Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

 

Редактор сайта «Защитник православия»: Возвращение юлианского календаря в Польской Православной Церкви - попытка усыпить бдительность польских православных
 
 
Недавно прошла  радостная весть о том, что Польская Православная Церковь, на протяжении последних 90 лет придерживавшаяся католического новоюлианского календаря, возвращается к освященному православными традициями юлианскому летосчислению. Об этом событии, а также о об отношениях между католиками и православными, о ситуации в самой Православной Церкви Польши – содержательное интервью с  редактором польского интернет-сайта «Защитник Православия» (http://apologet.pl) Еленой Владимировой, напечатанное в последнем номере газеты «Православный Крест»

– Елена, расскажите, пожалуйста, о себе: где Вы родились, кто Вы по образованию, как давно перебрались в Польшу, чем занимаетесь. Как и когда Вы пришли к Православной вере и осознали необходимость противостояния посягательствам на чистоту православного вероучения и единство Церкви Христовой?


– Моя биография ничем не примечательна. Родилась в Киеве, 55 лет назад. По профессии – программист, специалист по базам данных, кем сейчас и тружусь. Мы живем в Польше уже 14 лет, с тех пор, как мужа пригласили на научно-преподавательскую работу в один технический вуз.

К Православию стремилась всю жизнь, а пришла в начале 80-х. Помню, с ранних лет меня мучил вопрос, все разъяснения на который никак не удовлетворяли пытливую детскую душу: «Что было бы, если бы ничего не было?» Лишь Православие утолило эту духовную жажду и дало мне ответ не только на него, но и на все прочие недоумения. Так я стала счастливым человеком.

К осознанию необходимости противостоять посягательствам на чистоту Православного вероучения пришла сразу, как только поняла, что существуют силы, препятствующие людям становиться такими же счастливыми, как я, и мне захотелось, по мере возможностей, запретить им это или хотя бы помешать.

– Охарактеризуйте, пожалуйста, религиозную обстановку в Польше: насколько религиозны поляки; в каком соотношении распространены католицизм, протестантизм, Православие и иные религии? Что Вы можете сказать о взаимоотношениях православных с католиками? Каково положение Православной Церкви и католической конфессии в государстве, не испытывают ли православные верующие каких-либо притеснений?

– Религиозность поляков... Впервые я прочувствовала ее характер благодаря моей учительнице польского языка, удивительной женщине (к сожалению, ее уже нет среди нас). Однажды на уроке она попросила рассказать о Православии. Я начала говорить, запинаясь и с трудом подбирая нужные слова, а через некоторое время заметила, что она перестала меня поправлять. И когда мое неуклюжее повествование закончилось, учительница тихо сказала: «Как интересно вы веруете, так... адекватно (ее слово). Мы, поляки, – не так. Наша вера лежит в какой-то бытовой плоскости». Впоследствии мне не раз задавали вопросы о Православии, из которых я поняла, что людей в костеле учат тому, что вера у нас с ними якобы одинаковая. Поляки-католики интересовались у меня: «А что вы готовите на Рождество? А что на Пасху?» – будто только в этом и состоит разница между нами. У них действительно огромное внимание уделяется праздничному столу, за которым собирается весь род. Это неплохо, но мне приходилось наблюдать, как плотно позавтракавшая в честь праздника семья направлялась в костел «причащаться». Т. е. искажение догматов веры неизменно влечет за собой перенос нравственных понятий в плоскость сугубо земную.
Однако и религиозность православных в Польше все более склоняется к той же обочине обмирщения. Я много езжу по стране, и у меня сложилось впечатление, что, кроме прочего, этой тенденции особенно способствуют воскресные проповеди. Почти всегда они безцветны, в католико-протестантском духе, посвящены единственной теме: «Ах, любовь!» Нет примеров ни из житий святых, ни из церковной истории, не слышно богословских аллюзий, доступно повествующих о разнице между Православием и католицизмом, а ведь воспоминаемые в каждый день события можно использовать для наставления православной паствы и укрепления ее веры. Такое глубокое понятие как смирение почти везде трактуется плоско, рационально, как покорность и слепое послушание священноначалию, а не чувство непоколебимого мира в душе и послушание Церкви, ее многовековому опыту и Преданию.

