Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Духовная жизнь

Отцы Церкви о курении

О курении писали многие святые отцы Церкви и, в частности, Нектарий Эгинский и Силуан Афонский. От них мы узнаем, что человек должен победить свои страсти. Любовь и стремление к Богу являются самым действенным лекарством от вредных и греховных привычек.

proliptiki_34_UP-600x275

Святой Никодим Святогорец говорит о курении в трудах “Духовные упражнения” и “Увещевательное руководство”, называя эту привычку “фимиамом диавола”. В обоих своих произведениях святой Никодим подчеркивает, насколько серьезной является тема курения, которое он считает виновным не только в телесном и духовном нездоровье человека, но и в его безответственности по отношению к христианскому долгу [1].

Кроме того, автор настаивает, что все без исключения клирики не должны курить, поскольку использование табачного дыма противоречит благонравию – великой добродетели – а также не соответствует величию священного сана и наносит вред здоровью тела [2].

Святой Нектарий Пентапольский называет курение телесным блудом. Авва Питирион в “Геронтиконе” пишет, что если человек хочет изгнать демонов, ему следует сначала победить свои страсти, после чего демоны уйдут сами. Однако демоны, как говорит Господь, отходят от человека только через молитву и пост. Таким же образом человек освобождается и от страстей – горячей молитвой и постом, приносящими рассудительность и взращивающими милосердие. Так изгоняется зло, подчиняющее себе мужчин и женщин.

Старец Софроний Сахаров в своем труде о святом Силуане Афонском упоминает один случай, о котором мы хотим рассказать здесь. В 1905 голу отец Силуан ездил по России, посещая различные монастыри.

“В одно из таких путешествий в поезде железной дороги он занял место напротив одного купца. Последний с дружеским жестом раскрыл перед ним свой серебряный портсигар и предложил ему сигарету. Отец Силуан поблагодарил за предложение, отказавшись взять сигарету. Тогда купец начал говорить: “Не потому ли, батюшка, Вы отказываетесь, что считаете курение грехом? Но курение помогает часто в деятельной жизни, ведь хорошо сделать перерыв в напряженной работе и отдохнуть несколько минут. Удобно при курении вести деловую или дружескую беседу, и вообще, в ходе жизни…”. И дальше, пытаясь убедить отца Силуана взять сигарету, он продолжал говорить в пользу курения. Тогда все-таки отец Силуан решил сказать: “Господин, прежде чем закурить сигарету, помолитесь, скажите одно “Отче наш”. На что купец ответил: “Молиться, перед тем, как курить, вроде не очень правильно”. Силуан в ответ заметил: “Итак, всякое дело, перед которым не очень правильно несмущенно молиться, лучше не делать” [3].

Разум и сердце человека должны быть всегда свободными для молитвы. Любое действие человека, которое не может сосуществовать с молитвой, не должно осуществляться. Мы можем заметить, что святой Силуан не прибегает к резким выражениям и не выказывает отвращения к своему курящему собеседнику. Он также не оправдывает отказ от курения, основываясь на правилах гигиены, которые в те годы не противоречили курению. Его позиция по отношению к этой вредной привычке имеет глубоко богословский характер. Его точка зрения основывается на практическом и молитвенном богословии в духе отцов Православной Церкви.

Все, что несовместимо с чистой молитвой, пусть не делается вовсе. Тяга к греховным наслаждениям побеждается не запретами и суровой борьбой, а общением Бога и человека, выражающимся в молитве. Суть слов святого Силуана заключается в том, что любовь и стремление души к Богу, являются самым действенным лекарством от вредных и греховных привычек.

В Святом Писании прямо не говорится о курении, однако косвенно, посредством некоторых принципов, которые мы в состоянии применить к современным реалиям, мы можем сказать что-то и относительно курения. Священное Писание дает нам заповедь не позволять ничему “завоевывать” наше тело. В Первом послании Коринфянам сказано: “Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною” [4]. Курение, несомненно, является тяжелой зависимостью. Апостол Павел продолжает: “Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии” [5]. Конечно, курение очень вредно для здоровья. Научно доказано, что оно разрушает легкие, а порой и сердце.

Примечания:

[1] В. Соломос-Николаидис. Курение и православное воспитание в детском и юношеском возрасте. Салоники, 2001. С. 288.

[2] Никодим Святогорец. Увещевательное Руководство. Афины, 2008. С. 87.

[3] Архимандрит Софроний Сахаров. Преподобный Силуан Афонский. Патриарший Ставропигиальный Монастырь Св. Иоанна Предтечи. Эссекс, Англия, 1990. С. 223.

