Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Подлинны ли екатеринбургские останки?

Заявление Синодального информационного отдела Московского Патриархата в связи с дискуссией об установлении подлинности царских останков


Вопрос установления подлинности останков царственных страстотерпцев, причисленных Русской Православной Церковью к лику святых, обсуждается в обществе уже долгие годы. В связи с активизацией дискуссии по данной проблеме Синодальный информационный отдел уполномочен заявить нижеследующее. 

Церковь никогда не имела предубеждений в связи с теми или иными историческими версиями и данными научных исследований. Она уважает труд людей, посвятивших годы жизни исследованию вопроса о том, что произошло в 1918 году с царской семьей. Вместе с тем она не может игнорировать и голос критически настроенной части общества. 
В связи с этим, зная, что в настоящий момент появилась возможность нового объективного исследования останков, найденных под Екатеринбургом, с учетом научных достижений последнего времени, Русская Православная Церковь создала специальную комиссию для изучения результатов этого исследования. В состав комиссии, образованной по распоряжению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, вошли иерархи, священнослужители, ученые. Председателем комиссии назначен управляющий делами Московской Патриархии митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий. 

Позиция Русской Православной Церкви по вопросу установления подлинности останков была и остается неизменной. Церковь настаивает на обеспечении максимальной объективности, научности, абсолютной открытости и максимальной прозрачности исследования на всех этапах его проведения. 

Такие требования связаны с тем, что останки царственных страстотерпцев после положительного заключения экспертов и церковного решения должны почитаться как святые мощи. Последнее невозможно без всеобщей и безусловной рецепции результатов исследования, оспаривание которого может создать разделения в обществе и Церкви. 

В случае положительного заключения экспертиз о подлинности останков вопрос о признании их святыми мощами будет представлен епископату Русской Православной Церкви для рассмотрения. 
Синодальный 
информационный отдел 
Московского Патриархата
 
Единство истории и вопрос о «екатеринбургских останках»


Очень важно, особенно в период приближения к 100-летию событий 1917 года, ответить на все недоуменные вопросы, которые ставят люди, в том числе верующие, в связи с разными интерпретациями исторических событий той поры. Сейчас в достаточно доброжелательной, серьезной обстановке и в то же время в условиях честности, открытости, прямоты ведется диалог между Церковью, государством, общественными силами и учеными мужами относительно дальнейших исследований останков, найденных под Екатеринбургом и частично уже захороненных в Петропавловской крепости или предлагаемых к захоронению. Некоторые пытаются сказать, что со всеми останками и с их подлинностью все ясно, и нужно закрыть все вопросы, перевернуть страницу истории – дескать, нельзя ворошить прошлое, нельзя прикасаться к останкам, которые уже захоронены. 

Вот это стремление «закрыть» историческую дискуссию, закрыть вопрос об исследовании вызывает у многих людей естественные сомнения. Люди спрашивают: если нам предлагают закрыть дискуссию и закончить все исследования, нет ли за этим какой-то скрытой попытки спрятать результаты тех или иных фальсификаций? Именно поэтому проведение всех возможных исследований и максимальная открытость в процессе этих исследований очень важны для того, чтобы все недоуменные вопросы и сомнения, которые есть у общественности, в том числе у верующих людей, были сняты. Именно открытость и честность, способность вести диалог, даже непростой, сегодня очень важны для дальнейшего изучения вопроса о подлинности или неподлинности останков, найденных в Екатеринбурге. 

Несколько дней назад в рамках вновь открытого уголовного дела – а его необходимо было открыть для того, чтобы провести новое научное исследование, – была совершена эксгумация останков, которые приписываются императору Николаю II и императрице Александре Федоровне. Были вскрыты опечатанные гробы, были изъяты скелеты, была проведена антропологическая экспертиза скелета, который приписывается императору Николаю II. Также были взяты пробы из этого скелета, в том числе из черепа, и пробы из черепа скелета, который приписывается императрице Александре Федоровне. Были взяты смывы с одежд, которые находились на императоре Александре II в момент взрыва, который послужил причиной его смерти. Одежды эти находятся в государственном Эрмитаже, и сейчас появляется новая возможность для сопоставления генетического материала упомянутых останков, упомянутых следов оставшихся на одежде, с теми захоронениями и останками, которые могут считаться, в значительной степени, бесспорными. 

