцами на молитве, целовал их престол, проповедовал и позднее благословил присутствовавших!» Священным Синодом Элладской Церкви в ноябре 1921 года была сформирована специальная комиссия с целью расследования. Но пока оно продолжалось, Мелетий неожиданно был избран патриархом Константинопольским. Синодальная комиссия продолжила свою работу, и на основании ее выводов 9 декабря 1921 года Священный Синод Элладской Церкви изверг Мелетия Метаксакиса за целый ряд нарушений канонического права, а также за учинение схизмы. Вопреки этому решению 24 января 1922 года Мелетий был возведен на трон Константинопольских патриархов. Затем, под сильным политическим давлением, постановление о его извержении было отозвано. Это произошло 24 сентября того же года. 

Митрополит Герман (Каравангелис), который в то время законным путем уже был избран архиепископом Константинополя, сообщает следующее: «В отношении моего избрания на Вселенский престол в 1921 году не было сомнений. Из 17 голосов 16 было за меня. Тогда один из моих знакомых мирян предложил мне 10000 фунтов за отказ от всех прав на избрание в пользу Мелетия Метаксакиса. Естественно, я с огорчением и досадой отверг это предложение. Сразу после этого однажды ночью меня посетила делегация «Национальной лиги обороны» из трех человек и энергично меня убеждала отречься от избрания в пользу Мелетия Метаксакиса. Делегаты говорили о том, что Мелетий может принести 100000 долларов для Патриархии и что он в очень хороших отношениях с протестантскими епископами в Англии и Америке и может быть очень полезен в греческих национальных интересах и что международные интересы требуют избрания Мелетия Патриархом. Такова была и воля Елевферия Венизелоса. 

Я обдумывал это предложение всю ночь. В Патриархии царил экономический хаос. Греческое правительство перестало присылать помощь, а других источников дохода не было. Жалование не выплачивалось девять последних месяцев. Благотворительные организации Патриархии были в критическом материальном состоянии. Из этих соображений и ради народного блага я принял это предложение». 

Характерно, что в 1922 году, под давлением Мелетия Константинопольская Церковь, без предварительного уведомления прочих поместных Православных Церквей, признает оспариваемую даже и Римом действительность англиканской иерархии. 

Итак, все это – предыстория. Вернемся к началу 1923 года. 

4 января турецкая делегация официально потребовала от членов Лозаннской международной Конференции перевести Константинопольскую Патриархию за пределы Турции, ввиду ее враждебного отношения к турецкому правительству во время прошедшей войны. В противном случае турки грозили депортацией всех греков из Константипоноля. Делегаты предложили перевести Константиопольский престол на Св. Гору Афон (Great Britain, Parliamentary Papers, Lausanne Conference on Near Eastern Affairs, 1922-1923, Records of Proceedings and Draft Terms of Peace, Turkey No 1 (1923), Cmd 1814, p. 336). Французская делегация предложила компромиссное решение – оставить Патриархат в Константинополе, но лишить его политической власти, которой он пользовался прежде. Греческая делегация поддержала предложение французов. 

10 января лорд Керзон, председатель военно-территориальной комиссии Лозаннской конференции, заручившись поддержкой всех православных держав, в ответ на требования турецкой делегации, заявил, что удаление Патриархата из Константинополя вызовет шок для совести всего цивилизованного мира. Греческий премьер Венизелос предложил туркам принять предложение лорда, обещая в свою очередь приложить все усилия к удалению с Константинопольского престола своего племянника патриарха Мелетия, замаравшего в глазах турок свою репутацию поддержкой греческой партии. В ответ глава турецкой делегации Исмет Паша нехотя согласился на эти условия. 

С 10 мая по 8 июня патриарх Константинопольский Мелетий проводит «Всеправославный» конгресс. Вопреки постановлениям соборов 1583, 1587 и 1593 годов он принял решение об изменении календаря Православной Церкви. Как видим, это произошло уже после несхождения Огня в Иерусалиме. Так что же, Мелетий был совершенно неверующим человеком и не обращал никакого внимания на очевидные знаки Господнего гнева? Может быть, он решил: если Огонь не сошел, и Конца Света не случилось, то теперь все можно? 

Примечательно, что на «Всеправославном» съезде присутствовали клирики только от трех Поместных Церквей: Греции, Румынии и Сербии. В то же время представители Антиохийской, Иерусалимской и Александрийской Патриархий, решили не участвовать. Мелетий председательствовал на заседаниях этого собрания. Справа от него восседал англиканский епископ Чарльз Гор. 