[4] 1 Кор. 6:12

[5] 1 Кор. 6:19-20

“Пемптусия” продолжает в виде серии статей публиковать дипломную работу “Биоэтический взгляд на профилактическую медицину”, выполненную теологом Димитрой Боцари под руководством преподавателя отца Василия Калльякмани на богословском факультете Аристотелевского университета Салоник.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”

Святитель Симеон Солунский о покаянии как главной цели и содержании проповеди епископа и священника

От редакции Православного Апологета: Свт. Симеон архиепископ г. Фессалоники жил в первой половине 15 столетия (род ок. 1381-87, скончался в 1429 незадолго до взятия турками Фессалоники в 1430г.https://en.wikipedia.org/wiki/Symeon_of_Thessalonica )  и был последовательным учеником исихазма,  ревностным защитником Православной Церкви и ее веры и традиции от латинских влияний и нововедений. Антилатинские трактаты в его творениях занимают немалое место. (Его творения были опубликованы в 1981г. Бальфуром. Ἔργα θεολογικά, Ἁγίου Συμεὼν ἀρχιεπισκόπου Θεσσαλονίκης, 1416/17-1429 (Theological works of St. Symeon, Archbishop of Thessalonika, 1416/76-1429) ed. & intro. David Balfour. (Thessaloniki, 1981).  Однако наиболее значимый его труд, посвященный истолкованию Таинств и обрядов Православной Церкви («Δίάλογος κατά πασών τών αιρέσεν καί περί της μόνης πίστεως, τών ιερών τελετών τε καί μυστηρίων πάντων τής έκκλησίας».) приобретает в Православной Церкви огромное влияние и распространение. Публикумые нами некоторые параграфы из 5 главы книги выдающегося иерарха Православной Церкви 15столетия свт. Симеона Солунского являются прекрасным обличением того направления т.н. миссии и проповеди, которое находит, увы, поддержку среди наших иерархов. Все это говорит об серьезном уходе от подлинной проповеди Евангелия, которая всегда начинается покаянием, с обращения пастыря и епископа к людям с призывом отступить от греха, богоборческого образа жизни и стремиться и учиться к исполению воли Божией, святых заповедей. Другий же тип миссионерства не является евангельским, а его подменой, проповедью антихристианства, превращение Креста в декоративный узор. Стоит обратить внимание на настоятельные советы Солунского святителя о необходимости регулярно исповедоваться и каяться всем: иерархам, священникам, клирикам и мирянам, о необходимости духовного руководства и окормления. Вне этого священник и епископ теряют понимание и осознание сути и смысла Евангелия.

святитель Симеон Солунский

Премудрость нашего спасения

О покаянии

   Архиерей:
   — И я готов на это, и не поленюсь изложить суть дела, насколько смогу, потому что после крещения покаяние есть и главизна спасения для всех верных, и второе очищение, и второе крещение, совершаемое посредством исповеди и сокрушения, посильными трудами и слезами.
   Предначинатели покаяния — мытари и грешники, и блудницы, приходившие в покаянии ко Христу и не отринутые Им; также и разбойник на кресте, уверовавший, и исповедавший Христа, и возопивший: Помяни мя; равно как и первый из учеников, горько плакавший после того, как пал через отречение, и помилованный, и по троекратном вопрошании восстановленный каким был, или даже более — поставленный пастырем овец Христовых, дабы пас овец с внимательностью и снисходительностью, научившись из того, что пал и снова был принят Христом, поставленный принимать раскаивающихся падших.
   А не падшего нет между людьми вовсе, и первый падший, и более всех из всех верных — я, и я прошу помилования и спасения.
   Клирик:
   — Поистине, владыка, все мы в этом имеем нужду, потому что все постоянно согрешаем.

215. О том, что покаяние состоит в том, чтобы постоянно сокрушаться, называть и считать себя грешником, и прибегать к исповеди, и что между людьми никто не чист

   Архиерей:
   — Правда, брат. Ибо кто похвалится чисто имети сердце? Или кто чист от скверны, как написано, «аще и един день жития его на земли» (Иов. 14:4-5), тогда как всякий грешен или от греха первородного, или, после просвещения крещением, тотчас и невольно как-нибудь впадая в грех, ибо для этого достаточно согрешить случайно по отношению к кому-нибудь: к родителю, или другу, или родственнику, чему невозможно не случиться. И если это даже случится и с неразумным младенцем, то всё же становится причиной греха, и ему тотчас сообщаются скверна и грех.
   И сие всяк человек, при всём том, что он принял благодать. Он тотчас, как родится, желает плотского неразумно и неосознанно, и это — следствие преступления прародителей, почему и грешит, едва родившись и еще не понимая. Ибо, как сказано Давидом, и зачинается во грехах (Пс. 50:7).
   Итак, если невозможно, чтобы не гнездился какой-нибудь грех в новорожденном и новопросвещённом младенце, то тем более во всех нас, и вольно, и невольно. А в особенности вольно — во всех, как в существах словесных и добровольно нерадящих о том, что постоянно грешим. Сами грехи забвения и неведения — от нашего нерадения, и невозможно найти им оправдания.