Изъятие проб происходило в присутствии представителей Церкви во главе с владыкой митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием. При этом присутствовал и я. Все это делалось при видеофиксации – так, что бы мы могли сказать при всем народе Божием: вот пробы, которые брались при нашем присутствии. Потом пробы были запечатаны в особые пакеты с печатью Следственного комитета, и владыка митрополит Варсонофий повез их в Москву. 

Некоторые сегодня говорят, что новые исследования являются избыточными, что они не нужны, что Церковь по непонятным причинам затягивает процесс признания останков. При этом следует, конечно, иметь в виду и то, что есть достаточно большое количество новых данных сопоставления останков найденных в Екатеринбурге с генетическим материалом родственников Романовых, и с некоторыми останками. К этим данным стоит присмотреться, игнорировать их нельзя. Но для Церкви очень и очень важна максимальная уверенность в том, что пробы брались именно из тех захоронений и останков, которые считаются бесспорными, а пробы из останков, обретенных под Екатеринбургом, берутся именно из тех частей скелетов, которые наименее разрушены и подлинность которых наиболее важна для признания или непризнания этих останков. 

И для Церкви вопрос об исторической правде в этом случае особенно важен и особенно ответственен, потому что император Николай Александрович и члены его семьи были причислены к лику святых. Церковь не имеет в этом вопросе, как много раз было сказано, права на ошибку. Она не руководствуется какими-то политическими устремлениями, какой-то тайной повесткой дня, которая заставляла бы затягивать процесс признания останков. 
Она помнит о своей ответственности и перед Богом, и пред Божиим народом, и эта ответственность заставляет представителей Церкви всякий раз настаивать на том, что любые исследования должны проводиться таким образом, чтобы не было не малейших оснований для подозрения в фальсификациях, совершенных в угоду тем или иным политическим силам и тенденциям интерпретировать историю определенным образом. Будем надеяться, что процесс исследования останков рано или поздно приведет нас к полному примирению вокруг одной из сложных страниц истории. Будем надеяться, что и все споры и дискуссии, которые наверняка будут продолжаться, не разрушат гражданского мира, а помогут нам в большей степени, чем сегодня, осознать, что наша история едина, и в ней, в каждом ее периоде явлены грех и добродетель, сила Божия и человеческая немощь, ложь и правда. 
 
Из выступления Председателя Синодального отдела 
по взаимоотношениям Церкви и общества 
протоиерея Всеволода Чаплина 
на телеканале «Союз» в программе «Комментарий недели» от 26.09.2015 г.
 
«Нет надежды на обретение полноценных останков»
 
Об отношении верующих к останкам, приписываемых царской семье, и неразгаданных тайнах убийства императора рассказывает настоятель Петропавловского собора архимандрит Александр (Федоров)


«Петербургский дневник»: Отец Александр, вы стали настоятелем Петропавловского собора в 2001 году – через три года после первого захоронения в нем екатеринбургских останков. Каким вам вспоминается то время? 

Архимандрит Александр (Федоров): Действительно, когда я начал служение в соборе, захоронение уже было произведено. Наш приход действовал с 2001 года – с большей или меньше степенью активности. В наши задачи помимо основной входила и дипломатическая работа: нужно было сделать так, чтобы все, кто приходят в собор, были удовлетворены. И у нас это получалось. 

Царская семья была канонизирована в 2000 году, и мы имели возможность в центре храма совершать молебен царственным страстотерпцам. Кто верил в екатеринбургские останки – шел в екатерининский придел, кто не верил – не шел. Все очень демократично, спокойно. 

«Петербургский дневник»: И каких людей тогда было больше? Многие ли молились у подхороненных останков тогда и сейчас? 

Архимандрит Александр (Федоров): Мой опыт как священника показывает, что православный народ имеет сильную интуицию, тонко чувствует фальшь. Почитание царской семьи в последнее время действительно усиливается, и если говорить о топографическом выражении этого почитания, то главным местом, конечно, является Ганина Яма под Екатеринбургом и собор Царственных Страстотерпцев, построенный на месте Ипатьевского дома. 

Ни Поросенков лог, где были найдены останки в 91 году, ни Екатерининский придел Петропавловского собора такими объектами не являются. Я думаю, что к подлинным мощам поток людей было бы не остановить. Не поток туристов и любопытствующих иностранцев, отдельных экзальтированных личностей, а обычного православного люда. Мы видим десятки таких примеров – с Серафимом Саровским, Ксенией Блаженной, когда молва идет по миру и люди идут постоянно. 