Введение нового календаря вызвало у приходского духовенства и народа, а особенно у монашества крайнее разочарование по всему православному миру. Стало очевидным намерение Константинополя приблизиться к Западу во вред вековому литургическому единству Поместных Православных Церквей. Так называемый «Всеправославный конгресс» принял новый календарь из тех же соображений унии, из-за которых предшествовавшие православные соборы его осудили и отвергли: «ради одновременного прославления великих христианских праздников со стороны всех Церквей». 

Продиктованный сверху, вводимый под политическим давлением, новый календарь вызвал расколы и кровавые уличные столкновения. Верующему народу были не по душе модернистские реформы. В Стамбуле дошло до серьезных волнений, во время которых оскорбленное православное население 1 июня разгромило Патриаршие покои и намяло бока самому Мелетию. Вскоре его вынудили покинуть Стамбул и отречься от престола в сентябре того же 1923 года. 

Патриарх Мелетий стоил обширные планы, и это маленькое и бесславное собрание рассматривало не одну проблему. Были подняты вопросы отказа от фиксированного дня празднования Пасхи, вступления в брак после рукоположения в диакона и пресвитера, второбрачия священников, ослабления поста, переноса больших святительских праздников на воскресный день… 

25 июня Александрийский патриарх Фотий в своем послании к Антиохийскому патриарху Григорию IV определяет календарную реформу как “бесцельную, неканоническую и вредную”. По словам патриарха Фотия, постановления Константинопольского конгресса “пахнут ересью и схизмой”. 

25 июля Константинопольский Синод, еще под председательством патриарха Мелетия, обращается к поместным Православным Церквам, заявляя, что ожидает их “общего одобрения” решения о церковно-календарной реформе, для того, чтобы оповестить “решение (Всеправославного) Конгресса как решение Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви”.

23 августа глава Кипрской Церкви архиепископ Кирилл в своем письме патриарху Мелетию предлагает “отложить выполнение принятых решений до тех пор, пока не будет достигнуто согласие всех Церквей, дабы избегнуть печального разъединения и схизмы. 

6 сентября патриарх Иерусалимский Дамиан посылает телеграмму патриарху Мелетию: “Для нашего Патриархата невозможно принять изменение церковного календаря, так как оно ставит нас в слишком невыгодное положение во Всесвятых паломнических местах по отношению к латинянам и из-за опасности прозелитизма”. 

21 октября Антиохийский патриарх Григорий IV посылает послание № 1356 митрополиту Антонию (Храповицкому) в Карловцы с приложением отрицательных отзывов о календарной реформе патриархов Александрийского и Иерусалимского, в котором говорится: “Все Преосвященные братья, члены Собора, разделили наше восхищение глубоким уважением Вашего Высокопреосвященства к св. канонам Св. Церкви и Вашей непоколебимой твердости в сохранении их неприкосновенности. Мы не сомневаемся, что Ваше Высокопреосвященство, прославившееся горячей ревностью об единстве Св. Церкви, постарается и впредь прилагать свои усилия и авторитет на утверждение строительства ее во славу Божию…» 

8 ноября, пользуясь тем, что послание о переходе на новый стиль отпечатано еще не было, св. патриарх Тихон выпустил указ, в котором распорядился отложить введение нового стиля. Активным помощником Его Святейшества в этом был священномученик архиепископ Илларион (Троицкий). (ЦА ФСБ Д. Н-1780 Т.5. Л.231 а.; Опубл.: Следственное дело Патриарха Тихона. Сборник документов по материалам ЦА ФСБ. М., 2000. С.362-363). Отмена решения о введении нового стиля было неприятной неожиданностью для властей. Возможно, это явилось одной из причин ареста и отправки на Соловки архиепископа Иллариона (Троицкого), который был арестован 15 ноября. Фактически, мужественное отстаивание юлианского календаря стоило священномученику Иллариону жизни. *( Новый календарь был формально введен св. патриархом Тихоном 2 (15) октября 1923 г. Однако это вызвало нестроение в церковном народе (хотя практически все московские приходы приняли данное распоряжение). Таким образом новый стиль действовал в нашей Церкви только 24 дня). 

Со временем, однако, всевозможные интриги заставили перейти на новый календарь целый ряд Поместных Церквей. Характерным примером стали последствия избрания непотопляемого Мелетия на Александрийскую кафедру. (Англо-масонские связи никуда ведь не делись!). 

20 мая 1926 года под давлением английского правительства Каир подтвердил кандидатуру Мелетия на трон Папы и патриарха Александрийского. Ничуть не обескураженный Поместным собором своего предшественника, Мелетий под предлогом заботы о единстве греческой диаспоры с родиной (в Греции под давлением революционного правительства новый календарь уже был введен) ввел новый календарь и в Александрии. 