216. О том, что каяться должно всем: и освященным, и мирянам

   Итак, нужно каяться, как проповедали и Креститель, и Господь, и ученики Его. И нужно каяться всем: мирским и монашествующим, клирикам и иереям, и архиереям, и никому не отстраняться от покаяния, потому что все согрешили и согрешаем, и каяться должны все. Часто и Спаситель наш говорил, и Креститель Его: «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3:2Мф.4:17), т. е. Сам Царь Небесный, бывающий близко к кающимся, потому что«близ Господь всем, призывающим Его во истине» (Пс. 144:18). А я громогласно взываю, обращая это и к себе: покаемся по благодати Спасителя нашего, чтобы спастись, ибо близко Царство Божие. Скажу и с божественнейшим Павлом: «И ныне ближе к нам спасение» (Рим. 13:11), потому что грядет Спаситель и Судия наш. «Отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим. 13:12). А что исповедь и покаяние необходимы иереям так же, как и монахам и мирянам, об этом и апостол свидетельствует, говоря: «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак. 5:16.), и научая, как нужны всем исповедь и покаяние в том, в чём пали.
   Покаяние проповедовал и Креститель, как мы уже сказали, и совершал Спаситель, когда принимал исповедание грешников, в особенности мытаря, блудного, блудницы и разбойника на кресте, и исповедь весьма многих других согрешивших. То же Он внушает и притчами, и в особенности притчей о блудном сыне, который исполнил всё, что относится к покаянию. Говоря:«отче! я согрешил против неба и пред тобою» (Лк. 15:18), он совершает исповедание, а словами: «и уже недостоин называться сыном твоим» (Лк. 15:19), обнаруживает сокрушение и самонаказание с самоукорением. Говоря же:«прими меня в число наемников твоих» (Лк. 15:19), смиренное моление, соединенное с надеждой, ибо никому не должно отчаиваться.
   А вот, по Евангелию, и плоды покаяния, которых требует Креститель (Мф.3:8): это отвращение от греха, ибо так сделал и помилованный блудный сын. Оставив разврат, он притёк к Отцу с исповеданием: «согреших», откровенно говорит он, и не просто «согрешил», но: «на небо и пред тобою». «На небо»— поскольку, творил дела беззаконные и враждебные Небесам; «и пред тобою» — так как презрел Тебя и нисколько не убоялся, не устрашился и не устыдился Тебя, Святого Творца моего.
   Затем мы видим истинное самоосуждение: «недостоин, — говорит он, —называться сыном твоим». Далее — молитву и стремление к делам, которые свойственны уничиженным, виновным и должникам: «прими меня в число наемников твоих».
   То же совершал и тому же учил и Собор апостолов, и ещё более того: они, несмотря на утомление, ходили с проповедью покаяния. И даже будучи при смерти стремились обратить грешников. Их они и наказывали, и утешали, и отлучали, когда было нужно, и принимали, и были готовы служить всем ко спасению.

 

217. О том, что проповедовать покаяние и было, собственно, делом Спасителя и апостолов и что это прежде всего долг архиереев и иереев

   О проповеди покаяния должно заботиться и нам — освященным. И об этом я взываю и к своей душе, и к иерархам, которые со мною. Взываю о том, что мы более чем кто бы то ни было обязаны совершать это прекрасное дело, то есть приводить к покаянию, и что это — служение проповедничества, подобно тому, как обращение безбожных к вере. Ибо прекрасно это дело Спасителя и Его апостолов — привлекать неверных к вере.
   Но ныне оно редко, и потому, что не стало ревности мужей апостольских, и потому, что недавно были большие гонения20. После же него всего прекраснее и равно ему — охранять верных21 и всей силой и со всей ревностью обращать к покаянию. А потому не должно оставлять их и дожидаться, пока они придут с обращением. Нет, совершители Таинства покаяния должны всюду, где возможно, всматриваться и искать падающего, всеми способами убеждать его поспешить к Богу, отводить от греха и приводить к Богу.