На время богослужения в соборе мы просто закрываем Екатерининский придел, где захоронены останки, он не фигурирует в пространстве службы. Конечно, мы никому не запрещаем туда подходить – доступ открыт. Другой вопрос, что верующие туда практически не ходят. 

«Петербургский дневник»: Получается очень странная, даже парадоксальная ситуация – останки захоронены в соборе, но их подлинность не признана Церковью. Как лично вы видите эту ситуацию? 

Архимандрит Александр (Федоров): Общая позиция, которую разделяет Церковь, не нова. Она основана на той информации, которая была получена следователями при белогвардейской власти в Екатеринбурге, когда была возможность проводить следственные мероприятия. Прежде всего, мы говорим о материалах следователя Соколова Николая Алексеевича. 

Эта версия заключается в том, что большевики, которые уничтожали царскую семью, сделали все возможное, чтобы уничтожить их до конца. Не удалось им стереть только память о них, физически они сделали все возможное. То количества бензина и серной кислоты, которые были привезены в Ганину яму, не оставили надежды на обретение полноценных останков. 

Микрофрагменты тел тогда были извлечены и доставлены за границу. Они по сей день находятся в Брюсселе в русском православном соборе, в том числе и отрезанный палец императрицы. 

«Петербургский дневник»: Как появилась альтернативная версия захоронения царской семьи, ставшая впоследствии общепринятой? Какими вам видятся причины появления? 

Архимандрит Александр (Федоров): Версия, которая легла в основу так называемого «официального» следствия конца 20-начала 21 века, родилась в недрах большевистского режима. Она связана с очень странным документом – «запиской» Юровского – революционера и коменданта Ипатьевского дома, главного цареубийцы. Появилась эта записка в нескольких редакциях. Сейчас известно, что её основным автором был большевистский деятель и историк Покровский. В целом этот «документ» сообщает, что в Ганиной яме большевики не уничтожали царские тела, а захоронили их неподалеку – в так называемом Поросенковом логу под мостом. Этому противоречит огромное количество фактов, с ними можно познакомиться самостоятельно. 

Зачем нужна эта версия – трудно сказать. Есть вариант, что она призвана обелить, сделать более «цивилизованным» чудовищное преступление большевиков. Существовала и другая версия, она жива до сих пор: ритуальное убийство. Этот вариант тоже нужно было устранить. Есть домыслы про «царское золото» – получив трупы и закрыв дело, советская власть как правопреемница старой России могла получить некое мифическое богатство Николая ll. 
«Петербургский дневник»: Как проводились эти повторные раскопки, почему они вызывают скептическое отношение многих исследователей? Участвовали ли в них представители Церкви? 

Архимандрит Александр (Федоров): Первопроходцем в новых поисках был писатель Гелий Рябов. Прочитав записку Юровского, он сходу нашел в Поросенковом логу останки, ставшие впоследствии «царскими». Те действия, которые он проводил, не вписываются в рамки здравого смысла, и уж тем более не напоминают нормальные раскопки. Все проводилось по принципу черных копателей: наугад разрылся предполагаемый могильник, не составлялись никакие документы. Странным является то, что сходу были изъяты три черепа, положены обратно, затем снова извлечены. Все это выглядит чудовищно. Останки хранились и дома, и чуть ли не по карманам. Довольно странно – по многим описаниям там обнаружена и монета 30-х годов. 

Церковь присутствовала в Государственной комиссии, действовавшей в девяностые годы, в лице митрополита Ювеналия. Впоследствии он сформулировал мысль о том, что выводы о принадлежности этих останков к царским остаются на совести тех, кто проводил исследование. Не только церковные деятели, но и некоторые другие члены комиссии выказывали свое сопротивление тому, что происходит. Большая часть членов комиссии – чиновники, которые должны были выполнять заказ. 

В течение 90-х годов и впоследствии было оказано колоссальное давление на Церковь. При этом святейший Патриарх Алексий очень мудро и мужественно выдержал церковную позицию. С точки зрения Церкви в новой версии не было достаточных аргументов для того, чтобы признать ее за подлинную. Мы не можем предложить людям почитать мощи, в подлинности которых не уверены. Права на ошибку у Церкви нет. 

«Петербургский дневник»: И все-таки, во всех СМИ говорят о том, что по результатам генетической экспертизы останки со стопроцентной вероятностью принадлежат царской семье. Чего, на ваш взгляд, не хватает для того, чтобы с этим согласиться? 

