Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

 

С иконой против танков

Представители Московского Патриархата на Украине тоже стали объектами репрессий со стороны Киева. Батюшки, поддерживающие ополченцев Донбасса словом, стали такими же врагами для новых властей Украины, как и лидеры вооруженного сопротивления. Это наглядно подтверждает случай со священником Владимиром Марецким, который сейчас находится в застенках СБУ.

Подробно о репрессиях киевских властей «СП» рассказала супруга взятого в плен священника Инга Марецкая (http://svpressa.ru/):

– Мой муж – протоиерей в селе Райгородка Новоайдарского района Луганской области. 25 мая его и еще 13 человек, которые были вместе с ним на блокпосту в Новоайдаре, незаконно задержали боевики «Правого сектора». Их взяли в плен и отвезли в близстоящее село Половинкино. Стали очень сильно избивать. Наши ребята хотели отбить пленных, но не успели сделать этого: захваченных людей посадили на самолет и отправили в Харьков. Там отвезли в местное СБУ. Пять дней людей пытали. Мой муж уже прощался с жизнью, думал, что не выживет. Чтобы получить нужные показания, ему кололи какие-то наркотики, в том числе, и в позвоночник.



90383.jpg
 

26 мая мой муж должен был ехать на операцию из-за проблем со здоровьем, а оказался в застенках. Ему становилось плохо, он просил позвать врача, но никакой медицинской помощи не оказывали. Он на суде говорил: «Мне плохо, помогите мне». Но суд запретил отвезти его в больницу. Адвокаты только упросили конвой по дороге в СИЗО заехать в больницу. Там ему оказали первую помощь, но потом всё равно отвезли в изолятор. Туда никого не пускают, я с ним уже не виделась. Слышала только, что в камерах сидят обычно по 40 человек.

 

«СП»: – В чем обвиняют вашего мужа?

– Ему приписывают терроризм и расстрел людей. Но это нацгвардия расстреливала, а приписали всё моему мужу. Во время выборов президента одна женщина не хотела открывать участок для голосования. Боевики расстреляли ее, а теперь говорят, что это сделал Владимир Марецкий со своей группой. Звучали обвинения в том, что он пытался сорвать выборы и занимался шпионской деятельностью.

Очень большой прессинг идет на адвокатов мужа. Им тоже обещают уголовные дела.

«СП»: – Священник ведь не военный человек.

– Да, он занимался тем, что проводил службы в храме. Но не мог остаться безучастным к судьбе своей Отчизны. Он был с ополченцами, окормлял их как священник. На своей машине возил ребят. Машину, кстати, отобрали, когда его задерживали.

«СП»: – Случай с вашим мужем, как я понимаю, не единичный.

– Нет, не единичный. У нас есть предатели, которые собирают информацию о тех, кто настроен против киевской хунты. Они составляют поименный список, чтобы передать его, когда придет «Правый сектор».

В Новоайдаре, как мне сказали люди, по этим спискам уже начали зачистки. Мы уехали из Райгородки, потому что нас предупредили: зачистки начнутся скоро и у нас. И нам пришлось бежать.

«СП»: – Но разве можно зачистить всех?

– Всех, конечно, невозможно. Но у правосеков есть первоочередная задача: репрессировать ополченцев и их семьи. Потом уже, наверное, примутся за остальных.

«СП»: – По такой методике хунта действовала и в городе Счастье.

– Да, я знаю ситуацию там. На въезде в город был блокпост. Когда к нему подъехала техника нацгвардии, то ополченцы подняли руки вверх. Потому что их было всего девять человек, и они не могли сопротивляться. Но всех сдавшихся расстреляли. Когда боевики вошли в город, то начали стрелять в случайных прохожих. Они убили около ста человек. Не давали никому забрать трупы, и те просто лежали на улицах. Стреляли по всем, кто приближался к телам убитых. Естественно, люди запуганы. Боевики отбирают у жителей машины, грабят дома, могут сделать что угодно.

«СП»: – Что это за люди, которые проводят такие зачистки?

– Все они одеты в черные футболки и черные штаны. Украинская армия ходит в камуфляже, а нацгвардия сразу узнается по черной форме. Там есть совсем молодые ребята, есть и люди постарше. Свои действия они никак публично не мотивируют. Только кричат: «Слава Украине!» Если в ответ не скажешь «героям слава», то тебя тут же расстреляют. Если ты не ответил, значит – ты русский и тебя надо уничтожать. Сейчас идет сплошной геноцид.

«СП»: – Как обычные люди реагируют на такую «политику»?

– Люди сильно запуганы, все страшно боятся боевиков, многие опасаются ночевать в своих домах. Но могу сказать, что чувство патриотизма у наших людей очень высоко. Мужчины активно записываются в ополчение. Конечно, есть и пассивные люди, которые думают, что кто-то придет и защитит их. Но таких уже немного.

«СП»: – Наверное, после репрессий сторонников единой Украины уже не осталось.

– Почему же? Есть и сторонники единой Украины. Это семьи, которые приехали к нам из западных областей. А местные, конечно, никакой единой Украины не хотят. Мы хотим Новороссию. Нас уже замучили украинизацией. Заставляют писать на украинском языке. Националисты говорят: «Мы вас и думать на украинском научим». Но разве так можно?