218. О том, что дело побуждения верных к покаянию есть истинная проповедь

   И это да будет для иерарха вместо проповеди Евангелия, или лучше сказать, самой проповедью. Ибо какая другая цель у проповеди, как не спасение погибших, возбуждение падших и обращение к лучшему удалившихся от этого лучшего?
   Таким образом, обративший к Богу тех, кто заблуждался в вере, является по отношению к ним как бы устами Божиими, так как он недостойных сделал достойными. То же относится и к обращению согрешившего. Ибо обративший грешника от ложного пути к истинному — также как бы уста Божии и сам достоин Христа, и, по Писанию, «спасший душу от смерти и покрывшиймножество грехов» (Иак. 5:20).
   Потому и слово учения Духа должно проповедоваться в Церкви, и оно заповедано иерарху, и необходимо ему, и есть долг его — только слово не высокоумное и цветистое, составленное из изречений, изобретаемых внешним искусством, но простое, направленное к восстановлению душ, к исправлению нравов и к доброму состоянию, к поддержанию стоящих, к воодушевлению падших, к возвращению отдалившихся, к утверждению смятенных, ко всевозможной для всех пользе.
   Ибо искусства и различные методы явились не вместе с природой, но впоследствии изобретены природой, а Бог, исправляющий природу, исправляет её данными природе простыми и безыскусными средствами. Потому и воплотился Он, через собственную природу нашу вновь образуя и воссоздавая естество.
   Итак, учитель должен учить простыми словами и преимущественно исполненными Духа, дабы и исправить других, и получить пользу самому, будучи смиренным, не тщеславясь цветистыми словами, не оставаясь бесполезным для слушателей и удовлетворяя их духовные потребности, и считая это целью всякой проповеди и учения.
    «Горе мне, — говорит Павел, — если не благовествую!» (1 Кор. 9:16). Мы часто видим, что апостол не столько совершает священные действия и Таинства, и даже самое крещение, сколько проповедует, дабы больше обратить, и говорит: «Христос послал меня не крестить, а благовествовать» (1 Кор. 1:17). Конечно, он крестил: крестил Тимофея и дом Стефана, и весьма многих других, но предпочитает этому проповедь. Почему? Потому что сначала нужно обратить неверного к вере и тогда уже его крестить.
   Крестить — это дело всякого иерея, а обращать — учителя. А ныне — увы! — вижу, что многие нерадят ни о священных Таинствах, ни о слове богодуховенной и спасительной проповеди. И вообще — священнодействуют выставляясь и с каким-то тщеславием, редко молятся и никогда не проповедуют, но пышно восседают, заботятся о мирских суждениях, от которых рождаются раздор и всяческая смута, вражда и бесполезные, даже более — душепагубные споры. Они пекутся о тленных приобретениях, а о собственной духовной жизни, к которой они призваны, как более просвещённые, и о жизни тех, которые им вверены, у них вовсе нет речи. Они не заботятся ни об изучении священных Писаний, ни о соблюдении правил церковных или о другой какой-либо священной деятельности, на которую указывают отцы. У них вовсе нет попечения о церквах и о духовном стаде Спасителя нашего. И это притом, что Павел говорит: «внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти ЦерковьГоспода и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян. 20:28), и это тогда, когда волки не только намереваются прийти, но уже здесь.
   Многие много говорят о доходах и собственности, а о сокровищах спасаемых душ на Небесах речь коротка. Я же не отделяю от таковых и себя самого, потому что и я, беспечный с беспечными, дам за то ответ. А потому, размышляя и о моем собственном долге, я плачу о себе и братьях моих. И так как необходимо говорить о долге нашем, говорю о нём, поскольку мы имеем неизбежную нужду спешить приводить братьев к покаянию. Ибо покаяние есть одно из Таинств, и совершать его для верных — обязанность епископов. Нужно подвизаться для этого. И вместе с епископами да стараются об этом те, которые с разрешения епископского получили такое служение.
   И пусть не имеет в виду кто-нибудь (ибо я не обо всех говорю, как и не обо всех епископах) плотскую прибыль, которая есть ущерб и, по сути дела, убыток. И пусть не судят вопреки правилам, дабы тот, кто действует против правил, не навлек на себя грехов другого.
   Кроме того, пусть никто не впадает в заблуждение и не принимает себе за правило быть строже самих отцов, ибо кто непорочнее их в таких делах, кто внимательнее и чище? Пусть не впадает в самообман и не воображает быть и снисходительнее их, будучи слабым и бессловесно падая вместе с падающими. Да и кто так смел, чтобы дерзнуть быть человеколюбивее отцов? И откуда получит он на это власть, если отвергает отцов и действует не в границах, положенных ими? Он неизбежно будет действовать от себя, и не будет прочным сделанное им, потому что оно не по преемству от отцов.
   Итак, пусть всякий твёрдо решит ничего не делать вопреки определениям и правилам отеческим. Ибо они составлены различными богоносными мужами, и верны, как согласные с Духом, и весьма способны врачевать всякую страсть, и вполне целительны. О них излишне и говорить нам, так как они весьма ясны и во многих книгах есть, и многими объяснены для большего уразумения их.
   Итак, все должны судить по церковным правилам и не внимать каким-либо другим, составленным не по определениям этих правил, потому что благодать — по преемству, ибо от источника благодати — Господа и Спасителя нашего она перешла на Его апостолов, от апостолов — на отцов, а от отцов наших — на нас.
   Таким образом, если мы соблюдаем правила отцов, то и преемство благодати будет в нас, и слово наше будет твердо. Иначе, если будешь поступать не по определенному ими, то и слово будет нетвёрдым. Да и что вынуждает нас поступать не по определениям отцов?
   Если видишь чьё-то искреннее раскаяние, чистое исповедание падений, сокрушение из глубины души и уничижение, истинное воздержание от злых дел, и от всего сердца ненависть ко греху, и удаление от него, и ревность к делам покаяния, которые обнаруживаются в воздержании и милосердии, то это прекрасно, и отцы учат, как поступать в подобном случае. Ты прими такого, утверди в нём любовь, поддержи брата и тщательнее исследуй покаяние, испытай кающегося. И если, при истинном покаянии, он будет желать сокращения времени епитимии и какого-нибудь смягчения её, то не останавливайся приобщить его Блага, потому что и вся цель — в том, чтобы всем соединиться с Благом. А коли так, то не бойся дозволить ему приобщиться, потому что и у отцов найдёшь указание на такое позволение, и от них получишь власть на это. Таковой — сотрудник твой и соревнитель.
   Одобри того, кто выказывает более ревности, и прими его с распростёртыми объятиями, и послужи, сколько в силах, по мере ревности кающегося.