В настоящее время только Русская, Иерусалимская, Грузинская и Сербская Церкви, а также афонские монастыри для исчисления неподвижных праздников пользуются юлианским календарем. Однако эти четыре Поместные Церкви в общей сложности составляют 85-90% православных всего мира.

Измена традиции

Измена традиции стала доминантой деятельности и последователей Мелетия. 

Вот, например, Афинагор. Перед избранием своим на Константинопольский престол он был доставлен на американском военном самолете. При нем особенно активно пошло сближение с римо-католиками. В 1964 году состоялись встреча и совместные моления Афинагора с папой Павлом VI в Иерусалиме. 7 декабря 1965 года состоялось «снятие анафем» одновременно Афинагором в Стамбуле и папой Павлом VI в Риме. Этим актом, помимо нарушения принципа соборности в Православной Церкви, была как бы признана равнозначность истинных анафем Православной Церкви и «лжеанафем» римокатоликов. 

Характерным было отношение к этому Паисия Святогорца. «На какое-то время Старец с подавляющим числом святогорских отцов прекратил поминать Вселенского патриарха Афинагора из-за его опасных действий в отношении римо-католиков, но Старец делал это с болью. «Я молюсь, — признался он одному человеку, — чтобы Бог забрал дни моей жизни и отдал патриарху Афинагору, чтобы он успел покаяться»». 

В обращении афонских монахов к Афинагору было сказано так: «Церковное предание и пример святых отцов учат нас тому, что с отпавшими от Православной Церкви не ведется диалога. К ним всегда обращен скорее монолог церковной проповеди, в котором Церковь призывает их к возвращению в ее лоно через отказ от всякого учения, несогласного с ней. Подлинный диалог подразумевает обмен мнениями, допускающий возможность переубеждения его участников для достижения соглашения. Как видно из энциклики «Экклезиа суам», Павел VI понимает диалог, как план нашего присоединения к Риму или восстановления общения с ним с помощью какой-то формулы, оставляющей, однако, без всякой перемены его вероучение и, в частности, его догматическое учение о положении Папы в Церкви. Но всякое соглашение с заблуждением чуждо всей истории Православной Церкви и Ее существу. Оно могло бы привести не к единомысленному исповеданию истины, а к призрачному внешнему объединению, подобно соглашению разномыслящих протестантских объединений в Экуменическом движении. 

Да не проникает такая измена Православию в нашу среду».

Кстати, к вопросу о снятии анафем. Анафема прекращается только тогда, когда еретики публично отрекаются от своего заблуждения и принимают Православное исповедание. Между прочим, именно Иерусалимский Патриарх Дамиан (†1932), обращаясь к отступникам, писал: «Если кто по своей неопытности уклонился от древней отеческой веры, утвержденной святыми Апостолами и Вселенскими Соборами, то, никтоже и ничтоже сумняся, вернись на правый спасительный путь и Господь удивит милость Свою над всеми, сознающими свои ошибки, ибо Он пришел на землю взыскать и спасти погибающих и сбившихся с правого пути». 

Преемник Афинагора, Константинопольский Патриарх Димитрий продолжил вероотступническую традицию. Он публично признал папскую власть как вышестоящую над Константинопольской Церковью и другими Церквами Востока. Его мнение о том, что папа римский восстановлен в своем первенстве и является одним из пяти Патриархов Вселенской Церкви, является явным уклонением в латинскую унию.

Введение нового календаря оказалось этапом на пути к антихристианскому объединению. В тайных планах масонов, внедрившихся в Православие, говорится о поэтапном уклонении от Истины. Сначала им необходимо, чтобы все Поместные Церкви перешли на новый календарь. При этом они будут создавать видимость того, что ратуют за Истину и говорить: «Новая пасхалия — это каноническое нарушение, а календарь — нет. Только невежды в догматах могут осуждать исправленный календарь». Когда же все Поместные Церкви перейдут на новый, по сути дела григорианский календарь, тогда должен вступить в силу следующий этап — римская пасхалия. И православные масоны будут говорить о необходимости исправления неудобств, связанных с несовместимостью нового календаря и александрийской пасхалии. Таким образом намечено осуществить оспаривание соборных постановлений о Пасхе и подменить александрийскую пасхалию латинской. Кстати, начиная с 60-х годов XX столетия новостильники неоднократно поднимают вопрос о необходимости праздновать Пасху с католиками, как это делает Финляндская церковь. 

