Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

 

Благочестивые и ученые Отцы-Святогорцы нашего времени

 Монах Моисей Святогорец

 
 

Сегодня, 17 апреля, Церковь празднует память святого Макария Нотараса, митрополита Коринфского. Так как святой также был и монахом Ватопедского монастыря, мы повторно публикуем сегодня, в день его памяти, статью монаха Моисея Святогорца о вкладе святогорского монашества в народное просвещение. 

Святая Гора за свою более чем тысячелетнюю историю всегда была мастерской мудрости и добродетели, ибо в ней без устали трудились выдающиеся монахи: подвижники и ученые мужи.

С середины XVIII в. Святая Гора переживает великий расцвет, продолжающийся и до наших дней. Преподобные Акакий Кавсокаливит (+ 1730) – пещерник, ведший суровую аскетическую жизнь, и последователь преподобного Максима Кавсокаливита, мудрый учитель Иерофей Иверянин (+ 1745), жизнерадостный проповедник Эгейских и Ионических островов Анфим Куруклис (+ 1782), создатель «аскетофилологической» школы Паисий Величковский (+ 1794), Софроний Агиананит, иерарх-аскет Макарий Нотара  (+ 1805), Георгий Черниковский Румынский (+ 1806), прославленный своей мудростью писатель Никодим Святогорский (+ 1809), прославленный учитель Афанасий Паросский (+ 1813), Софроний, епископ  Врачанский Болгарский  (+ 1813), выдающийся аскет Арсений Паросский (+ 1877), Антип Молдавский (+ 1822), российский святитель Силуан Афонский (+ 1938), ставший известным благодаря своей прекрасной жизни, и Савва Новый (+ 1948) Чудотворец были и остаются яркими источниками света, учения и служения.

В одном ряду вместе с названными подвижниками стоят и прославленные афонские старцы, число которых за XVIII и XIX века достигает шестидесяти, и среди которых выделяются Пахомий Новоскитский (+ 1730), Константин Русский (+ 1742), Дамаскин Фессалийский (+ 1771), знаменитейший учитель и основатель монастырей и школ Косма Этолийский  (+ 1779), Лука Ставроникитианос (+ 1802), Герасим Карпенисийский (+ 1812), Евфимий Новый Афонский (+ 1814), Гедеон Каракальский (+ 1818), Агафангел Эсфигменский (+ 1819), Григорий Пятый патриарх Константинопольский (+ 1821), Павел Констамонитский (+ 1824) и последний  известный Афанасий Афонский Лимнийский (+ 1846).

Основание Афонской Академии (1749) ознаменовало важный этап нового расцвета Святой Горы. В академии трудились известные преподаватели: первый ректор Неофит Кавсокаливит, его преемник архимандрит Агапий Ватопедский (Агиотафит), зарезанный турками  около Фессалоник, талантливейший учитель Евгений Вулгарис, Николай Зердзулис Мецовийский, Панайот Палама, Афанасий Паросский и другие. Попечителями и смотрителями Академии были святые Григорий Пятый, Никодим Святогорский и Макарий Нотара. Ее учениками были новомученики Косма Этолийский, Константин Идрийский и Афанасий Афонский Кулакийский, а также духовные мужи Иосип Мисиадакс, Сергий Макреос и национальный герой и мученик Ригас Фереос. Несомненно, что для порабощенного турками народа Афонская Академия  стала еще одним маяком и еще одной надеждой на выживание. Кроме того, типография, основанная в Великой Лавре  Космой Эпидаврским (1755), и находящаяся рядом с Ватопедским монастырем Школа вносят свой вклад в пробуждение народа, однако, к сожалению, через некоторое время и они приходят в упадок.

В ту же эпоху здесь живут и работают видные ученые мужи, такие как Папа-Иона Кавсокаливит, Дионисий Сиатистийский, Неофит Скуртийский, Варфоломей Кутлумушский, Пахомий Тырновский, Дионисий из Фурны (+ 1745), урожденец Скопелоса иконописец и автор учебника живописи Кесариос Дапонтес (+ 1784), монах монастыря Ксиропотам, многостранствующий писатель и поэт Дорофей (Эвелпид) Ватопедский, Никифор Иверянин Хортофилак.

