Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Uncategorised

НЕПРАВОСЛАВНАЯ ЭККЛЕЗИОЛОГИЯ В ТЕКСТЕ НОВОГО КАТЕХИЗИСА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

​​​Αποτέλεσμα εικόνας για ΕΚΚΛΗΣΙΑΣΤΙΚΟΙ ΚΑΝΟΝΕΣ

И ОПРЕДЕЛЕНИЯ Т.Н. СВЯТОГО И ВЕЛИКОГО СОБОРА НА

О. КРИТ (2016)

Αποτέλεσμα εικόνας για ΣΥΝΟΔΟΣ ΤΟΥ ΚΟΛΥΜΒΑΡΙΟΥ

В начале уже теперь уходящего 2016 года был одобрен текст Катехизиса Русской Православно Церкви, который был подготовлен, согласно поручению Священного Синода Русской Православной Церкви, Синодальной Библейско-богословской комиссии под председательством митрополита Волоколамского Илариона. Несмотря на малодоступность этого документа, он был нами найден в электронных ресурсах. В электронном виде этот Катехизис подписан грифом «Синодальная библейско-богословская комиссия Русской Православной Церкви», «строго конфиденциально». Поскольку такого рода труд является крайне важным для всей Русской Православно Церкви, поскольку он претендует на роль некоего серьезного фундамента, основы православной веры и рассчитан на массовое распространение среди православных верующих, то мы сочли нашим долгом предпринять труд по его детальной проверке на точность в изложении истин Православной веры. Мы также как и многие иерархи считаем, что Катехизис митрополита Филарета хотя предельно краток, но он требует редакции и дополнительных пояснений и разъяснений исходя из сложностей нашего времени. Справляется ли с такой задачей Новый вариант Катехизиса? На это мы и постараемся дать ответ далее.

В данной статье мы затронем, на наш взгляд, одно из наиважнейших положений учения Православной веры - о Церкви Христовой, о ее свойствах, то есть экклезиологию. А если быть еще более конкретном, то мы остановимся на том члене Символа веры, который постулирует положение о единстве Церкви Христовой: «верую во едину …Церковь».

Совершенно недавно завершивший свою работу т.н. «Святой и Великий Собор Православной Церкви» на о. Крит вскрыл серьезную проблему, которая сразу же была замечена, и на которую было указано видными иерархами и богословами.1 Это проблема учения о единстве Церкви. По многочисленным оценкам видных богословов на данном Соборе была проделана попытка на соборном уровне навязать новую экклезиологию, которая существенным образом отличается от экклезиологии Святых Отцов и Вселенских Соборов. Ее суть заключается в том, что Православная Церковь де факто не признается в качестве единственной Церкви Христовой. Формально исповедуя в документе Собора «Отношение Православной Церкви к остальному христианскому миру» то, что Православная Церковь является «Единой, Святой, Апостольской и Соборной Церковью», Критский собор, в то же время, признает в качестве церквей и еретические сообщества, которые при разных исторических обстоятельствах и в разное время отпали от единства с Православной Церковью. То, что именно этого решения ждал Ватикан, об этом недвусмысленно заявляется в словах привествия Римского папы Франциска. Римский понтифик выразил свою особую радость в связи с принятием документа «Отношение Православной Церкви с остальным христианским миром», что им было расценено как то, что «был сделан первый шаг», подразумевая под ним то, что Православный собор впервые не оценивает Латинян как ересь.2 Если во всех Деяниях Вселенских Соборах, авторитетеных Поместных Соборах и священных канонах отпавшие от единства с Православной, Кафолической Церковью общины называются ересями: ариане, несториане, монофизиты, севериане, латиняне, протестанты, то в Деяниях Критского слова ересь и даже раскол, которые являются ключевыми экклезиологическими терминами, полностью отсутствуют. Они заменены фразой «исторически существующие инославные Церкви и Исповедания»(§ 6)

Выражая свое крайнее беспокойство в связи с таким опаснейшем нововведением Критского Собора, некоторые из видных митрополитов не только не подписали документ «Отношение Православной Церкви к остальному христианскому миру», но и выступили со специальными архипастырскими речами к своей пастве. «Итак, все мы принадлежим к Церкви Христовой, потому что мы все крещены и миропомазаны. Церковь, семья Божия, о которой мы говорим, ЕДИНА. Так мы исповедуем в Символе нашей Веры, когда нам каждый день следует это говорить во время ваше молитвы: «во едину, святую, кафолическую и апостольскую Церковь, - подчеркивает в своем специальном воскресном послании профессор Афинской Университета, митрополит Гортинский Иеремия, и далее говорит следующее – И эта Единая Церковь обладает правым учением и спасительной истиной. Это ТОЛЬКО Церковь обладает Божественно благодатью, которая нас спасает и нас освящает священными таинствами. Это ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ. Членами этой Церкви являются те, которые крещены и миропомазаны от православного священника и исповедуют православную веру. Еретики не могут называться членами Церкви, поскольку они непосредственно являются еретиками, потому что не принимают учения Церкви»… Никогда Святые Отцы не называют «Церковью» еретиков. Никогда1 И несомненно то, что под словом «Церковь» я не понимаю просто собрание людей, но некий божественный Организм, который учредил воплощенный Бог Слово для нашего спасения, я понимаю и мыслю самого Христа распространяемого на века , - как говорит святой Августин. Им является Православная Церковь, к которой принадлежат только Православные, а не еретики. Еретики составляют «церковь – то есть собрание - лукавнующих», как о них говорят Отцы VII Вселенского собора».3 Приписывая церковность еретическим сообществам, отпадшим от Православной Церкви, к которым относятся и римо-католики, и старокатолики, и протестанты, и монофизиты-антихалкидониты и т.д., тем самым опровергается учение Символа веры и учение Священного Писания, в котором вполне ясно и однозначно говорится о ересях как о пагубе, погибели. «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота…разногласия, (соблазны), ереси…Предваряю вас как и прежде предварял, что поступающие Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5, 19-21).

Для правильного и верного усвоения языка Святых Отцов Православной Церкви необходимо понимать и знать их лексику и спектр использования слов «Церковь» и «ересь» и «церковь». В этом отношении огромную подсказку нам дает, и многое проясняет весьма ценная и важная Докладная записка, внесенная в Деяния т.н. «Святого и Великого Собора Праовлславной Церкви» на о. Крит, известного современного богослова, глубокого патролога, митрополита Навпактского г. Иерофея (Влахос) « ρος κκλησία» (термин Церковь). Он подчеркивает:

  1. В соборных Документах Отцы Церкви никогда не применяли термин «Церковь» по отношению к еретикам, а только «инославные», что означало «ересь».

  2. В творениях некоторых Отцов Церкви к инославным, еретикам приписывается термин «Церковь», но это делается исключительно по икономии.

  3. Использование термина «Церковь» Отцами по икономии необходимо прочитывать в контексте всей присущей ими критики пагубности и неспасительности инославия.4

Из неправильного понимания термина «Церковь» и границ его применения, очень часто возникает неверная, чуждая Православию, экклезиология. Эта экклезиология т.н. всеобъемлемости (comprehensiveness), которая выстраивается на принципе догматического минимализма и отказа от фундаментального святоотеческого принципа необходимости единства в вере. Ибо единство в православной вере является основой для единства во Христе. Ересь же – «это уклонение от установленного учения Церкви, как оно было сформулировано Апостолами, Отцами Церкви, преимущественно на Поместных и Вселенских Соборах».5

 

Какую же экклесиологию нам предлагает Новый Катехизис Русской Православной Церкви? Для того, чтобы понять это, необходимо обратить внимание:

  1. На используемые вероучительные источники, памятники святоотеческой письменности и Соборные Деяния.

  2. Внимательно просмотреть и проанализировать всю Главу 1 Катехизиса в его II части.


 


 

1. Использованные источники для составления раздела «О Церкви»

В предисловии Катехизиса делается на наш взгляд важная оговорка, которая определяет фактически все содержание Катехизиса «Хотя настоящий Катехизис не имеет полемической направленности, в некоторых его

разделах упоминаются наиболее существенные расхождения между православным учением по отдельным вопросам и пониманием тех же вопросов в католической и протестантской традициях. Тема отношения Православной Церкви к этим и иным христианским традициям в Катехизисе не рассматривается, поскольку она была освещена в документе «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию», принятом на Архиерейском Соборе 2000 года. Основная часть этого документа включена в Приложение к Катехизису». Относительно ссылки на последний документ, который был «принят» на Архиерейском соборе 2000г. Необходимо напомнить Преосвященным архиеям важный принцип в жизни и управлении Церкви, на который уазывает, как на незыблемое основание Церки выдающийся канонист епископ Далматинский Никодим (Милаш). «Поместная Церковь в своих решениях не может принимать решения, которые противоречат вселенскому законодательству». «…Законодательство Поместных Церквейв лице своих областных соборов не может ни в коем случае касаться предметов внутрненней церковной жизни, догматических, богослужебных и духовно-нравственных».6 Каждая поместная церковь находится в общении со всей Вселенской Православной Церковью и это общение выстраивается не просто на евхаристическом общении, а, прежде всего, на незыблемом хранении Православной веры, постановлениях и опредлениях Поместных и Вселенских соборов, имеющих вселенский авторитет. Совершенно очевидно, что всякий принимаемый документ Поместной Церкви, который противоречит вере Вселенской Церкви, ее сознанию, должен быть отвегнут и исправлен. «Поэтому, если помемтный собор случайно издает закон, не имеющий строго канонического основания, ондожен тотчас же, как толькоусмотрит это, по собсвенному, непосредственному побуждению, принять меры к его изъятию и, вместо него, обнародовать другой, имеющий каноническое основание».7 Именно это относится к упоминаемому документу «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». Он может быть расценен совами выдающегося канониста епископа Никодима , как «вызванный страстями, незнанием или каким-либо внешним не церковным влиянием».8

Однако к упомянутому документу имеются принципиальные и существенные богословские претензии. При официальном отказе от протестантской «теории ветвей», этот документ, тем не менее, навязывает несколько модифицированную эту же теорию, внедряя чуждые святоотеческой экклезиологии мнения «о частичной благодатности инославных», «теории разделенности Церкви». Фундаментальное учение свмч. Киприана Карфагенского «О единстве Церкви», которое полагается в основе документа, на самом деле ставится в зависимость от современных экуменических экклезиологических теорий. И посему он не может и не должен быть ориентиром для православной эккклезиологии. То есть этот документ погрешает в одном из цетральных догматических учений Православной Церкви – экклезиологии и учении о благодати Божией.