Католицизм в Польше распространен повсеместно. Возможно, она – последняя отличающаяся этим европейская страна. Протестантизм тоже представлен, но, по моим наблюдениям, гораздо слабее.

Взаимоотношения православных с католиками на данный момент дружественные: католики искренне желают нам «добра» и «спасительного» возврата к ним, в их костелы. На повестке дня – религиозная толерантность, однако первенство римского «епископа» – тема не для дискуссий, хотя в процессе личного общения они иногда с большим интересом слушают о нашей соборности. Притеснений, какие были в начале ХХ века и в межвоенный период, мы не испытываем, наоборот – нас любят, оказывают внимание, всюду приглашают, особенно на различные экуменические мероприятия. Трудно не соблазниться, сохранить веру в чистоте, избежать отступлений от православного Предания ради банальной вежливости.

– Нашим читателям будет интересно узнать об истории Польской Православной Церкви. Как давно и при каких обстоятельствах она обрела автокефалию?

– Вы задали очень важный вопрос. Знаете, мне иногда кажется, что последствия тех драматических событий, при которых Польская Церковь стала автокефальной, мы ощущаем и сегодня.

По Версальскому договору 1919 года Польша получила независимость, и правительство сразу же поставило вопрос об автокефалии. В Варшаву из Италии приехал архиепископ Георгий (Ярошевский), на которого новая власть, видимо, возлагала определенные надежды. В связи с невозможностью прибытия в столицу митрополита Варшавского Серафима (Чичагова), Патриах Тихон временно назначил архиепископа Георгия своим Экзархом с правами областного митрополита. Но архиепископ скрыл от собратьев-епископов и паствы временный характер своих полномочий. Собственно, этот момент можно считать отправной точкой для последующего игнорирования мнения церковной полноты в важнейших вопросах и брутального смещения с кафедр при помощи светской власти неугодных архиереев, защитников Предания и канонического порядка. Такими владыками-исповедниками стали епископ Бельский Сергий (Королев), архиепископ Виленский Елевферий (Богоявленский), епископ Белостокский Владимир (Тихоницкий) и епископ Новогрудский Пантелеимон (Рожновский).

Поначалу польское правительство с уважением относилось к каноническому праву Православной Церкви, однако убедившись, что архиепископ Георгий им пренебрегает и готов на уступки, изменило свою позицию. Об этом, в частности, свидетельствуют Александр Свитич в своей монографии «Православная церковь в Польше и ее автокефалия» и Константин Николаев в книге «Экспансия Рима в Россию. Восточный обряд (Рим–Польша–Россия)». Так, несмотря на то, что Патриарх Тихон передал польскому правительству документ «Положение о Высшем управлении Православной Церковью в Польском государстве», отзыва на него не последовало. Архиепископ (с 1922 г. – митрополит) Георгий вступил в фазу самостоятельного «канонического» творчества и представил на соборе из трех (!) епископов некий Конкордат, разработанный вместе с чиновниками религиозного ведомства Речи Посполитой. 

Тучи сгустились. В мае 1922 года Патриарх Тихон был арестован. В этот момент польское правительство настояло на немедленном решении вопроса об автокефалии. Услужливый митрополит собрал в Почаеве собор, на котором при поддержке печально известного Константинопольского Патриарха-масона Мелетия (Метаксакиса) попытался навязать автокефалию. Мужественные Владыки, защитники соборности, противники порабощения Церкви светской властью, покинули зал заседаний.

Необходимо отметить, что вопрос об автокефалии превышает компетенцию епископов. А. Свитич писал, что «автокефалия может быть осуществлена при наличии четырех условий: воли народа, создающего автокефалию Церкви; согласия Церкви, из которой выделяется новая Церковь; признания новой Церкви другими автокефальными Церквами и согласия правительства того государства, в котором новая автокефальная Церковь утверждается. <…> Отсюда следует, что первым и главным для автокефалии условием является воля народа, до выявления которой никакие последующие меры к осуществлению автокефалии приниматься не могут».

