Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Реформа церковного календаря

Will Pope Francis change the date of Easter?

Неужели папа Франциск хочет изменить дату празднования Пасхи

 

От редакции Православного Апологета: "Данная статья из католического портала CNA (Catholic New Agency) мы публикуем лишь из соображений "документальных", то есть показать российским читателям, что Римский папа действительно поднял такой вопрос во время мессы в базилике Сан Джованни Латерано 12 июня. И данное предложение по всему миру разнесли СМИ. Для нс православных важно то, что Римский папа совсем забыл о том, что введенная Римской церковью реформа календаря и пасхалии в 1582 породила раскол в христианском мире. Отказ тогда Римской Церкви под предлогом "асторономических уточнений" от Александрийской Пасхалии, принятой на I Вселенском соборе в 325 году в качестве "Канона о Пасхе", а также окончательно принятой и Римской Церковью и всем Западом в 8 столетию, привел в серьезным разногласиям не только с Православным Востоком, но и на Западе. Великобритания, Германия, Чехия и Бавария отказались от этой реформы. Эта реформа была соборно осуждена на трех Всеправославных соборах в Константинополе (1583, 1587, 1593).

"Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали семь святых Вселенских соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям св. соборов и хочет их изменить и ослабить — да будет анафема(ἀς ἔχει τὸ ἀνάθεμα), отлучен (καὶ ἔξω τῆς τοῦ Χριστοῦ Ἐκκλησίας)от Церкви Христовой и собрания верных да будет.

Η. Вы же, православные и благочестивые христиане, пребывайте в том, в чем научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание. Хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам и молитвы нашей мерности да будут со всеми вами.

Аминь.

+Константинопольский патриарх Иеремия П.

+Александрийский патриарх Сильвестр.

+Иерусалимский патриарх Софроний

и прочие архиереи собора, бывшего 20 ноября 1583 г.»19" Такого постановление Всеправославного Константинопольского собора 1583г. Поэтому единственно верным путем для восстановления христианского единства в вопросе о праздновании Пасхи Христовой является возвращение к Александрийской Пасхалии.

Pope Francis prays on Easter Sunday morning in St. Peter's Square on April 5, 2015. Credit: L'Osservatore Romano.
Pope Francis prays on Easter Sunday morning in St. Peter's Square on April 5, 2015. Credit: L'Osservatore Romano.
 
 
     
 
   
   
23K

.- Speaking to a global gathering of priests, Pope Francis signaled an openness to changing the date of Easter in the West so that all Christians around the world could celebrate the feast on the same day.

The Pope on June 12 said “we have to come to an agreement” for a common date on Easter.  

His comments came in remarks to the World Retreat of Priests at the Basilica of Saint John Lateran in Rome. The event drew priests from five continents.

The Pope joked that Christians could say to one another: “When did Christ rise from the dead? My Christ rose today, and yours next week,” adding that this disunity is a scandal.

The Orthodox churches normally celebrate Easter a week after the Catholics. Some Orthodox leaders have also reflected on the dating of the Christian holy day. In May, Coptic Orthodox Pope Tawadros II wrote to the papal nuncio in Egypt suggesting a common date for Easter.

Historian Lucetta Scaraffia, writing in the Vatican daily newspaper L’Osservatore Romano, said the Pope is offering this initiative to change the date of Easter “as a gift of unity with the other Christian churches.”

A common date for Easter, she said, would encourage “reconciliation between the Christian churches and …a sort of making sense out of the calendar.”

She noted that the proposal could help reinforce the identity of persecuted Christians, particularly those in the Eastern churches that are at risk of disappearing.

Scaraffia wrote that the simultaneous celebration of the Resurrection by all Christians “would increase the importance of the central feast of the faith in a moment when changes seem to be suddenly coming throughout the world.”

“The Pope’s remarks implicitly underscore an important fact: in the countries where Christian identity is being overshadowed, the marking of time continues to be tied to the life of Jesus,” she added. “We also know also that the calendar is not only a convention but also something profound and symbolically relevant.”

Scaraffia said Easter and related feasts “constitute a distinct aspect of the liturgical year because they are connected with a cycle of time that repeats every year and marks the returns of the seasons.”

She also pointed out that the date of Easter is established based on the cycle of the moon, just as the Muslims and Jews establish their important feasts with the lunar calendar.

http://www.catholicnewsagency.com/news/will-pope-francis-change-the-date-of-easter-87684/

 

Новости

Польская Православная Церковь возвращается к юлианскому календарю

28/03/14

 

18 марта 2014 года постановлением Архиерейского Собора Польской Православной Церкви Церковь в Польше спустя 90 лет возвращается к освящённому православными традициями юлианскому календарю, иначе называемому старым стилем.

Учитывая тот факт, что большинство приходов Польской Церкви (96%) празднует Рождество по старому стилю, и по просьбам верующих, Архиерейский Собор отменил решение Собора от 12 апреля 1924 года о введении новоюлианского календаря и решил вернуть юлианский календарь, начиная с 15 июня 2014 года (Неделя всех святых). Там, где есть необходимость, новый стиль может быть сохранён.

Это первый случай, когда каноническая поместная православная Церковь официально отменяет использование нового стиля и возвращается к юлианскому календарю.


 

От редакции: Ввиду этого положительного прецедента наиболее разумным и благотворным для вселенского Православия было бы, если на предстоящем в 2016 году Всеправославном Соборе Русская Православная Церковь как самая многочисленная предложит и остальным новостильным православным Церквам вернуться на юлианский календарь, дабы не было у нас разделения в молитвах.

http://www.blagogon.ru/news/306/

ПА: Мы присоединяемся к радости наших коллег из "Благодатного огня" Мы по крайней мере надеемся, что у многих постепенно спадет пелена с глаз на проблему календаря. Заявления, что это не догматический вопрос - далеко не объективны. Он становиться догматическим автоматически, когда при тщательном изучении календарного вопроса мы по необходимости придем к важному заключению: Юлианский календарь самым непосредственным образом связан с Александрийской пасхалией, которая была принята в качестве канона на Первом Вселенском соборе. Александрийская пасхалия опирается на Юлианский сидерический-звездный год, который рассчитывается совершенно иначе и ориентирован совершенно иначе чем солнечный календарь, и, в частности Григорианский. Утверждения даже с церковной кафедры о большей точноти Григорианского календаря являются антинаучными, а потому откровенной демагогией. Приятие Константинопольской, а затем и Элладской Церковью в 1923 года нового стиля было антиканониеским деянием и решения Константинопольского совещания 1923 года должны быть самым решительным образом осуждены. Мы возлагаем надежду на Его Святейшество святейшего патриарха Кирилла, что он сможет донести правильную позицию нашей Церкви предстоятелям иных поместных Православных Церквей по проблеме календаря и Пасхалии. мы напоминаем то исходя из канонического устройства Православной Церкви любой епископ  а тем более предстоятель Поместной Церкви обладает правом призвать исправлять ошибки, допущенные в Православной Церкви по причине неверных и ошибочных решений Совещаний или Соборов и предложить созвать специальное Совещание по календарному вопросу с предложением возвратиться на старый стиль и правильную Александрийскую Пасхалию во всей ее полноте и неискаженнности иные поместные Церкви.

 

«Всеправославный» конгресс 1923 года в Константинополе и его последствия

10.06.2013
Епископ Триадицкий Фотий


К 90-летию т.н. «Всеправославного конгресса» в Константинополе

 

В своем труде «Церковно-календарный вопрос», появившемся более четверти века тому назад, с целью обосновать богословски церковно-календарную реформу, проведенную в Болгарии в 1968 году, проф. Т.Сыбев (известный экуменист, долголетний заместитель генерального секретаря ВСЦ) неоднократно упоминает т.н. «Всеправославный конгресс», который состоялся 10 мая – 8 июня 1923 г. в Константинополе[1]. Автор приводит и решение этого конгресса относительно «исправления юлианского календаря», то есть замены его так называемым новоюлианским календарем, который до 2800 года фактически совпадает с западным григорианским календарем. Проф. Сыбев без стеснения ссылается на Константинопольский конгресс, называя его «Православным совещанием». Для него, как и для всех сторонников календарной реформы, этот конгресс имеет бесспорный авторитет церковного форума. Однако замалчивание фактов не может прикрыть серьезных канонических недостатков Константинопольского конгресса. По словам проф. С.Троицкого, «несомненно, будущий историк Православной Церкви должен будет признать конгресс 1923 г. самым печальным событием ее жизни в ХХ веке»[2]. Назвавший себя без всякого основания «всеправославным», конгресс в Константинополе открывает путь к перемене святоотеческого церковного календаря (эортология) и к вторжению модернизма в Православную Церковь. Несмотря на то, что сначала его решения были отвергнуты почти всеми поместными Православными Церквами, Константинопольскому конгрессу удалось разрушить литургическое и календарное единство Православной Церкви. Реформированный календарь стал постепенно вводиться во многих поместных Церквах. От этого произошло печальное разъединение в богослужебной практике отдельных поместных Церквей, а также и в самих Церквах, официально воспринявших это противоканоническое новшество.

Каков был тогда духовно-идейный климат, породивший этот «Всеправославный» конгресс в Константинополе? Кто был его инициатором? Каковы его состав и канонический статус? Какова его деятельность и решения? Вот основные вопросы, которые будут рассмотрены здесь.

 * * *

Конец XIX в. и первые десятилетия ХХ в. отличаются глубокими потрясениями и переменами в духовной жизни православных народов. С одной стороны, среди интеллигенции и высших общественных кругов быстро развивается и окончательно утверждается светский материалистический способ мышления и восприятия духовных ценностей под влиянием могучих новоязыческих течений в западной культуре. С другой стороны, в богословские и церковные круги начинают проникать идеи зарождающегося протестантского экуменизма. Православные иерархи и богословы начинают постепенно отзываться на призывы к «объединению всех христиан» — объединению не по единственно возможному пути, то есть по пути возвращения отпавших в Единую Неделимую Православную Церковь Христову, а через поиски общего языка, общих действий, и даже молитвенного общения между различными исповеданиями, что исключает самую мысль о покаянном возвращении в Православную Церковь постепенно отпавших от нее. Два окружных послания Константинопольского патриарха Иоакима III (1878–1884; 1901–1912 гг.) в общем придерживающегося традиций, являются первыми официальными документами Вселенской патриархии, в которых уже чувствуется начальное воздействие экуменических взглядов.

Под косвенным влиянием сильных прогрессистских и революционных идей, целенаправленно внедряемых масонством, усиливается и религиозное свободомыслие на православной почве. Оно особенно характерно для т.н. русского «религиозного возрождения» в первые десятилетия нашего века. Именно религиозное свободомыслие подготавливает почву для обновленчества — этой первой «церковной» формы «православного» модернизма (своеобразного протестантизма «восточного обряда») в нашем столетии. Обновленчество является религиозным течением, типичным как для послереволюционной России в крайне грубых формах, так (с соответствующей спецификой) и для эллинского православного мира 20-х годов. Сопоставительной иллюстрацией обновленческих тенденций являются собор «Живой церкви» в России и «Всеправославный конгресс» в Константинополе, состоявшиеся почти в одно и то же время (мае–июне 1923 г.). Решения обоих форумов почти одинаковы: они устанавливают изменение церковного календаря, допускают второй брак для духовных лиц, издают и другие подобные этим постановления и обсуждают реформы в духе религиозного либерализма, немыслимого за несколько лет до того.

Решительный поворот Константинополя к экуменически настроенной церковной политике выразился определенно в послании-энциклике, опубликованной в январе 1920 г. местоблюстителем патриаршего престола, Брусским митрополитом Дорофеем (1919–1921 гг.) под названием «К Христовым Церквам всего мира». Этой резкой апостасийной перемене Вселенской патриархии по отношению к экуменизму предшествовали и сопутствовали многие идейно-политические факторы.

По окончании Первой мировой войны Греция — страна-победительница. Поражение Турции приносит небывалый успех политической группировке, возглавляемой масоном Елевферием Венизелосом (1864–1936 гг.). Благодаря ее усилиям в мае 1917 г. Греция становится окончательно на сторону Антанты и объявляет войну государствам Тройственного союза. После окончания войны, в силу Нейского (1919 г.) и Севрского (1920 г.) мирных договоров, Греция получает значительные территории, в том числе и в Малой Азии. Однако партия Венизелоса не удовлетворяется этими приобретениями, а усиленно стремится к возрождению древней Византийской империи со столицей Константинополем. Союзническая оккупация города (16 марта 1920–6 октября 1923 гг.) как будто приблизила осуществление этих желаний. Именно таким политико-националистическим настроениям поддаются руководители церковных кругов в Константинополе, где в это время преобладают политические сторонники Венизелоса. Вселенская патриархия даже начинает обращаться по некоторым гражданским вопросам не к турецкому правительству, а к английским оккупационным властям. В качестве местоблюстителя патриаршего престола митрополит Дорофей посещает в 1920 г. страны Западной Европы, в том числе и Англию, для того, чтобы расположить правящие круги этих стран в пользу Греции. Он даже обращается к великим державам с предложением уничтожения турецкого государства. Эти национально-политические интересы Константинопольских иерархов, их надежда получить помощь от Антанты против Турции, а также распространяющийся христианский либерализм, быстро развивающееся в послевоенные годы экуменическое движение, прямое вмешательство политических лиц и иерархов-масонов в дела Церкви — вот основные факторы, которые направили Константинопольский престол к идеям экуменизма и к активному сотрудничеству с западными экуменическими организациями.

Еще в начале послания-энциклики 1920 г. заявляется, что Константинопольская Церковь считает совместимым взаимное сближение и общение различных «Христианских Церквей» с наличием догматических различий между ними. В послании-энциклике инославные общности именуются «почитаемыми Христианскими Церквами», которые «не являются чуждыми и далекими, но родственными и близкими во Христе». Они также называются «сонаследниками, составляющими одно тело и сопричастными обетованию Божию во Христе», и даже предлагается основать «Общество Церквей». В качестве первого шага к сближению, послание-энциклика предлагает «принятие единого календаря для одновременного празднования главных христианских праздников». Но этот документ запечатлел не только начало предательства Константинополя и его сближение с ересью экуменизма. Он был и противозаконным, ибо, являясь по существу обращением одной из поместных Православных Церквей к еретическим общностям, именуемым ею «Христовыми Церквами всего мира», энциклика говорит самозванно от имени всех поместных Церквей, т.е. от лица всей Православной Церкви, и это по исключительно важным догматическим и каноническим вопросам. Таким образом, энциклика является первой публичной попыткой Константинопольского престола подменить собою авторитет Единой Православной Церкви.

В соответствии с энцикликой 1920 г., опубликованной и распространенной без согласия других Церквей-сестер, Вселенская патриархия входит в официальное сотрудничество с представителями экуменического движения и в августе 1920 г. участвует в предварительной конференции по вопросам веры и устройства в Женеве.

Приблизительно через год новоизбранный Вселенский патриарх Мелетий IV (1921–1923 гг.), о котором ниже будет сказано подробнее, в своем слове при интронизации заявляет: «Я отдаю себя на служение Церкви, чтобы с ее первого престола способствовать развитию, насколько возможно, более тесных дружеских отношений с неправославными христианскими церквами Востока и Запада, для продвижения дела объединения между теми и другими». То же самое экуменическое кредо исповедует друг и единомышленник Мелетия IV — Афинский архиепископ Хризостом (1923–1938 гг.), введший новый календарь в Элладской Церкви. Вот что говорит он в своем интронизационном слове: «...Для такого сотрудничества (с инославными. — Авт.) нет необходимости в предварительных условиях или... в догматическом единстве, ибо единство христианской любви является достаточным».