220. Об исповеди: как она должна совершаться

   Исповедь же должна совершаться не просто, но как указал Спаситель, когда принял Закхея и блудницу.
   Первый торжественно и с сокрушением высказал всё, чем согрешил, и обещал исправить обиды и начать творить дела божественные. «Господи! — говорит он, — половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19:8).
   А вторая, взяв «алавастр мира и став позади (ибо не смела перед Ним) у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром» (Лк. 7:37, 38). А потому и сказал Иисус: «прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит» (Лк. 7:47). Закхею же сказал: «ныне пришло спасение дому сему» (Лк. 19:9).
   Видишь ли, что за ревность и стремление к истине при обращении тотчас даруется отпущение грехов со спасением? А нераскаивающимся Спаситель говорит: «отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:23).
   И хулящим Духа Святого сказал: «кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению» (Мк. 3:29).
   И не хотящим отпускать согрешения других сказал, что и им не отпустятся. И «если не покаетесь», говорит, «все так же погибнете» (Лк. 13:3).
   И не веровавшим в Него говорил: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф.23:38).
   Посему нужно истинно каяться, и притом со смирением, а не так, как утверждают некоторые (что смеха достойно), — будто когда ешь и пьёшь отверзается сердце для исповедания грехов, и поэтому они с похмелья (чтобы не сказать больше) осмеливаются исполнять христианский долг покаяния, делая противоположное покаянию и идя наперекор Сказавшему: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно» (Лк. 21:34). Как может прийти в сокрушение тот, у кого сердце в таком состоянии? Как будет печалиться? С каким вниманием и смирением исполнит долг исповеди?

227. О том, что для всякого необходима исповедь, потому что и согрешаем мы все

   Во всем, о чём мы сказали, всякий исповедающийся должен испытывать себя, а принимающий исповедь — о каждом деле спрашивать. И если исповедующийся сделал что-нибудь доброе, то хвалить его и укреплять в этом, а если найдёт, что тот в чём-либо погрешил, то посредством исповеди и покаяния исправлять его насколько возможно и возводить падшего к Богу, следуя правилам отцов и их духовному рассуждению. Впрочем, и те, которые думают, что они не пали (что, как я полагаю, невозможно), — все должны каяться.

228. О том, что и живущему благоговейно нужно жить под руководством, и принимать от отца духовного епитимии, и не полагаться на себя