Реальным примером служит совершенно чуждое святоотеческой экклезиологии утверждение в упомянутом нами документе:

«Но в то же время общины, отпавшие от единства с Православием, никогда не рассматривались как полностью лишенные благодати Божией. Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах. Именно с этим связана практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных сообществ не только через Таинство Крещения. Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству в Церкви, в кафолическую полноту и единство».9

Достаточно сопоставить данное утверждение с хорошо известным 1 каноническим правилом свт. Василия Великого: «Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от отцев, и чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали. Почему приходящих от них к церкви, яко крещенных мирянами, древние повелевали вновь очищати истинным церковным крещением».

Настойчивая попытка либо проигнорировать, либо перетолковать смысл этого правила свт. Василия Великого, или отвергнуть его авторитетность современными богословами - бессмысленна. Авторитетный канонист епископ Никодим Милаш, в своем коменнариии на это правило пишет: «Таким образом, власть епископа — рукополагать других, сообщать им благодать священства, зависит от преемства, т.е. от того, насколько он, подлежащий епископ, принял, унаследовал эту власть от лиц, могущих передать ему оную законно, и поскольку он эту унаследованную власть умеет хранить и, в свою очередь, другим в наследство передать. Раз епископ потеряет эту власть, вследствие ли раскола или ереси, тогда, само собой понятно, он не в состоянии и другим ее передать, так что в этом епископе преемство прекратилось, т.е. он потерял наследство, соучастником которого он стал чрез хиротонию, наравне с прочими православными епископами. Эта каноническая мысль о священной иерархии в церкви, затронутая Василием Великим в настоящем правиле, есть не иное что, как кратко формулированное учение об этом Священного Писания, святых отцов и учителей церкви».10

О том, что апостольское преемство имеет две свои обязательные стороны – непрерывность рукопложения от Апостолов, и сохранение чистоты апостольской веры пишет свт. Григорий Богослов в своем 2 слове: «Ибо единомыслие делает и сопрестольным, разномыслие же разнопрестольными, в истине и следовало бы полагать преемство в истине».11

Соответственно данный документ «принятый Архиерейским собором» высказывает совршенное чуждое православной святоотеческой экклезиологии мнение, что практика приема в Православную Церковь всегда связана с убеждением о том, что " Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах". Однако чиноприемы в Православную Церковь, которые были соотвественно утверждены окончательно 95 правилом VI Вселенского собора, выражая практику церковной икономии к инославию, являясь «голосом вселенской церкви установлена в этом отношении как постоянная норма для будущих времен»12, основываются на совершенно иных критериях, которые вовсе не говорят о каком-то признании частичной благодати в инославных, еретических исповеданиях. Фиксируя практики церковной икономии, а не догматической акривии, которая никогда не лишается своей силы, они говорят лишь о степени отхождения от Православной Церкви в вероучении. «Согласно предписанию этого правила, неправославные, когда обращаются в православие, принимаются, смотря по тому, насколько они отступают от православного учения, принимаются, то есть, или чрез крещение, или только чрез миропомазание, или, наконец, лишь чрез покаяние и исповедание православной веры.»13

Навязываемое документом учение о частичном сохранении благодати вне Православия является ни чем иным как производной еретичкой теории ветвей, отвергающий право на обладание полнотой истины какой-либо конфессии. К этой теории относится мнение, не встречающееся в Деяниях Вселенских Соборов и авторитетных Поместных соборах о некоем «неполном общении» православных христиан с неправославными. Священные каноны строго воспрещают всякое духовное общение с инославными, начиная с домашней молитвы и завершая евхаристическим общением.

В сознании Православной Церкви всегда лежал принцип совпадения канонических границ Церкви с ее харизматическими границами и наоборот. И 7 правило II Всленского собора 95 VI Вселенского собора это выражает вполне поерденно фразой: «Τος προστιθεμνους τῇ ὀρθοδοξίᾳ, κα τ μερδι τν σζομνων π αρετικν, δεχμεθα κατ τνποτεταγμνην κολουθαν τε κα συνθειαν». При этом «частью спасемых» является только Православная Церковь, а отнюдь не еретики, инославные. О том, что вне Православной Церквт нет никакой спасительной благодати, нет действительных тайнств, прекрасно свидетельствует каноническое право нашей Церкви, которое закреплено правилами святых Апостолов, в которых категорически отвергается существование таинств вне Церкви, то есть вне Православной Церкви.14В связи с этим видный богослов митрополит Ефесский Хризостом писал: «В соотвествии с этим, что-бы то ни бо преподносимое в качестве «таинства» вне «церковных границ», не является таинством, не признается правильным и спасительным таинством… истинные и дествительные таинства это только те, которые в Православно Церкви, которая отождествляется с Единой, Святой , Кафолической и Апостольской Церковью».15

Кроме того, документом «Основные принципы отноешения РПЦ с инославием» прописывается положение, которые полностью противоречит также православной экклезиологии:

«Диалог с Римско-Католической Церковью строился и должен строиться в будущем с учетом того основополагающего факта, что она является Церковью, в которой сохраняется апостольское преемство рукоположений».16

Отношение в Римо-Католической церкви как к ереси выражено не только в знаменитом каноническом послании св. Марка Ефесского, которое по своей сути выражает голос Вселенского Православия, но и в Послании Восточных патриархов и в Константинопольских соборах 1166г, 1450г., 19 столетия, имеющих «вселенское признание»17.

Этим положением или новым богословским утверждением, совершенно чуждым святоотеческой экклезиологии, в официальный документ РПЦ вводится теория «о разделенности Церкви» (διῃρημένη Ἐκκλησία). Видный иерарх Элладской Церкви, профессор кафедры Священного Писания Ветхого Завета Афинского университета, митрополит Горинский и Мегалополисский, опираясь на все свтоотеческое учение о Церкви, и в частности на учение прп. Иустина (Поповича), относительно этой теории говорит: «Речь идет о великом заблуждении и ереси, потому что идея о «разделенной Церкви» затрагивает и оскорбляет Личность Христа. Послушайте, браться: согласно отцу Иустину Поповичу Церковь отождествляется с самим Христом. Он в действительности является Церковью: «Христос простирающийся на века», как сказал святой Августин….Итак, поскольку Христос оождествляется с Церковью, то когда кто-либо говорит о «разделенной Церкви», это означает что необходимо разделисть Богочеловеческую личность Иисуса Христа, Которая является Одной, поскольку одно является Его испостась. Поэтому: «Церковь является неделимой, как и личность Богочлеовека», - говорит святой Иустин (Попович)». И далее Преосвященный профессор приводит хорошо известные слова прп. Иустина Попвича: ««Согласно своему Богочеловечекому существу Церковь одна и едина, так же как и Богочеловек Христос – один и един. Следовательно, разделение, деление Церкви на части – вещь онтологически, сущностно невозможная. Разделения Церкви никогда не было и не может быть, а были и будут отпадения от Церкви, на подобие того, как бесплодные ветви, засохнув, добровольно отпадают от вечноживой Богочеловеческой Лозы – Господа нашего Иисуса Христа. От единственноq и неделимой Церкви Христовой в разное время отделялись и отпадали еретики и раскольники и тем самым переставали быть членами Церкви и сотелесниками ее Богочеловеческого тела. Так, сначала гностики, потом ариане, потом духоборцы, потом монофизиты, потом иконоборцы, потом римокатолики, потом протестанты, потом …друг за другом все остальные приверженцы еретическо-раскольнического легиона».18
Отрицая de jure любые модифицикации «теории ветвей» Документ «Основные принципы отношения РПЦ к инославию» de facto эти модификации узаконивает, присваивая как и Критский Собор церковность еретическим сообществам.19

Поэтому мы как факт констатируем, что документ «Основные принципы отношения РПЦ к инославию» является ни чем иным как экклезиологически инновационным и неприемлемым для Православной Церкви, святоотеческого сознания. А посему он не может рассматриваться в качестве авторитетного источника для Нового Катехизисв РПЦ.

Итак, мы обратимся к тексту самого Катехизиса:

О Церкви и о единстве Церкви

Спасение может быть обретено лишь в Церкви Христовой (с. 119), в качестве обоснованного аргумента в Катехизисе приводятся авторитетные высказывания свмч. Иринея Лионского и свмч. Киприана Карфагенского. Однако отсутствие т.н. конфессионального уточнения, то есть что под Церковью необходимо подразумевать только Православную Церковь, в контексте современных «богословсих концепций», выработенных в ходе Экуменических контактов и богословских диалогов неизбежно приводит к мысле о некоей неопределенной Церкви, интерконфессиональной. Либо при прочтении этого текста неизбежно принимается мысль о том, что РПЦ является лишь частью некоей Церкви в расширенном понимании, но не частью Вселенской Православной Церкви. В то время как именно весь смысл написания свмч. Киприаном Карфагенским «О единстве Церкви» заключался в том, чтобы доказать, что вне Кафолической, Православной Церкви нет ни Церкви, ни таинств, ни спасения. Это выражается прекрасной фразой свмч. Кипрриана, которая в богословских кругах является крылатой фразой: «Extra Ecclesiae non salus est».

Единство в истинной вере епископата является тем фундаментом, на котором, как неоднократно это подчеркивает свмсч. Киприан Карфагенский, и выстраивается единство Церкви:

«Да никто не обманывает ложью братий, никто не подкапывает истину веры вероломною изменой своим обязанностям. Епископство есть едино, в котором каждый и все вместе имеют полное участие…». Nemo fidei veritatem corrumpat- относится в первую очередь к епископату. Поэтому он почеркивает, что едмство епископата – это единство одинаково мыслящих20 . (Episcopatus unus est, cujus a singulis in solidum pars tenetur)21

Не менее важны и слова свмч. Иринея Лионского, который также связывает подлинное служение предстоятелей церквей в хранении единства Церкви через «твердое хранение апостольского предания», чем показывают, что «все имеют одну и ту же веру».22

В тексте Нового Катехизиса мы читаем: «И хотя, в силу человеческого несовершенства союз любви между христианами и сила единомыслия не доходят до степени нераздельности Отца и Сына, единство Святой Троицы является тем образом единства, к которому должны стремиться все христиане…» (с. 120)