В середине XVIII в. по всему Афону проходят серьезные богословские дискуссии по вопросам времени совершения панихид по усопшими, частоты принятия  Святого Причастия и прочим, связанным с исполнением Православного обряда. Поводом для этих длительных дискуссий послужило строительство соборного храма в Скиту Святой Анны (1754). Возникли вопросы, в какой из дней недели нужно было совершать панихиды по дарителям и жертвователям – в субботу или в воскресенье, и с какой частотой должны монахи принимать Святое Причастие. Эти дискуссии разделили монахов на два лагеря, причем тех, кто настаивал на совершении панихид исключительно по субботам, в насмешку прозвали «колливадами»  (то есть «кутейщиками» от греческого слова «колливо» - кутья (Прим. переводчика)).   Однако, несмотря на свой суровый и непримиримый характер, именно «колливады» были глубокими знатоками церковной истории и храбро сражались за подлинность традиции и за ее очищение от позднейших наслоений. Поэтому и прозвище «колливад» стало комплиментом, а все движение породило возрождение и обновление. Первопроходцами этого течения добротолюбия стали трое святых отцов: Макарий Нотара, Никодим Святогорский и Афанасий Паросский. Их спутниками и попутчиками были выдающиеся ученые мужи: Неофит Кавсокаливит, Христофор Артин, Агапий Кипрский, Иаков Пелопонесский, Павел Пустынник, Феодорит Эсфигменский и многие другие. Некоторые из них отправились в добровольное изгнание в континентальную и островную Грецию и основали десятки монастырей, многие из которых существуют и по сей день и стали опорой для народа против западнических течений. Таким образом, мы встречаем преподобного Макария Нотара на Хиосе, Нифона Хиосского на Скиатосе, Дионисия Скиатского на Скиросе, Иерофея на Идре, а также многих других их учеников и друзей с Афона, вскормившего многих монахов и святых.  Основанные ими монастыри активно работали и внесли важный вклад в жизнь общества. Вселенский патриархат в решениях Синодов дает окончательное решение проблеме «колливадов». Согласно этим документам, панихиды могут совершаться сообразно обстоятельствам, а к Святому Причастию при надлежащей подготовке можно приступать часто, не пребывая в плену формальностей, но помня о подлинном смысле таинства.

Преподобные Никодим Святогорец, Макарий Нотара и Афанасий Паросский были типичными представителями Афонского возрождения и господствующего там в ту эпоху духа. Они написали известные произведения, оказавшие влияние на души порабощенного народа и продолжающие непрерывно переиздаваться и по сей день. Афонский богословский дух получает письменное закрепление в издании «Добротолюбия священных трезвомудрцев» (1785), ставшим поворотным пунктом в богословской литературе.

Святая Гора в трудную эпоху турецкого ига не только всегда сохраняла неугасаемым свое пламя, но и передала его балканским и северным народам. Таким образом, обмен посещениями и длительное пребывание многих мужей на Святом Афоне породили значительный духовный и культурный подъем. В тиши Святой Горы как в высшей школе философии воспитывается не только аскетический подвиг и бдение, но и исследование богатейших библиотек, перевод редких текстов, изучение искусства, а также прививается дух жертвенного служения. Вдохновенный и великий труд совершил старец Паисий Величковский после своего ухода с Афона. Он стал реформатором  монашества в Румынии и в России. Тот же подвиг возложил на себя и его ученик преподобный Георгий Черниковский (+ 1806) в монастырях Молдавии, где под его началом находились сотни монахов, а Софроний Врачанский (+ 1813) в Бухаресте. Преподобный Антип (+ 1882) из Молдавии направляется в Яссы, а затем оказывается в Валаамском монастыре в Финляндии, а русский преподобный Силуан Афонский (+ 1938) продолжает наставлять через свою многократно переведенную биографию, написанную архимандритом Софронием (+ 1993), и после своего преставления. В очередной раз всем сделался виден вселенский свет Святой Горы.

Святогорское монашеское сообщество никогда не хранило лишь для себя цвет своей добродетели. Несмотря на жестокость турецкого ига, на нищету, на трудности передвижения и на многочисленные опасности, скромный афонский клобук странствовал по  всему греческому миру, чтобы донести до всех трезвую проповедь спасения, освобождения, утешения, поддержки и надежды. Пламенные миссионеры, такие как Святой Косма Этолийский, увенчавший свою пространную проповедь мученической смертью, преподобный Анфим Куруклис, путешествовавший по островам и строивший там храмы и монастыри, преподобный Макарий Нотара, создавший на Эгейских островах очаги подлинной культуры и духовности, совместно со своим спутником в путешествиях преподобным Афанасием Паросским, Арсений Паросский и Савва Новый – вот лишь несколько примеров из длинного ряда имен.