И здесь стоит напомнить 7-е апостольское правило: «Аще кто епископ или пресвитер или диакон святый день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями праздновати будет, да будет извержен из священного чина». Сюда же относится и 1-е правило Антиохийского Собора. Оно не только запрещает праздновать Пасху с иудеями, но указывает, что такое же запрещение было вынесено и определением I Вселенского Собора. Правда, это соборное определение не дошло до нас, но о содержании его говорится в известном послании императора Константина Великого ко всем епископам, которые не были на I Вселенском Соборе в Никее. 

В этом и повинна Римско-католическая церковь, которая, в прямое нарушение и в упразднение канонических правил, праздновала Пасху в 1805, 1825, 1853, 1854… 1903, 1923, 1927 годах и во многие другие годы одновременно с Пасхой иудейской. 

Из Евангелия видно, что христианская Пасха совершалась после иудейской. Но у католиков, в силу новой Пасхалии, не только бывают годы, когда Пасха совпадает с иудейской, но когда она совершается до Пасхи иудейской, как это было в 1839, 1840, 1842, 1843, 1845, 1849, 1850, 1856, 1891, 1894 и во многие другие годы. 

В конце 80-х годов греческими старостильниками было обнародовано обширное досье масонской программы, названной по имени Иоанна Векка — константинопольского патриарха, некогда (еще во времена Византии) вместе с латинянами вторгшегося на Афон. Требуя поддержать унию, он умертвил на Святой Горе множество подвижников. Это досье содержало документы, раскрывающие тайны масонов и темных сил относительно Афона. 

В программе этой есть такие слова. «Православный Патриарх Константинопольский и многие греческие митрополиты всем сердцем на нашей стороне. Существование монахов иных наций на Афоне и всякая их деятельность там должны быть искоренены как можно скорее. Из достоверного источника мы знаем, что Русская Церковь уже подготовила целую программу мер, противных нашим планам. Всех духовных лиц на Святой Горе, сочувствующих России, Сербии, Болгарии, и других православных мракобесов — сторонников юлианского календаря, надо устранить с Афона даже насильно, до конца 1990 года…» *(Почему же так важна для экуменистов наша измена календарю? Трудно не согласиться: «Нелегко убедить простой народ, который хранит свою веру и соблюдает свои праздники в том, что они такие же, как латиняне; между тем, если мы будем одновременно с еретиками праздновать наши церковные праздники, аргументы станут намного весомее».

Нечто подобное еще 170 лет назад предсказывал в своем письме афонским монахам святой преподобномученик Косьма Фламиатский, боровшийся против английских масонов на Ионийских островах. Этот великий святой писал, что масонство будет стремиться уничтожить православный монашеский строй, оплот Святой Горы, и выдвигать там игуменов, обученных «в духе заблуждения». 

Подобные планы постоянно, по милости Божией, срываются, но экуменисты громоздят новые. В 1992 году, в праздник Преображения Господня, в монастыре Пантократор собрались на тайное совещание митрополит Мелитон (Константинопольский патриархат), архимандрит Василий — игумен монастыря Ивирон, архимандрит Алексий — игумен монастыря Ксенофонт, архимандрит Виссарион — игумен монастыря Пантократор. В ходе совещания была выработана антиславянская, антиправославная программа: 

«1) К визиту Константинопольского Патриарха Варфоломея (октябрь 1992 г.) разработать программу поставления игумена и заселения греческим братством („пополнения») болгарского монастыря Зограф. 
2) То же самое проделать и с Сербским монастырем Хиландар. 
3) Последним этапом произвести аналогичные изменения в русском монастыре св. Пантелеимона». 

Экуменисты Вселенского Патриархата давно вынашивают планы превращения Святой Горы Афон в одну из епархий Константинополя с непременным переводом ее на новый стиль. При этом они распространили среди епископата негласное положение: рукополагать в священство только тех, кто одобрительно относится к экуменизму… 

Теперь — несколько слов о нынешнем патриархе Константинопольском Варфоломее. (Подробнее о нем – в моей книге «Наступить на аспида»). 

Чем так важен Патриарх Варфоломей для целей закулисы? Обратимся к его диссертации «Кодификация священных канонов и канонических учреждений в Православной Церкви». Само существование этой работы замалчивается многими экуменистами. Диссертация была защищена в Папском Восточном институте в Риме. Тогда молодой архимандрит Варфоломей Архонтонис особенно благодарил за помощь ректора Восточного института Иоанна Жужека, члена ордена иезуитов. 