Тесная связь вдохновленной националистическими стремлениями константинопольской иерархии с послевоенной европейской политикой, с экуменическим движением и с масонскими кругами в Греции и за ее рубежом дает свой самый горький плод в начале 20-х годов, когда на константинопольский престол восходит вдохновитель и организатор «Всеправославного» конгресса 1923 года вышеупомянутый Мелетий IV (1871–1935 гг.).

* * *

Кто такой Мелетий Метаксакис? Его имя в миру — Эммануил Метаксакис. Он родился 21 сентября 1871 г. в селе Парсас на о. Крите. В 1889 г. он поступает в семинарию Всесвятого Креста в Иерусалиме. В 1892 г. принимает монашеское пострижение с именем Мелетий и рукополагается в иеродиаконы. В 1900 г. заканчивает богословский факультет Креста и назначается Иерусалимским патриархом Дамианом на должность секретаря Св. Синода. В 1908 г. за «противобожегробскую деятельность» Мелетий изгоняется из святых мест патриархом Дамианом вместе с тогдашним архимандритом Хризостомом, будущим Афинским архиепископом. В 1910 г. Мелетий Метаксакис избран Китийским митрополитом на о. Кипре. Еще в предвоенные годы митрополит Мелетий начинает успешные переговоры в Нью-Йорке с представителями Епископальной церкви Америки с целью «расширения взаимоотношений между двумя Церквами».

После смерти патриарха Иоакима III (†13.11.1912 г.) Мелетий выдвигает свою кандидатуру на Константинопольский престол. Но Св. Синод решает, что «с канонической точки зрения» он «не может быть зарегистрирован как кандидат на патриарший престол в Константинополе». В 1918 г. благодаря своим политическим знакомствам и связям он противозаконно возводится на архиепископский престол в Афинах, но после очередной политической перемены лишен кафедры. Будучи Афинским архиепископом, Мелетий с группой своих единомышленников посещает Англию и ведет переговоры в благосклонном смысле о воссоединении англиканства с Православной Церковью. В феврале 1921 г. Мелетий посещает США. В сообщении тогдашнего греческого посла в Вашингтоне, отправленном начальнику Фессалоникийской префектуры 17 декабря 1921 г., говорится, что Мелетий «в богослужебном облачении принимал участие в богослужении в англиканском храме, коленопреклоненно молился вместе с англиканами перед их престолом и целовал его, затем произнес проповедь и благословил находящихся в храме».

Между тем 21 ноября 1921 г. Св. Синод Элладской Церкви издает распоряжение «о произведении следствия против Мелетия». Однако в то же самое время, как следствие проводится в ущерб Метаксакису, совсем неожиданно, 25 ноября 1921 г. он избирается Константинопольским патриархом. Независимо от этого Св. Синод Элладской Церкви 29 декабря 1921 г. низвергает из священного сана Мелетия Метаксакиса за ряд церковных проступков и за учинение раскола. Несмотря на это решение, 24 января 1922 г. совершается интронизация Мелетия Метаксакиса на Вселенский патриарший престол. Под сильным нажимом разных политических сил низвержение Мелетия было противоканонично снято Элладской Церковью 24 сентября 1922 г. В незаконный выбор Мелетия патриархом вмешиваются политические круги около Венизелоса, а также Англиканская церковь. Вот что рассказывает об этих событиях митрополит Константинопольского патриаршего Синода Герман (Каравангелис):

«В 1921 г. мое избрание Вселенским Константинопольским патриархом было несомненно. Из 17 голосов... 16 были за меня. Тогда один мой друг, мирянин, предложил мне больше 10 000 лир для того, чтобы я отказался в пользу Мелетия Метаксакиса. Естественно, я отверг его предложение с негодованием и отвращением. Однако неожиданно, ночью перед выборами меня посетила дома делегация общества “Национальной обороны” и стала горячо просить меня снять свою кандидатуру в пользу Мелетия Метаксакиса. Члены делегации сказали, что он имеет возможность внести для нужд Патриархии 100 000$ и, поскольку у него самые приятельские отношения с протестантскими епископами в Англии и Америке, он был бы полезным для национальных целей. Поэтому национальные интересы требуют, чтобы патриархом был выбран Мелетий Метаксакис. Таково было и желание Елевферия Венизелоса. Всю ночь я думал над этим предложением, — продолжает митрополит Герман. — В Патриархии царил экономический хаос. Афинское правительство перестало посылать субсидии, а других доходов не было. Подобающее регулярное жалование не было выплачено за 9 месяцев, благотворительные учреждения Патриархии находились в тяжелом экономическом положении. Ради этого и ради народного блага, — рассказывал введенный в заблуждение иерарх, — я принял предложение...» Таким образом, к общему изумлению, на следующий день, 25 ноября 1921 г. Мелетий Метаксакис стал Константинопольским патриархом.

Неканоничность сего выбора обнаруживается и в следующем факте. За два дня до этого, 23 ноября 1921 г., в Константинопольском Синоде было внесено предложение по каноническим причинам отложить избрание патриарха. Большинство из членов Синода голосовало за принятие этого предложения. Однако в самый день выбора голосовавшие в пользу этого предложения были заменены другими архиереями, что обеспечило избрание Мелетия патриархом. По этому поводу 20 декабря 1921 г. в Салониках состоялось заседание большей части архиереев Константинопольской патриархии. Они объявили, что «выбор Мелетия Метаксакиса проведен при явном нарушении Священных Канонов», и предложили произвести «действительный и каноничный выбор Константинопольского патриарха».

Несмотря на все это, Мелетий закрепляется на патриаршем престоле. В 1922 г. под его давлением Константинопольская Церковь без предварительного уведомления прочих поместных Православных Церквей признает оспариваемую даже и Римом действительность англиканской иерархии. В 1923 г. он проводит «Всеправославный» конгресс (10 мая–8 июня). 1 июня духовные лица и миряне, негодующие против патриарха-новатора, созывают митинг, который заканчивается нападением на Патриархию с целью низвержения Мелетия и изгнания его из Константинополя. 1 июля 1923 г., под предлогом болезни и необходимости лечения, Мелетий Метаксакис покидает Константинополь. А 20 сентября 1923 г. уходит в отставку с должности Вселенского патриарха.

В 1926 г. Мелетий избран вторым кандидатом на овдовевший Александрийский патриарший престол. Первым избранником был Нубийский митрополит Николай. Согласно установленной практике, патриархом должен быть провозглашен первый кандидат. Однако египетские власти с опозданием на целый год утверждают «избрание» Мелетия (20 мая 1926 г.). Вызывая недовольство, он вводит в епархии Александрийского патриархата новый календарь.

Еще будучи Вселенским патриархом, Мелетий устанавливает связи с русскими обновленцами. В послании обновленческого Синода по поводу избрания Мелетия на Александрийскую кафедру, между прочим, говорится: «Священный Синод (обновленческий. — Авт.) с сердечной признательностью вспоминает о той моральной поддержке, которая была оказана Вашим Блаженством, в бытность Вашего Блаженства Константинопольским Патриархом, Священному Синоду вступлением в каноническое общение с ним как единственно законным органом Русской Православной Церкви»[3] (см. приложение).

В 1930 г. во главе церковной делегации Мелетий Метаксакис принимает участие в Ламбетской конференции[4] и ведет переговоры о «воссоединении» англикан с Православной Церковью.

Будучи уже смертельно больным, Мелетий выставляет свою кандидатуру на место Иерусалимского патриарха, но избрания не удостаивается. По этому поводу митрополит Керкиры Мефодий Кондостанос (1942–1967 гг.) пишет: «Беглец со святых мест, из Китии, из Афин, из Константинополя, Мелетий Метаксакис, — непостоянный и неспокойный властолюбивый дух, злой демон, не поленился и из Александрии навязаться в своем стремлении занять Иерусалимский патриарший престол»[5]. Мелетий Метаксакис умирает 28 июля 1935 г. и похоронен в Каире.

После всех этих данных из биографии Мелетия едва ли кто-либо удивится факту, что он был масоном. Непосредственно после его избрания Китийским митрополитом Мелетий принимает масонское посвящение в Константинополе и становится членом масонской ложи «Гармония», о чем сообщает журнал «Pythagore-Equerre» (том 4. ч. 7–8, 1935 г.)[6].

В 1967 г. учредительный комитет «Масонского бюллетеня», органа великой ложи Греции, поручает масону Александру Зервудакису написать монографию и в ней «изобразить еще одну сияющую звезду, которая блеснула и озарила небосклон Греческой Православной Церкви»[7]. Зервудакис составляет обширную биографию Мелетия Метаксакиса, с которым он встречался еще в Константинополе в трагические для Греции дни, после ее поражения в войне с Турцией в 1922 году. «Я его приветствовал так, как масон приветствует масона, — пишет Зервудакис. — Он улыбнулся и сказал мне: “Вижу, что вы меня понимаете”».

Из монографии Зервудакиса мы узнаем, что Мелетий впервые встретился с масонами в Константинополе в 1906 г. Прямое сотрудничество Мелетия с греческими масонскими кругами в Константинополе относится к 1908 году. Масоны, с которыми он поддерживал контакт, начали действовать усиленно, чтобы заставить «исследовательский и любознательный дух Мелетия... решиться... последовать примеру очень многих английских и других иностранных епископов и... посвятить себя таинствам, скрытым в масонстве». Мелетий записан в Константинопольскую ложу «Гармония» под № 44. Масонское посвящение он принимает в 1909 г. По этому поводу Зервудакис подчеркивает: «Я помню, с какой гордостью и радостью все братья говорили о посвящении Мелетия, избранного тогда в нашу ложу». «После своего посвящения, — продолжает Зервудакис, — брат Мелетий развивал масонскую деятельность везде, где бы он ни находился во все время своей бурной жизни. Очень немного таких, – пишет в заключение греческий масон, – которые, как брат Мелетий, приняли масонство и сделали его своим жизненным опытом. И было для нас настоящей потерей то, что он был призван... так скоро в вечность...»

Главными соратниками противозаконно избранного на Константинопольский престол Мелетия в проведении календарной реформы были уже упоминаемый архиепископ Хризостом Пападопулос, неканонично избранный на Афинскую кафедру, и проф. Афинского Богословского факультета Гамилькар Аливизатос.

Именно ими была задумана и осуществлена церковно-календарная реформа, проведенная на «Всеправославном» конгрессе в 1923 г. Оба «иерарха» поддерживали тесные связи с протестантами Англии и Америки. Оба получили свои кафедры при активном вмешательстве светской власти. Поэтому и оба должны были подчиняться выдвинувшим их кандидатуры масонским и политическим кругам. «Люди, получившие власть, являются рабами тех, кто дал им свое благоволение», — говорит святитель Василий Великий.

 * * *

Еще в 1919 году, во время своего неканонического пребывания на афинском архиепископском престоле, «вольный каменщик» Мелетий Метаксакис поднимает перед Синодом Элладской Церкви вопрос об изменении церковного календаря. Мелетий предлагает создать комиссию для изучения этого вопроса. Синод Элладской Церкви одобряет его предложение и издает соответствующее распоряжение. Организованная комиссия посылает Синоду следующий окончательный текст: «По мнению комиссии, перемена юлианского календаря, если это не противоречит каноническим и догматическим основаниям, может осуществиться при условии согласия всех остальных Православных автокефальных Церквей и, прежде всего, с согласия Константинопольской патриархии, которой было бы необходимо предоставить инициативу всякого рода действий в этой области, при условии не переходить на григорианский календарь, а составить новый, более точный в научном отношении календарь, свободный и от других недостатков обоих употребляемых календарей — юлианского и григорианского». Это внутренне неустойчивое и дипломатически взвешенное в своих выражениях предложение, без особой аргументации считает необходимой перемену церковного календаря. Одновременно с этим оно старается сохранить нужное приличие, говоря о канонических и догматических основаниях и требуя соборного решения. Впоследствии эти условия будут полностью забыты. Решения комиссии были новым шагом к столь желанной Мелетием и его «товарищами» календарной реформе.

После своего молниеносного и незаконного восшествия на Константинопольский престол, Мелетий Метаксакис продолжает работать упорно и методично в этом направлении. Он берет на себя рекомендуемую комиссией при Синоде Элладской Церкви инициативу и в послании от 3 февраля 1923 г. «к Блаженнейшим и Высокопреосвященнейшим предстоятелям Святых Православных Церквей Александрии, Антиохии, Иерусалима, Сербии, Кипра, Греции и Румынии» ставит вопрос об изменении церковного календаря.

В послании указываются следующие мотивы для календарной реформы: вопрос о календаре существует давно, «но особую важность приобретает в наши дни», когда «становится все более явной необходимость употребления единого общего календаря, одинакового с календарем, которым пользуются в остальной части Европы и Америки. Православные государства одно за другим воспринимают “европейский календарь”. Трудность употребления двух календарей в общественной жизни очевидна. Поэтому отовсюду отправляются к Церкви пожелания и просьбы найти способ установить один общий календарь в светской и религиозной жизни, не только для того, чтобы православному быть в гармонии с самим собою как гражданину и христианину, но и чтобы способствовать... всехристианскому единству, при котором все призванные во имя Господа, могли бы праздновать в один и тот же день Его Рождество и Воскресение»[8]. Те же самые мотивы патриарх Мелетий приводит и в своем вступительном слове при открытии «Всеправославного» конгресса.

Очевидно, что прямые основания для церковно-календарной реформы имеют свои корни не в Предании, богословии, литургической жизни и канонических нормах Православной Церкви, а в горизонтальных измерениях полурелигиозного, полусветского мышления, в экуменическом культе политико-религиозной идеи «христианского единства».

В своем послании Метаксакис призывает «предстоятелей Святых Православных Церквей дать свое согласие на создание Комиссии с участием представителей от каждой из них для заседания в Константинополе сразу же после предстоящего праздника Божественной Пасхи, чтобы обстоятельно изучить календарный вопрос и другие спешные всеправославные вопросы и указать способ их канонического разрешения».

Послание Мелетия не встречает положительного отзвука со стороны старейших после Константинополя древних патриархатов: Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Однако, несмотря на это, 10 мая 1923 г. в Константинополе под председательством Мелетия Метаксакиса вышеупомянутая комиссия начинает свою работу. В ее заседаниях принимают участие 9 членов: шесть епископов, один архимандрит и двое мирян.

Вот имена ее участников.

От Константинопольской патриархии: патриарх Мелетий IV — председатель, Кизический митрополит Каллиник, В.Антониадис — мирянин, проф. Халкинского богословского института.

От Кипрской Церкви: Никейский митрополит Василий (впоследствии Вселенский патриарх 1925–1929 гг.).

От Сербской Церкви: Черногорский и Приморский митрополит Гавриил (впоследствии Сербский патриарх, †1952), д-р Милутин Миланкович — мирянин, проф. математики и механики в Белградском университете.

От Элладской Церкви: Драчковский митрополит Иаков.

От Румынской Церкви: архимандрит Юлий (Скрибан).

Церковный форум такого состава назвать «Всеправославным» есть, мягко говоря, произвол. На нем отказались присутствовать представители трех старейших после Константинопольского патриархатов: Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Не участвовали в конгрессе и Московская Патриархия, Синайская архиепископия, а также Болгарская Православная Церковь (Вселенская Патриархия тогда считала ее схизматической). Надо отметить отсутствие там не только более половины поместных Православных Церквей, но и сомнительные полномочия самих участников.