Священномученик Вселенский патриарх Григорий V с сонмом преславных афонских новомучеников и по сей день светло наставляют нас своей мученической смертью и укрепляют народ.

И в наш век Святая Гора продолжает мистическое служение, являя миру далеко за своими пределами высокую православную духовность, жизнь и свет, показывая миру аскетическое подвижничество, величие духа и силу богословской мысли. Миру, жаждущему и настойчиво ищущему подлинности и истины, она предлагает свидетельства опыта православной духовной жизни и спасения души. Многие молодые паломники в настоящее время, если даже и не воодушевляются, то, по крайней мере, задумываются над этим особым образом жизни, сочетающим аскетический подвиг, воздержание, простоту и покой монахов. И часто паломничество на Святую Гору становится поворотным пунктом  жизни людей. Смиренность и святость Святой Горы играют роль духовного пробуждения Церкви и народа.

К духовной афонской галерее портретов и в наши дни прибавляется достаточно образов, достойных предыдущих эпох, воплощающих дух прошлого и одновременно полагающих начало для того, чтобы их дело было продолжено и в будущем. Это, прежде всего, преставившиеся архимандриты, бывшие добродетельными и деятельными игуменами, известными своей великой любовью к Святой Горе, к ее монастырям, к ее духовным детям, к Пресвятой Богородице и к Господу Богу: Симеон Григорийский (+ 1905),  Неофит Симонопетрийский (+ 1907), отстроившие заново свои монастыри,   Кондрат Каракаллский (+ 1940), Афанасий Григорийский (+ 1953), Иероним Симонопетрийский (+ 1957), Филарет Констамонит (+ 1963), жертвенно и усердно служившие монастырям и братии, Серафим Агиопавлийский (+ 1960), Виссарион Григорийский (+ 1974), Гавриил Дионисийский  (+ 1983), успешно сотрудничавшие по общим вопросам, касающимся всей Святой Горы, Харалампий Симонопетрийский (+ 1970), Ефрем Ксиропотамский  (+ 1983) и другие.

Кроме названных выдающихся личностей, наш век прославили и добродетельные и прозорливые блаженные духовные отцы-исповедники, такие как Савва (+ 1908) и Григорий Микроагианнит, Игнатий Кутунакиотский (+ 1927), Харитон Кавсокаливит, Цезарь и Михаил Cлепой (+ 1952) Агианниты, Неофит, Гавриил (+ 1967), Евстафий  (+ 1981) и  Елпидий (+ 1983) Кипрские и Спиридон (+ 1990) Новоскитский, Григорий Дионисийский, Максим Каракальский, Никодим Критский Кутлумусианоскитский и другие.

Всеми признаны и добродетели преставившихся cтарцев: знаменитого строгого постника Хаджи Георгия (+ 1886) и пещерника Даниила Румынского, отцов Керасиотов – Авимелеха Критского и известного гимнографа Герасима (+ 1991), Микраяннанитов – трезвомудрца и исихаста Калиника (+ 1930) и Даниила Смирнского (+ 1929), Катунакийских отцов – мудрого отшельника Герасима Менайя (+ 1957), Лавриота Аввакума Босого (+ 1978), Дионисийских монахов – последователя общежительного устава Исаака (+ 1932) и Лазаря (+ 1974), Новоскитских отцов – великого подвижника Иосифа Пещерника (+ 1959) и Феофилакта Святолюбца (+ 1986), Свято-Пантелеймоновского монаха Герондия (+ 1958), смиренного молитвенника Богородице Афанасия Иверянина  (+ 1973), великого постника Евлогия (+ 1948) и талантливого румына Еноха, жившего при Карее, выдающегося русского аскета отца Тихона из Капсалы (+ 1968), прозорливого старца Кавсокаливита Порфирия (+ 1991), десятилетиями несшего святогорское благословение в Аттику, и Паисия Святогорца (+ 1994), подарившего покой многим людям, пришедшим к нему с уважением. О каждом из них было по достоинству написано многими и много.

Последние двое из упомянутых выше стали широко известными своим благочестием. Старец Порфирий был одним из наиболее значительных людей нашей эпохи и обладал подлинным авторитетом, опытом общения со Святым Духом, будучи одновременно воистину смиренным, цельным и простым, сочетая детское восприятие мира со святостью. Он был глубоким психологом, педагогом и наставником многих, с волнением вспоминавших впоследствии о своих встречах с ним. Старец Паисий также был опытным, терпеливым и настойчивым врачевателем душ  и наставником многих людей с серьезными проблемами. Его жизнерадостные слова, его пример, его советы трогали душу собеседника, дарили ему мир, благодать благословения, духовную прохладу.

