Русская Православная Церковь

ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ
Богословский комментарий на некоторые современные
непростые вопросы вероучения.

«Никогда, о человек, то, что относится к Церкви,
не исправляется через компромиссы:
нет ничего среднего между истиной и ложью.»

Свт. Марк Эфесский


Интернет-содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений, монашествующих и мирян, ищущих чистоты православной веры.


Карта сайта

Разделы сайта

Православный журнал «Благодатный Огонь»
Церковная-жизнь.рф

Церковная жизнь

Научно-технический прогресс как плод падения рода человеческого

(Ко дню Адамова изгнания)

 

Нередко можно услышать, что противники глобализации являются врагами научно-технического прогресса… К сожалению, этот расхожий штамп применяется на примитивно-бытовом уровне не только недобросовестными журналистами, но и людьми называющими себя богословами.

Различия между глобализацией власти и прогрессом видны невооруженным глазом! Противники глобализации выступают против того, чтобы плоды прогресса обращались во зло – использовались для порабощения одних людей другими и достижения определенных политических целей антихристианскими, оккультными силами. Высокие информационные технологии должны использоваться на благо человечеству, а не служить средством построения всемирной тоталитарной тирании. Но есть у этой проблемы другое измерение, чисто духовное.

По суждению многих святых отцов, научно-технический прогресс имеет своим корнем не божественное, а демоническое начало. Это попытка устроиться на земле без Бога. Окружить свое материальное бытие всевозможным комфортом, так, чтобы все плотские и душевные страсти и желания были максимально удовлетворены.

Прислушаемся к слову богоносного святителя Игнатия Брянчанинова: «Люди после падения начали возделывать землю, начали нуждаться в одежде и других многочисленных потребностях, которыми сопровождается наше земное странничество; словом сказать, они начали нуждаться в вещественном развитии, стремление к которому – отличительная черта нашего века.

Науки – плод нашего падения – приобретение и хранение впечатлений и познаний, накопленных человеками во время жизни падшего разума. Ученость – светильник ветхого человека, светильник, которым “мрак тьмы вовеки блюдется”.

Искупитель возвратил человекам тот Светильник, которого лишились они при грехопадении своем. Этот Светильник – Дух Святый. Он – Дух Истины – наставляет всякой истине, испытывает глубины Божии, открывает и изъясняет тайны, дарует и вещественные познания, когда они нужны для духовной пользы человека. Ученому, желающему научиться духовной мудрости завещает апостол: “Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы стать мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие перед Богом…” (1 Кор. 3, 18–19).

Точно! Ученость не есть собственно мудрость, а только мнение мудрости. Познание Истины, которая открыта человекам Господом, к которой доступ – только верой, которая неприступна для падшего разума человеческого, – заменяется в учености гаданиями, предположениями.

Мудрость этого мира, в которой почетное место занимают многие язычники и безбожники, прямо противоположна, по самым началам своим, мудрости духовной, божественной. Нельзя быть последователем той и другой вместе – одной непременно должно отречься. Падший человек – “ложь”, то есть образ мыслей, собрание понятий и познаний ложных, имеющих только наружность разума, а в сущности своей – шатание, бред, беснование ума, пораженного смертною язвою греха и падения».

Так земной человеческий прогресс неизбежно оборачивается полнейшим регрессом в области духовной. Науки с их порою безумными гипотезами, являющимися порождением падшего разума, зачастую полностью противоречат Закону Божию, отвергают высшую Истину и используются богоборцами для насаждения грубых материалистических воззрений.

Человек, пригвоздивший свой ум к земле, не может помышлять о горнем. Стремление к высшему плотскому благоденствию становится единственной целью его жизни. Отвергая веру в Бога и безсмертие души, он пытается найти во временном то, что существует только в Вечности.

