Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Почему священник проголосовал за присоединение Крыма к Российской Федерации?

3.04.2014
Священник Димитрий Шишкин

 

Священник Димитрий Шишкин, известный православный публицист, живет в Симферополе, является священником Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в посёлке Почтовое Бахчисарайского района. В день референдума подобно многим своим соотечественникам в Крыму пошел на избирательный участок и сделал свой выбор. Мы поговорили с о. Димитрием о том, за что он проголосовал, почему сделал именно этот выбор, о будущем Крыма, Украины и России и о смысле происходящих событий.  

– О. Димитрий, за что вы проголосовали на референдуме 16 марта?

– За возвращение домой, в Россию, других вариантов не могло быть. Я всегда чувствовал себя русским, родился и вырос в Крыму, моя семья живёт здесь больше ста лет, и никогда у меня не было сомнений по поводу того, к какому миру я принадлежу. Последние двадцать к этому вопросу лет я относился следующим образом: когда Крым стал Украиной, я с этим фактом смирился, как законопослушный гражданин. У меня был паспорт Украины, и я формально являлся гражданином этого государства, но «по духу» всегда считал, что живу в России и моя Россия – это Крым. На референдуме я просто обозначил галочкой свое мироощущение и миропонимание, и я думаю, что большинство людей в Крыму так чувствуют и понимают…

– Что стало причиной референдума на ваш взгляд?

– Майдан и то безумие, которое он породил, навязывание стереотипов, «ценностей», которые просто неприемлемы ни в Крыму, ни на юго-востоке. Я думаю, что Украину можно было бы сохранить при грамотной национальной политике, если бы дали изначально возможность юго-востоку жить в более тесном сотрудничестве с Россией, а центральной и западной Украине дали бы большую возможность для кооперации с ЕС. Это все можно было бы осуществить в пределах одного государства, но проблем начались тогда, когда стали навязывать стандарты западных областей восточным и южным. Если вспомнить историю, то Украина изначально была разделена на три части – западную – Галичина, центр – Малороссия и юго-восток – Новороссия. Каждой из этих частей присуща своя самобытность, но власти не хотели это учитывать все 23 года. Малороссия – это собственно украинский менталитет, то своеобразие, которое отражено в лучших литературных образцах, Новороссия – это прямо российские приобретения екатерининских и последующих времен, и там, в основном, живёт русскоговорящее население, ну а Галиция – в каком-то смысле это форпост борьбы западного мира с Православием, с Русской культурой. Сейчас это воспаленный нерв Украины, именно там сознательно взращивалось болезненно-обострённое национальное самолюбие. Но это всегда был очень нестабильный регион и в разные времена там преобладали разные настроения. Большинство населения Украины – это вполне адекватные люди, которые любят свой язык и страну, но у которых нет этой безумной ненависти к русским. Мало того, я общаюсь с людьми из Западной Украины, и мне говорят, что даже там не все разделяют бандеровские идеи. К власти в Киеве сейчас пришла прозападная оппозиция, представленная в основном партией Батькивщина. На эту партию, условно говоря, сделаны ставки Западом, потому что украинский национализм, исповедуемый ею, относительно умеренный, но в тоже время достаточно русофобский – это то, что Запад устраивает в плане сдерживания России. Цель этой группы – полная интеграция Украины в западную модель существования. Но главная проблема на Украине сейчас состоит в том, что праворадикальные националисты, совершившие переворот и приведшие к власти нынешнее руководство, ставят перед собой иные задачи. Их цель – это построение унитарного государства с жесткой неонацистской, бандеровской идеологией, максимально независимого от кого бы то ни было, и никакие «европейские ценности» им не нужны. Эта группа, относительно малочисленная, но агрессивная, готова идти на смерть и убийство и решительно настроена навязывать свое мнение большинству. В тоже время существует юго-восток со своим особенным, самобытным мироощущением, с желанием добрососедских отношений с Россией, и сдавать позиции он не намерен. Те законы, которые сейчас принимаются Верховной Радой, во многом в результате влияния праворадикалов – это законы националистические, их никогда не примет ни восток, ни юг. Беда этой власти, которую и властью назвать нельзя, состоит в том, что она не готова прислушиваться к мнению значительной части граждан Украины, не желающих ни кабальных отношений с евроструктурами, ни диктатуры фашиствующих националистов. Нынешняя власть не желает и не умеет договариваться с собственным народом, если мнение этого народа отличается от стандартов майдана. И в этом ещё одна большая проблема, потому что если бы нынешние узурпаторы имели хоть немного благоразумия – можно было бы сохранить целостность страны. Но желание навязать всему народу Украины «галицкий стандарт» – привело к окончательному расколу. Поэтому вина за то, что сейчас произошло, лежит не только на прежней власти, погрязшей в коррупции, но и на нынешних временщиках, одержимой прозападной националистической и русофобской идеей, не способной объединить страну. Украина – прекрасная страна, в которой в большинстве своём живут добрые и мирные люди, но сейчас власть в свои руки взяли люди совершенно безумные, одержимые какими-то больными и неосуществимыми идеями. Новые правители требуют от востока строгого соблюдения законов, которые сами нагло попрали на глазах у всего мира. Кто же станет их слушать?! У людей, поправших закон нет морального права требовать исполнения закона от других. Своими действиями они открыли ящик Пандоры, закрыть который теперь будет непросто. Это возможно только путём возвращения жизни страны в законное, правовое поле. Но когда происходит вооруженное свержение власти – начинают действовать другие, звериные законы выживания, где побеждает сильнейший. Возникает ситуация, когда все борются против всех, отстаивая каждый свою правоту, и о каких-то общих правилах говорить уже трудно. Нужно молиться, чтобы всё закончилось мирно. И хоть по факту мира уже нет – и в Киеве люди погибли, и Харькове, и в Донецке… но нужно хотя бы на этом остановиться. И то, что это безумие анархии и самозванства не может продолжаться долго – это очевидно.

