Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Новые решительные шаги обновленческих реформ?

Или зачем убрали ектению «об оглашенных».

 

Многие православные Петербурга и паломники северной столицы недоумевают из-за очередных сюрпризов богослужебной практики некоторых центральных соборных храмов. По непонятным причинам из Божественной литургии свт. Иоанна Златоуста исчезла ектения об оглашенных и приготовительные ектении верных перед «Херувимской песней». На вопросы и недоумения верующих столичное петербургское духовенство ссылается на «благословение Святейшего Патриарха Алексия II». Однако члены нашей редакции, как впрочем и многие благочестивые миряне глубоко сомневаются в существовании такого «благословения», зная щепетильное отношение Святейшего Патриарха к литургическим новшествам, тем более такого рода.

Отметим, что с момента управления тогда ещё Ленинградской митрополией митрополитом Никодимом (Ротовым) стал заметно меняться облик пастырей северной столицы. Несмотря на то, что во времена патриарха Тихона Петроград охватила серьёзная обновленческая смута, тем не менее её удалось искоренить таким выдающимся иерархам нашей Церкви как митрополит Мануил (Лемешевский), митрополит Николай (Ярушевич). Важно также и то, что после обновленческого потрясения бывшей столицы Российской империи, именно Петроград стал мощным бастионом, который оказывал сильное противодействие реформам митрополита Сергия (Страгородского), а духовенство почти единодушно осудило «Декларацию» митрополита Сергия, которая по своему содержанию выходила за рамки церковного нейтралитета и затрагивала политику, фактически направляя священноначалие Русской Церкви на путь политических заигрываний с безбожным государством.

Деятельность митрополита Никодима (Ротова) в области межхристианских контактов была направлена на резкое и абсолютно необоснованное сближение с Римо-Католической церковью, введение intercommunion с римо-католиками. Ему же принадлежит выстраивание новой модели церковной жизни, основанной на жёсткой административной вертикали и полное исключение из церковной жизни клира и мирян. Всё это коренным образом ломало древний соборный принцип церковного устройства, поскольку в жизни церкви при её иерархическом устройстве участвуют все и хранителями веры является вся Церковь, а не только епископат. К глубокому сожалению, эти серьезные изменения митрополита Никодима сегодня не замечаются. Однако при оценке деятельности любого человека, в особенности крупных личностей, имевших большой политический вес и международное признание, должны присутствовать не светские критерии, а прежде всего церковные, святоотеческие, и замечаться не только плюсы, но и минусы. А последних у приснопамятного митрополита Никодима было предостаточно.

Однако мы не станем останавливаться на деятельности этого маститого иерарха, предоставив точную оценку его деятельности Божественному правосудию, а только лишь окинем общим взглядом те последствия его деятельности, которые по нашему мнению отразились на качестве петербургской митрополии. Во-первых , митрополия давно славится своими филокатолическими взглядами и размытыми экклезиологическими воззрениями. При беседе с клириками времен митрополита Никодима приходится удивляться не просто симпатиям к Римо-Католической церкви, а странной убежденности в том, что латиняне вовсе не являются еретиками – это равноправная Церковь. Подхватывая филокатолические высказывания проф. А. П. Лебедева, они утверждают, что из-за раскола 1054г. невозможно собирать Вселенские соборы, ибо присутствие Римского папы или его легатов на соборе является необходимым и обязательным условием проведения Вселенского собора. Список подобных убеждений можно было бы продолжить и дальше. Но, как известно, мировоззрения человека всегда отражаются на его личной духовной аскетической жизни. благочестии и наоборот. Не касаясь отдельных представителей «никодимовского» духовенства лишь укажем на несколько характерных черт окормления паствы в Петербурге во многих соборных храмах:

  • отсутствие частной исповеди и настойчивое проведение только общих исповедей,

  • безответственное не послабление, а даже разрешения от Великого поста, едва у кого-то где-то кольнуло, выхолащивание аскетического духа Церкви, который ей присущ был всегда,

  • отсутствие пастырской заботы о духовном возрастании мирян, повышения уровня церковного сознания,

  • сокращение богослужебных последования до ужасающего минимума: например урезание вечерних богослужений, в некоторых храмах служится вечерня без утрени, но утреня не совершается утром перед Божественной литургией. (например в Спасо-Преображенском соборе еще в 80-е гг. умудрялись «служить» вечерню с утреней за 50 минут. Один из известных старцев, узнав об этом скорбно лишь ответил: «Такую молитву Бог не приемлет».)

  • чтение Апостола и даже иногда Евангелия на русском языке в Синодальном переводе, под предлогом якобы непонимания церковно-славянского языка. Но при этом категорический отказ наблюдать за внятностью речи чтеца и громкостью, не говоря уже об необходимости обучении этому языку прихожан,

  • традиционно негативное отношение к монашеству, в то время как именно монашество является евангельским и церковным институтом, носителем церковного сознания по преимуществу. Именно по этой причине прп. Феодор Студит и называет монашество «нервами Церкви», а прп. Иоанн Лествичник «светом для человеков».