Отвергая жизнь вечную во Христе, он хочет обрести электронное бессмертие! Научно-технический прогресс становится для него идолом, полностью закрывающим путь к Небу. Чем дальше идет человек по пути прогресса, тем все более удаляется он от Бога. Такой человек приносит все силы души и тела в жертву суете и тлению. Антихристов дух мира сего властвует над ним и цепко держит в своих смертельных объятиях. «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин. 2, 15-16), – живописует святой апостол и евангелист Иоанн Богослов

Соответственно святитель Феофан Затворник Вышенский пишет: «Дух мира сего с его превратными учениями есть дух неприязненный Христу: он есть дух антихристов… Дух мира сего есть дух вражды против Бога… Не льстите себе ложною надеждою  совместить Дух Христов с духом мира!»

По слову преподобного отца нашего Серафима Саровского чудотворца, истинной целью жизни православного христианина является стяжание Духа Святаго Божия. Неизъяснимым действием благодати Божественной осуществляется в человеке восстановление утраченного образа и подобия Божия, восстановление утраченного богообщения, возвращение ко Творцу...

Земными очами невозможно узреть Небесное, как невозможно постичь Небесное скудным человеческим разумом, ибо это будет не более, чем плод мудрования падшего человеческого существа, в котором все естественное вытеснено противоестественным.

У современного человека, живущего в условиях «обожествления» научно-технического прогресса и его плодов, стремление к стяжанию благодати Божией практически отсутствует. Когда он подчиняется законам информационного сетевого общества, то буквально задыхается от потока непрестанно поступающей информации, отвлекающей его от самого главного – от размышлений о назначении временной земной жизни. Такой человек, как правило, одержим греховными страстями, ибо подчинен установкам, внедренными в его психику через средства манипулирования массовым сознанием.

Ненасытный искатель земных благ неспособен даже представить себе, что есть иная, истинная жизнь – жизнь Небесная в Духе Святом. Лютый яд плотского мудрования превращает такого человека в самоубийцу, заживо убитого вечной погибелью. «Помышления плотские суть смерть… потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо Закону Божию не покоряются, да и не могут» (Рим. 8, 6–7).

 

В.П. Филимонов, русский писатель-агиограф и публицист,

академик Православного богословского отделения Петровской академии наук и искусств

В чём смысл жизни- архимандрит Кирилл Павлов

 

 

Старец Григорий (Зумис) «Тонущий корабль»

 

Agionoros.ru публикует отрывки из злободневной статьи игумена афонского монастыря Дохиар архимандрита Григория (Зумиса)


    Прославленная и знаменитая Греция!


Прибрежная скала о которую много веков разбивались волны но не смогли сдвинуть с места… Высокая гора, показавшая человечеству как думать и жить. Очаг, вокруг которого собирались люди, чтобы насладиться теплотой. За твоим столом пили вино все народы.

Уже давно Греция стала объектом грабежа, псевдокультурные без устали крадут созданное греческим гением. Их музеи и дома наполнились плодами трудов греческого народа. Где бы ты не оказался в Европе «споткнешься» об эллинскую культуру.

 

С тем же мастерством и умелостью продолжила античный период православная христианская цивилизация ромеев. Когда цивилизованные европейцы все еще ели руками, наши предки вырезали иконостасы и писали святые иконы. Их ювелирное дело вызывало восторг, а архитектура была достойна восхищения.

Этот корабль наших отцов подвергся брани и сегодня накренился. Ненависть бесов, зависть и недоброжелательство обрушились на прекрасный парусник и сегодня мы уже ясно слышим слова капитана с мостика: «Корабль вот-вот погибнет. Все кто умеет плавать прыгайте в воду и плывите прочь чтобы не утонуть вместе с ним».

Крушение произошло из-за бури поднятой чужестранцами или нами самими? Позвольте мне сообщить вам, что в катастрофе повинны мы сами, так как пригласили управлять нашим судном безбожных и антихристианских капитанов. Наши предки выжили с крестом в руках, этим держимся и мы. Когда наши дети безнаказанно сжигают греческий флаг1, под каким флагом пойдет вперед корабль «Греция»? Когда он выйдет в открытое море, кто признает его национальную принадлежность?