С этим вполне согласовывалось «Положение...», утвержденное святым Патриархом-исповедником и Высшим Церковным Управлением Матери-Церкви. Но в том-то и дело, что народ со всей очевидностью не желал автокефалии. Потому процесс принятия московского документа был практически приостановлен правительством. О нежелании народа отделяться от Русской Православной Церкви свидетельствовал ряд прошедших в различных епархиях съездов духовенства и мирян. Мне хотелось бы привести здесь выдержки из их постановлений, но так я рискую затянуть нашу беседу, поэтому рекомендую интересующимся вопросом польской автокефалии читателям самостоятельно изучить эти документы, раскрывающие важные факты и предельную накаленность обстановки того времени, когда Церковь, живой организм, была колеблема не чужими, а «своими».

Митрополита Георгия поддерживал лишь архиепископ Волынский Дионисий (Валединский) (будущий его преемник) и ряд новопосвященных епископов, более послушных светской власти, чем Православной Церкви. 8 февраля 1923 года митрополита Георгия убили, однако процесс дарования Православной Церкви Польши автокефалии Константинопольским Патриархатом был уже запущен и ее торжественно провозгласили 15 сентября 1925 года.

Известно, что когда представитель польского правительства спросил у Патриарха Тихона, что тот сделает, если епископы в Варшаве провозгласят автокефалию, святитель ответил, что тогда он отнимет у них, как у сынов противления, и автономию. Патриарх, некогда исполнявший обязанности ректора Холмской семинарии и викарного епископа Холмско-Варшавской епархии, хорошо знал нюансы православной жизни в Червонной Руси. Отсюда его решительная позиция: он думал о людях, а не о политике. Но поразили пастыря, и рассеялись овцы.

Гонения, от которых митрополит Георгий (а позже и митр. Дионисий), возможно, искренне, хотели спасти паству, постоянно идя на компромиссы, все равно грянули! Вот цена отступлений! Полилась кровь мучеников, освящая Польскую землю, насильственно окатоличивались целые округи и деревни, взлетали на воздух величественные соборы, шедевры архитектуры, а те остатки человеческой памяти, которые не смог уничтожить страх, были вытравлены за несколько последующих поколений всеобщей полонизацией.

Меня могут упрекнуть в том, что я сею неприязнь между русским и польским народами, но это не так. Я хочу лишь напомнить о претерпевших до конца, о тех, кто понимал, что есть вопросы, не допускающие компромисса, за которые радостно умереть. Я пытаюсь возродить память о том, что и наш XX век, в начертании цифр своего номера как бы сам себя перечеркивающий, «век-волкодав», – свят мученической кровью: русской, холмской, подляшской, грузинской, сербской, болгарской, румынской... Ну, а зло – зло Господь запретил помнить! Мы вступили в век XXI: что он нам принесет, как мы себя проявим? Это памятование необходимо нам сегодня для сопротивления внедрению  лживых мифов и чужеродных ценностей в наше сознание.

– Интересуются ли верующие в Польше проблемами распространения различных лжеучений и обновленческих практик в церковной ограде, есть ли среди клира противники экуменизма и модернизма?

– Несомненно, интересуются. Таких людей немного, но я бы не торопилась на этом основании делать вывод о поражении нашего антиэкуменического движения. Ведь в духовной жизни, согласитесь, и один в поле воин, а малая закваска, как известно, квасит все тесто. О существовании духовного сопротивления свидетельствует наш сайт и ресурсы наших коллег в польском православном интернете. Например – сайт прихожан Кафедрального собора святой Марии Магдалины в Варшаве, верных святоотеческой традиции юлианского календаря (http:// cerkiewnykalendarz.blogspot.com). Именно они, находясь рядом с нашими высокопоставленными иерархами, всячески напоминали им о необходимости сохранения верности святоотеческому Преданию. Нижний малый храм собора, где богослужения совершались по юлианскому календарю, подчас не мог вместить всех желающих помолиться, в то время как просторный верхний храм, узник ревизии Предания, уныло пустовал.

