Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

 

Уния: метод папоцентричного1 экуменизма2

 

Ουνία ἡ μέθοδος τοῦ παποκεντρικοῦ οἰκουμενισμοῦ

 

Архимандрит Георгий

игумен Святой Обители прп.Григория

Святая Гора Афон

Недавно Папа назначил епископом и экзархом для небольшого числа униатов в Афинах униатского клирика Димитрия Салаха, профессора Института Восточных исследований в Риме и члена Смешанной Комиссии по Диалогу Православных с римо-католиками, который был хиротонисан во епископа Каркавии 24 мая 2008 г. Для униатской общины Афин этот факт имеет величайшее значение, это стало очевидным из заявления общины, размещенном на интернет-сайте и, главным образом, из слова на хиротонии г. Салаха. Однако для православных само это событие стало печальным и возмутительным, поскольку проблема Унии вновь приобрела актуальность, и еще раз вскрылось отношение Ватикана к Православию. И стало ясно то, насколько опасным для Православия является перспектива проведения так называемых Богословских Диалогов. Нижеприводимые доказательства этого достаточно убедительны:

 

а) Экклезиология униатских общин продолжает оставаться такой же экклезиологией, в основание которой положена Уния XVI столетия. Это подтверждают соответствующие высказывания Димитрия Салаха в его слове на хиротонию.

Он сначала говорит: “Наша община является маленьким отделением Восточных Кафолических Церквей”. И это действительно так. Все униатские общины плоть от плоти происходят от Православных Восточных Церквей и стали “Католическими” приняв примат Римского папы и папские догматы. Они характеризуются как происходящие “от Восточных Кафолических Церквей”, то есть они верят в то, что общение с папой их делает “кафолическими”, полными церквами, обеспечивая им “кафоличность”, в то время как остальные восточные церкви, которые не имеют общения с папой (Православные Церкви и антихалкидонские монофизиты, несторианские церкви, которые не перешли в Унию), не являются “Католическими”, или , как их охарактеризовал II Ватиканский собор, они являются “поместными Церквами, между которыми первое место занимают Патриаршие Церкви”. (Постановления об Экуменизме, п. 14)

Слово на хиротонию продолжается заверением: “ Единство является нашей мечтой, но не “униатское”. II Ватиканский собор нам напоминает, что “утвержденные канонические предписания в отношении Восточных Католических Церквей установлены “до времени” , то есть до тех пор пока Церкви Католическая и Православная не восстановят между собой полное общение. (Декрет о Восточных Католических Церквах, п. 30) по образу древней неразделенной Церкви первого тысячелетия”. Мы задаемся вопросом: чем отличается мечта о “единстве” от мечты об “униатстве”? Может быть униатство изначально исходило не из позиции единства (псевдоединство), не имело т. о. цели достижения церковного общения, но из условия признания папской власти-авторитета и папских догматов, которые были установлены на папских соборах в Лионе, Ферраро-Флорентийском, Тридентском и других? Может быть мечта о “единстве” II Ватиканского собора и папоцентрического экуменизма предусматривает отмену догматов, которые были установлены на двадцати трех “вселенских” соборах папизма?3 И в итоге, как может без отказа всех неправых учений (ересей) официальный Богословский Диалог достичь мечты о единстве без того, чтобы не состоялась “уния”, предоставляя факты о том, что до сих пор не произошло отмены ни одного из этих ложных учений?

И вслед за этим епископ Салаха уверяет православных: “Католический Экзархат Греции( необходимо под этим понимать униатскую общину Ахарнона, во главе которой он находится) отвергает и будет категорически отвергать всякую прозелитическую деятельность”, и добавляет “но прошу их (т.е. православных) не отвергать наше право на существование”. Несомненно, он решительно отвергает отвратительные методы прошлого, и мы хотим верить в то, что он искренен, когда требует того, чтобы существовала община, которая желает определиться самостоятельно. Отсюда вполне очевидным должно быть то, что православные вовсе не отвергают права каждого человека и каждой общины совершить самостоятельный выбор. Мы подчеркиваем, что существование униатских церквей является явным доказательством того, что существует Уния и, следовательно, всякое действие Ватикана, которым поддерживается существование этих церквей, представляет собой поддержку Унии, независимо от того на законных или нет основаниях ведется прозелитизм. Уния является наиважнейшей экклезиологической проблемой. Это нас главным образом и озадачивает. Следовательно, поскольку Ватикан поддерживает Унию, гарантируя униатским церквам право на существование в настоящем их экклезиологическом положении, богословский Диалог со стороны Ватикана не может рассматриваться как восстановление в перспективе единства Церквей “по образцу древней нераздельной Церкви первого тысячелетия”, но в перспективе заключения Унии!