По мнению проф. С.Троицкого, выдающегося богослова и канониста, выяснявшего церковно-правовую сторону рассматриваемого вопроса, члены конгресса не имели права выражать мнение своих Церквей, т.к. поместные Церкви тогда еще не выработали на основании предварительно созванных местных архиерейских соборов свое определение по вопросам, вошедшим в программу конгресса. При этом положении делегаты могли по существу выражать «только свое частное, личное мнение»[9] или, в лучшем случае, мнение своих Синодов, которые однако не имели права решать общецерковные канонические, а еще менее – догматические вопросы. Проф. Троицкий оценивает с церковно-правовой точки зрения «Всеправославный» конгресс как «частное собрание нескольких лиц, которые поставили перед собою задачу рассмотреть некоторые вопросы, волнующие в настоящий момент Православную Церковь, и выразить свое мнение по этим вопросам»[10]. Однако, вопреки этой канонической неправомерности конгресса в отношении состава и полномочий, патриарх Мелетий самоуверенно заявил в одном из своих выступлений: «Мы работаем как комиссия всей Церкви»[11].

И как «орган» церковного законодательства конгресс 1923 г. является уродливым прецедентом. Созванный и начавший свою деятельность как «Комиссия Православных Церквей» или «Всеправославная комиссия», на третьем своем заседании 18 мая 1923 г., он переименован во «Всеправославный конгресс». Проф. Троицкий отмечает, что впервые в истории Православной Церкви, в которой до сих пор был только один орган общецерковного законодательства — соборы, сейчас эту задачу берет на себя какой-то «Всеправославный конгресс», учрежденный по примеру панагликанских конгрессов... и политических конгрессов и конференций. В своем меморандуме от 14 июля 1929 г. к Архиерейскому собору Элладской Церкви Кассандрийский митрополит Ириней (†1945) с негодованием пишет: «Какое право имел этот пришлец (Мелетий Метаксакис) без мнения митрополитов Вселенского престола созвать Всеправославный конгресс? И согласно какому закону или канону предстоятель одной поместной Церкви мог отменить решение всех восточных патриархов по вопросу календаря и пасхалии, принятое выдающимися патриархами — Константинопольским Иеремией II, Александрийским Мелетием Пигасом, Антиохийским Иоакимом и Иерусалимским Софронием? Допустимо ли в гражданских делах, чтобы низшая судебная инстанция отменяла решение высшей?»

Обобщая, скажем: согласно святым канонам церковные вопросы поместного и вселенского значения обсуждаются и решаются единственно Собором епископов, имеющих паству и епархии, а не «конгрессами», «совещаниями» или «конференциями». С церковно-правовой точки зрения «Всеправославный» конгресс в Константинополе неканоничен по своему составу, полномочиям и функциям. Поэтому его решения, принятые совершенно неправомерно, как бы от лица всей Православной Церкви, не могут иметь никакого значения для поместных Православных Церквей. Ниже мы увидим, что и сами решения по своему содержанию находятся в резком противоречии с канонами Православной Церкви.

* * *

Очертим бегло работу Конгресса 1923 г. Она протекает в 11 заседаниях от 10 мая до 8 июня 1923 г. и не ограничивается только вопросом о реформе церковного календаря. На втором заседании 11 мая 1923 г. Патриарх Мелетий перечисляет следующие «канонические и церковные вопросы», по которым комиссия должна была выработать свое мнение:

1. Вопрос о перемещении больших праздников в память святых на ближайший воскресный день с целью уменьшить количество неприсутственных дней.

2. Препятствия к браку.
3. Вопрос о браке духовных лиц:
а) епископский сан и брак;
б) второй брак овдовевших диаконов и священников;

в) необходимо ли таинству священства непременно следовать после таинства брака?

4. Вопрос о богослужениях.
5. Посты.

6. Необходимость созывать каждый год всеправославные соборы.

К шести вышеупомянутым пунктам добавляются еще и вопросы о возрасте рукоположения, о подстрижении волос клириков и их одежде. Все они, во главе с вопросом о календаре, ставятся на обсуждение со следующими, присущими послевоенному «православному» либерализму, обновленческими тенденциями:

отменой церковного юлианского календаря для неподвижных и подвижных праздников, с допущением возможности, чтобы Пасха стала неподвижным праздником, зафиксированным в определенный воскресный день;

готовностью принять всякую новую, более совершенную в научном отношении календарную систему, не исключая даже отказа от седмичного порядка дней;

допущением женатого епископата, второго брака священнослужителей, соответственно — брака после рукоположения;

сокращением продолжительности богослужений и постов.

Обсуждается также и возможность объединения англикан с Православной Церковью. Так, например, на пятом заседании конгресса 23 мая 1923 г. присутствует в качестве гостя бывший оксфордский епископ Гор вместе с сопровождающим его англиканским священником Бэкстоном. Гость занимает место справа от патриарха Мелетия и вручает ему два документа. Один из них содержит подписи 5000 англиканских священников, которые объявляют, что на их взгляд не существует препятствий для полного объединения с православными. Другой документ представляет собою доклад об условиях объединения. Гор выражает свою большую радость, что присутствует на Всеправославном конгрессе, «собравшемся для того, чтобы обсудить различные церковные вопросы и, главным образом, вопрос о календаре. Для нас, живущих на Западе, — подчеркивает англиканский епископ, — было бы большим духовным удовлетворением иметь возможность праздновать совместно (с православными) главные христианские праздники: Рождество, Воскресение, и Пятидесятницу». Напомним, что сам Мелетий Метаксакис указал в своем послании к предстоятелям семи поместных Православных Церквей, что календарная реформа необходима, «чтобы содействовать всехристианскому единству, чтобы все, призванные именем Господа, праздновали в один и тот же день Его Рождество и Воскресение». Всего лишь спустя три года после оглашения энциклики Константинопольской патриархии от 1920 г. осуществляется первый шаг к сближению с инославными, предусмотренный ею, — «принятие единого календаря для одновременного празднования великих христианских праздников». Впрочем, неудивительно, что задолго до того, как конгресс принял эти решения, патриарх Мелетий обращается к англиканскому епископу Гору, прося его уведомить Кентерберийского архиепископа, что «мы расположены принять новый календарь, который бы Запад изобрел в будущем». Тенденция, предначертавшая решение «Всеправославного» конгресса по календарному вопросу, здесь выражена с полной откровенностью.

 * * *

Главный вопрос, который обсуждает Константинопольский конгресс, — это принятие т.н. «новоюлианского», или «исправленного юлианского» календаря проф. М.Миланковича — одного из участников конгресса. Этот календарь фактически совпадает с григорианским до 2800 года, когда появится в высокосных годах разница в один день, которая, однако, будет выравнена в 2900 году. Удивительная изобретательность! Таким образом, становится возможным «одновременное празднование главных христианских праздников» с инославными, и в то же самое время православные традиционалисты могут быть убеждены, что папский календарь не принят.

Впрочем, еще во время конгресса патриарх Мелетий старается в классическом иезуитском стиле успокоить противников календарной реформы. На IV заседании конгресса 21 мая 1923 г. он оглашает телеграмму Иерусалимского патриарха Дамиана следующего содержания: «Перемена церковного календаря не приносит никакой пользы и не будет принята нашей патриархией, т.к. она ставит нас в слишком невыгодное положение во Всесвятых паломнических местах по отношению к латинянам». «Согласно этой телеграмме, — заявляет Мелетий, — Иерусалимская Церковь не желает, чтобы мы перешли на григорианский календарь и праздновали Пасху всегда вместе с латинянами. Учитывая, однако, то, что мы не принимаем григорианский календарь, и что через определенное число лет наступит разница между латинянами и православными в праздновании Пасхи, претензии Иерусалимской Церкви отчасти удовлетворены». Правда, Мелетий «пропускает» уточнение, что «определенное число лет» есть, в сущности, целые девять веков!

Константинопольский конгресс 5–6 июня 1923 г. принимает следующие решения, которые немедленно посылаются афинскому архиепископу Хризостому Пападопулосу:

1. Об исправлении юлианского календаря и об определении празднования Св. Пасхи «на основании астрономических вычислений».

2. Об условиях, при которых Православная Церковь участвовала бы в обсуждении нового календаря, «более совершенного в научном и практическом отношении».

3. О браке священников и диаконов после рукоположения.

4. О втором браке овдовевших священников и диаконов.

5. Определения разнородного содержания: о нижней границе возраста рукоположения в три степени священства; о волосах и внешнем виде клириков; о сохранении монашеских обетов; о препятствиях к браку; о праздновании памяти святых в течение недели как присутственных днях; о постах.

6. О праздновании 1600-й годовщины Первого Вселенского Собора в Никее (325–1925 гг.); о созыве Всеправославного собора.

7. По вопросу о решении живоцерковнического собора, бывшего в Москве в июне 1923 г., который лишил сана находящегося в тюрьме Всероссийского патриарха Тихона.

Решение об «исправлении» юлианского календаря, которое отменяет и юлианскую пасхалию, заканчивается текстом: «Эта реформа юлианского календаря не является препятствием для его дальнейшего видоизменения, каковое желали бы принять все Христианские Церкви». Эта идея развита более подробно и конкретно во втором решении, где говорится дословно следующее: «Всеправославный конгресс в Константинополе... просит Вселенскую патриархию после предварительного обмена мнениями с прочими Православными Церквами сообщить Обществу народов, что Православная Церковь с охотой желает принять будущий новый календарь, насколько его приняли бы все Христианские Церкви... Православная Церковь предпочитает календарь, в котором сохранен порядок дней недели, не связывая себя однако этим мнением, если другие Церкви согласятся принять новый календарь, который отменяет порядок дней недели». Далее в решении указывается, что с согласия «Христианских Церквей» Православная Церковь готова праздновать Пасху Христову как неподвижный праздник в определенный воскресный день, с пожеланием, чтобы «такой неподвижный воскресный день Пасхи соответствовал бы действительному воскресному дню Воскресения Господня, определенного посредством научных методов».

В том же самом духе православного модернизма, полного внушений о «созвучии с современностью» и об «экуменической широте», выдержаны и следующие четыре решения Конгресса 1923 г. В полном противоречии с церковным Преданием и канонами (26-м Апостольским правилом, 3-м и 6-м правилами VI Вселенского собора) третье и четвертое решение Конгресса допускают брак священников и диаконов после рукоположения, а также и второй брак для овдовевших клириков.

В пятом решении считается правильным для духовных лиц стричь волосы и вне храма носить светскую одежду; поместные Церкви призываются сами решать каждый отдельный случай празднования памяти святых в будние дни «до тех пор, пока будет найден и принят новый календарь, предусматривающий празднование определенных праздников только в воскресенье, для того чтобы уменьшить количество неприсутственных дней». На практике это потребовало бы создать новый месяцеслов и Типикон. В шестом решении выражается просьба к Вселенской патриархии взять на себя инициативу по созыву Всеправославного Собора для разрешения «всех вопросов, занимающих в настоящий момент Православную Церковь».

«Все это не присуще Соборной Церкви» — этими словами святителя Афанасия Великого можно вкратце оценить деятельность и решение «Всеправославного» конгресса 1923 г.

И действительно, первые пять решений этого конгресса находятся в полном противоречии с Преданием и каноническими нормами Соборной Православной Церкви. Отмена юлианской пасхалии — вразрез с 7-м Апостольским правилом и с решением I Вселенского собора, на которое ссылается 1-е правило Антиохийского собора, — потенциально накладывает на Константинопольский конгресс тяжелые канонические санкции. Упомянутые правила категорически запрещают праздновать Пасху Христову в один и тот же день с иудейской. При новоюлианской (= григорианской) пасхалии Воскресение Христово иногда празднуется в один и тот же день с иудейской пасхой, а часто и ранее ее. Стоит отметить, что, согласно постановлению свв. отцов Антиохийского собора, нарушители определения о праздновании Пасхи должны быть отлучены от Церкви без предварительного рассмотрения совершенного ими нарушения. Такой строгий приговор встречается в канонах чрезвычайно редко. В подобном же духе составлены и соборные постановления — Сигилионы Восточных патриархов от 1583 г. и 1848 г., а также и Окружное послание Вселенского патриарха Кирилла V от 1756 г., категорически осуждающие принявших григорианский календарь и пасхалию.

Страшась этих санкций и сознавая свою огромную каноническую ответственность в случае перемены единственной канонической пасхалии — юлианской, ни одна из поместных Православных Церквей, принявших новый календарь для праздников неподвижного минейного круга (за исключением Финляндской Церкви), не дерзнула ввести и григорианскую пасхалию. Таким образом на практике новостильные церкви стали пользоваться в одном и том же году одновременно двумя календарями: григорианским для неподвижных праздников и юлианским — для подвижных.

Ни одна из Поместных Церквей не приняла и решений Конгресса, упомянутых в пунктах 3, 4 и 5-м, из-за их вопиющих противоречий с церковным Преданием и канонами.

Даже если не считаться с отмеченной неправомерностью Константинопольского конгресса относительно состава и полномочий, само содержание его деятельности, его противоканонические решения красноречиво свидетельствуют о его полной несостоятельности, об антиправославной сущности этого Конгресса, назвавшего себя (какая ирония!) «Всеправославным».

Впрочем, еще во время его работы поднимается сильная волна негодования. Сам Афинский архиепископ Хризостом Пападопулос, один из инициаторов календарной реформы, пишет: «К сожалению Восточные патриархи, не принявшие участие в Конгрессе, с самого начала отвергли одним словом все его решения». А масон А.Зервудакис в своей монографии о Мелетии Метаксакисе отмечает: «Но Мелетий Метаксакис встретил большое сопротивление, когда пожелал применить в Константинополе некоторые образцы из Америки, а также и вследствие его новаторских взглядов относительно календаря, пасхалии, брака клириков и пр., которые он развил на Всеправославном конгрессе и которые породили проблемы и сильное сопротивление».

Напомним, что еще 1 июня 1923 г. духовные лица и миряне собрались в Константинополе на митинг, который перерос в нападение на Патриархию с целью низвержения Мелетия и изгнания его из города.

Несмотря на это, 25 июля Константинопольский Синод, еще под председательством Мелетия, обращается письменно к поместным Православным Церквам, заявляя, что ожидает их «общего одобрения» решения о церковно-календарной реформе, для того, чтобы оповестить «решение Конгресса как решение Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви» (sic!). Эта амбиция масона Мелетия Метаксакиса встречает, однако, серьезный отпор. Александрийский патриарх Фотий (1900–1925 гг.) в своем послании от 25 июня 1923 г. к Антиохийскому патриарху Григорию IV (1906–1928 гг.) определяет календарную реформу как «бесцельную, неканоническую и вредную»[12]. По словам патриарха Фотия, постановления Константинопольского конгресса «пахнут ересью и схизмой». Со своей стороны, патриарх Григорий IV в послании Вселенскому патриарху от 7 октября 1923 г. указывает, что решение об изменении календаря принято поспешно и что его применение преждевременно и сомнительно. Иерусалимский патриарх Дамиан (1897–1931 гг.) в телеграмме Константинопольскому патриарху от 6.9.1923 года также подчеркивает: «Для нашего Патриархата невозможно принять изменение церковного календаря, так как оно ставит нас в слишком невыгодное положение во Всесвятых паломнических местах по отношению к латинянам и из-за опасности прозелитизма».