Архимандрит Александр (Федоров): Никакого стопроцентного доказательства тогда не было и нет сейчас. Есть только бесконечная, почти зомбирующая констатация того, что они якобы подлинные. Только декларирование. 
Генетические исследования были наложены на некорректно выставленную историческую канву. Непонятно, как эти останки появились, как они перемещались. Я не специалист в этой области, но говорят, что те методы, которые использовались, обычно только дополняют основное исследование. 

Для сравнительного генетического анализа, проведенного в США, были взяты образцы представителей Английского королевского дома. Родство с ними нашей царской семьи – это то, что называется пятой водой на киселе. Я уже не говорю о визуальных попытках реконструировать облик – это просто никуда не годится. 

Хочу напомнить, что есть некоторые вещи, которые даже в обывательском представлении вызывают вопросы. Почему на черепе, который называется царским, нет следа от удара сабли самурая в Японии – а это общепризнанный факт? Почему череп имеет совершенно нелеченные зубы, притом, что Николай ll прибегал к помощи собственного зубного врача? Таких вопросов множество. Ответа на них нет. 

Существует много оппонентов и специалистов, которые и сегодня могут объяснить свою позицию достаточно веско – судебный медик Вячеслав Леонидович Попов, криминалист, кандидат медицинских наук Юрий Александрович Григорьев, десятки других. Но с ними никто не идет на контакт. 

«Петербургский дневник»: Вы говорили о тех царских останках, которые были извлечены из Ганиной ямы после убийства, признаны Церковью и вывезены в собор Брюсселя, где находятся и сегодня. Напрашивается довольно очевидный вариант – сравнить с ними екатеринбургские находки. 

Архимандрит Александр (Федоров): Даже такой минимум, как просто сопоставить генетический материал Брюсселя с найденным в Екатеринбурге, Церкви сделать не дают. Выводы можно сделать самим. 

Образцы действительно есть, и не только эти. Помимо прочего есть кровь Тихона Николаевича Куликовского – родного племянника государя по женской линии, которая уже участвовала в экспертизе и не дала нужного результата. Есть Ольга Николаевна, вдова Тихона Николаевича, которая готова её вновь предоставить. Но никто не обращается. 

«Петербургский дневник»: Если Церковь не признала обнаруженные останки, не признал их и Императорский Дом Романовых, зачем, на ваш взгляд, вновь поднимать вопрос о захоронении и готовить его, и кому это нужно? 
Архимандрит Александр (Федоров): В разное время разные органы занимались расследованием дела убийства царской семьи. Современная рабочая группа сформирована как группа «о доследовании и захоронении». То есть следовало бы сначала провести аналитическую работу, а затем говорить о захоронении. Первую часть пропустили. Уже через месяц после организации группы эмиссары в Петербурге обсуждали технические подробности подхоронения – как подвинуть камни в Екатерининском приделе и так далее. 

Кому и зачем это сейчас нужно – сложно сказать. Старые советские причины уже не актуальны. Не вдаваясь в долгие рассуждения, можно отнести это к проискам дьявола, который всегда ищет слабые звенья и искушает людей. 
«Петербургский дневник»: Допустим, позиция Церкви не изменится, не изменится и намерение подхоронить останки в Петропавловский собор. Как это будет происходить? 

Архимандрит Александр (Федоров): Нужно сказать, что каждый имеет право на свое мнение, даже в церковной среде могут быть те, кто признали останки. Мы все читали разную литературу, общались с разными людьми. Но мы все готовы к диалогу. 

Тот компромисс, который был найден при захоронении первых останков в 98 году, был допустим. Тогда в День царственных страстотерпцев в Троице-Сергиевой лавре молился Патриарх Алексий, с ним была великая княгиня Мария Владимировна, там поминалась царская семья. 

В Петропавловском соборе в тот день не было никого из архиереев Русской православной церкви. Там были те представители родственников царской семьи, которые поверили в подлинность останков. Был и президент Борис Ельцин, который пообещал Патриарху, что не будет произносить своими устами, что это останки царской семьи. Он выполнил свое обещание – говорил общие вещи. Простые священники, которые при этом находились, совершали заупокойную службу по невинноубиенным, что важно – без всяких имен. Это все было возможно, потому что царская семья была не канонизирована. 