В чем проблематичность данного утверждения, если даже не опасность? Во-первых, интерконфессиональныя интерпретация хорошо известных слов Христа в Его Первосвященнической молитве (Ин.17, 21). Отсутствие реального единства как данности, а, следовательно, этим можно обосновывать состояние разделенности христиан на конфессии, которое должно быть преодолено – это известный постулат Экуменизма. Это тот ложный постулат, который отвергает Истину Единства Церкви как данности в самый момент Ее создания как «нового творения»( καινή κτίσι), по словам свт. Григория Паламы, Единство, которое бережно хранит только Православная Церковь. В связи с этим мы приведем важный комментарий на распространенное ложное истолкование Первосввященнической молитвы Христа о единстве видного богослова и иерарха-пастря Митрополита Иерофея (Влахос): «Некоторые богословы истолковывают фразу Христа «чтобы они были едино, как и Мы» (Ин.17,21), которая является частью Его первосвященнической молитвы, так, что будто речь идет о будущем единстве церквей и ее используют в полной мере для того, чтобы заявлять, что Христос предвозвестил, что все христианские конфессии в будущем достигнут единства между собой и составят «единую» церковь, подразумевая тем самым, что Церковь теперь является разделенной. Православное истолкование этой фразы является иным. «чтобы все были едино», если кто-то с ниманием прочтет весь текст первосвященнической молитвы, то увидит, что она оказывается непосредственно связанной с иными словами, как «как Ты Отче,  во Мне, и Я в Тебе» (Ин. 17, 21), и словами «Я в них, и Ты во мне; да будут совершены во едино» (Ин.17, 21), а также и иными словами «да видят славу Мою, которую Ты дал Мне»(Ин. 17, 24). И в данном случае, вполне ясно Христос говорит о единстве Апостолов в созерцании славы Божией, о зрении нетварного Света, что произошло в день пятидесятницы, потому что непосредственно именно тогда Апостолы достигли единства между собой по сути. Следовательно е из святых, которые в историческом времени достигнут обожения и созерцания нетварного Света, достигают единства с Апостолами, обладают той же верой что и они и к ним применяется эта фраза из слов Христа «да будут все одно».23 И это единство носит не только чисто внешний характер, но и сакраментально-мистический. Внешнее единство выстраивается на тех же освнованиях, о которых было сказано свмч. Киприаном Карфагенским и свмч. Иринеем Лионским – единство епископата - единство в апостольской вере, единство в церковной традиции. И оно составлет необходимейшую основу для достижения совершенства и единства сакраментально-мистичекого. Слова Христа «да будут совершенны» - ясно и однозначно указывают на путь достижения внутреннего и теснейшего единства – через совершенство во Христе, которое обретается не формальным участием в таинствах Церкви, а покаянием и аскетическим подвигом, привлекающих нетварную божественную благодать.

Мы считает важным в данном месте заострить наше внимание на учении свт. Григория Паламы, на его экклезологии, которая резюмирует всю святоотеческую традицию и раскрывает всю духовную ее глубину. Мы учение свт. Григория Паламы приведем по труду одного из лучших исследователей и знатоков трудов святителя профессора Георгия Мнтзаридиса: «Церковь это «новое творение» (καινή κτίσι) , которое создал вочеловечившийся Христос и «Собой возглавил всяческая». Во Христе соединились небо и земля, и была создана Церковь, которая имеет небесный и земной характер, объемлющая не только верующих, но и благих ангелов. Цель Церкви состоит в том, чтобы ее члены стали обоженными, поэтому то Палама характеризует Церковь как «общину обожения» (κοινωνία θεώσεως)…Строение Церкви основывывается на общении между Богом и людьми посредством нетварной божественной энергии. Божественная благодать связыет членов тела Церкви с ее Главой и между ними самими»… «Выражением единства Церкви служит единство в вере. Она основывается не только на Апостолах, но и на Прророках, имея своим краеугольным камнем Христа. Палама не недооценивает, и не игнорирует значение апостольского преемства в пределах церковного организма, но не жертвует ради него пророческой благодатью….» И далее, замечает Г. Манзаридис, «Поскольку, как говорит апостол Павел, Церковь Христова является «столпом и утверждением истины, то в таком общении и обретается основа для общения с истиной: «Те, которые находятся в Церкви, те пребывают в истине, те же, которые не пребывают в истине, не принадлежат Церкви». Причастность Церкви означает связь с истиной, общением с божественной и боготворящей благодатью, жизнь в общении обожения. Человек, разрывающий связь с истиной, перестает быть причастником божественной благодати и быть членом Церкви».24 Это крайне важное положение в учении свт. Григория Паламы особенно важным становится в ту эпоху, эпоху факта свершившегося разделения между Восточным Православием и Римской Западной Церкви. Именно уклонение Римской церкви в хульную ересь об исхождении Святого Духа от Отца и Сына стало причиной «отпадения латинян от нашей Церкви».25 Это утверждение свт. Григория Паламы не голословно, оно выражает уже сформированный разум Вселенской Церкви к латинству, основанный на двух критериях веры – просвещении от нетварной божественной благодати и догматической вере. Поэтому акцентировать внимание на Евхаристии как основе единства Церкви неверно. Единство Евхаристии, или та Евхаристия истинна и есть Евхаристия, которая совершается только в Церкви Православной, то есть там только где епископат следует апостольской вере, кафолической вере, вере православной. Вне Православной Церкви нет истинной Евхаристии, там безблагодатная пустота.


 

О Соборности Церкви:

Новый Катехизис вводит понятие «первенство» на разных уровнях церковного устройства.

«В жизни Христовой Церкви, пребывающей в этом веке, первенство, наряду с соборностью, является одним из основополагающих принципов ее устроения»467. На уровне епархии первенство принадлежит епископу. Как преемник апостолов, поставленный на это служение через епископскую хиротонию, он совершает Евхаристию и возглавляет церковное собрание. В своем церковном уделе епископ обладает полнотой власти — сакраментальной, административной и учительной468.» (с. 122-123)

На первый взгляд это положение бесспорно, не вызывает никаких критический посылов. Но это только при поверхностном ознакомлении с устройством Церкви, ее историей. Вопрос о «Первенстве» и само понятие «первенство» на разных еще уровнях является порождением современного мышления круга иерархов, ведущих двусторонний диалог с Римо-Католической церковью. Как нечто самостоятельное, приравниваемое к церковной соборности «первенство» мы нигде не dстретим: ни в Священном Писании, но в важных посланиях Игнатия Богоносца, ни у свмч. Иринея Лионского, ни у свмч. Киприана Карфагенского. В 4 столетии и позднее в лоне Кафолической Церкви фомируется иниститут Священной Пентархии, как тропосе соборного управления Церкви между Вселенскими соборами. И в нем значение имеет не Первенство-Примат, а первенство-чести (πρεσβεῖων τιμῆς). «Преимущество чести является привилегией, которой обладает «первый» епископ в отношении соепископов его епархии, или же патриаршие права в случае Пентархии. То есть «первый» (Πρῶτον) председательствует на епархиальном соборе, совершает хиротонии епископов, находящихся под его началом, устрояет и исправляет положения, которые относятся к общему делу для всех епископов, несет попечение главным образом об «общем для всех епископов состоянии».26 Понятие примат-первенство более стало упоребимо на Западе и именно на этом термине стал все более спекулировать постепенно отходящий от Православия Римский первосвященник, разрушая Священную Пентархию, ставя себя вышее ее и выше Вселенских соборов. Поэтому мы считаем целесообразным заменить термин первенство на Первый и первенство чести, что будет более соответствовать текстам Вселенских соборов. На это указывается и в выводах Богословской конференции «Первенство – Соборность и Единство Церкви», проведенной в г. Пирее 28 апреля 2010г.: «Институт первенства чести (этот термин является тем, клоторый используется в православном церковном предании в противовес более позднему термину «первенство-примат», который используют паписты) выражает и схраняет единсво и соборность Праувославной Кафолической Церкви. Пентаржия Патриарших престолов является формой, которой Церковь придала в институте первенства чести в первом тысячелетии. Власть «первого», коорая проситекает из первенства чести, является плодом соборности, в то время как власть, коорую начал себе усваивать епископ Рима уже в первом тысячелетии является следствием разрушения соборного устройства Церкви».27

Относительно комментария: «Разногласия между Востоком и Западом, приведшие сначала к разрыву общения в 1054 году между Римской и Константинопольской Церквами, а впоследствии к разрыву Рима со всей Православной Церковью, накапливались в течение

нескольких веков. Они касались богословских, канонических и литургических вопросов. Одной из главных причин раскола стали притязания Римского епископа на верховную власть во Вселенской Церкви. С 1014 года Римская Церковь в литургии стала использовать Символ веры с добавлением Filioque476. Таинство Евхаристии в Римской Церкви совершалось на пресном хлебе». (с. 123)

В данном комментарии нарушена хронология развития Раскола: сначала говорится о разрыве в общении в 1054г. Римской и Константинопольской Церкви, а потом о внесении Римскими папами в Символ веры filioque. Но здесь невозможно не заметить и серьезной ошибки – 1054г преподносится как дата разрыва между только Контантинопольской Церковью и Римской. Однако, если говорить о реальном евхаристическом разрыве между Православными Восточными Церкувами и Римом, то он произошел не в 1054году, а в 1009. Известный соверменный богослов, профессор Афинского университета В. Фидас во 2-м томе «Церковной истории», опираясь на неоспоримые источники и исторические свидетельства, пишет: «Мирные отношения между Римом и Константинополем были нарушены в начале 11 столетия по богословским причинам, когда патриарх Сергий II (1000-1019) пошел на разрыв с папским престолом и вычеркнул имя папы их Диптиха Констнатинопольской Церкви по причине как использования папой Сергием III (1009г.) в тексте своего вероисповедания при восшествии на кафедру filioque, а также и внесения вставки (т.е. filioque) в Символ веры под давлением императора Эррика II папой Бенедиктом ΧV (1014г.) (так называемая Сзизма двух Сергиев – Σχίσμα τών δύο Σεργίων)». И далее также важными являются ценные замечания В. Фидаса относительно времени и масштаба разрыва с Римской церковью. Он пишет: «разрыв патриарха Сергия церковного общения с папским престолом в общем распространился и на осальные патриаршие престолы Востока с одновременным посланием известного Окружного послания патриарха Фотия (γκύκλιον) под именем Сергия». То есть разрыв в Евхаристическом общении всех четрех Восточных Патриарших каферд с Римско кафедрой произошел не в 1054, а в 1009 по вступлении на Римскую кафердру папы Сергия III.28 И для Православной Церкви, сознание которой выражается в консенсусе Святых Отцов и определениях эндемичных Контснатинопольских соборов о Римо-Католицизме, Римо-Католическая церковь – это не Церковь, а ересь. И не сущесвует никаких оснований пересматривать этот факт, эту общецерковную позицию.