Патриарх Мелетий IV не стесняется прибегнуть и к обману, чтобы достичь свои антиправославные реформаторские цели. Письмом от 10.7.1923 г. он пытается обмануть Финляндского архиепископа Серафима, что новое времяисчисление принято для церковного употребления согласно якобы общему мнению и решению Православных Церквей. Таким же способом был введен в заблуждение и русский патриарх Тихон. Считая, что календарная реформа воспринята всей Православной Церковью, он издает распоряжение ввести новый календарь в Русской Православной Церкви. Народ, однако, решительно воспротивился этому нововведению. Когда же впоследствии выяснилась истина, патриаршее распоряжение было отменено. От имени русских иерархов Заграницей Киевский митрополит Антоний объявил, что решения Константинопольского конгресса «о реформе церковного календаря не могут быть приняты Русской Православной Церковью Заграницей, поскольку они противоречат свв. канонам и древней церковной практике, освященной Вселенскими соборами».

В письме от 8/21.06.1923 г. Сербский патриарх Димитрий уведомляет Мелетия Метаксакиса, что он может согласиться с решением Конгресса о календарной реформе только «при условии, что оно будет применено одновременно во всех Православных Церквах». Кипрский архиепископ Кирилл в телеграмме и письме от 23.08/5.09.1923 г. предлагает «отложить выполнение принятых решений до тех пор, пока будет достигнуто согласие всех Церквей, дабы избегнуть печального разъединения и схизмы в Православной Церкви». Единственно Бухарестский митрополит Мирон (Кристя) в письме от 17.12.1923 г. сообщает, что Румынская Церковь приняла решение Конгресса и что оно будет применено в 1924 г.

Факт, что поместные Церкви были подвергаемы внешнему давлению с целью заставить их принять решение о календарной реформе, выявляется в следующем откровенном признании Афинского архиепископа Хризостома Пападопулоса: «Послы Румынии и Сербии в Афинах постоянно спрашивали Афинского архиепископа, чем объяснить такую задержку в осуществлении решения Конгресса». А в одном докладе Элладской Церкви после введения нового календаря в ее пределах (1924 г.) читаем: «К сожалению... это изменение (календаря. — Авт.) осуществилось не путем исследования и предварительной подготовки, а, главным образом, под воздействием внешних факторов». Впрочем, грубое вмешательство светских властей при принудительном введении нового календаря для церковного употребления в Греции, Румынии и Финляндии было связано, как известно, с волною насилия против православных, дерзнувших отстаивать свою отеческую веру.

Сам Афинский архиепископ Хризостом Пападопулос, один из активнейших сторонников календарной реформы, находит целесообразным обсудить еще раз церковно-календарный вопрос на Архиерейском соборе Элладской Церкви в связи с настойчивым требованием Александрийского патриарха Фотия о созыве Вселенского собора. Впрочем, сама Константинопольская патриархия в соответствии с пунктом 2 шестого решения «Всеправославного» конгресса, хотела созвать Вселенский собор еще в 1925 г. Основываясь на горьком опыте конгресса 1923 г., Сербская Церковь выражает пожелание, чтобы на этом соборе участвовали все автокефальные Православные Церкви и чтобы он был созван только после серьезной подготовки в комиссиях автокефальных Церквей и после общей подготовительной конференции.

И действительно, в связи с подготовкой Всеправославного собора в 1930 г. созывается межправославная комиссия в монастыре Ватопеде на Св. Горе Афон. Представитель Сербской патриархии Охридский митрополит Николай (Велимирович; †1956), иерарх праведной жизни и высокой образованности, согласился, чтобы Сербская Церковь приняла участие в работе комиссии только после того, как его убедили, что эта межправославная комиссия не имеет ничего общего с «Всеправославным» конгрессом в Константинополе, принявшим решение об изменении календаря.

Однако, вопреки реакции против решений Конгресса 1923 г. о календарной реформе и вопреки категорическому отказу принять другие его противоканонические решения, т.н. «новоюлианский» календарь постепенно воспринимался правящими органами многих поместных Церквей[13]. Преемник Мелетия Метаксакиса Григорий VII, окруженный последователями и учениками своего предшественника, ввел в марте 1924 г. новый календарь в Константинопольской патриархии. 1 марта 1924 г. на новый стиль перешла и Элладская Церковь. Румынская Церковь приняла «новоюлианский» календарь 1.10.1924 г. и получила за это от Константинополя патриаршеское достоинство, которого у нее до тех пор исторически не было. Как мы уже упомянули выше, Мелетий Метаксакис в бытность свою Александрийским патриархом ввел новый календарь и в Александрийской патриархии. Согласно устному заявлению, сделанному Эмесским митрополитом Александром в июле 1948 г., Антиохийская патриархия была вынуждена принять новый календарь под давлением арабов из Америки, без материальной помощи которых она не могла бы себя содержать[14].

Сей тягостный ряд фактов может быть продолжен. Но и этого достаточно, чтобы показать трагические последствия «Всеправославного» конгресса в Константинополе. Применение его противоканонического решения о церковно-календарной реформе, хотя и частичное, разрывает вековое литургическое единство Православной Церкви, нарушает вселенское единство поместных Православных Церквей, вызывает разделение в самих поместных Церквах между приверженцами отеческого церковного календаря и принявшими «исправленный юлианский» календарь.

«Всеправославный», или, если его назвать по существу, антиправославный конгресс в Константинополе — это первое разъединение в единстве Православия в нашем столетии. Именно через него в Православной Церкви появился троянский конь экуменизма, из утробы которого продолжают выползать все новые и лжепророки Ваала, которые стараются разрушить священные алтари Православия, чтобы соорудить на их обломках капища ереси и заблуждений.

  

Приложение

1 июня 1924 г. в «Известиях» было напечатано следующее сообщение:

Вселенский патриарх отстранил бывшего патриарха Тихона от управления Российской Церковью. Московский представитель вселенского патриарха архим. Василий Димопуло сообщил представителю РОСТа следующее: «Мною только что получено из Константинополя сообщение о том, что Константинопольский патриарший синод под председательством Вселенского патриарха Григория VII вынес постановление об отстранении от управления Российской Православной Церковью Патриарха Тихона, как виновного во всей церковной смуте. Постановление это вынесено на заседании синода при Вселенском патриархе 6 мая и принято единогласно. Одновременно Вселенский патриарх признал Российский синод (обновленческий. – Сост.) официальным главою Российской Православной Церкви».

 
—————————————————————————

[1] Събев Т. Църковно-календарният въпрос. София. 1968. С. 33–34, 54, 58, 62, 64.

[2] Троицкий С. Будем вместе бороться с опасностью, ЖМП. 1950. № 2. С. 46.

[3] Цит по: А.Буевский. Патриарх константинопольский Мелетий IV и Русская Православная Церковь. ЖМП. 1953. № 3. С. 36.

[4] Так называется собор всех «епископов» Англиканской церкви, который созывается в резиденции Кентерберийского архиепископа и примаса всей Англии раз в десять лет.

[5] Εισαγωγη: Пρακτικα και Αποφασεις του εν Κωνσταντινουπολει Πανορθοσοξου Συνεδριου 10.5.–8.6.1923, ΑΘηναι, 1982, σελ.δ.

[6] Цит. по: Троицкий С. Указ. раб. С. 37.

[7] Ο οικουμενικος πατριαρχης Μελετιος Μεταξακης (1871–1935), α) ο Μασωνος, β) ο Νεωτεριστης, γ) ο Οικουμενιστης – ОЕМ, τ. β. 1990, I–XII, τευχη 18-21, σελ. 149–152.

[8] Пρακτικα και Αποφασεις του εν Κωνσταντινουπολει Πανορθοσοξου Συνεδριου 10.5.–8.6.1923, ΑΘηναι, 1982, σελ. 5–20.

[9] Троицкий С. По въпроса за втория брак на священиците. — «Църковен вестник». София. 1949. б. 39-40. С. 1–2.

[10] Цит. по: Архим. Серафим. Православният възглед върху стария и новия стил на календара. София. 1972. С. 32–33.

[11] Пρακτικα και Αποφασεις του εν Κωνσταντινουπολει Πανορθοσοξου Συνεδριου 10.5.–8.6.1923, ΑΘηναι, 1982, σελ.36.

[12] «Църковен вестник». 1923. № 41. С. 5.

[13] Новый календарь был принят только для минейного круга неподвижных праздников, вопреки решению Конгресса, где предусматривалось изменение и Пасхалии. Дата Христовой Пасхи продолжает определяться в соответствии с древнецерковной александрийской пасхалией.

[14] Архим. Серафим. Указ. соч. С. 37–38.

 
Об авторе: епископ Фотий Триадицкий (Болгарская Православная Старостильная Церковь), в миру Росеп Димитров Сиромахов, родился 17/30 июня 1956 г. в Софии, где в 1981 году он окончил Духовную академию. Затем продолжал обучение в столичном университете, окончив его со специальностью по классической филологии. Духовное развитие епископа Фотия протекало под руководством ученика архиепископа Серафима (Соболева) архимандрита Серафима (Алексиеца; † 13/26 января 1993 г.), известного русскому читателю своей написанной вместе с архимандритом Сергием (Язаджневым) книгой «Почему православному христианину нельзя быть экуменистом». В 1988 г. о. Фотий был рукоположен в священный сан, а 17 января 1993 г. в находящемся неподалеку от Афин монастыре свв. мучч. Киприана и Иустины состоялась его хиротония во епископа для старостильных христиан Болгарии. Епископ Фотий носит титул Триадицкого – по древнему наименованию софийской кафедры.

http://www.blagogon.ru/digest/419/

Митрополит Виталий (Устинов)

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СТАРОМ СТИЛЕ

Четвертый Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий (Устинов)

Четвертый Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий (Устинов)

Вопрос о том, по какому календарю нам подобает жить, молиться и последовательно совершать вечное спасение, является актуальнейшим вопросом нашего времени. Дело в том, что принятый в большинстве стран мира, в том числе и в подсоветской России, Григорианский календарь (или то, что мы называем календарем нового стиля) с точки зрения астрономии, находится в противоречии с современной наукой, и посему исчисление юлианскими днями (календарь старого стиля, которым мы пользуемся в Церкви) лежит в основе всех хронологических расчётов. Солнечные и лунные затмения, максимумы и минимумы переменных звезд и многие другие астрономические явления можно выразить определенным положительным числом солнечных суток только при счете юлианскими днями. Знаменитый ученый Коперник отказался принимать участие в реформе папы Григория XIII, ученый астроном Жозеф Скаллигера, труды которого имеют до сего дня огромное значение в мировой хронологии, встал на защиту Юлианской системы хронологии.

Русские ученые Болотов, Менделеев, Предтеченский, — все без исключения являлись сторонниками Юлианскаго календаря. Так В. В. Болотов, один из образованнейших людей своего времени, принимавший участие в Комиссии по вопросу о реформе календаря в России, так высказался по этому поводу: «Сам я отмену Юлианского стиля в России нахожу отнюдь не желательной. Я по-прежнему остаюсь решительным почитателем календаря Юлианского. Его чрезвычайная простота составляет его научное преимущество перед всякими другими календарными исправлениями. Думаю, что культурная миссия России по этому поводу состоит в том, чтобы еще несколько столетий удержать в жизни Юлианский календарь, и через то облегчить для западных народов возвращение от ненужной никому григорианской реформы к неиспорченному старому стилю».

Известный современный русский ученый А. Н. Зелинский пишет по этому поводу в своей книге «Конструктивные принципы древнерусского календаря» (Изд. «Наука», Москва, 1984 г.): «Позднейшая римская пасхалия, принятая теперь западной церковью, является, по сравнению с александрийской, до такой степени тяжеловесной и неуклюжей, что напоминает лубочную картинку рядом с художественным изображением того же предмета».

По отношению же к церковному учению Григорианский календарь порвал с Преданием церковным, попирая каноны Первого Вселенского Никейского Собора о праздновании Пасхи, Собора, в котором принимали участие представители Римского патриархата.

Что касается некоторых Поместных Православных Церквей, принявших Григорианский календарь, при соблюдении Юлианской пасхалии, то эти Церкви согрешили против молитвенной соборности, тяжкий грех против единства Церкви, против самой Церкви, грех последствия которого трагически растут с каждым днем.

Остается исторической загадкой до сего дня — почему ученые советники папы римского, зная все ошибки, недочеты своей реформы, все-таки ее осуществили.

Существует в истории мировой еще одна загадка — почему Ганибал, разгромив римские легионы при Тразименском озере не пошел сразу же на беззащитный Рим и не покончил с этим лютым врагом. В этом случае духовная история мира нам подсказывает, что Рим был предназначен Промыслом Божиим стать мировой столицей империи, которая должна была послужить как бы яслями Рождества Христова, благая весть о Котором по римским дорогам в организованном государстве легко и скоро распространилась по всему миру. Бог запретил Ганибалу уничтожить Рим!

В случае реформы календаря, Рим, оторвавшись от всех вселенских православных патриархатов, почувствовал свое духовное одиночество, свою оставленность и холод и лихорадочно стал укреплять свой примат, свое мировое значение.

Это страстное движение души Рима заставило его идти против научной очевидности, против Предания и канонов Церкви. Страсти наши заставляют гнуться разум, логику, знание. Это, по всей вероятности, случается не только с отдельным человеком, но и с целым обществом, народом и даже целой отдельной Поместной Церковью и культурой. Как последствие календарной реформы, Рим стал постепенно перемещать весь центр своей духовной, богослужебной жизни с Пасхи на Рождество Христово, отчего процесс дехристианизации во всем западном мире принял и принимает грозные размеры полной апостасии.

 


Источник: "Православная жизнь". № 8, 2001.

 

НУЖНО ЛИ ВОЗВРАЩАТЬСЯ НА СТАРЫЙ СТИЛЬ?

Ἀν πρέπει να πιστρέψουμε στὸ Παλιόν Ἡμερολόγιον;

 

Περί τὴ εὑπρόδεκτη ἐπιστροφή τὼν ὀρισμένων τοπικῶν Ὀρθοδόξων Ἐκκλησιῶν στο Παλιόν Ἡμερολόγιον

(ἱστορικη ἡ ἐπιθεώριση καὶ ἐκτίμηση τοῦ ζητήματος )

 

По поводу желательного возвращения некоторых поместных Православных Церквей на старый стиль

(историко-документальный обзор вопроса и его оценка)

повторная публикация

 

Но не малое — смущать Церковь и сеять в ней раздор, попирать отеческие предания и презирать божественные установления.