Упомяну и еще одну команду, с которой мы сотрудничаем, – редакцию антиэкуменического миссионерского сайта «Ортодоксальная Польша» (http://prawoslawnikatolicy.pl/swiadectwo-konwersji-do-prawoslawia). Этот ресурс замечателен тем, что был создан в первую очередь для католиков, в отличие от нашего «Защитника Православия», рассчитанного на право верующих читателей. Выходцы из католических семей, авторы «Ортодоксальной Польши» в результате нелегких поисков истины пришли к убеждению, что именно Православие является единственным спасительным учением без примеси человеческого мудрования. Судьбы этих людей – очередное подтверждение того, что Господь непременно открывает истину ищущим ее, где бы они ни находились и кем бы ни были.

Что касается клира – хочется надеяться, что в его среде есть противники отступлений от чистоты Православия, но... я таковых не встречала, до меня лишь доносились робкие голоса низшего духовенства, порицавшие экуменизм и в то же время с печалью возвещавшие о невозможности сопротивляться требованиям системы. Ведь экуменизм и все, что за ним стоит, – это некая система, которая исторгает не своих, а, исторгнув, больше не принимает чужих. Мне кажется, что в Польше эта система уже находится во второй стадии развития с характерной для нее устойчивостью.

– Что подтолкнуло Вас к созданию «Защитника Православия»? Каковы цели Вашего ресурса, на какую аудиторию он рассчитан? Как Вы подбираете материалы для публикаций, поддерживает ли Вас кто-либо из священнослужителей?

– Если говорить о конкретном моменте, то поводом к созданию сайта послужила публикация на ресурсе «Информ-религия» «Православные священнослужители из разных Поместных Церквей создают в сети антиэкуменические сайты» (http://inform-relig.ru/news/detail. php? ID=698&sphrase_id=27589), после прочтения которой я и мои единомышленники решили в меру своих сил приступить к делу защиты Православия и расширить тем самым фронт сопротивления нововведениям, несущим, по слову святителя Григория Богослова, угрозу церковному единству.

Единство Церкви, Тела Христова – величайшая ценность на земле. Отсюда – цель нашего ресурса: освященное молитвой, спокойное, рассудительное, основанное на святоотеческих наставлениях сопротивление, духовное ополчение против современных экспериментов, недопустимых в Православии. Подробнее о наших намерениях можно прочитать на главной странице сайта.

«Защитник Православия» рассчитан на людей, искренне ищущих лице Бога Иаковля (Пс. 23, 6). Мы не питаем иллюзий относительно массового вразумления теплохладных или, говоря современным языком, толерантных в вопросах веры людей. Мы не тормошим таких. У нас нет на это, как бы правильнее выразиться, благодатной силы, дерзновения. Мы – немощные, грешные люди; работаем в первую очередь для тех, кто пишет нам, например, следующее: «Я живу в такой-то стране, в таком-то городе. Есть ли здесь священник консервативных убеждений? Если вы знаете такого, прошу сообщить мне, ибо я нуждаюсь в духовном окормлении». И мы стараемся найти в указанном месте благоговейного иерея, крепко стоящего на святоотеческих позициях, и помочь обратившемуся к нам читателю. Такую невиртуальную деятельность, скрытую от основной аудитории пользователей интернета, мы ведем параллельно с заполнением страниц нашего ресурса.

При выборе материалов затруднений нет, поскольку сегодня существует множество прекрасных православных СМИ: это и Ваша газета «Православный Крест», и сайт «Антимодернизм» Романа Вершилло, и «Благодатный огонь» Сергея Носенко, и ресурс Владимира Семенко, и «Информ-религия», и Санкт-Петербургский «Православный Апологет»… Основная наша трудность – переводы на польский язык. Полонизация православного населения принесла свои горькие плоды: в Польше очень не многие способны понимать русский, а без его знания, естественно, утрачивается львиная доля великолепных апологетических статей. Однако волонтеры-переводчики – о, чудо! – все же находятся.