 

Об Апостольстве Церкви

В то время как в Катехизисе митрополита Филарета мы находим важное высказывание апостола Павла: «Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит 3, 10). Этот текст святого апостола Павла процитирован в Катехизисе свт. Филарета в связи с изложением учения об апостоличности Церкви.29 И? в отличие от упомянутого документа «Основные принципы отношения РПЦ к инославию»? в Катехизисе свт. Филарета присутсвует конфессиональная конкретность. Апостольство Церкви подразумавает не только преемство рукопложений от Апостолов, как увержается в Новом Катехизисе, но преемство в вере от Апостолов, т.е. Православии, образе жизни равной апостолам и рукоположении. Свт. Филарет пишет: «Символ веры, когда называет Церковь апостольской, настаивает твердо держаться учения и преданий апостольских и избегает такого учения и таких учителей, которые не основываются на учении апостолов».30 Об этом столь ясно пишет свт. Григорий Богослов, когда он говорит о свт. Афанасии Великом как о преемнике апостола Марка в «первоседательстве, а не менее в благочестии»: «А в этом собственно и надобно поставлять преемство:; ибо единомыслие делает и единопрестольными, разномыслие разнопрестольными. И одно преемство бывает только по имени, а другое по самой вещи. Ибо тот истинный преемник, кто не употребил, а разве потерпел, принуждение, кто возведен, не преступив закон, но по закону, кто не противного держится учения, но ту же содержит веру; если только называешь преемником не в том смысле, в каком болезнь преемсвует здравию, мрак – свету, буря – тишине, изступление - здравомыслию».31

C учетом высказанным нами ранее критических комментариев адрес ряда тезисов документа «Основные принципы отношения РПЦ к инославию», мы видим крайне ущербным и недостаточным следующую фразу об Апостоличности Церкви: «Только та Церковь является истинной Церковью Христовой, в которой существует непрерывное преемство иерархии, восходящее к апостолам». (с. 124). Вне важного добавления к словам «преемство имрерахии, восходящее к апостолам – по форме и по православности веры». Ибо все высказывания Святых Отцов Церкви о преемсте апостольском всегда указывают на обязательность сохранения истинной апостольской веры, которой не имеют еретики и раскольники, то есть ни римо-католики, ни антихалкидониты.

Другим недостатком, и весьма существенным, является следующее утверждение: «Верующие обретают спасение в Церкви через участие в богослужениях, таинствах и иных священнодействиях, которые поручено совершать священнослужителям, но истинным Совершителем которых является Сам Бог». (с. 119) Недостаточность и ущербность данного утверждения заключается в том, что в нем полностью отсуствует упоминание о духовной жизни, вернее сказать о правильной духовной жизни, то есть об асктическом подвиге, посте, молитве, пастырском окормлении духовником, об изучение святоотеческого наследия, через которое член Церкви приобретает спасительное христаинское мышление, приобщается к спасительному этосу Православия. Сказанное в 1 главе об авторитетных источниках вероучения Православной Церкви, перечисленные авторы святые отцы – аскеты - является недостаточным для данной главы. Мы полагаем, что было бы важным и необходимым дать в тексте Катехизиса важные цитации из прекрасной книги «Старец Силуан, жизнь и учение» о духовнике, о сввященнике, о духовном руководстве, о таинствах, об исповеди. Все они проникнуты животворной и спасительной божественной благодатью и получили признание Вселенской Церкви своим распространением на 40 языков мира. Духовное правильное руководство явяется стержневым, если не наиважнейшим для спасительного образа жизни человека. Индивидуализм в Православной Церкви не поощрялся никогда, даже таким свтятителем как св. Игнатий Черноморский и Кавказский. Вне правильного духовного руководства, которое сопряжено неразрывно с законом свободы во Христе и любви во Христе, человек и священник чаще всего остается православным чисто по форме, но мыслящий либо по-протестантски, либо по-католически.

В целом, подводя итог из выше нами проделанного краткого анализа некоторых положений Нового Катехизиса «О Церкви», мы можем сделать вполне однозначный вывод о навязывании, по разным причинам, которые мы не ставим ели исследовать, хотя они понятны итак, и целенаправленном навязывании и методичном «новой экуменической экклезиологии», которая de facto отвергает Православную эккклезологию, основанную на твердом основнании веры в свою уникальность и единственность, на том, что вне Православной Церкви не существуют «церкви» или еще одна «Церковь» в догматическом смысле этого термина. В Новом Катехизисе мы находим именно ту экклезиологию, которая с тако невероятной напористостью навязывалась на т.н. "Святом и Великом Соборе" на о. Крит и против которой прозвучал решительный протест видных иерархов Православной Церкви, а теперь и двух помесных Церкве - Болгарской и Грузинской.

 

Редакция Православного Апологета 2016год.

1 См. Письма митрополита Навпактского Иерофея Священному Синоду Элладской Церкви по пводу документа «Отношения Православной Церкви к остальному христианскому миру», критические замечания на этот же документ профессора догматического богословия Фессалонискского университета Д. Целенгидиса, Письма мтроплита Афанасия Лимасольского и Неофита Морфского Святому и Великому Собору и т.д.

2 См. Πρωτοπρεσβύτερος Θεόδωρος Ζήσης, μότιμος Καθηγητς Α.Π.Θ. Η «ΣΥΝΟΔΟΣ» ΤΗΣ ΚΡΗΤΗΣ ΣΕ ΣΥΓΚΡΙΣΗ ΜΕ ΤΗΝ ΟΡΘΟΔΟΞΗ ΣΥΝΟΔΟ ΤΗΣ ΚΩΝΣΤΑΝΤΙΝΟΥΠΟΛΗΣ (1273). http://aktines.blogspot.ru/2016/09/1273.html


 

 

3Μητροπολίτης Γόρτυνος καί Μεγαλοπόλεως Ἰερεμίας. KYΡΙΑΚΑΤΙΚΟ ΕΓΚΥΚΛΙΟ ΚΗΡΥΓΜΑ ΜΗΤΡΟΠΟΛΙΤΟΥ. ΟΧΙ ΟΙ ΑΙΡΕΤΙΚΟΙ ΕΚΚΛΗΣΙΑ. ΟΙ ΠΑΠΙΚΟΙ ΕΙΝΑΙ ΑΙΡΕΤΙΚΟΙ. http://aktines.blogspot.ru/2016/07/blog-post_883.html


 

4 См. ρος κκλησία. Μητροπολίτου Ναυπάκτου καί γίου Βλασίου εροθέου. http://thriskeftika.blogspot.ru/2016/07/blog-post_14.html

 

 

5 Η διαχρονικότητα τού δόγματος τής Κάθαρσης, τού Φωτισμού και τής Θέωσης στην Ορθόδοξη Εκκλησία. Μια κυοφορούμενη αίρεση στην Ορθόδοξη Εκκλησία. Του  Μητροπολίτη Ναυπάκτου Ιεροθέου. http://oodegr.co/oode/dogma/ekklisiologia/katharsi_fwtismos_thewsi_1.htm

 

6 Никодим, епископ Далматинский, Праовлсавное церковное право. СПб. 1896, сю 454

7 Никодим, еписком Далматинский. Указ. Сочин, с. 454

8 Там же, с. 454

9 Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию 1.15

 

10 http://www.holytrinitymission.org/books/russian/canons_fathers_nikodim_milosh.htm#_Toc86275484

11 Свт. Григорий Богослов. На свт. Афанасия Великого, Слово 5 PG 35, 1089 ς τόν μέγαν θανάσιον, η’ См. Текст Совместного заявления в Равенне и первенство папы.

Τ κείμενο τς Ραβέννας κα τ πρωτεο το πάπα.Архимандрит Георгий, игумен монастыря прп. Григория, Святая Гора. http://apologet.spb.ru/ru/новые-поступления/38-римо-католицизм/40-текст-совместного-заявления-в-равенне-и-первенство-папы

 

 

12 Еп. Никодим Милаш, толкование на 95 правило Пято-Шестого Вселенского собора. http://www.holytrinitymission.org/books/russian/canons_vselen_soborov_nikodim_milosh.htm#_Toc68915226

13 Правила Святой Православной Церкви с толкованиями Епископа Никодима (Милоша). Толкование епископа Далматино-Истрийского Никодима (Милаш) на 95 правило. http://www.holytrinitymission.org/books/russian/canons_vselen_soborov_nikodim_milosh.htm#_Toc68915226

14 Правила святых Апостолов 46, 47, 50

15 Μητροπολίτου Εφέσου, Χρυσοστόμου (Κωνσταντινίδη), Η αναγνώριση των μυστηρίων των ετεροδόξων στις διαχρονικές σχέσεις

Ορθοδοξίας και Ρωμαιοκαθολικισμού, εκδ. Επέκταση, Κατερίνη 1995, σ. 95.

16 Приложение. История и характеристика богословских диалогов с инославием. Отношения с Римо-Католической Церковью.

17 Термин, который был использован т.н. Святым и Великим Собором на Крите в Окружном послании в отношении Соборов после VII Вселенского собора. См. ΕΓΚΥΚΛΙΟΣ
τς γίας και Μεγάλης Συνόδου τς ρθοδόξου κκλησίας
(Κρήτη, 2016)

«. Соборная деятельность непрерывно продолжается в истории в последующих соборах, обладающих вселенским авторитетом, среди которых были следующие: Великий Собор (879-880)» (Τό συνοδικόν ργον συνεχίζεται ν τ στορί διακόπως διά τν μεταγενεστέρων, καθολικο κύρους, συνόδων – ς λ.χ. τς πί Μεγάλου Φωτίου, Πατριάρχου Κωνσταντινουπόλεως, Μεγάλης συνόδου (879-880)).