 

Мелетий Пигас,

патриарх Александрийский. Александрийский Томос о Пасхалии.1

 

В данной статье мы хотели бы ознакомить наших православных братьев и сестер, а также и пастырей с проблемой, которая даже при современной официальной позиции нашей Русской Православной Церкви, направленной на сохранение Юлианского календаря и Александрийской Пасхалии, все же требует некоторых разъяснений. И это потому, что в последнее время приходится становиться очевидцем роста в церковной среди легкомысленного отношения к Православной вере, ее Священному Преданию, догматам. В то время как фактически все величайшие отцы Церкви подчёркивали, что для спасения души необходимо правильно жить и правильно, то есть православно мыслить. «Мы «веруем в Бога» и «веруем Богу», -говорит светильник Православия, столп Церкви святитель Григорий Палама, архиепископ Фессалоникийский - эти понятия не являются тождественными. Потому что «веровать Богу» означает считать Его обетования по отношению к нам, незыблемыми и истинными; «веровать» же «в Бога» заключает в себе православно мыслить о Нем. Долженствует же нам иметь и то и другое; и в том и в другом истинствовать..и будучи верными, таким образом быть оправданным».2 А так как цель и смысл нашего вступления в Церковь Христову и жизнь в ней заключается не в формальной принадлежности ей, а в научении и обучении пути достижения спасения и совершенства, то для нас главными ориентирами должны быть святые отцы: их жизнь,, учение, наставления. Для этого от каждого из нас требуется труд по созиданию «внутреннего человека, созданного по Богу». И в этом труде самым трудным является отвергнуть свой падший, непросвещенный благодатью разум и воспитание в себе полного доверия святоотеческой Богоносной премудрости. Развитие в нашей современной среде умственного эгоизма, крайнее доверие своему рассудку – это тенденции выявляющие сокрытый в человеческой сердце бунтарский протестантизм. В вопросе о календаре, который казалось бы является несложным и понятным, на самом деле существует глубокое и продуманное церковное мнение. И это мнение нельзя рассматривать как ни к чему не обязывающее. Пренебрежение церковными постановлениями до революционно-бунтарского 20 столетия, означало бы, что Церкви как Богочеловеческого организма не было, что Церковь «не столп и утверждение истины», а какая-то организация, которая по никому непонятным критериям постоянно все пересматривает.

В 1906 году, после проведенных совещаний со всеми поместными Православными церквами по вопросу о возможности перемены календаря, святейший патриарх Константинопольский Иоаким III пишет: «...цели и стремления, запечатлённые более мирским и племенным характером, противные священным канонам и вообще чуждым святым Божиим Церквам и пастырям, боголюбезно правящим ими, проводятся под видом ревностного попечения и защиты пользе Православия и чад его, обуреваемых напором пропагандистских обществ...Ибо разве не ясно для внимательно присматривающихся к явлениям нашего времени, что дух этот, зачатый вне ограды Вселенской Церкви, чуждый, заразительный, губительно действующий на невежд и на воспитанных только мирской мудрости,...служит мирским целям и в ограде Церкви Божией посевает зачатки проявления светских начал в отношении предметов и дел церковных, не щадя даже почитаемых мест обитания Господня и того, что составляло предмет священного благоговения отцов наших, и Церковь Христову старается обратить на службу и сделать орудием мирских целей и политических программ?»3 Тогда при решении внутрицерковных проблем и для удаления от Церкви таких чуждых ей по духу явлений прекрасным орудием служило братское межцерковное общение и обмен мнений. Но так было только до 1923г. На естественно возникающий вопрос «почему» мы ответим в самой статье ниже. Но далее, в этом же послании патриарх Иоаким всем нам указывает на очень важный признак, доказывающий православность человека и любого иерарха: «Ибо существенный признак Православия, составляющий самое основание всего его канонического и правительственного построения, это: «не нарушать вековечных определений, положенных нашими отцами». И только следование этому принципу, не формально, а по-существу, как подчеркивает патриарх Иоаким, «может отразить новейшие стремления и силы, исходящие от мудрости земной, душевной и бесовской».4

На наш взгляд вопрос о календаря в наше время становиться актуален еще и потому, что при активно развивающемся общении нашей паствы с греческими новостильными церквами создаётся опасность соблазна, роста индифферентного отношения к Юлианскому календарю. Поэтому этот вопрос должен быть прояснен, быть понятным для нашей паствы.

 

1. История появления вопроса о новом календаре в 20 столетии

Сегодня наша Православная Церковь, являясь единственной Святой Соборной и Апостольской Церковью не по форме, а по духу и благодати Божией, испытывает различные сильный натиск в основном со стороны различных политических сил, направленных на разрушение церковного единства. И первый удар по этому единству был нанесён вскоре после крушения Российской империи, монарх который был признанным ктитором и хранителем Церкви Христовой. Первым шагом на пути разрыва единства Церкви Христовой было самовольное, в одностороннем порядке введение сначала Константинопольской Церковью, а потом и Элладской Церковью нового календаря, т.н. исправленного новоюлианского календаря, который до 2700г. будет совпадать с Григорианским. Эта разница действительно не объединяет православных христиан, а по крайней мере, смущает многих. В России, Грузии, Сербии, Святой Горе Афон, Синае и Иерусалиме 25 декабря празднуют память святителя Спиридона Тримифунтского и устрожается Рождественский пост, а в Константинополе и Афинах уже праздную Рождество Христово. Хотя вопрос о возможности перехода на новый календарь был поднят еще в 1902 году Константинопольским патриархом Иоакимом III, который с Окружным посланием (от 30 июня) по данному вопросу обратился ко всем автокефальным церквам. В послании к Святейшему Правительствующему Синоду Российской Православной Церкви Вселенский патриарх и его Синод указали на разделение точек зрения по данному вопросу: «Ибо одни из них считают издревле принятый у нас календарь за единственно приличествующий Церкви, так как он предан отцами и утвержден церковным авторитетом, и по основаниям, какие они приводят, полагают, что исправление его не только не вызывается необходимостью, но скорее – должно быть избегнуто. Иные же, выставляя большую, насколько это возможно, хронометрическую точность, а также общую полезность однообразия, заявляют себя сторонниками западного календаря и введения его у нас».5 И далее, патриарх Иоаким по этому волнующему всех православных вопросу призывает к тому, чтобы «святые Православные церкви обменялись между собою соответствующими сообщениями для того, чтобы из общего образа мыслей по сему предмету составилось единое мнение и решение всей Православной Церкви, которой одной только принадлежит суждение об этом и изыскание, в случае необходимости, способа сочетать научную точность, какая требуется в данном деле, с желательным сохранением освященных церковных определений»6 Святейший Правительствующий Синод в своём ответном Послании от 25 февраля 1903г. высказался за сохранение Юлианского календаря.7 «Но если затронуть вопрос о чисто научной состоятельности того или иного летосчисления, говорится в Ответном послании Святейшего Синода Константинопольскому патриарху, - то более авторитетные учение у нас склоняются скорее в пользу Юлианского календаря, допуская лишь некоторые поправки в нем, а отнудь не замену его менее осмысленным, по их заключению, календарем Григорианским. Этот авторитетный голос ученых заставляет и нас, блюстителей Церкви, с большою осторожностью относиться к желанию некоторых переменять календарь, если при этом разуметь перемену и Пасхалии и всего церковного летосчисления. Такая перемена, колеблющая исконный и много раз освященный церковный порядок, несомненно сопровождалась и некоторыми потрясениями в церковной жизни...Посему мы со своей стороны сиояли бы за сохранение в церковной практике календаря Юлианского, допуская в крайнем случае лишь формальные, вышеизложенные перемены касательно Новолетия и переименования чисел».8 Такое же мнение было единодушно высказано и другими поместными церквами.9 Поэтому итоговое Окружное послание патриарха Иоакима III сводилось к признанию незыблемости установленной Пасхалии, которая должна быть «свято почитаема и ненарушима». Указывалось в нем и на отсутствие нужды в перемене календаря, «тем более что наука не высказалась решительно о той точности, с которой исчисляется тропический год».10

Однако, казалось бы вполне ясная и определённая позиция всей Церкви по календарной проблеме после проведённых совещаний поместных церквей, которая свелась к твердому и неуклонному сохранение Юлианского календаря и Александрийской Пасхалии, более чем через десять лет внезапно стала меняться. Мы склонны считать, что причины такой перемены имели абсолютно нецерковный характер. В этой перемене, безусловно, сыграло роль политиканство Вселенских патриархов и их местоблюстителей. И этому способствовало то бедственное положение Российской православной Церкви, в которое она попала сразу же после 2 февраля 1917г. Даже восстановление патриаршества в конце 1917г., хотя ободрило русский народ, но не изменило положение Церкви. А с 1918г. Российская Церковь стала гонимой. Этим воспользовались те, кто через престол Вселенских патриархов стремились осуществить идею вестенизации греков, восстановления Византиской империи, и подчинить Православную Церковь престолу Нового Рима, Константинополя.

 

2. Перемены с 1920г.

Идея перехода на новый календарь, «общий для всех христиан», была озвучена уже значительно позже Смешанной Комиссией Константинопольской Церкви в 1919г.11, а потом в Энциклике Константинопольской церкви в 1920г. «К церквам христианским, во всем мире обретающимся».12 «Много благ во славу и пользу нас самих и всего христианского тела нужно совершить и достичь, -говориться в этой Энциклике. - Эта дружба и доброе расположение к другим проявляется и основывается по нашему мнению в следующем: а) принятии единого календаря для того, чтобы во всех церквах праздновать великие христианские праздники...». И далее указывались еще 9 пунктов, согласно которым можно было бы достичь искомого «единства церквей при разности догматов». В то время ка при переписке Константинопольской Патриархии и Святейшего Синода Российской Церкви по вопросам и межхристианского диалога констатировался факт невозможности соединения при упорстве в своих догматах, «завистью вражией отторгнутые и заблудшие » латиняне и протестанты.13

Здесь мы сразу же заметим, что хотя вопрос о календаре не имеет догматического характера, а носит канонически характер, тем не менее, православная Пасхалия выстраивается на основе Юлианского календаря, и потому его изменение сопряжено:

  • с нарушение правила I Вселенского собора о праздновании Пасхи, которое является неизменным и общеобязательным для всех поместных православных церквей,

  • неизбежно ставит под анафемы Константинопольских соборов, наложивших запрет на изменение календаря и Пасхалии (соборы 158314, 158715,159316)

 

  1. Вопрос о принятии нового календаря и Пасхалии на соборах 16-го столетия

Как известно, 24 февраля 1582 года папой Григорием XIII была совершена замена Юлианского календаря новым. Который считался более точным и совершенным. Однако папа не удовольствовался тем, что этот «более точный» календарь был введен в пределах Западно церкви и обратился с посланием к Константинопольскому патриарху Иеремии II.

«Настойчивость папской власти при введении этого нового календаря, - подчеркивает профессор Оттавского университета Д. Кицикис, - для всех христиан с самого начала было воспринято Православными как дополнительное доказательство желания Папской власти распространить свою политическую власть на всю Европу посредством различных инноваций, которые выглядят совершенно безвредными. По этой причине Синоды Константинополя в 1587 и 1593 годах осудили данный календарь. Диспут велся не по научному вопросу, но по богословским и политическим проблемам. По вопросу важно отметить, что для Православных Католичество всегда считалось не просто расколом, а глубокой религиозной ересью, ведомой ненасытным стремлением к политической власти.»17

Соборы, рассматривая вопрос о календаре, считали одной из главных задач сохранить Предание и церковный строй жизни, освящённый Святыми Отцами Церкви. И поскольку таковых соборов было несколько, то их определения о календаре и Пасхалии нельзя рассматривать как частное решение, которое со временем утрачивает свою силу и подлежит пересмотру последующих соборов. Хотя в каноническом строе Церкви и предусматривается отмена решения собора Вселенским собором, но только в том случае, если принятое решение было неверным, потеряло свою силу. В данном случае появление такого решения невозможно в силу ряда обстоятельств. Во-первых, потому, что вопрос о Пасхалии и календаре не может быть изменен, как неотъемлемая часть церковного Предания. Во-вторых, невозможность в современной ситуации созвать качественно полноценный Вселенский Собор или даже провести Всеправославное совещание, поскольку на сегодня видно ярко выраженное направление церковной жизни в сторону обновленческих реформ и сближения с римо-католицизмом.18 В этой ситуации любое стремление к принятию церковно правильного и не предвзятого решения всегда будет расцениваться как проявление крайнего ригоризма.

Для большей наглядности, а также для напоминания нам современным православным христианам о том, как Православная Церковь изначала относилась к реформе календаря и Пасхалии, мы приведем текст Определения Всеправославного Константинопольского собора 1583:

«Анафема

Великого Собора

1583 года на последователей "нового" (григорианского) календаря [каноны]

 

Патриарший сигиллион Послания везде сущим православным христианам о том, чтобы не не принимались новейшая Пасхалия или Календарь обновленного месяцеслова, но твердо сохранять однажды и добро составленному 318 святыми и богоносными отцами святого I Вселенского Собора, с епитимией и анафемой.

Всем и повсюду христианам истинным чадам Святой Христовой Кафолической и Апостольской Церкви Востока, да будет благодать и мир и милость Бога Вседержителя.

Не малая морская буря обрушилась на ветхий кивот, когда сильно колеблемый волнами он носился над водами, и если бы не Ты Господи Боже помянул Ноя и благоволил, чтобы убывала вода, не было бы у него никакой надежды спасения.

Так и Новый Ковчег нашей Церкви, хотя и нет войны, но злославные восстают на нас, в отношении сих и мы настоящий том решили составить, чтобы через описанные в нём (истины) вы могли более надежно ваше Православие защищать.

 

Так как опять церковь старого Рима, как бы радуясь тщеславию своих астрономов, неосмотрительно изменила прекрасные постановления о священной Пасхе, совершаемой христианами всей земли и празднуемой, как определено, — сего ради становится причиною соблазнов, ибо пред нашей мерностью предсташа мужи армяне, спрашивая относительно практики празднования, потому что и они вынуждаются принять новшества.

Сего ради мы должны были сказать, что о сем постановлено святыми Отцами. Наша мерность, обсудив вместе с блаженнейшим патриархом Александрийским и блаженнейшим пaтpиapхом Иерусалимским и прочими членами синода в Дусе Святе, определяет и разъясняет решение о сем св. Отцов:

 

Ζ. Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали семь святых Вселенских соборов о святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать а желает следовать григорианской пасхалии и месяцеслову, тот с безбожными астрономами противодействует всем определениям св. соборов и хочет их изменить и ослабить — да будет анафема (ἀς ἔχει τὸ ἀνάθεμα), отлучен (καὶ ἔξω τῆς τοῦ Χριστοῦ Ἐκκλησίας) от Церкви Христовой и собрания верных да будет.

Η. Вы же, православные и благочестивые христиане, пребывайте в том, в чем научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание. Хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам и молитвы нашей мерности да будут со всеми вами.

Аминь.

+Константинопольский патриарх Иеремия П.

+Александрийский патриарх Сильвестр.