Скиньте сковавшие нас цепи и воскликните: «Нам нужны Христос и Греция!». Греки начните священную войну и прогоните каждого кто совершает дьявольское дело в нашей истекающей кровью стране. Больше так продолжаться не может. Бодрствуйте а не спите, потому что конец близок и это не конец мира, а конец нашей Греции.

Старец Григорий (Зумис)

1 Старец имеет в виду многочисленные случаи сожжения греческого флага анархистами в Афинах и других городах Греции.

27.01.2017

В ГРЕЦИИ НАРАСТАЕТ ПРОТЕСТ ПРОТИВ «ИСКОРЕНЕНИЯ ГОМОФОБИИ»: ИЕРАРХИ ПРОСЯТ ИГНОРИРОВАТЬ УРОКИ

Серафим Пирейский митрполит_.jpg 

Иерархи Элладской Православной Церкви призвали учителей и родителей выразить свой протест и не участвовать в новых учебных программах по «искоренению половых предрассудков», сообщает Agionoros.

Митрополит Идры Ефрем подчеркнул, что Православная Церковь не согласна с директивой министерства образования и выступает против проведения уроков «по искоренению гомофобии и трансфобии» в греческих школах.

По словам владыки, родители должны выразить протест и не пустить своих детей на подобные «уроки».

Митрополит Глифадский Павел назвал введение «уроков содомии» в школах неслучайным и напомнил высказывания заместителя министра образования Греции на гей-параде в Салониках о том, что «школьники должны знать, что разнообразие в сексуальных предпочтениях является сокровищем, которого не следует стыдиться».

По словам владыки, в рекомендованных министерством программах школьникам, помимо бесед о «гомосексуализме», предлагается поговорить о «фаллических символах», записывать в тетрадь услышанные ими ругательные слова, а также посмотреть «учебные кинофильмы соответствующего содержания».

Митрополит Павел призвал учителей и родителей выразить свой протест и не участвовать в новых учебных программах.

Митрополит Пирейский Серафим обратился к своей пастве с окружным посланием, которое будет зачитано во всех храмах Пирейской митрополии за богослужением в воскресенье, 29 января 2017 г.

В послании иерарх Элладской Православной Церкви, широко известный как ревнитель традиционализма, призывает родителей и опекунов школьников выразить протест и подать руководству школ заявления об освобождении своих детей от участия в тематической неделе по «деконструкции гендерных стереотипов». Данное мероприятие проводится в средних школах Греции в соответствии с циркуляром министерства образования, научных исследований и по делам религии.

В своем послании, текст которого опубликован информационным агентством «Ромфея», сообщает Седмица, митрополит Серафим, в частности, пишет: «Сегодня Сатана вновь поднимает голову и нагло угрожает разрушить все хорошее, высокое, нравственное, духовное, христианское, соответствующее Евангелию и святоотеческой традиции, уже достигнутое в предыдущий период жизни и деятельности Православной Церкви. Он пытается совратить человека, целью бытия которого является подчинение плоти духу, одухотворение и обожение по благодати человека, а не наоборот, подчинение духа плоти. Это ниспровержение плана Триединого Бога о человеке. Сатана хочет, чтобы человек стал рабом плоти, удовольствия, греха, не духовным, но материальным творением, как бессловесные животные».

Митрополит Серафим отмечает в своем послании, что «Православная Церковь уважает личную и частную жизнь каждого человека так же, как его ответственность за свободу выбора». Церковь, по его словам, не имеет никакого намерения вмешиваться в эту свободу. В то же время, Церковь не может не реагировать на действия, которые «преступно подрывают человеческую онтологию и физиологию», разжигают низменные страсти, пропагандируют «гомосексуализм, педофилию и скотоложство», что «является непростительно чудовищным преступлением против вечного Бога и человеческой личности, которое полностью приравнено к греху Содома и Гоморры».

Митрополит Серафим напоминает, что Библия, «выражая волю Бога, Создателя человека», «осуждает гомосексуализм как страсть, бесчестье и позор, который был строго наказан огнем и серой в городах Содоме и Гоморре». «Для всех святых отцов гомосексуализм является наиболее отвратительным и нечистым грехом и вызывает презрение Бога — Творца», — отмечает греческий иерарх.