– Как будут развиваться события дальше? Украина перестанет существовать или она все-таки сохранит свою целостность, но уже без Крыма?

– Во-первых, подобные оценки нужно делать осторожно, потому что человек предполагает, а Бог располагает. Крым вернулся в Россию, это факт. Но Украина… Мы все верующие люди и просим у Бога помощи, чтобы эта страна пришла в себя, возвратилась к тем духовным, нравственным основам, на которых стоит, на которых тысячелетие строила свою жизнь – к православной вере, православной традиции, православной культуре. Об этом мы молимся. Украина как государственное образование может сохраниться, но должны произойти очень глубокие перемены. Я верю, что народы Украины, Белоруссии и России будут жить вместе в согласии. То, что происходит сейчас – это если угодно определённое помрачение, одержимость. И мы верим, что это не моет продолжаться долго. Знаете, как говорится в молитве: «яко исчезает дым да исчезнут». Вот именно так всё и будет. Когда? Хочется верить что скоро. Я глубоко убеждён, что, в конце концов, на Украине воцарится тот мир, о котором молятся пред Престолом Божиим преподобные Киево-Печерские отцы, но не тот порядок, о котором мечтают последователи Степана Бандеры или агенты Западного влияния.

– Каким вы видите будущее УПЦ (МП)?

– Все страсти улягутся, и как существует Русская Православная Церковь в пределах России, Украины и Белоруссии, так она и дальше будет существовать. В этом я ни на минуту не сомневаюсь.

– Пресс-секретарь предстоятеля УПЦ МП протоиерей Георгий Коваленко около месяца тому назад высказался, что среди активистов Майдана есть православные люди, прихожане Киево-Печерской лавры, такие как Порошенко, Кличко и даже активисты «Правого сектора». Могут ли православные люди участвовать в Евромайдане и подобных движениях?

– Надо понять одну простую вещь – на Майдан вышли очень разные люди, многие из которых просто устали от власти «семьи» и хотели перемен. Но этот порыв использовали прозападные хорошо организованные и проплаченные силы, имеющие чёткую геополитическую цель – ослабление, а в идеале и развал великой «имперской» России. Если мы говорим о тех людях, которые вышли с искренним желанием поменять жизнь в стране, то вполне возможно, что среди них были и православные люди, и они законно высказывали свое мнение. Но если мы говорим о радикалах, которые убивали людей, то это другой вопрос. Начнем с того, что большинство радикалов – униаты, значит уже, не православные. Что же касается Кличко, Порошенко и других персоналий, я вообще не хочу их обсуждать, я не знаю этих людей, и не мне их судить. Если о. Георгий Коваленко утверждает что они православные, значит, он берет ответственность за свои слова, значит, он их знает. Но православные люди, думается, должны в своём поведении руководствоваться, прежде всего, Законом Божьим, а всякая ненависть, вражда, призывы к насилию и свержению законной власти – всё это, очевидно, несообразно с христианскими ценностями.

– Накануне референдума в Москве проходили многочисленные антивоенные митинги, и там звучали лозунги, что Россия – оккупант, Россия – агрессор, но мы пообщались с жителями Крыма, и все оказалось совершенно наоборот. О. Димитрий, почему звучат такие лозунги и как все на самом деле здесь происходило?