Илл. 49. В своей диссертации Варфоломей призывал к пересмотру и отмене церковных канонов, как противоречащих современным условиям. Он даже допускал возможность «отменить их, возможно, и целиком». В духе «осовременивания» («aggiognamento» по-итальянски) Варфоломей в изобилии цитирует итальянские и латинские источники, часто (не всегда переводя их на греческий). Образцом в кодификации церковного права Варфоломей считает 1-й Ватиканский собор (1869-1870 гг.), затем римских пап Пия X и Бенедикта XV, подготовивших и введших в действие «Кодекс канонического права» для католиков (1917 г.). Затем – папу Пия XII, введшего в действие «Кодекс канонического восточного права» для униатов (1949-1957 гг.). Наконец, 2-й Ватиканский Собор (1962-1965 гг.), столь содействовавший, по мысли Варфоломея, сближению всех христианских церквей друг с другом! 

Теперь Патриарх Варфоломей приветствует нового папу Бенедикта XVI. Ясно, что как бы далеко ни зашел папа Ратцингер в своем «натиске на Восток», Варфоломей противостоять ему не будет. Своим противником, напротив, он воспринимает Русскую православную церковь. И в соответствии с давней фанарской фобией, любит рассуждать о выдуманных панславизме и русской экспансии. При этом Варфоломей заявляет: «Глупая теория относительно «Третьего Рима» является высокомерной… и нечестивой…», поскольку она «…возвещает дух цезарепапизма и ватиканизма; того, что является абсолютно неприемлемым для Православной Церкви». 

PS.

Возможно, в год воцарения антихриста сойдет не Благодатный огонь в Храме Святого Гроба, а предреченный Апокалипсисом антихристов огонь.

У этого пророчества, между прочим, есть яркий исторический прообраз. Капеллан Иерусалимских королей-крестоносцев, Фульк, рассказывает о том, как однажды западные поклонники (из числа крестоносцев) посетили святой град для празднования в нем Пасхи. Когда они пришли в Иерусалим, весь город был в смятении, потому что святой Огонь не являлся, и верные целый день оставались в тщетных ожиданиях в храме Воскресения. Тогда, как бы по небесному внушению духовенство латинское и король со всем двором своим пошли… в храм Соломонов, недавно обращенный ими в церковь из мечети Омаровой, а между тем Греки и Сирияне, оставшиеся у святого Гроба, раздирая свои одежды, с воплями призывали благодать Божию, и тогда, наконец, сошел Огонь. 

Разный выбор восточные и западные христиане сделали уже давно. *(Дореволюционный профессор А. Олесницкий называл этот день «торжеством освящения огня при гробе Господнем», и начало появления этого торжества относит ко временам ветхозаветным, к построению соломонова храма в Иерусалиме, когда на приготовленные жертвы пал с неба огонь, который постоянно потом поддерживался священниками. «Если небесный огонь как знак промыслительной заботливости небесного Отца согревал своею теплотою ветхозаветный Иерусалим, то он не мог угаснуть, — говорит профессор, — для Иерусалима новозаветного и продолжает доселе утешать собою любящих град Царя великого и его святыню. Только свой очаг огонь имеет ныне не среди опустошенных дворов соломонова храма, а в святилище новозаветном, в вещественном ковчеге Нового Завета — гробе Господнем. Как ветхозаветный огонь разгорался особенно во дни великих жертвоприношений, так и новозаветный святой огонь разгорается в день великой новозаветной жертвы, когда воспевается Церковью красное солнце правды, зашедшее во гроб, чтобы воссиять из него светоносным днем воскресения». Итак, из Второго Храма, разрушенного в 70 году, огонь перекочевал в Храм воскресенья, построенный в 335 году. 

Удивительно, как не только богословские мнения, но и народные поверья различали духовную суть разных огней. Исследователь Сергей Максимов еще в конце XIX века так суммировал представления простых русских людей: «После грехопадения отворились адские врата, и пламя вырвалось оттуда и появилось на земле, чтобы причинять людям вред пожарами, обманывать вспышками на местах кладов, смущать огневидным появлением на воздухе самих бесов, в виде крылатых бесов и т.п. Кроме адского огня был послан и тот огонь, которым зажигались жертвы, приносимые Богу, и устранялись многочисленные бедствия, посещавшие людей и домашних животных, в виде различных болезней».

…Известно, что Господь разговаривает с нами языком чудес. А в данном случае — языком отсутствия многовекового чуда. И важно понять, что же Он хочет нам сказать. 

После страшных событий 1923 года, послуживших уроком, Иерусалимская Патриархия за реформаторами календаря не последовала. В храме Гроба Господня никогда не переводят часы – на зимнее и летнее время. Даже ненавидящие израильтян палестинцы делают это, но святогробцы сохраняют всё в неподвижной неизменности. 

О чем все это говорит? О том, что не надо трогать время и календарь. Не надо изменять традиции.

 



Подписка на новости

Последние обновления

События