«Публичное проявление гомосексуальности, помимо того, что оно оскорбляет общественную благопристойность и наше религиозное сознание, посылает молодежи месседж аномального сексуального поведения и разрушает основы греческой семьи и общества в условиях острой демографической проблемы, вызывает психопатологические расстройства у детей, которые были воспитаны гомосексуальными парами», — подчеркивает в своем послании митрополит Серафим.

Афины, 27 января 2017 г.

Священные каноны в жизни Церкви – «Условия толкования Священных правил»

профессор Афинского Университета Власиос Фидас

Священные каноны являются важнейшим источником канонического права, поскольку содержат наиболее достоверные сведения не только по церковным вопросам, возникавшим в рассматриваемую эпоху, но и о способах их решения Церковью. Однако оценка канонов как источника канонического права предполагает объективный подход к проблеме Богочеловеческой природы Церкви, ее духовной сущности и особой исторической миссии. Следовательно, необходимо отличать временные предпосылки и буквальное исторически обусловленное содержание этих канонов от выраженной в них совести Церкви в решении непрерывно возникающих вопросов, дабы избежать  неправильное истолкование содержания откровения во Христе. Это отличие представляется чрезвычайно трудным, поскольку в канонах церковная совесть выражается в исторически и морфологически обусловленной форме по отношению к каждой решаемой проблеме и к господствующим в эту эпоху условиям. Очевидно, что провести это отличие можно лишь на основе историко-канонического исследования. Для этого, однако, необходимо специально рассмотреть и оценить другие источники истории Церкви и принять во внимание некоторые основные экклисиологические предпосылки, без которых невозможно верное истолкование правил.

Следовательно, вся каноническая церковная традиция должна быть оценена в соответствии с правильным толкованием каждой группы канонов, установленных Вселенскими или Поместными Соборами или же восходящими к авторитету выдающихся Отцов Церкви. Однако правильное толкование предполагает и возведение каждого канона и каждой группы сходных канонов ко всей полноте таинственного и общего духовного опыта Церкви, с которым связано все содержание канонической традиции. Если мы не предварим наше исследование такой попыткой истолкования, то кажущиеся противоречия канонов будут плодиться от каждого субъективного критерия и мотива канонистов, тогда как своевременно или несвоевременно показанная непригодность определенных канонов будет распространена по велению времени. Действительно, нередко буква канонов становится выше духа и каждый канон оценивается либо в отрыве от совокупной канонической традиции, либо независимо от откровения во Христе и от сущности таинства Церкви. Значит, очевидно, что истолкование канонов должно всегда принимать во внимание определенные специально разработанные экклисиологические и историко-канонические принципы исследования, без которых толкование даже отдельных канонов может превратиться в одностороннюю и ошибочную оценку их  духа и намерений.

Во-первых, истолкование и оценка канонов предполагают, очевидно, достаточный уровень богословских знаний и здоровые церковные взгляды исследователя. Иначе просто невозможен правильный подход к текстам канонов, которые, естественно, не являются исключительно предметом сухого или горизонтального историко-филологического исследования. Несомненно, что при исследовании любого канона должна быть исключена в максимально возможной степени субъективность предпосылок или целей исследования, так как изначально заданная установка по отношению к канону может привести к ошибочным выводам. Предпосылки и цели канонов уже установлены Церковью, ограничив, таким образом, для исследователя субъективную свободу толкования. Иными словами, исследователь канонов должен быть предварительно посвящен в общий дух канонической традиции и относиться с уважением ко всем необходимым для истолкования экклисиологическим и церковным предпосылкам.