Безусловно, эти многие «упущения» часто исправляются традиционно присущим многим петербуржцем стремлением к просвещению, любви к чтению и знаниям. А оно часто бывает вызванное интуитивным стремлением к личному благочестию, более глубокому и осознанному отношению к вере. Здесь нельзя не видеть мистической роли тех многочисленных Новомучеников, которых огромное количество имеет Петербург-Петроград.

Теперь перейдем к вопросу о ликвидации ектений «об оглашенных» и «верных» пред Херувимской песнью.

Немного скажем об их значении и месте в Божественной литургии.

Ектения «об оглашенных» и последующий призыв оглашенных покинуть богослужебное собрание перед литургией верных, завершает ту часть Божественной литургии, на которой издревле дозволялось присутствовать некрещённым, кающимся, то есть находящихся под церковным отлучением и епитимьей, а иногда еретикам и иноверцам, которая до сих пор носит название «литургии оглашенных».1 Эта часть литургии имела характер огласительно-катехизический. Изводить из церкви не только оглашенных, но и кающихся повелевает правило 19 Лаодикийского собора: «Подобаетъ во первыхъ, по бесѣдах епiскопскихъ, особо творити молитву объ оглашенныхъ, а по изшествiи оглашенныхъ, быти молитвѣ о кающихся: когда же и сiи прiидутъ подъ руку, и отидутъ, тогда совершати молитвы вѣрныхъ три: едину, то есть первую, в молчанiи, вторую же и третiю съ возглашенiемъ исполняти. Посемъ уже миръ подавати, и когда пресвитеры дадутъ миръ епiскопу, тогда и мiрянамъ миръ взаимно подавати, и тако совершати святое приношенiе. И единымъ токмо освященнымъ позволено входити въ олтарь, и тамо приобщатися».2 В комментариях авторитетнейших толковников священных канонов Православной Церкви Зонары, Аристина и Вальсамона подтверждается этот древний порядок совершения божественной литургии. То есть перед тем как совершалась непосредственно Божественная Евхаристия после чтения Священного Писания, поучительного слова епископа, всегда совершались прошения за оглашенных, которые готовились к принятию Крещения, и прошения за «тех, которые находились в покаянии». За ними следовало прошение-молитва верных. Аристин подчёркивает: «Настоящее правило учит порядку молитв, как они должны совершаться».3 Но данный порядок молитвословий появился не в IV столетии, а ещё в раннехристианское время. В таком наиважнейшем памятнике раннего христианства, как «Апостольские постановления», в VIII главе мы находим описание последования литургии свмч. Климента папы Римского. И в нём содержится упоминание о четырех ектениях по прочтении Евангелия: над оглашенными, кающимися и одержимыми. После молитвы верных начиналось приготовление ко причащению. Этот же порядок сохранялся и при жизни свт. Василия Великого и свт. Иоанна Златоуста, при всём том, что Восточная Римская империя в подавляющем большинстве была христианской. Некоторые литургисты полагают, что литургия свт. Иоанна Златоуста во многом схожа с литургией свмч. Климента: построение ектений и целые выражения тождественны, однако в ектениях есть дополнительные прошения и они иначе расположены. Сам свт. Иоанн Златоуст о необходимости совершать молитву об оглашенных пишет следующее: «Так, церковный закон побуждает верующих молиться и за не посвящённых ещё в таинства веры. Когда диакон говорит: о оглашенных усердно помолимся, он делает ни что иное, как возбуждает весь народ верных к молитвам о них, хотя оглашенные ещё и чужды верующим, так как не принадлежат ещё к телу Христову, ещё не имеют общения в таинствах, ещё отделены от стада духовного. Если же о них должно молиться, то тем более мы должны молиться о наших членах. Для того и говорит: усердно помолимся, чтобы ты не отринул их как чуждых, не забыл как чужестранцев. Они ещё не получили заповеданной и данной Христом молитвы, ещё не стяжали дерзновения, но имеют нужду в помощи посвящённых в таинства. Они ещё стоят вне царских чертогов, далеко от священной ограды. Поэтому они и высылаются, когда приносятся те страшные молитвы. Поэтому диакон и приглашает тебя молиться за них, чтобы они сделались твоими членами, и не были уже чужестранными и отчужденными».4 Однако Вальсамон и Славянская Кормчая указывают на некоторые изменения, которые произошли в образе совершения Божественной литургии: было изъято прошение о кающихся и целование мира между мирянами. Прошение об оглашенных оставалось не тронутым.