Среди ученых мужей необходимо упомянуть иеромонаха Феодорита Лавриота, Герасима Эсфигменского (Смирнакиса), написавшего знаменитую книгу о Святой Горе, а также иеродиакона Косму Агиопавлита (Влахоса), автора многочисленных работ о Святой Горе иеромонаха Христофора Дохиарита (Ктенаса), Лаврских старцев Пантелеимона, Хризостома, Александра (Эвморфопулуса), врача Спиридона (Кабанаоса), Александра (Лазаридиса), Евлогия (Куриласа), ставшего впоследствии митрополитом Корчи, Иоакима Иверянина, Феофила, Никандра, Иакова и Аркадия Ватопедских, Ксиропотамских старцев Павла, Хрисанфа и Евдокима, Афанасия Пантократорского, Зосиму Эсфигменского, Нила (Митропулоса) Симонопетрийского, Савву Филофейского, Варлаама Григорийского, Феодосия Агиопавлийского, Иоакима (Спецериса) Новоскитского и других.

Прошлые и нынешние дела Святогорских святых, игуменов, духовников, старцев и ученых мужей сияют и благотворно влияют на весь мир. Ибо Святая Гора помимо своих святынь и сокровищ хранит сокровища жизненного благочестия, которые особенно важны, поскольку дают тот образ жизни, который мы можем противопоставить ежедневной жестокости, однообразию и одиночеству. Поэтому Святая Гора по праву была названа «школой духовного отцовства и назидания»  (профессор А. Ставропулос), ибо не только принимала у себя паломников, но и посылала свои силы в мир для исповеди, проповеди, миссионерской деятельности. Эти назидания были восприняты и архиереями, и иереями, и монахами, и монахинями, и профессорами, и учителями, но и «малой» братией. Как правильно было замечено, «в лице этих немногочисленных людей, уединенно живущих в шалашах или пещерах, можно увидеть стражей, хранителей, подвижников человеческой мудрости и знания, которым мы с готовностью восхищаемся, когда оно приходит к нам из Индии или Тибета, но которое не замечаем рядом с собой»  (Ж. Лакарьер).

Слова старца Паисия, содержащиеся в его биографии старца Хаджи Георгия, подходят и самому автору, и многим из тех, о ком мы здесь писали, и свидетельствуют об их праведной борьбе за судьбы мира. «Он с прозорливостью советует каждому свое, несет душе утешение и помогает ей своими сердечными молитвами. Его лицо светится от святости его жизни и несет Божью благодать страждущим душам. Слух о нем разошелся повсюду и отовсюду спешит к нему народ за духовной помощью. С утра до вечера он забирает у болящих их боль и согревает их сердца своей духовной любовью, подобной весеннему солнцу».

Старец Авимелех Микраннанит на вопрос, чем он занимается, обычно отвечал: «Ум храним». Слепой старец Леонтий Катунакийский говорил: «Сейчас я лучше все вижу, лучше все чувствую, Бог дал мне  свет ярче того, который был у меня здорового». Вечно улыбающийся старец Михаил Кавсокаливит беседовал со святыми. Библиофил старец Модест Констамонитский говорил: «Если мы не почувствуем, что все братья наши, а мы – их, Святой Дух никогда не поселится в наших сердцах. Наше отношение к братиям не должно определяться их духовными качествами». Старец Филарет Карульский, известный своим аскетизмом, говорил: «Братия, весь мир спешит спастись, кроме меня грешного». Хронически больной старец Скита Кутлумуш говорил, что «на это есть воля Божия, и часто больное тело помогает спастись душе». Другой современный мудрый старец часто подчеркивал: «Спокойствие вокруг способствует душевному покою. Но если его нет, нужно довольствоваться тем, что имеешь, и Господь даст тебе большее». А также «пытайся понять, почему у тебя нет покоя». А также «печалься, чтобы радоваться» и «лучше жить в трудностях, чем думать, что у тебя все хорошо, трудности приносят зрелость и красоту…». В одной из своих книг старец Митрофан Хиландарский характеризует монашеское служение как «сердечность молитвы, любовь, способную на самопожертвование, всепрощающее смирение и деятельную благотворительность».

Святость в сочетании с ученостью дают чудесный результат. То, что на Святой Горе и поныне живут такие люди – это особое благословение всему миру.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания «Пемптусия».

http://www.pemptousia.ru/2013/04/благочестивые-и-ученые-отцы-святогор/



Подписка на новости

Последние обновления

События