Во-вторых, при истолковании канонов необходимо серьезно принимать во внимание то, что они не являются неким самостоятельным, независимым и самодостаточным разделом источников откровения, а напротив, органично включены во всё святое Церковное Предание. Это нужно считать непременным условием для верного истолкования канонов, принимая во внимание, что вся совокупность их конкретного содержания основывается непосредственно или опосредованно на Святом Писании и Священном Предании. Итак, тот факт, что при формулировке любого положения канона устанавливается в качестве необходимого условия демонстрация полноты содержания откровения во Христе, в том виде, в котором им всегда обладает и постоянно им живет Церковь, делает непринятие во внимание данного условия при истолковании канонов недопустимой непоследовательностью или опасным упущением. Последствия этого упущения чрезвычайно тяжелы не только для правильной оценки духа канонов, но и для полноты научной методологии, которой мы придерживаемся при истолковании, ибо отрыв канонов от содержания откровения во Христе de facto упраздняет и объективные историко-филологические предпосылки обнаружения господствующего в них духа. Отрыв исторической формы канонов от зависящего от них подлинного содержания откровения во Христе равнозначен разрушению основания всей канонической традиции и ее разложению на отдельные безотносительные к истории спасения исторические схемы, не имеющие больше ничего общего с природой и предназначением Церкви.

В-третьих, для правильного понимания или истолкования канонов должно быть a priori произведено четкое разделение между исторической оболочкой и определенным образом заключенным в ней духом канонической традиции. Истолкование канонов не может быть выведено из сущности одного лишь законодательного эмпиризма, ни из результатов одномерного исследования существующей конкретной формулировки, либо конкретно поставленной цели. Напротив, тогда действительно имеется опасность либо абсолютизирования буквы канонической традиции, либо ограничения духа этой традиции простым суммированием конкретно оговоренных особых случаев, в которых Церковь на деле применяла всю полноту хранимой ею истины веры. Однако абсолютизация исторического материала канонической традиции одновременно означала бы и использование его части для подмены целостности духовного опыта, который является и высшим эмпирическим законом Церкви. Правильное истолкование канонов, следовательно, обязательно предполагает, с одной стороны, восстановление исходной восходящей их связи с содержанием откровения во Христе, а с другой, ненасильственное и объективное горизонтальное включение их исторической «оболочки» в церковный опыт каждой эпохи.

В-четвертых, истолкование канонов должно осуществляться на основе всех выработанных современной наукой принципов толкования. Иными словами, не достаточно бывает обычного буквального толкования, но должны быть обнаружены в результате исследования все исторические причины и определенная задача конкретных канонов, особые законотворческие тенденции описываемой эпохи, общее состояние Церкви, значение вопросов, решаемых канонами, их связь с параллельно существующими церковными проблемами, применяемая в описываемую эпоху каноническая терминология, авторитет принятия канонов церковными органами, последующие процедуры, вытекающие из них дискуссии, необходимая для утверждения канонов церковная поддержка и т.д. Лишь после такого ответственного и исчерпывающего исследования экклисиологических и историко-канонических предпосылок может производиться историко-филологический анализ текста канонов для реконструкции исходного текста, точного определения канонического значения используемых терминов, прояснения особой цели установления каждого конкретного канона и в результате возвращения ему его подлинного смысла.  

В-пятых, при истолковании канонов необходимо избегать обычных ошибочных параллелей по аналогии, не увлекаться субъективными и бесцельными сопоставлениями, не оставлять каких-либо неясностей, порождающих ошибочные толкования. Необходимо прояснять и исправлять любые неточности в определениях и формулировках, выделять возможные сознательные искажения текста, произведенные в прошлом. Надо рассматривать все предложенные ошибочные истолкования и анализировать все варианты правильного истолкования текста. При истолковании необходимо четко разграничить, о чем в действительности гласит и не гласит канон в контексте исторической эпохи, в которую он был установлен, выявить особенное или новое и определить сходства и отличия данного канона в сопоставлении с аналогичными или похожими более ранними или существующими одновременно с исследуемыми каноническими текстами. Наконец, дух и смысл каждого канона должны быть переданы в положительной формулировке, а не в узком буквальном истолковании, ибо лишь в этом случае представляется возможным правильное возведение духа данного канона ко всему содержанию откровения во Христе.