Сейчас любое наше действие будет спорным. Если мы будем проводить службу так, как будто это святые мощи, мы без веских причин отменим свою же позицию, которой придерживались десятилетиями. Если бы мы сделали так, как в 98 г. – то по существу мы бы показали, что не признаём останки царскими, но внешне – на телеэкраны – это выглядело бы как признание. Поэтому и такую службу совсем не обязательно проводить в день, намеченный для дозахоронения. 

Церемония может быть просто военно-государственной, делать из этого шоу точно не стоит. Безусловно, нам хочется, чтобы все было вежливо, достойно, корректно. Может быть, удастся найти и иной компромисс. 
Гибель Императора России Николая Второго и Императорской Семьи произошла в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге в доме инженера Ипатьева. Утром после расстрела их трупы были вывезены в район урочища Ганина Яма, в 15 км от г. Екатеринбург и в 2 км от дер. Коптяки, где останки бросили в «открытую шахту». Для уничтожения тел было использовано около 170 л серной кислоты и 160 л. керосина... 
 
Беседовала Елена Куршук 
Православие.ru
 
Заявление О.Н. Куликовской-Романовой о возобновлении уголовного дела об «екатеринбургских останках»


Почитание святых Царственных страстотерпцев не нуждается ни в чем, кроме нашей любви. Обретение их святых мощей, если таковое случится ко благовремению, ничего принципиально не изменит в позиции Русской Православной Церкви, канонизировавшей всей полнотой Августейшую Семью Государя Императора Николая Второго. 

Мне довелось быть участником и свидетелем прославления Царских мучеников заграницей и в России. На моих глазах и при моем непосредственном участии разворачивается история с т.н. «екатеринбургскими останками». Почти четверть века веду «неравный поединок» с теми могущественными силами, которые, вопреки позиции Русской Православной Церкви и Зарубежной комиссии, признали обнаруженные под Екатеринбургом останки безвестных мучеников царскими и перезахоронили их в Петропавловском соборе. Ныне грандиозная международная афера с подлогом святых мощей Царственных страстотерпцев вступает в новую фазу. Впервые появилась возможность положить конец бесчинству и призвать к ответу кощунников. 

Следственный комитет Российской Федерации возобновил расследование по уголовному делу о гибели членов Российского Императорского дома Романовых, а также лиц из их свиты. Инициатором дополнительных исследований впервые выступила Русская Православная Церковь. Ее достойные представители должны будут взять под контроль весь комплекс экспертиз. При проведении сравнительных анализов ДНК необходимо учитывать и иные методы, подходы, версии ученых, чем те, которые принимались прежде, как единственно верные. Никакая генетическая экспертиза априори не может гарантировать стопроцентный результат и служить мерилом церковной истины. Со своей стороны, готова вновь предоставить кровь моего супруга – Тихона Николаевича Куликовского-Романова – внука Императора Александра Третьего и родного племянника Царя-страстотерпца Николая Второго. 

По антропологическим особенностям и по химическому составу костей члены Царской Семьи и члены их свиты отличаются от жителей Урала, что могут подтвердить дополнительные исследования. Новые разыскания в архивах прольют свет на неизвестные ранее исторические факты. Скрупулезному анализу должна быть подвергнута и сама пресловутая Записка Юровского-Покровского, ставшая первотолчком уголовного дела о т.н. «екатеринбургских останках». 

Круг вопросов, необходимых к рассмотрению следствием при участии представителей Русской Православной Церкви, широк и сложен. Нет никакой необходимости торопиться, чтобы успеть к намеченной на октябрь дате «подзахоронения» предполагаемых останков Цесаревича Алексия и Великой Княжны Марии к т.н. «екатеринбургским останкам». Поспешное и насильственное признание лже-царских останков святыми мощами может обернуться церковным расколом. В нынешней тяжелой международной ситуации очередной подлог с участием некоторых членов Династии Романовых больно ударит по престижу России. И наоборот, удаление лже-останков Царской Семьи из екатерининского придела Петропавловского собора, судебное осуждение не только исполнителей, но и заказчиков убийства во главе с Лениным и Свердловым, развенчание «гробокопателей» из Поросенкова Лога и их покровителей послужит очищению духовной атмосферы в стране, укреплению ее авторитета в мире, создаст новые исторические перспективы развития единодержавной России. 
О.Н. Куликовская-Романова 
Сентябрь 2015 г. 
г. Москва
http://rusderjavnaya.ru/news/podlinny_li_ekaterinburgskie_ostanki/2015-10-12-223



Подписка на новости

Последние обновления

События