Поддерживает ли нас кто-либо из священнослужителей? Об этом мы отдельно писали на сайте в статье «Надо ли кричать „караул“?» (http://apologet.pl/Russ/ Letters/r_letters_04.htm) в ответ на безпокойство, высказанное бдительными читателями. Главная мысль этой публикации состоит в том, что мы искали, но не нашли в своей стране благословляющую десницу, поэтому мы – скорее сироты при живых отцах, чем непослушники.

– Как известно, 18 марта с. г. Архиерейской собор Польской Православной Церкви отменил постановление от 12 апреля 1924 года о введении нового стиля (григорианского календаря для неподвижных праздников) и возвратил юлианский святоотеческий календарь (с 15 июня с. г. по старому стилю). На русскоязычных сайтах сообщалось, что такое решение было принято в связи с тем, что большинство приходов Польши (96%) празднуют церковные события по старому стилю. Действительно ли православные в Вашей стране в основной своей массе десятилетиями держались святоотеческого календаря, несмотря на документ 1924 года?

– Давайте снова обратимся к истории. В июле 1923 года Синод Польской Православной Церкви направил в правительство ходатайство о том, чтобы служащие православного вероисповедания, а также воины освобождались от своих обязанностей в дни православных праздников. В ответ правительство предложило митрополиту Дионисию рассмотреть вопрос о переходе Церкви на григорианский календарь. Священный Синод обратился по этому поводу за указаниями... к кому бы Вы думали? Правильно, к Константинопольскому Патриарху. Благословение было получено, и Собор всех епископов митрополии постановлением от 12 апреля 1924 года ввел григорианский календарь в жизнь Православной Церкви Польши.

Это событие как гром поразило всех православных, особенно на востоке, на так называемых «кресах» Польши. Люди перестали посещать храмы в дни праздников по григорианскому календарю и собирались у их закрытых ворот в дни, когда эти же праздники чествовались в соответствии с юлианским летосчислением. Исполняя циркуляры правительства, полиция ревностно следила за тем, чтобы православные следовали новому стилю: люди разгонялись, составлялись протоколы, писались доносы на «непослушное» духовенство, в некоторых местах доходило до кровавых столкновений. Примечательно, что против нового календаря аргументировано выступали православные народные представители – депутаты Сейма, сенаторы. И вот, в середине августа того же 1924 года митрополит Дионисий созвал в Почаевской лавре Собор епископов, на котором было вынесено определение в дополнение к решению от 12 апреля о возвращении юлианского календаря «для тех мест, где это требуется верующим народом», а это и были и есть те самые 96% православных Польши!

По сути de facto возврат к юлианскому календарю совершился уже через четыре месяца после ввода григорианского, остававшегося только de jure для тех территорий Польши, где и православных-то не было. А в наши дни, когда и эти места наполнились верными, священноначалие могло бы просто следовать собственному августовскому постановлению 1924 года о разрешении использования юлианского календаря там, «где это требуется верующим народом» (что, однако, происходило далеко не всегда). Именно поэтому официальное возвращение к традиции, несомненно важное и радостное событие, все же наводит на мысли о политичности происходящего.

– Я читала Ваши размышления на этот счет. На каком основании Вы предполагаете, что решение Архиерейского собора Польской Церкви о возвращении юлианского календаря связано с подготовкой к встрече Московского Патриарха с римским папой, которая должна состояться в Кракове, т. е. что это попытка усыпить бдительность польских православных?