18 Прп. Иустин (Попович). Догматика Православной Церкви. 2005, с. 215

19 Это касается терминологии не только по отнлошению к римо-католикам, но и к монофизитам и протестантам: «Русская Православная Церковь принимает участие в диалоге с дохалкидонскими церквами на всеправославном уровне с 1961», «к восстановлению церковного общения между двумя семьями Церквей восточно-православной традиции» (Отношения с Древними Восточными (дохалкидонскими) церквами

)

20 Ep.52 ad Antonianum

21 De unitate ecclesiae, c. 5

22 Cjntra haereses. Lib. V, c. 20, n. 1

23 9-7-2016 ПРЕП. ВЫЗ. ΝΑΥΠΑΚΤΟΥ и т. ΙΕΡΟΘΕΟΣ : Вскоре после Святого  Великого Собора, http://aktines.blogspot.gr/2016/07/blog-post_14.html

24 Γεωργίου Ι. Μαντζαρίδου. Παλαμικά. Εκδ. 3-η. Εκδ. Πουρναρά. Θεσσαλονίκη 1998, 4. Η Εκκλησία ως κοινωνία θεώσεως, σελ/ 195-197

25 В защиту священно-безмолвствующих

26  Преимущества чести и единство Церкви в первом тысячелетии Доклад на богословском форуме на тему «Первенство-Соборность и Единство Церкви» (Пирей 28-4-2010) ΤΑ ΠΡΕΣΒΕΙΑ ΤΙΜΗΣ ΚΑΙ Η ΕΝΟΤΗΣ ΤΗΣ ΕΚΚΛΗΣΙΑΣ ΚΑΤΑ ΤΗΝ ΠΡΩΤΗ ΧΙΛΙΕΤΙΑ ΕΙΣΗΓΗΣΙΣ ΣΤΗΝ ΘΕΟΛΟΓΙΚΗ ΗΜΕΡΙΔΑ ΜΕ ΘΕΜΑ ΠΡΩΤΕΙΟΝ-ΣΥΝΟΔΙΚΟΤΗΣ ΚΑΙ ΕΝΟΤΗΣ ΤΗΣ ΕΚΚΛΗΣΙΑΣ (Πειραιεύς 28-4-2010) Иеромонах Лука Григориатский ερομονάχου Λουκ Γρηγοριάτου. http://apologet.spb.ru/ru/2009-01-08-11-21-27/38 /399-preimushhestva-chesti-i-edinstvo-czerkvi-v-pervom-tysyacheletii-doklad-na-bogoslovskom-forume-na-temu-lpervenstvo-sobornost-i-edinstvo-czerkvir.html

 

27 ΠΟΡΙΣΜΑΤΑ ΚΑΙ ΜΕΡΙΚΕΣ ΕΙΣΗΓΗΣΕΙΣ ΑΠΟ ΤΗΝ ΕΠΙΤΥΧΗΜΕΝΗ ΗΜΕΡΙΔΑ «‘’Πρωτεο’’, Συνοδικότης & νότης τς κκλησίας» ΠΟΥ ΔΙΟΡΓΑΝΩΣΕ ΠΡΟ ΗΜΕΡΩΝ Η ΙΕΡΑ ΜΗΤΡΟΠΟΛΗ ΠΕΙΡΑΙΑ http://orthodox-watch.blogspot.ru/2010/04/blog-post_3857.html

28 Βλασίου Ιω. Φειδά, Καθηγητού Πανεπιστημίου Αθηνν. Εκκλησιαστική ιστορία. Β΄. Σελ. 164

29 Митрополит Филарет (Дроздов). Пространный катехизис Православной Кафолической Восточно Церкви. М. 2014, с.72

30 Там же, с. 72. В последнем издании Свято-Троицкой-Сергиевой Лавры 2016г, с. 73

31 Слово 21, похвальное Афанасию Великому, архиепископу АлександрийскомуТворения . СПБ, Изд. Сойкина, т.1, , с. 309

Позиция Св. Синода Болгарской Православной Церкви относительно Собора на Крите (2016) и текста «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру»1

CТАНОВИЩЕ на Св. Синод относно Събора в Крит (2016) и текста „Отношенията на Православната Църква с останалия християнски свят”

 


Св. Синод на своем заседании 15.11.2016 г., прот. № 22 – в полном составе, рассмотрев текст «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру», принятый в июне на соборе на о Крит, Греция, пришел к следующему мнению:
На заседании от 01.06.2016 г., прот. № 12, Св. Синод в полном составе решил предложить перенести Великий и Святой собор Православной Церкви, чтобы продолжить подготовку к его проведению. Св. Синод заявил, что в противном случае БПЦ-БП не будет в нем участвовать.
Впоследствии подобные предложения были высказаны и Св. Синодами других Поместных православных церквей – участников подготовительного процесса Святого и Великого собора Православной Церкви. Организаторы Великого и Святого собора Православной Церкви на о. Крит не приняли во внимание эти предложения. Впоследствии о своем неучастии заявили четыре автокефальных Поместных церкви (в хронологическом порядке): Болгарская православная церковь (решение от 1 июня с. г.), Антиохийский патриархат (решение от 6 июня с. г.), Грузинская православная церковь (решение от 10 июня с. г.), Русская православная церковь (решение от 13 июня).
С 16 по 27 июня с. г. в Православной академии на о. Крит, Республика Греция, проводился запланированный Великий и Святой собор Православной Церкви, но без участия четырех Поместных автокефальных церквей, как и без участия признанной со стороны БПЦ-БП автокефальной Американской православной церкви (OCA), чье участие не предусматривалось с самого начала подготовки к Собору, даже в качестве гостя. На Соборе присутствовали представители средств массовой информации и гости от инославных религиозных общностей (римо-католической, англиканской и проч.).
На Соборе, проведенном на о. Крит, были вынесены на голосование и приняты шесть предсоборных документов, а также его «Энциклика» и «Послание». Тридцать три принимавших в Соборе епископа не подписали документ «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру», причем некоторые из неподписавших архиереев (среди которых и авторитетные православные богословы), выступили с публичными объяснениями своей позиции.
В своем письме, прот. № 798/14.07.2016 г. (вх. № 498/20.09.2016 г. Синодальной канцелярии). Его Святейшество Вселенский патриарх Варфоломей отправил Св. Синоду БПЦ-БП вынесенные на голосование и принятые Собором документы. После специального перевода, выполненного авторизированным с этой целью переводчиком, епархиальные митрополиты получили эти документы.
Первый важный вывод заключается в том, что в сравнении с предсоборными вариантами вынесенные на голосование и принятые Собором на о. Крит документы претерпели определенные, но несущественные и недостаточные для их всеправославного принятия изменения.
1 Перевод с болгарского: Илья Бей. Поскольку в оригинальном тексте последовательно используются термины «единство» и «единение», они были оставлены и в переводе. Болгарский оригинал: http://bg-patriarshia.bg/news.php?id=220554
I. О документе «Отношение Православной церкви к остальному христианскому миру»
1. По отношению к тексту п. 4 можно сказать, что Православная Церковь под «единением всех» всегда понимала соединение или возвращение в ее лоно через св. Крещение, св. Миропомазание и Покаяние всех скитающихся по стихиям этого мира и отпавших от нее в ересь или раскол, в соответствии с каноническими правилами Церкви. Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь никогда не теряла единение в вере и общение в Святом Духе, а потому не может принять утверждение о «восстановлении единства» с»другими христианами», поскольку таковое единство неизменно существует в Теле Христовом, и сами [понятия] «единство» и «единственность» – это сущностные определения Церкви. Точно также Православная Церковь не может принять различные концепции и учения, на базе которых инославные обосновывают такое единение. Таковыми являются теории о существовании некоего мнимого «единства» всех христианских вероисповеданий, как, например, учение о «невидимой» церкви, «теория ветвей», «крещальное богословие» или «равенство деноминаций». Все эти теории могут быть связаны со схоластическим учение о тварной благодати Св. Духа, которая была соборно осуждена св. Церковью. Если принять это учение, то можно обосновать и наличие Божией благодати в различных христианских вероисповеданиях, которая различается у различных деноминаций в количественном и качественном отношении. Согласно этой инославной теории, принимается, что поскольку в единой христианской общности совершаются литургические действия, они различными способами могут вызвать благодатную жизнь, которая варьируется в зависимости от состояния всякого исповедания. Эта богословская теория утверждает, что литургические действия могут давать доступ к спасению христианам соответствующих общностей, к которым они принадлежат. Ввиду такого предполагаемого наличия благодати во всех христианских деноминациях, следовало бы прилагать совместные усилия, чтобы достичь полноты единства во Христе (ср. Декрет об экуменизме Второго Ватиканского собора).
2. В связи с высказанным и утверждаемым в п. 5 поиском «утраченного единства всех христиан», мы считаем его [т. е. поиск] неприемлемым и недопустимым, поскольку Православная Церковь никогда не утрачивала своего внутреннего единства вопреки ересям и расколам, которые являются отпадением от Тела Церкви, причем это Тело не утрачивает свою изначальную онтологическую целостность, которая заключается в нераздельности Христовой Ипостаси.
3. В п. 6, п. 16 и п. 20 признается «историческое наименование» «других, ненаходящихся в общении с ней, инославных христианских церквей и исповеданий», вопреки тому, что в п. 1 документа утверждается нечто иное, а именно, что никакая еретическая или схизматическая общность не может называться «церковью». Наличие множества церквей недопустимо, согласно догматам и канонам Православной Церкви. Более того, первоначально в п. 2 документа предполагалось, что «Православная Церковь основывает свое единство на факте ее основания Господом нашим Иисусом Христом и общении во Святой Троице и таинствах. Это единство выражается в апостольском преемстве и святоотеческом предании, и Церковь доныне живет им». Добавление выражения «историческое наименование», как и пояснение, что инославные исповедания не находятся в общении с Православной Церковью, не отменяет проблематичность
и ошибочность этого текста. В указанном в п. 6 документа пассаже сопоставляются несопоставимые реальности. То, что наименование «Православная» отнесено к Единой, Святой, Апостольской и Соборной Христовой Церкви, являясь исторически утвержденным наименованием, разве умаляет его действительность и значение? Любое истинное наименование, возникшее в истории, отражает определенную сущность, существующую реальность. В противном случае это понятие не имеет реального объема, являясь просто именем без действительного предмета, который им выражается или отражается. Такое имя без реального предмета является фикцией. В таком случае, соборный документ должен был указать, что «историческое наименование» «Церкви», отнесенное к отклонившимся от Православной Церкви общностям, является фиктивным наименованием, без реального соответствия в действительности. Если мы не сделаем эту оговорку, то историческое наименование «инославные церкви» получит свое реальное историческое соответствие, к которому оно относится. Т. е. мы признаем реальное существование других церквей, отличных от Православной, что находится в явном противоречии с п. 1 и с первыми словами п. 6 документа (Церковь Одна и Единственна).
4. Высказанное в п. 12 утверждение, что «для всех целью богословских диалогов является окончательное восстановление единства в правой вере и любви», чрезвычайно упрощено и не выражает измерения процесса исчерпывающе. Единство предполагает единоверие, единомыслие и единодействие по всем догматическим определениям и церковным правилам, утвержденным на Вселенских соборах, как и в отношении литургического предания и священно-таинственной жизни в Св. Духе. Путь достижения этого единства – покаяние, исповедание православной веры и крещение.
5. В п. 20 указывается, что «перспективы проведения богословских диалогов Православной Церкви с остальным христианским миром всегда определяются на основе принципов православной экклесиологии и канонических критериев уже сформировавшейся церковной традиции», но точнее было бы выражение «уже сформировавшейся церковной традиции» заменить на «традиции Православной Церкви».
6. Общее впечатление от этого документа таково: в нем есть много двусмысленных выражений и терминологических экклесиологических несоответствий. Важно также, что в нем основательно и исчерпывающе не указывается основная цель проведения богословских диалогов с инославными вероисповеданиями, а именно возвращение инославных каноническим путем в лоно Православной Церкви, а потому не были отчетливо, сообразно с этой целью, сформулированы главные положения и принципы этих диалогов. Вместо этого в п. 16 и ниже легитимизируется неправительственная организация «Всемирный совет церквей», в которой БПЦ-БП, слава Богу, давно уже не участвует.
7. Вопреки основной цели, которую мы указали в п. 6, в документе (пп. 9, 10, 11, 12, 13, 14 и 15) весьма последовательно и исчерпывающе регламентируется методология проведения различных диалогов.
8. В тексте п. 22 очевидно предполагается непогрешимость и некритичное отношение к состоявшемуся на о. Крит Собору, ввиду того, что в рассматриваемом пункте утверждается, что «сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры и канонического порядка». Но мы
могли бы указать целые периоды церковной истории, показывающие, что высшим критерием утверждения Вселенских Соборов является повседневная догматическая совесть всей православной полноты. Система Вселенских и Всеправославных соборов не может автоматически или механически обеспечить правильность исповедания веры православных христиан.
II. Основный вывод
Проведенный на острове Крит Собор не является ни Великим, ни Святым, ни Всеправославным:
1. Ввиду неучастия в нем ряда Поместных автокефальных церквей, а также ввиду допущения организационных и богословских ошибок. Вопреки этому мы уважаем и ценим усилия всех организаторов и участников его проведения.
2. Внимательное исследование документов, принятых Собором на о. Крит, приводит нас к тому выводу, что некоторые из них содержат несоответствия православному церковному учению, догматическому и каноническому преданию Церкви, духу и букве Вселенских и Поместных соборов.
3. Принятые Собором на о. Крит документы подлежат дальнейшему богословскому обсуждению с целью исправления, редактирования, внесения правок или замены другими (новыми документами) в духе и предании Церкви.
БПЦ-БП – неотъемлемая часть, живой член Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Как часть Тела Христового, как само это Тело на поместной территории Болгарии и болгарских епархий заграницей, БПЦ продолжает и впредь будет [пребывать] в братском евхаристическом, духовном, догматическом и каноническом общении со всеми прочими Поместными Православными Церквами – как участвовавшими в Соборе на о. Крит, так и с неучаствовавшими. Церковь – это не светская организация, а Богочеловеческий организм. Она не влияет на политические и светские интересы и проистекающие из них разделения, и не находится под их влиянием в своей соборной жизни. Ее Глава – Сам Господь Иисус Христос, Который есть «Путь и Истина и Жизнь».
Принципы автокефальности и соборности в церковной жизни не только не противоречат сами себе, но и взаимно дополняются, проистекают одни из других и пребывают в полном единстве.