– То, что произошло в Крыму, для нас является неизреченной радостью и если бы не Россия, на Украине, вероятно, уже была бы развязана масштабная междуусобица. В этой ситуации Россия реально выступила миротворцем. Сейчас многие называют себя миротворцами, но это большей частью волки в овечьих шкурах. И мы знаем о плодах подобной деятельности. Это – хаос, кровь, страдание, разруха, нищета и страдания сотен тысяч людей по всему миру. В Крыму мы увидели реальный пример миротворчества, может быть впервые за последние десятилетия. Россия дала возможность Крыму сделать свой выбор осознанно и спокойно. Поэтому нам странно слышать крики о какой-то военной агрессии. Россия продемонстрировала пример мирного выхода из сложнейшей ситуации и пример именно что христианский. Это хороший задел для всей Украины в перспективе. Не в том смысле, что в Украину нужно вводить войска, но в том, что надо предоставить возможность украинскому народу во всей его полноте решать – как ему жить дальше. В Крыму наступил момент выбора – либо киевская власть полностью сметет остатки автономии и установит свои порядки, либо Крым сумеет отстоять пусть относительную, но независимость. Из Киева в Крым присылали отряд «Альфа», для разоружения «Беркута», приезжал и новоназначенный министр Внутренних дел Аваков, с предложением крымским властям «сдаться». И как на это можно было реагировать?! Сначала поднялись татары, но не все, а организованные Меджлисом, в поддержку киевской власти. Русские поднялись в поддержку Верховного Совета, который поначалу только хотел отстоять автономию Крыма в составе Украины. Произошли столкновения, погибли люди. Но после этого, 27 февраля все стратегические объекты в Симферополе были заняты военными людьми и не один человек больше не погиб. Если бы этого не произошло, то, возможно, Украина уже полыхала бы неудержимо. Под прикрытием военных и местных сил самообороны, в спокойной обстановке собрался Верховный Совет Крыма и принял решение отправить в отставку правительство, которое было настроено прокиевски, назначили нового премьер-министра, организовали новый Совет министров, началась налаживаться спокойная жизнь, и только потом, в ответ на крайнюю агрессию Киева, власти Крыма приняли решение о присоединении к России. Поставили этот вопрос на всенародный референдум. В Киеве сейчас нет людей, которые умеют договариваться, нет политиков, а есть политиканы, поэтому ситуация не стабильна. Чем политиканы отличаются от политиков? Политиканы думают о ближайших выборах, а политики – о будущих поколениях. Таких ответственных лидеров сейчас на Украине не видно. Может быть, они проявятся в ближайшее время и тогда что-то начнёт меняться к лучшему, но пока хаос только усиливается. Что же касается «пятой колонны» в самой России, тех людей, которые готовы брататься с фашистами, только бы расшатать законную власть… знаете, просто не хочется об этих людях говорить. Они были, есть и будут всегда и имя им – предатели, какими бы высокими словами о свободе и демократии они не прикрывались. Их идея – это не созидание, а разрушение. Они прекрасно понимают, что без сильной власти эта страна попросту развалится. И это именно то, чего они хотят, и что объединяет их с украинскими националистами и прочими ненавистниками России. Горько и больно всё это видеть и слышать.

– Как ваши прихожане отнеслись к присоединению Крыма к России?

– Прихожане относятся правильно. Кстати сказать, у меня есть прихожанка, которая поддерживает Майдан, она высказывала свое мнение, никто с ней не ругался, она исповедуется и причащается, и она не стала изгоем у нас. Большинство людей устали от безвременья, они хотят спокойной, доброй и нормальной жизни. Украина за двадцать три года не дала этой возможности, все время было какое-то неустройство, в Крыму развалили все, что можно было развалить. Люди радуются тому, что, вероятно, появится возможность новой стабильной жизни, развития. Но самое главное заключается даже не в тех внешних изменениях, которые произойдут в ближайшее время, а в том, что нам предоставилась возможность строить жизнь вместе с Россией, я об этом говорю своим прихожанам и они в большинстве своём со мной согласны. Новая жизнь сама собой не построится, каждый на своем месте должен прилагать усилия, жить по-христиански. Для России это принципиально важно – возрождать добрую, богоугодную жизнь и это самое лучшее, что Россия может дать миру. Если угодно, в этом состоит наше главное призвание – явить пример возрождения христианской жизни, ту красоту, спасающую мир, о которой говорил Достоевский.

– Как вы считаете, произошедшие события на Украине имеют духовную первопричину?

– Причин много, но одна из важнейших, несомненно – это война против Православной Церкви и не только на территории Украины. Эта война активизируется сейчас по всему миру: в Северной Африке, на Ближнем Востоке… Мы все это видим. Это духовная брань, но главное оружие в этой брани с нашей стороны – это исполнение Заповедей Христовых, христианская жизнь, все остальное – внешнее. И если мы хотим выйти из этой войны победителями мы должны быть христианами и возвращаться к христианской православной жизни. А то, что брань новой Украинской «революции» направлена и против Православной Церкви, можно понять, посмотрев на тех, кто стоял на сцене Майдане – раскольники, протестанты, сектанты, униаты, оказывавшие активную поддержку и помощь в том числе и бойцам «Правого сектора».