 

б) Ватикан поддерживает Унию

Несмотря на то, что Ватикан лицемерно “осуждает” Унию как метод соединения Церквей (текст итогового документа смешанной Комиссии в Баламанд пар. 1), он ее поддерживает, признавая существование униатских общин (пар. 31), и оказывая разнообразным образом поддержку их присутствию и деятельности в пределах канонических границ Православной Церкви. Мы задаемся вопросом: До каких пор мы православные будем затягивать Богословский Диалог, перенося это возмутительное положение? Римо-католики (за исключением некоторых похвальных исключений, которые в отличие от Ватикана не согласны с Унией) являются последовательными, осуждая Унию как метод соединения в прошлом, и признавая униатские общины. Как нужно расценивать осуждение Ватиканом Унии и в одновременно поддерживать униатские общины, которые делают Унию исторической реальностью?

Старые отвратительные действия папской Унии известны. Напомним, что эксплуатируя политическое и военное безсилие Восточной империи после установления ужасного господства франков4, паписты заложили первое основание Унии с помощью подчинения православных решениями папского Собора в Лионе (1274) при императоре Михаиле Палеологе и патриархе Иоанне Векке. Второе и решающее основание для Унии было положено с помощью известного тиранического требования папы Евгения IV о полном подчинении и до мелочей восточных на Ферраро-Флорентийском соборе (1439). С необычайным своеобразием и коварством действовали иезуиты на соборе в Бресте (1596) и здесь установили Унию, что явилось великим испытанием для Восточной Православной Церкви, и стоило жизни патриарха Кирилла Лукариса, а также возведения на престол множества патриархов. Она привела к уходу из лона Церкви и отступничеству многих общин на Украине, Трансильвании, Далмации, в Антиохии, и вызвало беспощадные гонения православных в этих и других областях турецкого государства.5 В этот же исторический период папоцентрическая униатская пропаганда располагала деятельностью так называемой Propaganda Fidei6 и школами (главное место в образовани среди них занимала Коллегия свт. Афанасия в Риме)7управляемыми папскими миссионерами с целью не только принятия униатства отдельными лицами, но, главным образом, изменить православное сознание православных с помощью латинофильской деятельности многих выпускников этих школ.

Но и в наши времена Ватикан самым решительным образом поддерживают Унию и различным образом ее укрепляет. С самого начала Богословского Диалога между Православными и римо-католиками униатские богословы принимают участие в Смешанной Богословской Комиссии, несмотря решительное и настоятельное требование III Всеправославного Совещания о том, чтобы униаты не принимали участия в диалоге.8 Папа Иоанн Павел II внес свой непосредственный вклад в оживление Унии в Восточной Европе. Соглашением в Баламанд (1993), кроме других наиболее важных богословских нелепостей, признается и оправдывается существование униатских церквей, и конечно же этот документ непременно подписан Православными Церквами.

Папа Иоанн Павел II в своем конфиденциальном письме к римо-католическому сопредседателю Диалога кардиналу Эдварду Кассиди отвергает путь Смешанной Богословской Комиссии в Балтиморе (2000) и направляет его, на радость униатам, к провалу. В этом письме он писал: “Необходимо (на ассамблее в Балтиморе) заявить православным, что Восточные Католические Церкви (униаты) внутри Римской Церкви пользуются той же честью как и всякая другая Церковь, которая имеет общение с Римом”.9 И это вызвало негодование и отставку с поста сопредседателя Смешанной Комиссии Преосвященного Стилианоса, Архиепископа Австралийского. Нынешний папа Бенедикт XVI наводит чары, применяя ту же тактику: благословляет и приветствует униатскую церковь на Украине10, дает право его сопровождать униатскому епископу во время визита на Фанар в ноября 2006г., заявляет в Эфесе, что “между тем наилучшим способом для единства в Церкви является эта Уния11и теперь он посылает нового апостолического экзарха в Афины!

 




Подписка на новости

Последние обновления

События