   Думать, что не пал, значит — пасть, и это наибольший из всех грехов, в котором, по безумию своему, повинны и стоящие ошуюю, говорящие: «когда мы видели Тебя...?» (Мф. 25:41, 44) — то есть: «мы не согрешили». А что это — тягчайший грех, свидетельствует возлюбленный ученик Христов и девственник Иоанн Богослов, говоря: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды»(1 Ин. 1:8-9).
   Видишь ли силу исповеди? Поспешим же к ней все, потому что все и нужду в ней имеем. И брат Божий Иаков свидетельствует: «Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться» (Иак. 5:16), ибо все уязвлены и покрыты следами ударов и нет никого, кто бы не нуждался во врачевании. Один только безгрешен — Тот, Кто, придя в уничижении, уврачевал нас и в смирении даровал нам врачевство, заповедав припадать и смиряться друг пред другом и взаимно исцеляться.
   Но и тот, кто, уже уврачевавшись, ревнует о преуспеянии в добродетели, не сам по себе должен устремляться к этому, но действовать с благословения отца духовного и держать не свой собственный канон, но принимать его через живой голос духовника и жить под руководством последнего. И никто никоим образом не должен, полагаясь на себя, управлять самим собою, потому что это не сообразно с христианской жизнью, ибо жить самовольно — не есть установление Христово, так как Христос послушен был Отцу Своему до смерти крестной. Итак, если Он поступал таким образом, то кто больше Него? И каким образом тот будет Христов, кто живет не по примеру Христа? Ибо Христов — тот, кто, по примеру Христа, живет смиренно, не делает ничего от себя, но исполняет только волю Божественную и пребывает в послушании, как и Спаситель, молившийся: «впрочем не Моя воля, — т. е. воля человеческая, — но Твоя да будет» (Лк. 22:42). А Божественная воля есть и воля Его со Отцом, и Святого Духа.
   Так, будучи двойствен по естеству и имея две естественные воли, единый Богочеловек при человеческой непорочной и чистой воле повиновался Отцу, изглаживая добровольное преслушание Адама и Евы. И обладая двумя естественными действиями, Он, будучи (что выше всякого описания) един совершен по ипостаси и двоякий по естеству, посредством их всецело обновив, обожил нас.
   К покаянию относится и ангельский образ покаяния, о котором мы говорили ранее. Впрочем, снова нужно рассмотреть, как он совершается, и то, что касается его обрядов.

Вера / Религиозная жизнь 
Митрополит Эдесский Иоиль

Истинный пост

 

“Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою”

Все, обретенное нами на пути к добродетели и нравственному совершенству, является нашим неотъемлемым, непорочным и глубоко личным сокровищем. Оно не только “имеет к нам отношение”, оно есть само “внемление себе”, ибо подвиг поста полезен и нужен не только для тела и чувств, а преимущественно для нашей души, для нашего внутреннего духовного состояния, для бытия нашего. Таким образом, необходимым условием нашей борьбы является обретение духовного жития, поэтому мы обязаны вести эту борьбу правильно. Вот что об этом говорит Сам Господь: для того, чтобы пост был нам на пользу, мы должны соблюдать его правильно, потому что те, кто постился неправильно, “уже получают награду свою” (Мф. 6.16). Сегодня, в преддверии Великого Поста, мы хотели бы указать на то, что извращает пост и отнимает у него силу, лишая нас, таким образом, духовной награды.

Условия поста

Во-первых, бытует неправильное представление о назначении поста. Пост не только есть воздержание от определенной пищи, прежде всего, он являет собой смирение, покаяние и внутреннюю борьбу. Пост – не просто физическое очищение, не стоит воспринимать его только как диету, он, прежде всего, духовное возрождение. Несомненно, первой заповедью, данной Богом человечеству, была заповедь о посте, а запрет есть плоды определенных деревьев привел к изгнанию человека из рая. Моисей, Господь, Павел и святые нашей Церкви – все они постились. Но важно помнить и то, что пост — это средство, а не цель. Подлинной целью поста является воздержание и обретение человеком духовной культуры, а не удовлетворение гордыни. Многие считают, что пост – это первая добродетель, другие считают, что это преувеличение, которое и вовсе лишне в наши дни. Многие даже издеваются и насмехаются над ним. Пост ни в коем случае нельзя приравнивать к диете – это разные вещи.

Пост должен быть богоугодным и проходить в состоянии любви к Богу, а не с тем, чтобы “казаться людям постящимися”. Св. Иоанн Златоуст пишет, что мы не только подражаем лицемерам, но и превзошли их. Я знаю многих, говорит святой, которые не только, когда постятся, обнаруживают это пред людьми, но и совсем не постясь, принимают на себя лица постящихся и в извинение представляют нечто худшее самого греха. Я также знаю людей, пишет святой, которые “помрачают бо лица своя,” т.е. портят, искажают свои лица, надевая маску постящегося. Существует еще и двуликие лицемеры, которые наставляя других о посте, сами не соблюдают то, чему учат. Самолюбованию нет места в посте. Мы постимся, потому что становимся участниками страданий Христа. Благое иго поста помогает нам в борьбе против греха и дьявола. Демоническая сила особенно боится поста, более того “охранители же жизни нашей — Ангелы деятельнее пребывают с теми, которые очистили душу постом”, то есть, наши Ангелы Хранители, говорит Василий Великий, с большей охотой пребывают с теми, кто очищает душу постом. При этом он добавляет: “Ангелы в каждой церкви записывают постящихся”. Путем поста мы привлекаем благодать и защиту Бога. Бесовский род не перестает дразнить людей, и его не так просто изгнать: “Ибо, сей же род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. 17,21).