1 Перевод с болгарского: Илья Бей. Поскольку в оригинальном тексте последовательно используются термины «единство» и «единение», они были оставлены и в переводе. Болгарский оригинал: http://bg-patriarshia.bg/news.php?id=220554

Текст обращение международного богословского круглого стола Священному Синоду РПЦ по проблемам критского собора.

Declaratie 1Declaratie 2

Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-1 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-2 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-3 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-4 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-5 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-6 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-7 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-8 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-9 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-10 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-11 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-12 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-13 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-14 (Custom)Declaratia-catre-Mitropolit-scanata-anexa-1-15 (Custom)

Приложение 1

Чтобы читать Приложение 2, нажмите здесь

 

http://www.aparatorul.md/rekomenduem-tekst-obrashhenie-mezhduna/

 

Митрополит Морфский Неофит

«Церковь и инославные»

Μητροπολίτης Μόρφου Νεοφύτου: ''Εκκλησία και ετερόδοξοι''

 

Его Преосвященство Митрополит Морфский Неофит, вернувшись с Крита, где он участвовал в Святом и Великом Соборе Православной Церкви, считает своим настоятельным долгом по отношению к духовенству и верующим своей богоспасаемой Митрополии, которых он представлял на упомянутом Соборе, обнародовать свое заявление по поводу документа «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Публикация на официальном веб-сайте Митрополии данного заявления, составленного и изложенного Его Преосвященством на Соборе, позволит довести его позицию до сведения широкой общественности.

И не только, чтобы информировать тех, кто интересуется церковными событиями, но и ради исторической правды, его Преосвященство заявляет нижеследующее:

Единственный документ, который он не подписал во время работы упомянутого Святого и Великого Собора, ─ это последний документ, обсуждаемый и принятый большинством архиереев-членов Собора: «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

Чтение опубликованного ниже заявления его Преосвященства, митрополита Морфского, дает четкий и красноречивый ответ на вопрос, почему он не подписал вышеупомянутый документ, согласованный на Соборе.

Преосвященнейший митрополит Морфский был лично знаком с такими святыми отцами и старцами нашего времени, как Порфирий Кавсокаливит, Паисий Афонский, Иаков Цаликис, Евмений Саридакис и Софроний Сахаров. В заявлении, опубликованном ниже, он цитирует некоторые весьма характерные отрывки из их жития и учения, связанные с данной темой, где в высшей степени ясно говорится о том, какая Церковь является Единой, Святой, Соборной и Апостольской и какова занимаемая Ею позиция в отношении инославных христиан. Мудрость Православной Церкви всегда является ясной и понятной.

Таким образом, Преосвященнейший Владыка Морфский, «последуя святым Отцам», исповедал перед Святым и Великим Собором нашу святоотеческую веру, и в устной, и в письменной форме. В делах веры мы должны «являть истину в любви». И тогда, по слову Господа, вы «познаете истину, и истина сделает вас свободными»[1].

На таком Великом Соборе как тот, что прошел на Крите, требуется догматическая ясность и четкое определение того, что представляет собой Церковь, а что ─ инославные христиане. Мы смиренно считаем, что вышеупомянутый документ, согласованный и принятый на Соборе, страдает из-за намеренно допущенной в нем богословской двусмысленности.

Обязанностью пастырей Христовых, как в отношении православных, так и в отношении инославных, является ее уточнение, не только в историческом плане, но прежде всего и главным образом с позиции богословия. Мы с надеждой молимся о том, чтобы это удалось на следующем Соборе Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заявление

к Святому и Великому Собору Православной Церкви, проходящему на Крите, относительно его специальной сессии на тему «Отношения Православной Церкви

с остальным христианским миром»

Митрополит Морфский Неофит

 

Всесвятейший Отче и Владыко, Вселенский Патриарх Константинопольский кир Варфоломей, Председатель этого Святого Собора,

Блаженнейшие Предстоятели Святых Поместных Православных Церквей,

Преосвященнейшие епископы,

Дорогие братья во Христе!

 

Что касается темы нынешнего Собора, «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», мы из глубины души прославляем Отеческий Промысел Триединого Бога, который удостоил нас [чести] поделиться с Вами опытом святых людей относительно того, что такое Церковь и какое значение имеет Церковь в опытном богословии и в богодухновенном опыте великих богословов современного Православного мира, обладающих общепризнанным авторитетом. Это именно так, потому что, согласно святым Отцам, истинный и не заблуждающийся богослов ─ это тот, кто умертвил страсти путем делания, а именно путем соблюдения божественных заповедей, очищения, просвещения Троическим светом и по благодати достигший обожения посредством чистой молитвы в Духе Святом.

Свт. Григорий Богослов писал: «Восходи посредством дел, чтобы чрез очищение приобретать чистое. Хочешь ли со временем стать Богословом и достойным Божества? Соблюдай заповеди и не выступай из повелений. Ибо дела, как ступени, ведут к созерцанию. Трудись телом для души»[2]. По мнению же преподобного и богоносного отца нашего Нила Подвижника[А1] : «Если ты богослов, то будешь молиться истинно, а если ты молишься истинно, то ты – богослов».

Мы последовательно изложим вышеупомянутый богословский опыт по данной теме, и, прежде всего, приведем соответствующие цитаты из важнейшего произведения: «Опытная догматика Православной кафолической Церкви», составленного на основе устных высказываний протопресвитера Иоанна Романидиса, которые записал и издал наш брат и сотрудник о Господе Митрополит Навпакта и святого Власия Иерофей.

а. «Членами Церкви являются те, кто крещается и миропомазуется; те, кто причащается Тела и Крови Христовых и занимается умным деланием: молитвой, совершаемой умом в сердце... Члены Церкви ─ это те, кто получил Святого Духа».

б. «Христос спасает людей через Свою Церковь и любым другим известным Ему способом, но мы знаем [только один] путь ко спасению, а именно через Таинства Церкви и православное благочестие, которые суть очищение, просвещение и обожение, или, другими словами, через делание и созерцание.

Вне Церкви нет спасения. Христос предлагает Свою спасительную благодать всем людям. Когда кто-то спасается вне видимой Церкви, то это значит, что его спасает Сам Христос. Если такой человек является инославным, то он спасается потому, что его спасает Сам Христос, а не та «группировка», к которой он принадлежит, поскольку Церковь, которая спасает, ─ Единая и Единственная, и Она неотделима от Христа».

в. «Церковь не может принять решение о действительности Таинств там, где нет православного учения. По словам святых отцов, духовность неразрывно связана с православным учением о вере... Критерием действительности Таинств для нас, православных, является православное учение, в то время как для инославных ─ это апостольское преемство. Для православной традиции недостаточно только цепочки непрерывных рукоположений, восходящей к апостолам, важно, чтобы учение было православным... Правое делание возможно только там, где есть правильное учение. «Православие» означает правую веру и правое делание».

г. «Существует тождество между православным богословием и Таинствами».

д. «Церковь, как Тело Христово, ─ это то место, где пребывает нетварная слава Божия. Мы не можем отделить ни Христа от Церкви, ни Церковь от Христа.

В папизме и протестантизме делается четкое различие между Телом [Христовым] и Церковью... Для Православной Церкви это невозможно».

е. «Церковь ─ видимая и невидимая... Святые опытным путем познали сосуществование видимого и невидимого в Церкви. Явление многих святых живущим членам Церкви, достигшим обожения, доказывает, что это действительно так. Вот почему истинным знанием о том, что такое Церковь, обладают лишь те, кто познал это на собственном опыте».

Эти и многие другие подобные высказывания принадлежат истинному чаду Православной Церкви и подлинному продолжателю святоотеческой традиции, в Бозе почившему протопресвитеру Иоанну Романидису, который настоятельно призывает нас к тому, чтобы мы прибегали к личному опыту святых Отцов Церкви.

И в нашей личной жизни, Высокопреосвященнейшие и Преосвященнейшие архиереи, мы искали такого общения с такими богоносными Отцами и Матерями. И благость Божия даровала нам «несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем» (см. Еф. 3, 20) и удостоила нас близкого знакомства и общения с истинными подвижниками благочестия.