+Иерусалимский патриарх Софроний

и прочие архиереи собора, бывшего 20 ноября 1583 г.»19

 

В ответ на письмо папы Римского Григория, патриарх Вселенский Иеремия и патриарх Александрийский Сильвестр отправили ответ, который мы приводим также:

«...Затем, следует объяснить всякому благоволящему православному христианину, что наша Пасхалия не есть что-то необязательное, но всегда остаётся правильной как следование определениям святых отцов, и вовек пребывает непоколебимой. Ибо она сохраняет наилучшим образом обдуманный божественными отцами порядок, который не должен быть поставлен под сомнение. Тогда как никто из нынешних людей не знает астрономическую науку так, как хорошо они её знали, и не стяжал их святости, а разве что стремится к ней, будучи всё равно далёк от истины. О праздновании Пасхи есть четыре постановления. Первое заповедает нам, что следует совершать Пасху после весеннего равноденствия. Второе — что не в один день с иудейским обрядом. Третье — что не просто после равноденствия, но в первое полнолуние после равноденствия. Четвёртое — что после полнолуния в первую же неделю. Ничего из этого совершенно не позволяется сдвигать, и не следует думать, что самые выдающиеся люди — святые отцы допустили какую-то ошибку, которую нынешние астрономы должны почему-то исправить на нечто лучшее. По благодати Христовой со времени Первого Вселенского Собора и до нынешнего дня священная Пасха всегда совершается после Пасхи Закона и в день Воскресный, и мы не знали никаких накладок, которые заставили бы нас предпринять исправление календаря. Ибо всё, что запечатлели святые отцы, они запечатлели отлично и навечно. Всё это остаётся непогрешимым, а дурно то, что теперешние астрономы из Ветхого Рима изъяли десять дней октября месяца. Помимо прочего, этот новый календарь невольно создаёт накладки. Он может быть легко опровергнут. Если действительно каждые 134 года прибавляются одни сутки, то очевидно, что если со времени Первого Вселенского Собора прошло 1265 лет, а от Христа до Первого Собора было 318 лет, то прибавилось не десять суток, а только девять суток и десять часов, а десять дней прибавилось бы только в том случае, если бы одни сутки прибавлялись за сто двадцать или менее лет. Вот почему перемена календаря очень сомнительна. Но и как говорят опытные в науке звездозрительной, Птолемей Великий и другие, погрешности календаря будут неизбежно. Ибо за триста лет с небольшим прибавляются одни сутки, и это происходит не из-за свойств движения светил, ибо движение равномерно и не подвержено отклонениям, но из-за самого счёта дней в году. Таким образом, согласно астрономам, со времени Собора в Никее до нынешнего времени прибавилось четыре дня, пять часов и двенадцать минут. Именно так подсчитываются дни, и премудрость Эллинов показывает, что римские астрономы изъяли из месяца октября десять дней вопреки всякой логике. Они показали только то, что совершают они всё из человекоугодия, ради пустой славы. Лучше бы им было не вводить новшества, не менять счисление дней и не становиться виновниками немалой смуты в Церкви Христовой. Поэтому нельзя насильственно вводить, по названным выше причинам, то, что они дерзнули соделать, ибо не благословенно то, против чего выступают священные и святые отцы, всё верно определившие. Ибо всё, что сделали святые отцы, не только логично, но и божественно. И это мы говорим, отвечая и Армянам и всем христианам о календаре, и ставим под письмом дату истинную — год от вочеловечения Бога 1583, Ноемврия 20 числа, индиктиона 12.

+ Константинопольский Иеремия.

+ Александрийский Сильвестр.

Год от Боговоплощения 1583, ноябрь 20, 12 индиктион».20

 

В основе отказа членов Собора изменять Пасхалию и месяцеслов-календарь лежит уверенность в том, что Церковь Христова руководима Духом Святым через Святых Отцов. Установления Церкви о Пасхалии и месяцеслова, по мысли Собора, - это «обдуманный божественными отцами порядок, который не должен быть поставлен под сомнение». И астрономическая точность, которая не соблюдена при расчете Григорианского календаря и Пасхалии, как это наглядно показал Собор 1583г., не является для Церкви определяющим началом. «Не благословенно то, против чего выступают священные и святые отцы, всё верно определившие. Ибо всё, что сделали святые отцы, не только логично, но и божественно».

Определение Константинопольского собора 1593г. Говорит следующее:

«То что определено на Соборе в Никее в присутствии благочестивого и боголюбивого царя Константина о святом и спасительном празднике Пасхи, является неизменным и если кто будет противодействовать доброму установлению, тот будет чужд т неприемлем Церковью. То же запрещено делать и мирянам.

Поэтому да знают предстоятели Церквей, епископы, или пресвитеры, или диаконы после этого определения, дерзающие совращать народ и в особенности доставляющие смущение Церкви, и таким образом с латинянами и иудеями совершающим Пасху, Святой Собор таковых считает уже чуждыми Церкви. Необходимо же следовать канону Святых Отцов и до сего дня Божией благодатью, также как и прочим (канонам), которые сохраняет Церковь Божия». ...

В спасительный год 1593, февраля 12

 

Постановили:

+Иеремия, Святейший Вселенский патриарх

+Сильвестр, патриарх Александрийский ( в кодексе Давры прп. Афанасия стоит имя патриарха Мелетия Пигаса)

+Софроний, патриарх Иерусалимский,21 и святый собор архиереев, единодушно, постановили (это решение) разослать.

 

 

В 17 столетии известный патриарх Иерусалимский Досифей в своём «Исповедании Православной веры» (Ὁμολογία τῆς Ὀρθοδόξου Πίστεως) пишет: «Четыре больших зверя родилось в 16 столетии: ересь Лютера, ересь Кальвина, ересь иезуитов (Иезуиты: Папское учреждение смертников. Ее целью является распространение папства и подчинение всех Папе) и ересь Нового Календаря. И относительно ереси Лютера и Кальвина...и о ереси Нового Календаря в Константинополе состоялся Вселенский Собор».22

Несколько слов необходимо сказать и о том, что до сих пор в греческой современной богословской литературе делается настойчивая попытка доказать, что Соборами 16 столетиями не было осуждено изменение календаря, а только пасхалии. Некоторые пытаются убедить в поддельности рукописи решения Собора 1583г, которая храниться в Свято-Пантелеимоновом русском монастыре на Афоне (кодекс№ 772).23 Однако несостоятельность этих обвинений легко даказуема благодаря тем старинным изданиям по истории Греческой Церкви, которые были в то время вполне естественно лишены каких -либо пристрастий. И сведения, приводимые в них о Соборе 1583 невозможно обвинить в сознательной подделке. Так, Мелетий, митрополит Афинский в своей «᾿Εκκλησιαστική Ἱστορία» пишет: «В 1583г., когда патриаршествовал Иеремия Собрался собор митрополитов в Константинополе в присутствии Сильвестра Александрийского, который осудил вновь введенный Григорием Римским календарь, он его не принял вопреки просьбе латинян».24

Гедеон Мануил в довольно известном издании «Патриаршие списки. Исторические и биографические сведения о Константинопольских патриархах от Андрея Первозванного до Иоакима III из Фессалоник» о факте проведения Собора в Константинополе в 1583г. Сообщает следующее: «Во время второго патриаршества Иеремии II в колонии православных греков в Поле Истрийской, насчитывавшей достаточное число семей, а также киприотов, был воздвигнут православный храм.

В то время как отношения его с последующим свидетельствами, иезуиты и разнообразная пропаганда из Рима в нашей Церкви и бесстыдное давление со стороны православных русских, иезуиты внедрились в Константинополь в 1583г. По поводу исправления (на григорианский) календаря Иеремия оказал сопротивление, он издал Томос 20 ноября 1583г.»25

 

3.Изменение Константинополькой патриархии прежнего курса по сохранению Священного Предания в 20 столетии

а) Развитие Константинопольскими патриархами идеи о первенстве власти в Православной Церкви. Патриарх Мелетий VI Метаксакис

Итак, Константинопольская патриархия в 1920г. обращается с особым посланием к христианам всего мира. В нем был расписан план тесного межхристианского сотрудничества и постепенного сближения православной Церкви с инославными конфессиями. Какие же шаги по пути осуществления намеченных планов стала совершать Константинопольская патриархия?

В этом же году Вселенская патриархия, без согласования своих шагов с другими братскими православными церквами, самостоятельно вступает в экуменическое движение, ее представители присутствуют в Женеве на пленарной конференции по вопросам веры и устройства.26 В 1922г. На престол Вселенской Патриархии, без канонического соборного избрания, взошел внезапно приехавший из США прежний архиепископ Афинский Мелетий Метаксакис. Чтобы понять почему именно Мелетий Метаксакис стал ключевой фигурой в тех последующих его шагах, которые он предпринял для серьезных церковных преобразований будучи Вселенским патриархом, необходимо упомянуть об одном документе. Им является Письмо Димитрия Мичалакопулоса от 10/23 ноября 1916 г. к президенту Греции Элевфериосу Венизелосу, повернувшего всю свою политику в сторону активной вестернизации Греции. Этот министр изложил президенту необходимость основательной реформы Греческой Церкви, целью которой являлась полная вестернизация.27 Вот это малоизвестное письмо, приводимое профессором Оттавского университета Кицикисом:

«Господин Президент, я давно говорил Вам на Совете Министров, что после того как проводимое вами общенациональное противоборствие пришло к успешному завершению, для блага страны представляется необходимым, чтобы Вы позаботились о другой, не менее важной борьбе, ведущейся за модернизацию нашей религиозной жизни. Для того чтобы провести эту поистине революционную реформу Вам понадобится дальновидный иерарх, такой же как и Вы сами в политике. У нас есть один на примете: мы говорим об иерархе из Кипра [Мелетиосе Метаксакисе]. Под Вашим руководством он станет Венизелосом Греческой Церкви.

Каковы элементы, требующие реформы (после того как политическая революция сместила архиепископа афинского Прокопиоса и всех подобных ему) в интеллектуальных и монашеских кругах, после того как будут установлены церковная иерархия и Вселенский Синод, или, может быть только Греческий Синод...?

1) Упразднение постов, сегодня являющихся пустой формальностью. Никто не соблюдает посты кроме тех, кому нечего есть. Англичане и немцы, и даже северные итальянцы, которые были освобождены от религиозного фанатизма, питаются хорошо, а питаясь хорошо они работают хорошо и создают хорошую нацию. Питание дает необходимую силу работать, работа приносит прибыль, а прибыль приносит хорошее питание. Я не думаю, что северные итальянцы хуже южных, которых существенная пропаганда Общества Данте Алигьери не помогла выхватить из тисков религиозных суеверий.

2) Модернизация различных церемоний и Литургии. Меньшее присутствие Священников, алтарников, диаконов, и большее присутствие обучающих проповедников. Что могут люди, посещающие религиозные церемонии реально понять... из этих проводимых ими часов и стоянии прямо? Ничего. Если священников обязать декламировать два-три славословия... и учить в течение получаса, слушатели за короткое время обретут гораздо большую выгоду с социальной, моральной, и патриотической точки зрения.

3) ... Священники, получая образование в специализированных учебных заведениях, будут учить не значение [определенная фраза из Литургии, с которой Мичалакопулос также незнаком, поскольку неправильно ее цитирует]..., но как разговаривать с людьми доступным способом об умеренности, сбережениях,..., любви к своей стране, и даже о политическом долге своих слушателей, и т.д., и т.п.

4) Мы отменим различные праздники Св. Афанасия, Св. Андрея, и т.д. и т.п., являющиеся ничем иным как поводом к безделью. Выходного в воскресенье и двух или трех праздников в году будет вполне достаточно для лентяев. В деревнях праздников больше, чем рабочих дней.... Таким образом, безделье и его вредоносные последствия: пьянство, азартные игры и преступность выпадают на время, остающееся свободным после литургии. Очевидно, (к сожалению) невозможно, чтобы идея святости исчезла. Однажды в мои руки легла французская книга, которую мой вкус к чтению обязал меня прочесть, озаглавленная «Панорама проповедника», большой том... Мы опубликуем книгу такого типа, плод сотрудничества хороших церковных и мирских писателей. А слово «святой» исчезнет...

5) Монастыри, источник всяческой коррупции и всяческих нарушений и эксплуатации счастья и морали, будут запрещены. Их земли перейдут в руки крестьян...

Безусловно, все предстоящее является лишь небольшой частью программы. Многие другие вещи также потребуют реформы... Они скажут Вам, господин президент, что принятие подобных начинаний трудновыполнимо; что люди поднимутся на борьбу против новых иконоборцев, что поднимется ответная революция против нечестивцев. Ничего подобного не произойдет начиная с момента увеличения Вашего собственного престижа. Если Договором, в чем мы все убеждены, будут продиктованы условия заключения мира, то Англия предложит Венизелосу по меньшей мере Кипр как воплощение Греции. И если мы преуспеем на национальном уровне, то последует другая чистка, внутренняя, и никому не удастся спровоцировать какие-либо проблемы... Церковная иерархия, которую мы обучим подготовке реформы, должна будет реагировать на необходимость регулирования нашей религиозной жизни после ликвидации турецкого государства и уменьшения площади на которой осуществляется юрисдикция Вселенского Патриархата. Затем, я придерживаюсь мнения, что большая часть греческого населения, - рабочие, фермеры, - не симпатизируют, где-то глубоко внутри, делам религиозным и не уважают религии. В церковь ходят только женщины, рабочие, как и фермеры, собственными губами поминают божественные вещи в клятвах, которые дают повод к ежедневным плевкам. Более того, на какое-то время украшения и внутреннее убранство церкви меняться не будет. Борьба, недавно проведенная во Франции была не меньше чем та, которую мы предугадываем у нас. Искренне Ваш, Андреас Мичалакопулос».28

Итак выбор Элевфериоса Венизелоса пал на Мелетия Метаксакиса, бывшего с 1910 г. митрополитом Китионским (Ларнака) на Крите. В 1918г. Он был поставлен Митрополитом Афинским. Однако после изгнания Э. Венизелоса в 1920г. Был запрещен в священнослужении и митрополит Мелетий. Он покинул Грецию и продивал в Америке. В январе он был возведён на кафедру Константинопольских патриархов.29 И он сразу же стал принимать такие постановления, κоторые разрывали православное единство.30 Первым таким деянием было признание действительности иерархии Англиканской церкви. Несколько позже принимается печальной памяти решение «Об обязательном и исключительном подчинении Константинопольской церкви» согласно которому Константинопольскому патриарху, как патриарху Нового Рима принадлежит власть над всей церковной диаспорой .31 Патриарх Мелетий выдвигает идею не о первенстве чести(τα πρεβεῖα τῆς τιμῆς) Вселенского патриарха, а о первенстве власти (τα πρεβεῖα ἐξουσίας). И эта идея становится одной из важнейших и фундаментальных идеологий Вселенских патриархов, преемников Мелетия Метаксакиса. Эта идеология активно претворяется в жизнь в 20-е и 30-е, когда Константинопольские патриархи назначают своих экзархов в Европу, Америку, Австралию, решают судьбу церквей канонически зависимых от Российской Православной Церкви (Польской, Финляндский, Эстонской).32 Хотя после отхода окуппационных войск из Константинополя в 1923г. Мелетий вынужден был покинуть Царьград, однако он продолжил свою раскольническую деятельность в Александрии, куда он был поставлен в 1926г. Тем не менее, преемники патриарха Мелетия настойчиво продолжали курс подчинения Православной Церкви Константинополю.

В 1924г. Вселенский патриарх Григорий VII уже пытается самым непосредственным образом вмешиваться в дела Российской Православной Церкви, посылая свою комиссию в Москву «уполномоченную изучать и действовать на месте на основании и в пределах определенных интрукций, согласно с духом и преданием Церкви», и предлагая святейшему патриарху Тихону хотя бы на время немедленно оставить управление Церковью, «как подобает истинному и любвеобильному пастырю, пекущемуся о спасении многих».33 Святейший Патриарх Тихон в своём ответном письме Константинопольскому патриарху указал на каноническую недозволенность вмешиваться во внутреннюю жизнь автокефальной церкви. И он также напомнил патриарху ГригориюVII, что «Священные Соборы (см. 2-е и 3-е правила II Вселенского собора и др.) за епископом Константинопольским признавали всегда только τὰ πρεσβεῖα τῆς τιμῆς34, но не признавала и не признают за ним τὰ πρεσβεῖα ἐξουσίας35 или πρεσβεῖα36 вообще, но признавали и признают первенство перед другими автокефальными Церквами чести, но не власти».37

 

б) Всеправославный Конгресс 1923г. в Константинополе

Вернемся еще раз к личности и деяниям патриарха Мелетия. В 1923г. Патриарх Мелетий собирает в Константинополе т. н. Всеправославный Конгресс, на котором не присутствовали представители всех поместных церквей. Конгресс в Константинополе принял, без согласования с остальными поместными церквами т. н. ново-юлианский календарь, рассчитанный академиком Сербской Королевской Академии Наук доктором М. Миланкович.38 Хотя в своём же Послании патриарх Мелетий подчеркивал: «Много существует церковных вопросов, которые осложняют жизнь какой-нибудь одной, или многих или даже всех поместных святых Церквей. Эти вопросы нельзя разрешить иначе, как общей волей всей Православной Церкви. Многие подобные вопросы возникали и прежде, но, как и следовало ожидать, в последние времена, в которые мы живем, их число увеличилось, ибо сам ход мирских дел совершенно изменил свою природу. Поэтому многие нам указывали, что не просто полезным, но необходимым будет предпринять исследование этих вопросов и просить об общем рассмотрении этих вопросов всей Церковью ради принятия окончательного канонического решения.