– Нужно испытывать происходящее; если действительно польские иерархи взяли антимодернистский курс, значит, где-то еще должны произойти свидетельствующие об этом события. Но давайте посмотрим, согласуется ли мартовское решение Архиерейского собора с другими недавними эпизодами нашей церковной жизни:
– в Белосток прибывает Благодатный Огонь. Взгляните на фото: http:// cerkiew.pl/index.php?id=fotoreportaze&tx_ttnews%5Btt_news%5D=20713&tx_ttnews%5BbackPid%5D=1&cHash=4f28ed1b3b1f88d11181526a5867b1d2 (представители разных конфессий проводят совместную службу);
– неделя экуменических молитв. Тема года: «Разве разделился Христос?» На сайте Экуменического совета Польши выложено расписание экуменических «богослужений»: http://www.ekumenia.pl/files/ TMoJCh%202014/TMoJCh%202014%20Bialystok.pdf;
– пройдя по этой ссылке: http://liturgia.cerkiew.pl/nuty.php?id=84, Вы убедитесь, что начатая еще в 1934 году с образования комиссии для переводов богослужебных книг полонизация богослужений продолжается по сей день. А в начале ХХ века она вызывала недоумение даже среди польской интеллигенции: ректор Виленского Университета проф. М. Здеховский назвал ее «сумасшествием».

На этом я закрою, увы, безконечный список церковных беззаконий.

Итак, очевидно, что решение о возвращении юлианского календаря никак не согласуется с другими событиями в Польской Православной Церкви, поэтому и возникают вопросы.

Впервые о намеченной в Кракове встрече Патриарха Кирилла и папы Франциска я узнала из статьи Ольги Четвериковой «Большая ложь папы римского (Сирия, Украина и православный мир в планах Ватикана)» (http://communitarian.ru/publikacii/novyy_mirovoy_poryadok_metody/bolshaya_lozh_papy_rimskogo__siriya_ukraina_i_pravoslavnyy_mir_v_planah_vatikana_20122013). Очень уважаю этого автора, доцента кафедры истории стран Европы и Америки МГИМО – Университета МИД России, кандидата исторических наук, и считаю лучшим в России специалистом по Ватикану. По моему мнению, Ольга Четверикова обладает глубокой эрудицией ученого и тончайшей женской интуицией, что делает ее публикации и общественные выступления яркими и содержательными.

Но вернемся к источнику. Краковский «архиепископ» Станислав Дзивиш, принимая в ноябре прошлого года главу ОВЦС РПЦ МП митрополита Илариона (Алфеева), «пригласил Патриарха Кирилла посетить Всемирные дни молодежи, которые состоятся в Кракове в 2016 году. По его словам, официальное приглашение уже подготовлено. Подробности этого решения сообщила нам уже польская „Gazeta Wyborcza“: „На Всемирный день молодежи приедет папа Франциск. Сейчас предпринимаются все усилия, чтобы там присутствовал также глава Русской Православной Церкви Патриарх Кирилл. Конференция стала этапом подготовки к этому безпрецедентному мероприятию <…>. Визит Кирилла в Краков мог бы стать прелюдией к визиту Франциска в Россию. Если бы это произошло, папа сделал бы то, что не удалось Иоанну Павлу II“. Митрополит Иларион по этому поводу вновь заявил: „Я думаю, что такая встреча состоится, если обе стороны будут готовы. Надеюсь, что эта готовность наступит в ближайшее время“».

А вот слова ксендза-иезуита Милана Жуста, ответственного за диалог с православными: «Для нас важно, чтобы принятие совместных документов или возможная будущая встреча папы и Патриарха не вызывали серьезных протестов» (http://orientecristiano.it/notizie/russian-news/tutti-possono-fare-qualcosa-per-ecumenismo-padre-milano-sj.html). На это, вероятно, и направлены усилия «обеих сторон».

Таким образом, вывод о возможной пацификации польских православных с помощью перемены мест слагаемых в календарном вопросе напрашивается сам собой. Однако это не лишает нас уверенности в том, что именно по молитвам верующих Господь вернул нам святоотеческий календарь (я знаю многих людей, не писавших воззваний и не организовывавших акций протеста, но ежедневно просивших об этом Бога). На самом деле жизнь в соответствии с Преданием – не есть нечто сверхъестественное, хотя в наши печальные времена она и воспринимается как чудо.
Ну, и напоследок приведу пару ссылок на русскоязычные католические источники, сообщающие о готовящейся встрече в Кракове: http://iarex.ru/articles/43705.html, http://katolik.ru/pod-odnim-nebom/117493-polskij-kardinal-priglasil-glavu-rpts-na-vsemirnyj-den-molodezhi-v-2016-godu-kotoryj-posetit-pontifik.html.