Двумя из них были преподобные старцы Порфирий Кавсокаливит и Паисий Святогорец, которые были недавно причислены к лику святых Почтенной Вселенской Патриархией.

Далее я приведу некоторые характерные отрывки из учений этих богоносных мужей, связанные с исследуемым нами вопросом, и, конечно же, имеющие отношение к диалогу с инославными; к подходу, который следует применять при общении с ними и к нашей ответственности перед этими людьми.

Святой старец Порфирий говорил своим духовным чадам;

«Вы должны занимать православную позицию и держаться Православия (в диалоге с папистами). Если они (паписты) захотят последовать за нами, мы не можем и не должны им в этом мешать..

«Не бойтесь. Папа Римский с давних пор намеревается подчинить себе Православную Церковь. Но настанет день, когда диалог с католиками зайдет в тупик. Ведь униаты, этот троянский конь, показывают яснее ясного, что католиков интересует только одно — чтобы православные признали главенство Римского папы»[3].

И преподобный отец наш Паисий Святогорец говорил следующие, крайне важные слова:

«Многие Святые Мученики, не зная догматов веры, говорили: «Я верую в то, что установили Святые Отцы». Говоря так, человек свидетельствовал о Христе, становился мучеником. То есть, христианин не мог привести доказательств истинности христианской веры, чтобы убедить в ней гонителей, но он имел доверие ко Святым Отцам. «Как же я могу не доверять Святым Отцам? – думал он. – Ведь они были и более опытны, и более добродетельны (чем я), они были святы.

Как я могу согласиться с бессмыслицей и стерпеть хулу на Святых Отцов?» Мы должны доверять Преданию. Сегодня, к несчастью, и у нас появилась европейская «корректность», и люди стремятся показать себя добрыми. Желая проявить свое «высшее благородство», они заканчивают тем, что кланяются двурогому диаволу. «Пусть будет одна религия», — говорят они и все ставят на одну доску. Ко мне в каливу тоже приходили несколько человек с такими взглядами. «Нам, то есть всем, кто верует во Христа, — говорили они мне, — надо объединиться в одну религию».

«Это все равно, что предлагать мне собрать в одну кучу столько-то каратов золота и столько-то отделенной от этого золота меди, чтобы снова сделать из них один сплав, — ответил я. – Но разве разумно опять смешивать золото с дешевыми металлами? Ведь было столько борьбы, чтобы очистить догмат от мусора». Святые Отцы знали, что делали. Они воспретили общение с еретиками не без причины.

Но сегодня призывают к совместным молитвам не только с еретиком, но и с буддистом, огнепоклонником и сатанистом. «Православные, — говорят, — тоже должны присутствовать на экуменических совместных молитвах и конференциях. Это – свидетельство!» Да какое там еще «свидетельство»! Эти люди разрешают все проблемы с помощью логики, они находят оправдание тому, чему не может быть оправдания. Европейский дух считает, что с прилавков Общего Рынка можно торговать даже духовными предметами»[4].

«Каждый православный христианин обязан пробуждать у инославных доброе беспокойство, чтобы они поняли, что находятся в заблуждении, не успокаивали себя напрасно и не лишились как в этой жизни богатых благословений Православия, так и в иной жизни больших и вечных благословений Божиих»[5].

Другим святым нашего времени, с которым, по милости Божией, мы были связаны духовными узами, был светлой памяти старец Иаков (Цаликис) по прозвищу «Простите». В недавно опубликованной книге о его святом житии описывается следующий характерный случай, который, по нашему мнению, имеет отношение к данной теме, обсуждаемой на Соборе, и обладает особой ценностью для пастырской практики. Мы изложим его ниже:

«Однажды, когда в монастыре остался переночевать один католик, Геронта отнесся к нему с любовью. Посетитель был доброжелательным, и у него было много вопросов. Геронта беседовал с ним с добротой и кротостью.

Тогда в монастыре не было еще большой трапезной, как теперь, и все ели вместе (монахи, священнослужители, миряне) в маленькой трапезной (столовой) на первом этаже, рядом с источником. Все уже собрались в трапезной и, сидя за столом, ждали только Геронту. Когда Геронта вошел, все встали из уважения к нему, а также чтобы прочитать обычные молитвы перед вкушением пищи.

Геронта сел и сказал, чтобы другие тоже сели, перекрестился и начал есть. Католик был верующим человеком, поэтому он спросил старца: «Геронта, разве мы не будем молиться?». Старец спокойно ответил: «Лучше помолчим», ─ и продолжил есть. Тем, кто настаивает на совместных молитвах с инославными, следует понять духовное устроение этого святого старца».

Другой богоносный отец нашего времени, знакомства с которым мы удостоились в молодости, ─ это бывший в то время священником афинского лепрозория (Больницы лепрозных заболеваний) приснопамятный старец Евмений (Саридакис), уроженец острова Крит ─ где проходит и нынешний Собор, ─ духовное чадо преподобного Никифора Прокаженного.

Далее мы расскажем о чудесном событии, которое произошло со старцем Евмением и которое непосредственно связано с обсуждаемой темой, в том виде, как оно описано в нашей недавно опубликованной работе. Об этом случае старец Евмений рассказал нам лично. Однако в вышеупомянутой книге мы приводим его со слов нашего духовного брата, монаха Иерофея, дабы, по слову Господа, «устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Мф. 18, 16).

«Наш старец Евмений (Саридакис) когда-то молился за дьявола, но его остановил Бог, говоря ему, что эта молитва является напрасной и не принесет желаемого результата. Когда-то старец по секрету рассказал мне, что поминал на Проскомидии

 

 

знаменитого европейского гуманиста Рауля Фоллеро, католика по вероисповеданию, потому что он был благотворителем лепрозория и очень хорошим человеком. Но Ангел Господень трижды сбросил частицу, вынутую за его здравие, с дискоса.

В третий раз, Ангел явился ему и сказал, что на Проскомидии следует поминать только членов Церкви. Он объяснил ему, что по четкам можно молиться обо всех: о еретиках, иноверцах, убийцах, преступниках, блудниках, обо всех людях, населяющих вселенную, как о живых, так и об умерших. А совершать евхаристическое возношение можно только о Православных, потому что это члены Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви».

Мы также часто цитируем богодухновенные слова св. Николая Кавасилы: «Тайны означают и Церковь, так как Она есть Тело Христово, и члены отчасти... И указуется Церковь Тайнами не как символами, но как сердцем указуются члены… Ибо здесь не одинаковость только имени, и не аналогия подобия, но тождество дела...»[6].

Итак, давайте рассмотрим личный опыт святого Отца нашего времени Евмения Саридаки, о святости которого Ваше Всесвятейшество с теплотой рассказывает  во вступительном праздничном приветствии Митрополии Гортинской и Аркадийской (2014 г.), где Вы приводите крайне важные, потрясающие своей простотой и замечательной точностью, написанные на высочайшем богословском уровне слова св. Николая Кавасилы, подтверждающие все вышесказанное.

А именно: то, что «Тайны означают и Церковь» на священной Проскомидии во время Божественной Евхаристии. Заслуживает внимания тот факт, что эта величайшая, Богом дарованная истина была открыта Ангелом Господним: чем на самом деле является Церковь, кто является Её членами и какова наша обязанность по отношению к тем, кто находится за Ее оградой.

И, наконец, мы приведем еще один крайне важный текст ─ письмо великого старца нашего времени преподобного Софрония Сахарова, основателя Патриаршего монастыря Святого Иоанна Крестителя в Эссексе (Англия)[7].

«В настоящее время значительная часть христианского мира склоняется к принятию одной из опаснейших ересей (Прим.: старец имеет в виду экуменический синкретизм), которая состоит в том, что якобы нет в настоящее время ни одной церкви, которая в полноте сохранила истину учения Христова, в полноте обладает ведением тайны святой благодатной жизни христианской в отношении нравственно-аскетическом, что многие из церквей, именуемых Христовыми, имеют равную благодать, и поэтому должно произойти соединение церквей на какой-то общей всем им программе.

Один из самых частых вопросов, с которым приходится встречаться, ─ это вопрос о том, кто спасется и кто не спасется. Обычно эти люди думают, что спасется не только православный (по учению Православной Церкви), или не только католик (по учению Католической Церкви), но и все вообще добродетельные люди, верующие во Христа. Это мнение от протестантов перешло и к верующим других церквей; есть многие среди православных, держащихся этого мнения.

Некоторые думают, что ни за одною из существующих ныне церквей нельзя признать полноту ведения и благодати, так как каждая из них в той или иной мере уклонилась от истины; что они (сии мудрецы) только теперь «на конец веков» постигли вполне дух учения Христова, а что до сих пор весь христианский мир в течение стольких веков заблуждался; что теперь пришло время, когда нужно соединить все расколовшиеся части во единую соборную и апостольскую Церковь, которая будет вполне истинствовать во всех отношениях, если при этом соединении будет принято только то, что является общим всем церквам.

Некоторые, что еще хуже, помышляют в сердцах своих о каком-то особо высоком мистическом сверхцерковном понимании христианской религии, которое… не буду обо всем этом говорить.

Для того только уклонился в эту беседу, чтобы сказать Вам, что мне так хочется (и Богу молюсь об этом), чтобы Вы не прельстились этим всем, но твердо в сердце и уме убеждены были в том, что существует на земле та одна единая истинная Церковь, которую основал Господь, что Церковь эта хранит неповрежденным учение Христово, что она во всей своей совокупности (а не в отдельных членах своих) обладает полнотою ведения и благодати, и непогрешима.

Что то, что некоторым кажется неполнотою в учении, есть не иное что, как еще остающаяся возможность научной разработки неисчерпаемого бесконечного богатства ее, что, однако, нисколько не противоречит сказанному выше об обладании полнотою ведения.

Выраженное на Вселенских Соборах в окончательной форме учение Церкви не может быть подвергнуто никаким изменениям, всякая дальнейшая работа ученая должна обязательно согласоваться с тем, что уже дано в Божественном откровении и учении Церкви Соборной Вселенской. Так же и в отношении благодати; полноту благодати может иметь только одна, единая Церковь, все же другие, имеют благодать за веру во Христа, но не в полноте.

Можно верить и в то, что даже в наше время есть люди, которые по благодати Святого Духа равны древним великим святым (говорю это в связи с тем, что мне приходилось слышать о некоторых людях в России), ибо Христос днесь и во веки Тот же. Все это истина. Если кто отойдет от этой веры, тот не устоит...».

* * *

Ваше Всесвятейшество, Блаженнейшие Предстоятели, Преосвященнейшие епископы, братия во Христе!