К тем вопросам, которые могут быть верно решены только общим постановлением всей Церкви, относится и вопрос о календаре».39 Тем не менее, патриарх Мелетий в этом же Послании, опираясь действительно не на церковное Предание, а на на факты перехода светских государств с православным вероисповеданием на западно-европейский Гигорианский календарь, считает их вполне достаточным основанием для пересмотра Юлианского календаря, его усовершенствования и даже замены. Эти реформы, еще раз подчеркнем, были не церковными причинами, а исключительно политическими. Именно от этого оберегал Церковь выдающийся и просвещеннейший иерарх начала 20 столетия Вселенский патриарх Иоаким III. По словам Мелетия VI «в наши греховные времена всемирных войн очевидной для всех необходимостью является введение общего со всей остальной Европой и с Америкой календаря».Если для патриарха Мелетия необходимость отказа от Юлианского календаря была очевидной, то только для него одного, а не для всей церковной полноты. Но даже и тогда, в этом Послании патриарх Мелетий все же просит поместные Церкви о создании Комиссии по церковному календарю, с тем, чтобы каждая из них имела своего представителя. Однако уже на заседании Всеправославного Конгресса в Константинополе 30 мая, не исполнив своего же предложения о создании календарной Комиссии, первым документом принимается решение о переходе на новы стиль. В этом документе сказано:

«На заседании от 30 мая текущего года, обсуждая вопрос об исправлении календаря, окончательно принял следующее решение:

Признавая несомненную необходимость преодолеть несогласия между церковным и гражданским календарём, и, убедившись, что не существует канонических препятствий к исправлению по данным астрономической науки ныне употребляющегося церковного календаря, единогласно высказывается за исправление Юлианского календаря в следующих пунктах:

  1. Изымаются из Юлианского календаря 13 дней, делающих его несоответствующим по отношению к солнечным годам, отсчитывавшихся со времени I Вселенского собора в Никее. Вывод: 1 октября 1923 года будет считаться как 14 октября 1923 года

  2. Праздники изъятых дней будут праздноваться все вместе, то есть 14 октября 1923 года, или как это нужным посчитает епархиальный архиерей.

  3. Все месяцы в году останутся с таким же числом дней, какое и было до ныне. В высокосных годах в месяце феврале, как и до сих пор, останется 29 дней.»

Хотя вскоре патриарх Мелетий VI вынужден был из-за отхода оккупационных войск из Константинополя покинуть кафедру свт. Иоанна Златоуста, однако его преемники по кафедре фактически продолжили его дело. Патриарх Григорий VII, сохранив православную Пасхалию с марта месяца перевел Константинопольскую Церковь на новый стиль. При этом этому патриарх Александрийский патриарх Фотий еще 15 января направил телеграмму следующего содержания:

«№ 28

Патриарху Григорию

Константинополь

Следующим телеграфируем Вашему Святейшеству, что сегодня был созван наш священный Синод, который постанови следующее: принимая на рассмотрение письма Румынской и Сербской Церквей, также как и предложения Эгинитов пребываем в верности прежним соборным решениям и отметаем всякие прибавления и изменения календаря до созыва соответствующего для разрешения (этой проблемы) Вселенского Собора, который предлагаем созвать быстрее».40

Однако несогласия восточных патриархов с реформой календаря в Константинополе были игнорированы. Само введение нового календаря во Вселенской патриархии сопровождалось гонениями на приверженцев старого стиля. Особенно тяжелое положение приверженцев старого календаря было в Греции. У них насильно отбирались храмы, духовенство лишали сана. Даже в начале 50-ч годов предстоятель Элладской Церкви архиепископ Спиридон прибегныл к государственно власти для искоренения старостильного движения в Греции.41 Все эти методы введения нового стиля указывают на то, что сама идея введения календаря носила богопротивный характер. И не удивительно, что вместо любви и разъяснений, которые присущи духу христианства, использовались дубинки и тюрьмы. Там где отступает Божественная благодать – на смену любви приходит жестокость. Эта критическая ситуация в Элладской Церкви доказывает абсолютную справедливость слов свт. Тихона, патриарха Всероссийского, высказанных им в своём заявлении ВЦИК от 17/30 сентября 1924: «Для сохранения вселенского единства важно, чтобы во всех Православных Церквах возносились одновременно одни и те же молитвы и совершались одни те же празднества. Сверх того, Юлианский календарь , принятый во всех Православных автокефальных Церквах, освящен вселенским авторитетом, и не может быть изменен низшей инстанцией по отношению к авторитету вселенскому...Предстоятель отдельной Православной Церкви и патриарх Всероссийский, в частности, - не римский папа, пользующейся неограниченной и беспредельной властью; он не может управлять народом тиранически, не спрашивая его согласия и не считаясь с его религиозной совестью, с его верованиями, обыкновениями, навыками. История показывает, что даже в том случае, если предстоятель Церкви, проводящий ту или иную реформу, прав по существу, но, встречая противодействие народа. Прибегает к силе вместо тог, чтобы чтобы воздействовать на него словом пастырского увещания, он становится виновником волнений и раздоров в Церкви»42.

 

2. Отношение к решениям Константинопольского Конгресса 1923г. Православных церквей.

Решения Константинопольского Конгресса 1923г. не приняла ни одна из автокефальных церквей, патриархи Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский отказались участвовать в этом соборе. Святейший патриарх Александрийский Фотий в письме к патриарху Антиохийскому Григорию IV за № 211 от 23 июня 1923г. решения Конгресса в Константинополе оценил как «противные практике, преданию и учению Матери-Церкви и предложенные под предлогом как будто легких модификаций, которые вызываются требованиями нового догмата «современности».43 Решения Константинопольского Конгресса патриарх Фотий считал не имеющими никакой канонической силы и авторитета, а введение нового календаря невозможным без санкции Вселенского Собора.44То есть по своему духу этот Конгресс носит чисто обновленческий характер: на нем рассматривались вопросы о сокращении и отмене ряда постов, разрешение духовенства от канонического предписания обязательного ношения одежд клирика (V (Е), п. 3, ), разрешение второбрачия для клириков (IV(Δ), п. 2 от 25,30. 05, и 5. 06), вступление в брак после священнической или дьяконской хиротонии. На Всеправославном Совещании на Святой Горе Афон в 1930г, который проходил в Великой царской обители Ватопед, этот Константинопольский Конгресс был осужден, а его решения отвергнуты. Святитель Николай Велемирович. Как участник этого Совещания, пишет: «Имея горький опыт в другой конференции (1923г.) на которой принимали участие представители и нашей Церкви, когда имелась необходимость в чрезвычайной искренности. Известно, что решения этого Совещания, которые были не приняты, рассматривались как решения Вселенского Собора, когда им был создана Схизма…».45 В 1930 на одном из заседаний Межправославной Комиссии в монастыре Ватопед делегация Сербской Православной Церкви вынесла предложение исследовать вопрос , «каким путем и способом некоторые Церкви ввели новый календарь и кто виновен в этом печальном деле».46 Однако это предложение было отклонено по настоянию представителей Константинопольской и Румынской церквей. Поддержка Румынской церкви Вселенской патриархии была закономерной, поскольку именно за согласие ввести новый стиль Румынская церковь была Константинополем одарена патриаршеством.47

Русская Православная Церковь еще на Поместном Соборе 1917-18гг. Однозначно выразила свою приверженность Юлианскому календарю и Александрийской Пасхалии.

В 1921г., когда архиепископ Серафим, как правящий епископ Финляндской автономной церкви, обратился к Святейшему Патриарху Тихону с просьбой о разрешении ввести в этой церкви новый стиль, получил от Первосвятителя Русской Церкви категорический отказ: «Преосвященному Серафиму, Архиепископу Финляндскому и Выборгскому. По благословению Святейшего Патриарха, Священный Синод и Высший Церковный Совет, в соединенном присутствии, имели суждение по ходатайству Вашего Преосвященств о введении в церковную жизнь Финляндии григорианского стиля, согласно постановлению о сем Финляндского Епархиального Собрания. Постановлено: Приняв к сведению состоявшееся решение Финляндского Епархиального Собрания о введении нового стиля в церковную жизнь Финляндии, уведомить Ваше Преосвященство, что благословение Святейшего патриарха на проведение в жизнь указанного постановления не может быть дано, так как вопрос о стиле признан Священным Собором 1917-1918 г.г. подлежащим совместному решению всей Вселенской Церкви, для чего Святейшим Патриархом на основании указаний того же Собора сделаны уже соответствующие сношения с Вселенским Патриархом, дабы он от своего имени поставил данный вопрос на обсуждение предстоятелей отдельных автокефальных церквей, после чего и могло бы уже состояться окончательное решение по сему вопросу всей Вселенской Церкви.

Октября 18 (31) дня 1921 года № 1505.»48

Как известно, Святейший патриарх Тихон, после того, как стал получать «более точные сведения с Востока, из которых выяснилось, что в Константинопольском совещании участвовали представители далеко не всех Православных церквей, что его постановления не приняты большей частью Церквей», отменил и сам свое прежнее решение со 2 (15) октября 1923г. переход Русской Церкви на новый календарь. Это прежнее решение, как подчеркивает Святейший Патриарх Тихон, было основано на «неточности газетных сообщений», которое создало убеждение «что состоялось уже соглашение всех Православных Церквей о введении нового стиля на основе постановления Всеправославного Совещания в Константинополе».49 Он, как видно из его Заявления во ВЦИК по вопросу о календарной реформе в Церкви, отрицательно отнёсся к сообщению т.н. Всеправославного Конгресса в Константинополе о переходе на новый стиль.

Действительно, в инициативе перехода на новый календарь Константинопольскую патриархию поддержал лишь архиепископ Афинский Хризостомос (Пападопулос). В своём послании № 430/123/3/ 3/ 1924г. Он официально сообщал: «Преосвященнейшим иерархам автокефальной Элладской Церкви и преподобнейшим наместникам.

Элладская Церковь согласно решению Священного Синода приняла решение Вселенской Патриархии о принятии исправления Юлианского календаря, согласно этому 10 марта календаря должно считаться и именоваться 23... В соответствии с этим с 23 числа начинающегося месяца марта существует единый календарь для Эллады и для Церкви и для гражданского летоисчисления».50

Святейший патриарх Александрийский Фотий в своём послании архиепископу Афинскому выразил полное несогласие с данным деянием, подчеркнул, что святейшая Александрийская Церковь полностью отвергает необходимость в исправлении Пасхального канона.51 На оправдание, что Элладская Церковь ввела новый календарь последуя Константинопольской Церкви, патриарх Фотий отвечал следующим возражением: «Ни где и никогда из наших Церквей не видела никакой необходимости, но и не просто соглашение по обстоятельствам, или по давлению, которые вынуждали к исправлению, находящегося в употреблении православного церковного календаря. Так и мы со стороны Святейшей Александрийской Церкви и наши всечестные братья и сослужители во Христе, которые являются Божией благодатью представителями древних Апостольских Церквей по всему Востоку: Патриарх Богохранимого града великой Антиохии господин Григорий, и отец и патриарх святого града Иерусалима и всей Палестины Дамаскин и Архиепископ Кипра г-н Кирилл год назад повторно отвечая на Ваши телеграммы и письма заявили, что они следуют соборным решениям для урегулирования вопросов не только мирным способом, но и не чуждым истины и предлагая созыв собора всех святых Божиих Церквей, которые только один может компетентно и определенно принимать решение». «Мы не скрываем, Блаженнейший брат, что вследствие всей неожиданности данного известия, и мы и синод опечалены, крайне удивлены, и печаль глубоко запала в сердце священных братий, хорошо знающих, что без реальной причины, без исповедания и уверения нашего Блаженства, без причин догматических или канонических сокрушён братский советы и призывы четырех Апостольских престолов от века ведущих борьбу за истину и предлагается допустить одностороннее «исправление» строя согласно Церковным Законам для употребления всей Церковью и, следовательно, не только в Элладской Церкви, в то время как ею же самой сказано о ее недоверии, что «из-за различия календарей существует опасность быть изгнанным из Церкви», которая конечно (пребывает) не только в одной Греции, но «во всех народах».52

Деяния Константинопольского Конгресса 1923г, и последующие реформы в Константинопольской церкви первоиерарх зарубежного Синода РПЦ митрополит Антоний расценивал как «путь ослушания Св. Церкви и канонов». Он патриарху Григорию VII писал: «... только со времени печального Всеправославного Конгресса у бывшего патриарха Мелетия (давшего такое наименование собранию 4 -6 архиереев и нескольких священников и мирян, без участия в нем трех Восточных патриархов) со времени помянутого всеправославного конгресса начался тот противоцерковный вандализм, котрый проектировал многое, воспрещенное Церковью со страшными проклятиями,как, например, женатых ахиереев, второбрачие клириков, упразднение постов».53 Кроме того, обновленчеcки настроенные патриархи Вселенские Мелетий и Василий, как об этом пишет митрополит Антоний, активно поддерживали в России живоцерковников-обновленцев, признали решения их лжесобора 1923г., которым принято решение о снятии сана свт. Тихона, патриарха Всероссийского.54 «3 августа 1923г. в обход Московской Патриархии патриарх Мелетий своим «Томосом» предоставляет автономию Эстонской церкви.55 А патриархи Григорий VII Василий III узаконили антиканоническое отделение Польской Церкви от Российской Церкви, подписав Томосы о автокефалии Польской Православной Церкви.56

 

 

Выводы

Какой же может быть сделан вывод на основании тех исторических фактов, документов, которые нами были приведены выше? Безусловно, приснопамятный первоиерах Русской Православной Церкви Заграницей блаженнейший митрополит Антоний (Храповицкий) был прав, что Константинопольская патриархия в начале 20 века свернула со святоотеческого пути своих предшественников, свято хранивших Священное Предание, и встала на путь измены православию и «церковного вандализма». Кроме того, в своём безудержном стремлении к власти над всей Православной Церковью, Вселенские патриархи пошли по пути Римских первосвященников, упраздняя принцип соборной церковности. Все эти основы новой политики Константинопольских патриархов в итоге привели к неуклонному и крайне опасному стремлению к унии с Римской церковью, которая всегда воспринималась Православной Церковью не только как схизма, но как ересь ( Cм. Ответное послание Святейшего Синода Российской Православной Церкви патриарху Константинопольскому Иоакиму III от 25 февраля 1903г.). Доказательством стремительного сближения Константинополя с Римом в наше время могут служить такие факты, как: одностороннее снятие патриархом Афинагором анафемы Великого Константинопольского собора 105457, вступление в самое тесное сношение с Римом, систематическое участие в папских мессах в дни святых первоверховных апостолов Петра и Павла (30 июня), вступление в intercommunion c римо-католиками58, создание т. н. «диалога любви» целью которого является сближение Православной Церкви с инославием без обсуждения и преодоления догматических разногласий (т.е. лжеединство)59, соглашение в Баламанде (1992), оцененное как настоящая уния, и подписание Совместного документа Смешанной богословской Комиссии в Равенне (2007г.), признающего за Римским и Константинопольским епископами некую универсальную власть в Церкви. Переход на новый календарь сначала Константинопольской Церкви, а затем и некоторых других поместных церквей необходимо рассматривать не просто как ошибку, а грубое и даже преднамеренное попирание церковного Предания, соборных решений Православной Церкви. В результате была создана реальная церковная схизма. Она была лишь отчасти уврачевана снисхождением и любовью Российской Церкви, Сербской и других старостильных церквей, которые не стали разрывать общение с новостильниками. Как пишет приснопамятный архиепископ Серафим (Соболев), таким шагом держащиеся старого стиля церкви дали возможность совершившим ошибку эту ошибку исправить. Но эта ошибка и до сих пор не только не исправлена, но составляет уже и угрозу прецедента для ее распространения на другие поместные церкви. Поэтому возникает вопрос о необходимоcти напоминания со стороны Священноначалия Русской Православной Церкви принявшим ошибочно новый стиль о важности возвращения на святоотеческий календарь. Тем самым создастся прочное основание для уврачевания и ныне существующего раскола внутри новостильных православных церквей с приверженцами старого святоотеческого календаря. Безусловно, со стороны новостильных иерархов требуется и огромное мужество и глубокое осознание необходимости возвращения на святоотеческий старый календарь, в чем им да поможет Господь.