«СП»: – Ведутся ли какие-то переговоры об освобождении вашего мужа?

– Адвокат работает. Но те, кто его держат, придумывают новые обвинения. На него валят всё подряд. Ребят, которых захватили вместе с ним, заставляют оговаривать его.

Глава Союза православных граждан Новороссии Валерий Кауров говорит о том, что массовые зачистки, как и борьба с представителями церкви, приобрели системный характер:

– Соединенные Штаты Америки помогли киевским властям технологиями. Хунта сейчас прослушивает все телефонные разговоры, перехватывает электронную почту. Эта информация передается карательным батальонам нацгвардии, «Правого сектора». Одним из случаев, доказывающих это, можно назвать случай в городе Счастье. Перед атакой бандеровцы позвонили на один из блокпостов ополченцам и сказали: «Мы сейчас вас будем резать». Буквально в этот же день начался штурм. Город был захвачен, и было убито около ста мирных жителей и ополченцев.

С помощью получаемой информации они отлавливают активистов Антимайдана в Одессе. На одних оказывают различное давление, других – сажают в тюрьму, третьи и вовсе пропадают. Такие факты имеют место быть по всей территории Новороссии. Хунта знает телефоны всех политически активных граждан, знает адреса их семей.

«СП»: – Есть ли сведения, сколько всего таких случаев?

– Сегодня по всей Украине таких случаев тысячи. Большое число без вести пропавших. К примеру, в одесском Доме профсоюзов официально погибли 48 человек, но еще больше просто пропали.

Разобраться во всех этих фактах нам предстоит, когда мы свергнем власть в своих регионах. Тогда создадим специальные комиссии, которые расследуют каждый факт похищений и убийств наших граждан. Сегодня, в условиях террора со стороны хунты, это сделать невозможно. Люди запуганы, боятся давать какую-то информацию, называть номера телефонов, открывать свои дома. Люди напуганы геноцидом русских по всей Новороссии.

«СП»: – Если счет похищенным идет уже на тысячи, то народ не может молчать.

– Хунта дошла до того, что похищает даже российских журналистов. Что уж говорить об обычных гражданах, за которых вступиться просто некому. За журналистов вступаются их редакции, да и сама Россия всей своей мощью. А мирным жителям Украины жаловаться некуда.

«СП»: – Но как-то люди протестуют.

– В Одессе постоянно проходят митинги. На 22 июня запланирована большая акция против преступлений хунты, приуроченная к началу Великой Отечественной войны. Там как раз будут составляться списки пропавших без вести. Сейчас нами создается батальон «Православный восход». Первая наша цель – помогать беженцам, охранять их и направлять в Россию. При этом мы будем снабжать людей всем необходимым. Это – задача сегодняшнего дня. В перспективе планируем создавать группы для выполнения боевых задач по всей Новороссии, в том числе, в Одессе.

«СП»: – Какие люди записываются к вам?

– Самые различные. Многие остались без работы, их рабочие места просто разбомбили, сожгли их дома. Приходят и те, кто хочет охранять храмы. На территории Новороссии разрушено или сожжено более десяти церквей, убиты несколько священников. Батюшка Владимир Марецкий сейчас находится в застенках СБУ.

«СП»: – Ваш батальон состоит из граждан Украины?

– В основном, это жители Новороссии. Причем не только с Донецкой и Луганской областей, а со всех регионов. Есть у нас и одесситы. Есть и те, кто уже принимал участие в боевых действиях на территории ДНР.

Заведующий отделом Украины Института стран СНГ Кирилл Фролов подтверждает, что церковь из-за высокой поддержки среди жителей Новороссии стала объектом преследования:

– Порошенко проводит карательные операции в Новороссии, которая не продала свою русскую национальную идентичность. К сожалению, некоторые российские СМИ на уровне лексики легитимируют Порошенко, рассказывают про его некий «мирный план». Но что предполагает этот план? Порошенко требует, чтобы Донецкая и Луганская области забыли про проведенный 11 мая референдум. Но даже в этом случае прекращение боевых действий никто не обещает.

Сейчас Порошенко пытается воздействовать на руководство России при помощи церкви. Патриарх Кирилл должен быть в Киеве на день крещения Руси. Ему хотят поставить условие, что он сможет приехать только в том случае, если признает этот «мирный» план Порошенко. Иначе ему угрожают, что Украина целиком будет потеряна для Московского Патриархата.

«СП»: – А зачем Порошенко действовать через церковь?

– Дело в том, что православная вера сейчас стала объединяющим фактором сопротивления киевской хунте. Вот свой православный батальон собирает Валерий Кауров. Игорь Стрелков называет себя православным патриотом. Сейчас вот бомбили православный храм в Славянске, там погиб сторож. Храм бомбили намеренно, чтобы нанести удар именно в душу народа.

На примере священника Владимира Марецкого киевские власти хотят показать, что будет со священниками, которые помогают ополченцам. Сейчас в Новороссии нашего Патриарха Кирилла воспринимают как нового Гермогена. Люди надеются, что Церковь вновь поможет освободить русские земли.

http://www.inform-relig.ru/news/detail.php?ID=8073

 



Подписка на новости

Последние обновления

События