Необходимость поста

В преддверии Великого Поста наши мысли переполнены пасхальными переживаниями, а подвиг поста призывает нас к физическому и умственному воздержанию. “Разрешай всяк союз неправды”, – пишет Василий Великий. Пост – часть подвижного годового богослужебного круга – наше обязательство перед Богом. Сокращение сна, всевозможные ограничения переполняют наши сердца и заставляют нас страдать за наши грехи. Воззвание скорбящих есть живое общение с Богом. Во дни поста, вероятно, нам придется столкнуться с различными препятствиями, направленными на то, чтобы не осуществилась эта духовная аскеза, как, например, различные столкновения с окружающими нас людьми, проявление со стороны других вражды и злобы. Дни поста загрязняются нашими страстями. Давайте не падать духом. Так возлюбим же пост и воздержание, чтобы обрести благословение Божье и с миром подойти к Великому Посту.

prayer1

Иоиль Фрагкакос, митрополит Эдессы, Пеллы и Алмопии

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Вера и неверие

 

В конечном итоге, апостол Фома не был неверующим. Он искал вещественных доказательств своей веры, которых воскресший Христос так и не дал ему.

ΨΗΛΑΦΗΣΙΣ ΤΟΥ ΘΩΜΑ_2

Вера живет в добрых и смиренных сердцах, живет непоколебимо. В сердцах людей, принявших Благодать Святого Духа. Великое чудо Православия состоит в том, что вера сохраняется в целостности и чистоте, невзирая на признаки нездоровья в церковном руководстве. Невзирая на людей, вызывающих своими взглядами и своим образом жизни серьезные проблемы и озабоченность, и нередко смущающих народ. К счастью, есть и там люди добродетельные, не дающие вере угаснуть среди всего этого. Так посреди тлена пробивается родник истины и любви.

Да, есть и клирики-профессионалы, но не подлежит сомнению, что существует и много истинных служителей Всевышнего, чья жизнь является образцом чистоты, скромности, смирения и кротости. Их житие поражает и побуждает. Нередко люди не понимают многого в жизни Церкви. Однако, именно привычка способна помочь им узнать многое. Несправедливо забрасывать Церковь камнями, ни разу не войдя в нее. Участие в жизни Церкви благословляет человека. Погружаясь все глубже и глубже в эту жизнь, он почувствует умиление, сладость, красоту и единение со всеми.

Святые помогают нам прийти ко Христу. Своими словами, своими книгами, но главным образом святым примером своей христоподражательной жизни они ведут нас в объятия Божии. Они вещают нам о том, как они любят Христа, и с какой радостью и упоением трудились они, выполняя Его заповеди. И сегодня везде есть «тайные» святые, которые не открываются любопытным и несмиренным сердцем. Иногда они обитают там, где ты не ожидаешь их увидеть. Они могут жить неузнанными в двух шагах от тебя. Ты считаешь их глупцами, и не удостаиваешь их даже беглого взгляда. Несомненно, что святость существует и сегодня.  Ей не нужны крики, блеск, шум и реклама. Любопытство Фомы не было плохим. Фома искал, желал, алкал истины.

Фома зовет и нас коснуться перстами Христа. Не остаться вне брачного чертога Христова. Христос любит ищущих, требовательных слушателей, подлинных учеников. Он хочет, чтобы мы были живыми, истинными, старательными и трудолюбивыми. Людьми, горячо любящими себя самих и ближнего своего. Церковь – это благословенный  овечий двор Христов. Он зовет всех наслаждаться и возрождаться. И важную роль в этом играю наши клирики.

Служащие священники, проповедники и исповедники могут повлиять на многих. Чистые, смиренные и богоблагодатные иереи могут принести великую пользу многим.

Православная Церковь не обманывает, не дает ложного утешения, не балует. Она живая, крепкая и сильная. Она не изгоняет ставящего все под сомнение Фому. Она позволяет ему свободно искать, исследовать и убеждаться. Православная Церковь святописна и традиционна. Ее богатство в ее нищете. Она не сеет страх и  не угрожает своим возлюбленным чадам. Она знает, что имеет и чего желает, и никогда не ждет плодов там, где не сеяла. Она обладает пониманием, терпением, терпимостью и любовью. Приди же сам и убедись в этом.

Изучи и отвергни. Фома зовет тебя. Его «неверие» привело его к великой вере. И сейчас он пребывает в покое, благодати, радости и счастье.