Если мы хотим пребывать в истине, «следуя Святым Отцам», то мы должны со всей серьезностью рассмотреть их богословский опыт и их опыт в Духе Святом. И такой Собор, как этот, который хочет иметь статус Святого и Великого, безусловно, должен принять во внимание [опыт] святых людей и великих подвижников нашей Веры.

Мы смиренно считаем, что решения Всеправославного Собора, пусть даже его статус будет Межправославным из-за вопиющего отсутствия некоторых Церквей, заслуживают принятия духовенством и мирянами в той мере, в которой с ними согласны небо и земля, ангелы, святые и верующие люди.

Термины, используемые в решениях такого исторического и столь значимого Собора должны отличаться божественной мудростью и кристальной богословской ясностью. Вселенские и Поместные Соборы, благовествовавшие таким образом, устанавливали догматы веры в Духе Святом, согласно апостольским словам «изволися Духу Святому и нам» (Деян. 15, 28). Невозможно, чтобы решения Всеправославного Собора содержали технические термины или были плодом «дипломатической корректности». Только тогда они смогут способствовать единству Церкви и представлять собой безопасный богословский ориентир для потомков.

Чтобы не утомлять Вас своими словами, мы сочли более уместным передать Вам просвещающий и способствующий исследованию данного вопроса богодухновенный опыт святых людей и подвижников благочестия нашего времени, являющихся членами Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

Испрашивая Ваших молитв, пребываем

 

С братской любовью во Христе

+ Митрополит Морфский Неофит

 

 

 

 

 

http://www.romfea.gr/epikairotita-xronika/9121-mitropolitis-morfou-neofutou-ekklisia-kai-eterodojoi

 

 

 

[1] Ин. 8, 32.

[2] http://www.pravoslavie.ru/put/nasledie/grig-bogoslov.htm

[3] http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_14591/

[4] http://predanie.ru/paisiy-svyatogorec-prepodobnyy/book/85234-s-bolyu-i-lyubovyu-o-sovremennom-cheloveke/

[7] Цитируется по оригиналу: «Из писем к Д. Бальфуру» http://www.wco.ru/biblio/books/sofrony1/main.htm


 [А1]Я нашла, что это высказывание принадлежит на самом деле Евагрию Понтийскому

http://www.hesychasm.ru/library/evagri/txt1.htm

Пятидесятница и Сошествие Святого Духа

18 июня 2016

«Пятидесятницу празднуем и Духа пришествие и срок осуществления обещания, и надежды исполнение…». Этим словами Церковь на вечерне Пятидесятницы призывает нас погрузиться в атмосферу этого великого праздника, который совпадает с седьмым воскресеньем после Пасхи и является ничуть не меньшим по своему значению.

rublev_trinity-2

На утрени читается Евангелие, описывающее явления воскресшего Христа. В этом тексте (Ин. 20:19 – 31) мы видим первое нисхождение Святого Духа на учеников. Иисус «дунул и говорит им: “Примите Духа Святого…”». Это первое схождение Святого Духа не менее значительно, чем в день Пятидесятницы. Различие состоит в том, что в Пятидесятницу Дух сошел на учеников «в силе». Такое же различие имеется и между нисхождением Святого Духа на христианина в момент крещения и таинства миропомазания и того крещения Духом, о котором мы скажем ниже и которого удостаиваются некоторые христиане, живущие высокой духовной жизнью.

На воскресной литургии, вместо Посланий, мы читаем описание событий Пятидесятницы так, как они изложены в книге Деяний (2:1 – 11). Некоторые детали этого описания привлекли наше внимание.

«При наступлении дня Пятидесятницы…».

Пятидесятница – это одновременно и конец, и начало. Перед учениками открывается новый путь, к которому они уже подготовлены. Ведь мы не можем вступить в Пятидесятницу без подготовки. Мы должны усвоить весь духовный материал, который нам дают пятьдесят дней после Пасхи, постигнуть опыт Воскресения. Нам необходимо завершить дни Страстей, иными словами – созреть.

«Все они (апостолы) были единодушно вместе…».

Другие строки Деяний рассказывают нам о том, как собрались вместе в горнице одиннадцать апостолов, Мария, мать Иисуса, и другие женщины. Здесь зародилась Церковь: они молятся все вместе. Существовали определенные условия для принятия Святого Духа. Так и мы в некоторые моменты нашей жизни чувствуем необходимость отдалиться от мира и закрыться в горнице нашей души. И пусть здесь мы помолимся и соединимся с верой всей Церкви. Мы должны быть «вместе» с апостолами и Богородицей. Тот, кто не принимает авторитета апостолов и материнского присутствия Богородицы, не может принять Святой Дух.

«И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра…».

Святой Дух подобен дуновению ветра. Для нас важно не наполниться изумлением при виде силы этого дуновения, но остаться вместе с ним и позволить Духу отнести нас туда, куда он хочет, как делал Иисус во время своей земной жизни. Не будем забывать о том, что это дуновение является ведомым. Это не бессвязная и независимая сила. Иисус выдохнул его на своих учеников. Но это дуновение берет начало из уст Отца. Это некое послушание Богу. Подчиняясь дуновениям Духа (сильный ветер – это лишь редкое внешнее проявление, в то время как по-настоящему истинно его внутреннее наполнение), мы подчиняемся Духу, Который берет свое начало от Отца и ниспосылается через Сына.

«И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них».

Святой Дух явился в образе языков пламени. Пятидесятница снимает разделение и смешение языков, явившееся результатом эгоистичных стремлений Вавилона, восстанавливая единство человеческого слова. Ученики станут понятными всем чужеземцам, населяющим Иерусалим: Парфянам, Мидянам, Каппадокийцам, которые будут изумляться, слыша слова Галилеев на своем родном языке. Язык Святого Духа, его внутреннее содержание, даже сейчас доступен всем людям всех полов и национальностей. Сам Святой Дух посылает общечеловеческое послание, которое, однако, каждая душа воспринимает как принадлежащее лично ей. Даже в наши дни человек, в котором пребывает Святой Дух, становится способным, если не изъясняться на иностранном языке, то, по крайней мере, находить такой «психологический язык», который отзовется в сердце каждого. Так осуществляется плодотворный диалог. Языки пламени оказались на каждом из учеников. Эти языки означают пламенную любовь. Кажется, что язык управляется этим пламенем. Наконец, языки делятся поровну. Они не становятся привилегией исключительно Петра, Марии или одиннадцати других учеников. Огненные языки явились всем присутствующим в горнице. Но, тем не менее, эти языки были частью единого огня. Это помогает Церкви решить проблему единства лиц, не умаляя ни одно из них.

«И исполнились все Духа Святого…».

Когда человек неожиданно целиком наполняется Святым Духом и вместе с ним новой поразительной силой, это означает «Крещение Духом», которое отличается от Крещения водой и Таинства Миропомазания, посредством которых Церковь одаривает верующих Святым Духом. Здесь присутствует и другая реальность, которая значительно отдалилась от той, что доступна нашему зрению, но о которой настойчиво говорит Священное Писание и на которую мы должны обратить свое внимание.

«…и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать”.

Мы уже сказали о значении слова, даруемого Святым Духом. Но здесь возникает вопрос о дарах. Существуют две опасные ситуации. Первая – желать даров Духа беспорядочно. Вторая – пренебрегать ими, забывать их, полагая, что они касаются только прошлого и были даны Церкви однажды и навсегда.

Сразу по окончании литургии начинается коленопреклоненная вечерня, обладающая особенной композицией. В течение этой службы коленопреклоненные прихожане торжественно поют тропарь: «Царю Небесный, Утешителю Душе истины, яко везде сый…». Мы знаем, что этот тропарь поется в начале каждой литургии и в большинстве служб византийского устава. Кажется, это единственная молитва этого устава, которая непосредственно обращена к Святому Духу. В воскресенье Пятидесятницы эта молитва обладает огромным смыслом: в момент, когда она поется, Церковь сосредоточивает все свои стремления к Святому Духу и просит Его сойти.

В этот момент каждый коленопреклоненный верующий может просить Его принести в его душу обновление благодатью Пятидесятницы, нисхождение Духа.

Стоящие на коленях прихожане слушают, как иерей читает семь великих молитв. Две из них обращены к Богу, без разделения на Три Лица Троицы. Две другие обращены к Отцу, остальные три – к Сыну. Поначалу эти молитвы могут показаться несколько неясными. Однако если мы внимательно их проанализируем, то поймем, что они являются кратким изложением православной догмы. Они обобщают весь Божественный замысел нашего спасения. Несмотря на то, что эти молитвы представляют собой приношения Святому Духу, мы замечаем, что они переходят от Таинства Духа к Таинству Святой Троицы. Отрывок из пятой молитвы гласит: «В сей последний и великий спасительный день Пятидесятницы праздника, тайну Святые и Единосущныя, и соприсносущныя, и неразделимыя, и неслиянныя Троицы приказавый нам». Этот «троичный» масштаб праздника Пятидесятницы объясняет, почему этот день многие православные называют Воскресеньем Святой Троицы. Кроме того, это показывает, почему церкви, следующие византийскому уставу, посчитали необходимым посвятить понедельник Пятидесятницы отдельно Святому Духу. Литургия и большая часть вечерни, за исключением коленопреклоненных молитв, в этот день повторяются.

В действительности, посвящение понедельника Пятидесятницы Святому Духу кажется необычным, ведь истинный Его праздник – день Пятидесятницы, и было бы полезно, если бы непосредственно в день Пятидесятницы благочестие верующих сосредоточивалось именно на Третьем лице Святой Троицы, чье существование и деяния остаются так мало знакомыми для многих верующих. С другой стороны, прекрасно, что Церковь напоминает нам о Таинстве Святой Троицы. Было бы огромным заблуждением считать это Таинство некой абстрактной теорией, не имеющей непосредственного отношения к нашей жизни. Живая и взаимная любовь Трех Божественных Лиц – это вечное и величайшее событие, гораздо более значительное и важное из всего того, что имеет отношение к нашей личности. Человек был сотворен именно потому, что Три Божественных Лица пожелали сделать его причастником (в определенной мере) их собственной жизни.

Жизнь в благодати – это причастие жизни Троицы. Душа умершего во Христе призвана стать частью вечного движения любви Трех Лиц. Эти отношения любви являют собой величайший пример того, какими должны быть отношения между людьми. Пятидесятница – удивительное событие истории нашего спасения, вводящее нас в самое сердце Таинства Святой Троицы, океана, из которого берет начало и в который впадает река Божественной любви, обращающей людей к Богу.

Lev Gillet, “Пасхальное благочестие”, изд-во “Акрита”, стр. 129-138.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

http://www.pemptousia.ru/2016/06/



Подписка на новости

Последние обновления

События