Кроме того, свт. Иоанн в беседе на первое Послание апостола Павла к Коринфянам упоминает о древности церковного обычая после Евангелия перед Евхаристией совершать молитвы и об усопших, ектении о которых частенько также опускаются: «Да не обленимся помогать отшедшим и приносить за них молитвы, ибо предлежит общая для всего мира Очистительная Жертва... Не напрасно установлено апостолами, чтобы при Страшных тайнах мы поминали отшедших: от этого бывает им немалое приобретение, многая польза».

Этот обычай в Православной Церкви фактически сохранялся всегда и даже тогда, когда Церковь несла свое служение в исконно православных странах, т.е. там, где произнесение ектении об оглашенных и возглашение об исхождении их из храма носило лишь характер исторического воспоминания. Не считала нужным и русская Православная Церковь удалять эту ектению в дореволюционное время, хотя никакого института оглашенных уже не было и в помине.

Однако сегодня, когда большая часть нашего народа не воцерковленная и должен ставиться вопрос о необходимости восстановления института оглашения, некоторые настоятели петербургских храмов бесцеремонно удаляют ектении «об оглашенных» и «ектению верных». При современной ситуации требуются шаги совершенно в другом направлении. И наиболее целесообразно было бы после возглашения «оглашенные изыдите», людям не причащающимся и находящихся под епитимьей, а также нецерковным людям предлагать покинуть храм. Ибо все даже нецерковные люди по сути своей остаются «непосвящёнными», которым по сути воспрещается присутствовать при самом святейшем тайнодействии Православной Церкви.

Полагаем, что все эти дерзостные шаги петербургского духовенства вызваны опасной обмирщённостью, духом беспредельного либерализма, убивающего элементарный страх Божий и благоговение к тому, что было установлено не падшей человеческой логикой, а церковным святоотеческим сознанием, просвещенным благодатью Святого Духа. Ведь если идти по пути этой обмирщённой логики, которая так странно боится всякую лишнюю минуту посвятить молитве Богу – то неизбежны будут и дальнейшие шаги: ликвидация литургии оглашенных и оставление только евхаристического канона. И чем тогда литургия не уподобится латинской еретической мессе, которая имеет лишь внешний вид тайнодействия, а по сути является еретической скверной, по верному замечанию «православия светильника» свт. Григория Паламы. Нужно помнить то, что в нашей церковной жизни мы руководствуемся не мирскими принципами размытой толерантности, вернее религиозного релятивизма, конформизма и безразличия, а сообразуем наши дела и поступки с волей Святейшего Бога. Легко сползать с идеала к плохому примеру, но еще страшнее когда этот пример превращается в норму жизни и поведения там, где главная цель – это совершенство во Христе. А оно требует совершенно обратных шагов: из плотского человека перерождаться в духовного, созданного в святости и истине.5 И преодоление своих страстей, дурных привычек и наклонностей, обязательная жизнь в непрестанном подвиге как внешнем так и внутреннем составляет путь спасения, усвоения себя Богочеловеку Христу, обретения подлинного сыновства и обожения. И если мы не ставим в своей пастырской практике такой задачи, задачи личного преображения и просвещения – то наше спасение как и православной ставятся под глубокое сомнение. 6

В заключении мы в качестве назидания и повода для критического размышления приводим слова вселенского отца Церкви свт. Иоанна Златоуста: «Несмотря на то, некоторые до того несмысленны, безумны и рассеянны, что не только во время молитвы оглашенных, но и во время молитвы верных стоят и разговаривают. Вот отчего у нас всё не в порядке, вот отчего всё идет к погибели, - оттого, что мы и тогда, когда более всего должны умилостивлять Бога, прогневляем Его и так уходим из церкви. Нам повелевается здесь, в присутствии верных, молить человеколюбца Бога о епископах, о пресвитерах, о царях, о властях, о земле и море, о воздухах и всей вселенной. Итак, если мы, которые должны иметь дерзновение молиться о других, не молимся и о себе с должным вниманием, то какое будем иметь оправдание, какое извинение? Потому, размысливши обо всём этом, прошу помнить время молитвы, быть возвышеннее духом, отрешаться от земли и воспарять в самыя выси небесныя, да возможем умилостивить Бога и получить обетованныя блага, которых и да сподобимся все мы достигнуть благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу со святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».7

1К. Субботин. Руководство к изучению Устава богослужения Православной Церкви. СПб. Сатис. 1994, с. 92, Новая скрижаль. Репринт. М. 1992, т. 1, с. 181

2Правила св. Поместных соборов с толкованиями. Тутаев. 2001, ч. 2, стр. 233-234

3Там же, с. 234

4Свят. Иоанн Златоуст. Полное собрание творений. СПб. 1905, т. 10, кн. 2, стр. 478-479

5См словва ап. Павла:

6Старец иосиф Ватопедский. Аскеза – матерь освящения. М. 2005. мы эту книгу настоятельно рекомендуем прочесть всем пастырям и инокам.

7Свт. Иоанн Златойст. Указ. сочин., с. 484-485




Подписка на новости

Последние обновления

События