Неверие – это болезнь, могила, боль и страх. Человек думает, что он свободен, но ему чего-то не достает. Он раздираем противоречиями. Он не знает истинной радости. Простота Церкви дарит помощь душам. Она изгоняет злобу и дает человеку возможность испытать подлинную радость. Вера проста, неверие сложно. Жар нашей веры приведет в недоумение неверующих. Цельная вера поражает всех. Ее простота притягивает к себе. Фома по-братски ведет нас к источнику веры. На самом деле он совсем не был неверующим, но обладал достаточной верой. Мы благодарим его за то, что он подвел нас к источнику, способному утолить нашу жажду. Брате мой, святый Фома, пошли силы тем, кто робеет, боится, раздирается противоречиями и не решается сделать шаг.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Митрополит Пирейский Серафим: Занятие йогой является хулой на Духа Святого

 

Митрополит Пирейский Серафим: Занятие йогой является хулой на Духа СвятогоПирей, 22 июня 2015 г.

Митрополит Пирейский Серафим направил в храмы своей епархии послание об оккультной практике индуизма – йоге, пишет Romfea.
 
«Возлюбленные о Господе братья и сестры, возлюбленные в Господе чада!

Уважая религиозную свободу, закрепленную Конституцией Греции, но имея и пастырскую ответственность за возможное содействие созданию атмосферы религиозного синкретизма, мы должны высказать свою позицию по поводу назначения ООН 21 июня «Международным днем йоги», учитывая и соответствующее заявление Священного Синода Элладской Церкви, которое напоминает Полноте Церкви Христовой, что «йога является основополагающей практикой религии индуизма, имеет большое разнообразие школ, направлений, практики и течений и СОВСЕМ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ «одним из видов гимнастики», а потому совершенно неприемлема для нашей православной христианской веры и никак не может быть связана с жизнью христиан».

Пирейская митрополия, принимая во внимание, что на ее географическом пространстве имеются Центры йоги, добавляет следующее:

1. Слово «йога» этимологически восходит к санскритскому yuj, что означает «сопряжение», «единство» человека с безличным Абсолютным Единым индуизма и восточных религий. Следовательно, йога не является простым и невинным методом расслабления, это не способ избавления от стресса и не метод телесного благополучия, как это преподносится, но это этап индуистского погружения, связанный с антихристианской теорией переселения душ и с демоническим божествами Вишна, Кришна и Шива.

Недавно мировое сообщество было проинформировано международными новостными агентствами, что в Индии было проведено человеческое жертвоприношение с обезглавливанием пятилетнего ребенка в честь демонического лжебожества Кали из индуистского пантеона.

В многострадальном индуистском Непале за несколько дней до катастрофического землетрясения в 7,8 баллов по шкале Рихтера произошло невыразимое религиозное преступление, когда были зарезаны в жертву индуистским лжебогам (которые суть демоны) 250 000 животных.

В разных школах индуизма мы наблюдаем прямую зависимость практикующих от индуистского учителя, который их направляет, меняет их христианское имя. Всё многообразие техник йоги не имеет никакой связи с наукой, даже наоборот — налицо все признаки магии. Занятие йогой таит множество психических и телесных опасностей.

2. «Новая эра Водолея», борющаяся с Единой, Святой, Вселенской и Апостольской Церковью, с нашим православием, наводнила нашу страну проповедью йоги, чтобы совратить нас своим бесовским учением, что все религии — это равные пути, ведущие к одной и той же цели.

3. Все этапы занятий связаны с конкретными демоническими практиками. Так, изолируясь от внешнего мира, ученик думает, что обращается к своему внутреннему миру и старается исключить всякое другое ощущение.

И если на первых порах ученик в этой бесовской йоге еще сохраняет какие-то элементы сознания, то в последующем он теряет даже свое самосознание, не различает ни цветов, ни запахов, ни звуков, ни самого себя, ни других людей. Это небытие йога считает «искуплением».

Во время упражнений могут возникнуть неестественные явления, происходящие от бесов, такие как телепатия, парение в воздухе, общение с лукавыми духами и прочее. Все это подтверждает, что все эти парапсихологии, йоги и вообще все многообразие форм медитации основываются на оккультизме, то есть на демонах.

Мы призываем всех православных христиан и особенно молодежь сопротивляться Новому Порядку, объединиться в своих христианских общинах со священниками, чтобы постичь духовный мир и духовную жизнь православного христианства.

А занятие йогой неприемлемо для православных христиан, несовместимо с учением и догматами нашей веры, поскольку является формой отречения от православной Истины и хулой на Духа Святого, приводящей к служению демонам.

С отеческой молитвой о вас,
Митрополит Пирейский Серафим».

Перевел с греческого Константин Норкин

http://sueverie.net/mitropolit-pirejskij-serafim-zanyatie-jogoj-yavlyaetsya-xuloj-na-duxa-svyatogo.html



Подписка на новости

Последние обновления

События