 

 

(См. данный текст в газете «Дух христианина» 2008 с апреля и по июнь месяц)

1Цит. по Ἐπισκόπου Κηρίκου Κοντογιάννη, Μητροπολίτου Γ.Ο.Χ. Μεσογαίας καὶ Λαυρεωτικῆς. Ὁ ἐπιδιωκομένος συνεορτασμός τοῦ Πάσχα. Ἀθῆναι 1998.

2Беседы (омилии) святителя Григория Паламы. М. Паломник. 1993, ч. 1, Омилия 8. О вере. В ней же и изложение Православного исповедания, с. 81

3Церковные ведомости, издаваемые при святейшем Правительствующем Синоде, 1906, № 1, с. 12

4Там же, с. 13

5Церковный вестник, издаваемый при СПбДА за 1903, № 24, с. 747-748

6Там же,с. 748

7«Посему мы, со своей стороны, стояли бы за сохранение в церковной практике календаря Юлианского...» Церковные ведомости. СПб, 1903, стр. 250-257

8Церковный вестник, 1903, № 25, стр. 783-784 Под упомянутыми переменами имеются в виду указанные в Послании: не переменять Пасхалию, и не сдвигать праздники, а помечать их по гражд. Календарю. Например 6 января по старому Богоявление, то помечать его под 19 января по гражд. Календарю.

9См. Хроника. Элладская Православная Церковь. Старый стиль и Элладская Церковь. ЖМП № 11, с. 53

10Там же, с. 53 Церковные ведомости СПб. 1906, № 1, с. 11-15

11 «Предлагается, из политических целей, ради развития международных отношений и удовлетворения общественных нужд, временная перемена календаря, ради гражданского и церковного блага, до принятия окончательного решения. Эта перемена календаря должна произойти или (по мнению митрополита Селевкийского Германа) путём простого и безусловного принятия Григорианского календаря и введения его в нашу церковную жизнь, или путём изобретения способа ликвидировать расхождение двух календарей». Монах Павел.

12Πρός τάς ἀπάνταχου Ἐκκλησίας τοῦ Χριστοῦ. Подписан местоблюстителем патриаршего престола Вселенской патриархии митрополитом Прусским Дорофеем и др. Полностью текст приводится в: “Ελευθέριου Χρ. Γκουτζίδη, θεολόγου καθηγητῦ. Ἔλεγχος καὶ ἀνατροπή τῆς διδακτορικής διατριβῆς τοῦ Δημητριάδος Χριτόδουλου Παρασκςυαϊδη. Ἀθήναι 1985, σελ. 52-56

13Церковный вестник, 1903, № 25, с. 780

14«Συγκροτεῖτε σύνοδος μητροπολιτῶν ἐν Κονσταντινοθπόλει, παρόντος καὶ τοῦ Αλεξανδρεϊας Συλβέστρου, καὶ κατεκρίθη τὸ ὑπὸ πάπα Γρηγορίου τοῦ ΙΓ εἰσαχθεν καῖ οὐκ ἀπεδχθη αὑτο κατά τὴν Λατίνων αἴτησιν». Φιλ. Βαφείδου κκλησιαστική Ἱστορία, τόμ. 3-ος, σελ. σελ. 111-112

15Γίνεται καὶ δευτέρα σύνοδος ἐν Κονσταντινουπόλει, παρόντος τοῦ Οἰκουμενικοῦ πατριάρχου τοῦδε τοῦ Ἱερεμίου, τοῦ Ἀλεξανδρείας Μελετίου τοῦ Πηγᾶ καὶ τοῦ Ἱερουσολύμων Σωφρονίου, καὶ ἀπέβαλον συνοδικῶς τὴν ὑπὸ τοῦ πάπα Γρηγορίου τοῦ II γενομένην διόρθωσιν τοῦ Ἁγίου Πάσχα, ὡς ἐπισφαλῆ , ὡς μὴ ἀναγκαίαν, ὡς πρόξενον πολλῶν σκανδάλων εἰς πάντα τὰ χριστιανικὰ ἔθνη.., σελ. 113 Об этом же сообщает и историк Власиос Вафидис: Φιλ. Βαφείδου κκλησιαστική Ἱστορία, τόμ. 3-ος, σελ. 124-125

16 На этом соборе была предоставлена актокефалия Русской Церкви и предоставлено патриаршее достоинство предстоятелю Русской Церкви. После чего Собор 8 правилом определяет неизменность Пасхалии и верность решению о пасхалии I Вселенскому собору в Никее. Cм.: Κ. Ν. Σαθά. Βιογραφικόν Σχεδίασμα περί τοῦ Πατριάρχου Ἰεριμίου τοῦ Β. Ἔκδοσις Πουρναρᾶ, Θασσαλονίκη 1973, σελ. 82-89

17 Dimitrios Kitsikis. «The Old Calendarists and the rise of religious conservatism in Greece», Center for Traditionalist Orthodox Studies, Ethna, California, 1995, p. 6

 

18Достаточно вспомнить подписание позорной Боламандской унии в 1992г. с римо-католиками и решения последней Смешенной Комиссии по диалогу с римо-Католической церковью в Равенне (2007).

19Текст приводится по изданию: Ελευθέριου Χρ. Γκουτζίδη, θεολόγου καθηγητοῦ. Ἔλεγχος καὶ ἀνατροπή τῆς διδακτορικής διατριβῆς τοῦ Δημητριάδος Χριτόδουλου Παρασκευαϊδη. Ἀθήναι 1985, σελ. 33 – 34, Досифей, патриарх Иерусалимский. Τόμος Ἀγάπης, σ. 403

20 Κ. Ν. Σαθά. Βιογραφικόν Σχεδίασμα περί τοῦ Πατριάρχου Ἰεριμίου τοῦ Β. Ἔκδοσις Πουρνάρα, Θασσαλονίκη 1973, σελ.26-34

21Рукопись № 722. Руссконо Пантелеимонова монастыря на Святой Горе Афон.

22Цит. по Ελευθέριου Χρ. Γκουτζίδη, θεολόγου καθηγητῦ. Ἔλεγχος καὶ ἀνατροπή τῆς διδακτορικής διατριβῆς τοῦ Δημητριάδος Χριτόδουλου Παρασκευαϊδη. Ἀθήναι 1985, σελ, 29-30

23

24᾿Εκκλησιαστική Ἱστορία Μελετίου μητροπολίτου Ἀθηνῶν. Ἐν Βιέννη τῆς Ἀουστρίας 1784, τόμ. 3 «Πατριαρχεύοντος τούτου τοῦ Ἰερεμίου σύνοδος Μητροπολιτῶν συνήχθη ἐν Κονσταντινουπόλει τῷ ᾳφπγʹ . Ἐπιδημήσαντος καὶ Σιλβέστρου τοῦ Ἀλεξανδρείας, ἥτις κατακρίνασα τὸ καινοτομηθέν ὑπὸ Γρηγορίου τοῦ Ρώμης Καλενδάριον, δέν τὸ ἐδέχθη, κατὰ τῶν Λατίνων».

25Μανούηλ Ι. Γεδεῶν. Πατριαρχικοί πίνακες. Ειδήσεις ἱστορικαί βιογραφικαί περί τῶν Πατριάρχῶν Κονσταντινουπόλεως ἀπὸ Ἀνδρέου τοῦ Πρωτόκλητου μέχρις Ιωακείμ Γ´ του ἀπὸ :εσσαλονίκης. Ἐν Κονσταντινούπολει 1889, τέυχ. 8, σ. 525

26А. Буевский. Константинопольский патриарх Мелетий VI Метаксакис и Русская Православная Церковь // ЖМП, с. 31

27Dimitrios Kitsikis. The Old Calendarists and the rise of religious conservatism in Greece», Center for Traditionalist Orthodox Studies, Ethna, California, 1995.p.9

 

28Dimitrios Kitsikis. The Old Calendarists and the rise of religious conservatism in Greece», Center for Traditionalist Orthodox Studies, Ethna, California, 1995. p.11

29Неканоничность поставления запрещенного в священном сане Мелетия Метаксакиса патриархом Константинопольским доказывается известным профессором Хр. Андруцосом.

30Там же, с. 31

31Так же, с. 31 Это право, основанное якобы на 28 правиле IV Вселенского Собора, активно защищается в труде митрополита Сардского Максима «Το Οικουμενικόν Πατριαρχεῖον ἐν τη Ὀρθόδοξω Ἐκκλησία. Ἰστορικοκανονική μελέτη. Ἐκδ. Β. Θεσσαλονϊκη. 1989, σελ. 210-211»

32См. Проф. С. Троицкий. О границах распространения права власти Константинопольской патриархии на «диаспору»// ЖМП. 1947, № 11, с. 35

33Ответное послание Святейшего Патриарха тихона Константинопольскому Патриарху Григорию VII по вопросу о внутрицерковных делах.// Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти 1917-1943гг. Сост. М.Е. Губонин. М.ПСТБИ и Братство Всемилостивого Спаса. 1994, с. 322

34Первенство чести

35Первенство власти

36первенство

37Там же, с. 322

38См. решения этого Всеправославного Конгресса в издани: ΠΡΑΚΤΙΚΑ ΚΑΙ ΑΠΟΦΑΣΕΙΣ Του ν Κονσταντινοπολει ΠΑΝΟΡΘΟΔΟΞΟΥ ΣΥΝΕΔΡΙΟΥ (10μαου– 8 ἰονοιυ 1923) ἐν Κονσταντινούπολει. κ του Πατριαρχικο τυπογραφείου. 1923, Πατριαρχική .επίστολη ριθ. 872/467 от 3 февраля 1923г., σελ. 7

 

39Там же, σελ. 11

40 Ελευθέριου Χρ. Γκουτζίδη, θεολόγου καθηγητοῦ. Ἔλεγχος καὶ ἀνατροπή τῆς διδακτορικής διατριβῆς τοῦ Δημητριάδος Χριτόδουλου Παρασκευαϊδη. Ἀθήναι 1985, σελ. 76

41См. Хроника. Элладская Православная Церковь. Старый стиль и Элладская Церковь //ЖМП, № 11, с. 52

42Михаил Вострышев. Патриарх Тихон. М. Молодая гвардия. ЖЗЛ. 1997, с. 281

43ЖМП № 11, 1954г, с.50

44Из Заявления святейшего Патриарха Тихона в Центральный Исполнительный Комитет по вопросам об отношении Православной Русской Церкви к календарной реформе.//

45Акты Святейшего Патриарха Тихона..., с. 335

46Проф. С. Троицкий. Будем вместе бороться с опасностью.// ЖМП 1950, № 2, c. 47

47Румынская церковь приняла новый стиль с 1 октября 1924г.

48Введение новаго стиля въ Финляндской Православной Церкви и причины нестоений в монастыряхъ. Составилъ iеромонахъ Харитонъ, намѣстникъ Валаамскаго монастыря. Издание Валаамскаго Спасо-Преображенскаго монастыря. 1927, стр. 16 -17

49Заявление Святейшего Патриарха Тихона во ВЦИК (относительно реформы календаря) от 30. 9. 1924г.//Русская Православная Церковь в советское время. М. Пропилеи.1995, кн.1, с. 237

50Ελευθέριου Χρ. Γκουτζίδη, θεολόγου καθηγητοῦ. Ἔλεγχος καὶ ἀνατροπή τῆς διδακτορικής διατριβῆς τοῦ Δημητριάδος Χριτόδουλου Παρασκευαϊδη. Ἀθήναι 1985, σελ, 77

51Там же, стр. 78-80

52Ελευθέριου Χρ. Γκουτζίδη, θεολόγου καθηγητοῦ. Ἔλεγχος καὶ ἀνατροπή τῆς διδακτορικής διατριβῆς τοῦ Δημητριάδος Χριτόδουλου Παρασκευαϊδη. Ἀθήναι 1985, σελ. 76

53Митрополит Антоний (Храповицкий). Жизнеописание. Письма к разным лицам 1919-1939 годов. СПб. 2006, с. 93

54Там же, с. 200. Письмо № 47 к митрополиту Евлогию (Георгиевскому).

55Протопресвитер проф. Д-р. Ст. Цанков. Положение и устройтво новейших Православных Церквей.// Ежегодник Софийского Богословского Университета, т. 5, 1947., (перевод с болгарского. Машинопись), с. 8

56См. А. Буевский. Патриарх Константинопольский Григорий VII и Русская Православная Церковь// ЖМП, 1953, № 4, стр. 33-38

57Παναγιῶτη Σημάτη. Διαχριστιανικοί καί Διαθρησκειακή διάλογοι, στιγμές καί σταθμοί. Ἔκδ. Τήνος. Ἀθῆνα 2003, 2. Με Ρωμαιοκαθολικούς, σελ. 55-56

58Один из таких случаев массового причащения римо-католиков произошел во время совершения в католическом храме св. Виталя в Равене Божственной литургии патриархом Константинопольским Варфоломеем в сослужении с архиепископом Албанским Анастасием в 2002г. Ραβέννα: Πανηγυρίζουν τον ξεσχισμένο χιτώνα του Χριστού. Του Πηωτοπρεσβυτέρου π. Θεοδώρου Ζήση. Εφημερίδα Ορθόδοξος Τύπος, 23 Ιουνίου 2002 & περιοδικό Παρακαταθήκη, Ιούλιος - Αύγουστος 2002


 

59См. Παναγιῶτη Σημάτη. Διαχριστιανικοί καί Διαθρησκειακή διάλογοι, στιγμές καί σταθμοί. Ἔκδ. Τήνος. Ἀθῆνα 2003, 2. Με Ρωμαιοκαθολικούς, σελ. 43-72, а также статья проф. Протопресвитера Георгия Металлиноса “Диалог без маски”. Οἱ διάλογοι χωρίς προσωπείον. Του Πρωτοπρεσβυτέρου Γεωργίου Δ. Μεταλληνου, καθηγητού Πανεπιστημίου Αθηνῶν. Περιοδικό Ορθόδοξος Λόγος. http// www. Orthodox. net. gr

 



Подписка на новости

Последние обновления

События