– Волнует ли верующих в Польше проблема предстоящего так называемого «Всеправославного Собора»? Нужно ли, по Вашему мнению, как-то готовиться к возможной реформации в Церкви? И должны ли православные из разных Поместных Церквей объединяться, чтобы общим фронтом противостоять попыткам разрушения церковного единства и искажения чистоты веры?

– Волнует ли верующих в Польше «Всеправославный Собор»? В зависимости от того, как глубоко тот или иной человек воспринял пропаганду «Православия в версии „light“». Воспринявшие, конечно, особо не переживают, а «неформатируемые»... тоже не волнуются, но зо-о-рко следят! А чего волноваться-то? Решающий момент любого собора – это реакция на его постановления народа Божиего. Посмеют изуродовать Православие – мы не примем их решения. Кто нас заставит? Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь ли, теснота ли, гонение? Отлучить от Бога нас может только собственное малодушие. Поэтому нужно взять на вооружение читавшиеся в Великую Субботу слова Моисея к израильскому народу: «Дерзайте, стойте и узрите спасение от Господа!» (см.: Исх. 14, 13). Будем же работать над собой и крепко молиться, и Господь поборет по нас (см.:там же)!

Как известно, каждый новый церковный собор не должен противоречить решениям всех предыдущих. Но уже сейчас очевидно, что повестка дня предстоящего «Всеправославного» собрания не соответствует этому правилу. Поэтому – щит веры, шлем спасения, меч духовный! Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу (2 Кор. 10, 4–5). Я уверена, что Церковь выработает достойные ее формы протеста.

А держаться вместе, несомненно, надо. А то, что получается? Ереси – соединяйтесь, а православные – разъединяйтесь?! Нет, Церковь – наш корабль. Его топят – мы не убоимся, его жгут – мы не устрашимся, прыгать в пучину – пусть и не надеются!

Мне иногда становится жаль наших пастырей, точнее, неразумных и нерадивых из них. Подумать только, ведь Господь взыщет за каждую овцу! Когда я начинаю чрезмерно негодовать на них, открываю 34 главу Книги Иезекииля. После прочтения первых же строк появляется острое желание за них молиться: Так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! <…> за то, что овцы Мои оставлены были на расхищение и без пастыря сделались овцы Мои пищею всякого зверя полевого, и пастыри Мои не искали овец Моих, и пасли пастыри самих себя, а овец Моих не пасли, – за то, пастыри, выслушайте слово Господне. Так говорит Господь Бог: вот, Я – на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец, и не будут более пастыри пасти самих себя, и исторгну овец Моих из челюстей их, и не будут они пищею их (Иез. 34, 2, 8–10).

А вот слова для нашего утешения: Ибо так говорит Господь Бог: вот, Я Сам отыщу овец Моих и осмотрю их. <…> И выведу их из народов, и соберу их из стран, и приведу их в землю их, и буду пасти их на горах Израилевых, при потоках и на всех обитаемых местах земли сей. Буду пасти их на хорошей пажити, и загон их будет на высоких горах Израилевых; там они будут отдыхать в хорошем загоне и будут пастись на тучной пажити, на горах Израилевых.  Я буду пасти овец Моих и Я буду покоить их, говорит Господь Бог. Потерявшуюся отыщу и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу, и больную укреплю, а разжиревшую и буйную истреблю; буду пасти их по правде (Там же, 11–16).

– Что Вы пожелаете авторам и читателям нашей газеты и всем православным верующим в России?

– Что православный может пожелать православному? Конечно, спасения. Мне очень нравится ваша газета, у нее такой хороший дух: спокойный и вместе с тем – решительный. Христос Воскресе!

Беседовала Анна Самсонова
Источник: газета «Православный Крест», № 10 (106) (от 15 мая 2014 г.)

 



Подписка на новости

Последние обновления

События