– Почему Господь попустил украинскому народу это пережить?

– Украина последних двадцати лет – это националистический проект, основанный на гордости, на упрямой попытке во что бы то ни стало доказать России свою исключительность, «самостийность», причём с ненавистью к России. Но мы знаем, что всякий возносящий себя будет унижен. Этот проект старались продавить все двадцать три года, но он изначально был обречен на провал. Я убежден, что духовная причина состоит в этом. И когда мы слышим, как в украинских школах дети хором кричат: «кто не скачет, тот москаль», «москаляку на гиляку», – мы понимаем, что это результат последовательной антироссийской политики. Но на идеях ненависти и вражды нельзя построить ничего по-настоящему доброго и самобытного. И есть другой «проект», который замыслил Бог о нашем общем Отечестве и он не предполагает какого-то национального унижения. Есть определенный Промысел Божий о славянском мире, и этот Промысел выражается простыми словами «Святая Русь». Белоруссия, Россия, Украина – это единый мир в очах Божиих и каждый, кто старается противопоставить Украину России, будет посрамлен. Украина может развивать свою культуру, свой язык, в самых лучших традициях, она может и должна ещё расцвести, но я убеждён, что это возможно только в добром согласии с Россией. И я уверен, что именно так и будет…

– То, что сейчас произошло в Крыму – это осуществление Божьего замысла о нашем народе?

– Все, что происходило и происходит сейчас в Крыму, оплачено высокой ценой, оплачено русской кровью. Русской не в этническом смысле, а значении многонационального, единого в своём устремлении и чаянии народа. Вообще Русский мир – это особенный феномен и то, что наш «самый русский» писатель Александр Пушкин – чуть ли не на треть эфиоп – очень характерно. Основа этого мира – Православие, но и люди, принадлежащие к разным религиям, участвовали и участвуют в построении этой жизни. Ярчайший пример – Исаак Левитан, кто не знает его потрясающее «Над вечным покоем»? А ведь Левитан был евреем и даже не был крещён. Как христианин, я содрогаюсь от этого, но и изумляюсь, как сумел этот человек так глубоко проникнуть в красоту не только русской природы, но и русской души. Это можно объяснить только особым Божьим Промыслом, который нельзя до конца понять человеческим умом. Крым всегда был частью Русского мира, просто на время он был отторгнут от него политическим решением, но не более того. Сейчас Крым возвращается Домой, и в этом состоит наша главная радость. Те люди, которые этого боятся и не хотят возрождения России – трепещут. Но бояться России нельзя, это глупо.

– Считаете ли вы, что мы стоим накануне возрождения России?

– Оно уже началось. Ведь в чем состоит историческое значение этого момента?! Это не просто географическое присоединение части России. Духовный смысл этого события заключается в том, что возрождается духовная жизнь народа. У Бога один день как тысячу лет и какие-то даты называть нет смысла, это возрождение зрело очень медленно, очень трудно, подспудно здесь и в самой России, через больные 90-е годы, но мы видим, что созидается государственность, державность в лучшем смысле этого слова. Державность в высшем смысле – это богопочитание, верховенство Божьей Воли. И это начинает постепенно возрождаться. Россия начала возвращаться в свои пределы, это естественно, и это не остановить. Многие люди на Западе это прекрасно понимают и относятся к этому с уважением. Тем более грустно видеть, что некоторые наши соотечественники этого не понимают, и говорят, что Россия должна быть другой. Они не понимают, что Россия никогда не будет другой – или она будет державой, великой и могучей, или ее не будет вообще, так задумал Господь, надо это просто понять и принять. В этом нет ничего плохого, и никому это не несет никакой угрозы.

– Получается, что мы одни против всего мира, мы устоим?

– А Господь как устоял?! Когда говорят о демократии, о власти большинства, давайте вспомним, кто кричал: «Распни Его!». Большинство. Но Христос остался Христом. Этого не надо бояться. Не надо бояться противопоставлять себя миру в добре, правде, чистоте, святости. Это наш путь, надо на этом стоять и строить свою жизнь, в этом расти и развиваться. Я думаю, что это принесет всему миру только добро.

 

 Со священником Димитрием Шишкиным беседовала специальный корреспондент портала «Православный Взгляд» Елена Тюлькина из Крыма

 

http://www.blagogon.ru/digest/508/



Подписка на новости

Последние обновления

События