В-шестых, часто выявляемое при истолковании канонов многообразие формулировок канонической традиции, не должно беспокоить исследователя, ибо каждый отдельный канон не является единственным и исключительным выражением содержания откровения во Христе в историческом бытии Церкви. Следовательно, может существовать много параллельных формулировок канонов по одному или сходным вопросам, что, впрочем, не ставит под сомнение подлинность данного исторического приложения конкретного канона. Каноническая традиция не исключает наличия исторически обусловленного многообразия подлинного выражения послания спасения во Христе, однако исключает наличие существенных противоречий в этом многообразии. Многообразие без существенных противоречий – это обычное явление канонической традиции.

В-седьмых, при истолковании, прежде всего, однотипных, канонов, необходимо четко различать те каноны, которые осуждают определенный канонический грех в момент его совершения (ересь, раскол, группировки, незаконный собор, ложное этическое учение) от тех, которые призваны определить канонические предпосылки для возвращения раскаявшихся в лоно Церкви. В первых случаях применяется обычно каноническая строгость (акривия), причем самые строгие наказания налагаются на тех, кто наносит ущерб единству Церкви. Напротив, к раскаявшимся применяется всегда церковное снисхождение (икономия) как для укрепления единства, так и для спасения раскаявшихся при помощи освящающей практики Церкви. В этом смысле, каноническая строгость (акривия), с одной стороны, выражает абсолютный характер и сущность Таинства Церкви, тогда как церковное снисхождение (икономия) является особым пастырским применением Таинства Церкви к каждому конкретному случаю.

В-восьмых, правильное возведение отдельных подобных или сходных канонов к их органическому целому сводится, в конечном счете, к их связи с целостностью церковного опыта таинств, ибо согласно православной традиции, «Церковь в таинствах проявляется» (Н. Кавасилас). В этом смысле, мы имеем все основания утверждать, что все каноны, связанные, например, с организацией управления местной и всей вселенской Церковью берут свое начало в Таинстве Священства, и следовательно, все они связаны с канонической передачей, применением и отнятием священной власти у епископов, пресвитеров и дьяконов. Одновременно их стержнем является Таинство Евхаристии, в котором обобщается весь мистический опыт и проявляется в целостности всё Таинство Церкви.

В-девятых, действительно, административное Право Церкви оговаривает обусловленное исторической эпохой нормативное распределение права хиротонии и суда над епископами, а также роль прочих клириков, монахов и мирян, с тем, чтобы постоянно утверждалось единство Тела Церкви в Святой Евхаристии и во всем мистическом опыте Церкви. В тех же рамках действует и дисциплинарное Право Церкви, которое, через большое многообразие духовных наказаний, определяет каноническую связь епископов, прочих клириков, монахов и мирян к Святой Евхаристии и ко всему мистическому опыту Церкви. Евхаристоцентрический характер административных и дисциплинарных канонов делает необходимым истолковательное возведение не только их содержания, но и неоднозначной терминологии (хиротония, отлучение от церкви, причастие) соответствующих канонов к названному основополагающему принципу их существования и их функционирования. Таким образом, не только избегаются обычные для юридической теории ошибочные характеристики канонов (административные, догматические), но и произвольные или необоснованные истолкования неоднозначных канонических понятий, таких как, например, понятий хиротония (выбираю – совершаю хиротонию), отлучение от Церкви (великое и малое отлучение), отлучение от Причастия (епитимия-наказание) и т.д. Применяя этот метод возведения к основополагающим принципам, мы сохраняем подлинную цель каждого конкретного канона не только в его исторически обусловленной формулировке, но и в его духовной связи со всей жизнью Тела Церкви.

Толкование канонов, таким образом, успешно лишь в том случае, если, соблюдая вышеуказанные принципы истолкования, становится возможным передача полноты их смысла в современной терминологии и на современном языке. Это чрезвычайно трудная и обычно небезопасная процедура, ибо не всегда ставятся очевидные вопросы, как по поводу подлинной связи канона и его толкования, так и по поводу полного отождествления духа обоих. Однако верность духа толкования подлинному духу самого канона как раз и является задачей любой новой интерпретации канонов. Очевидно, что внимание к исходной форме или к историческому формированию определенных канонов является необходимой предпосылкой, но не необходимым элементом истолкования, несмотря на то, что при истолковании должно быть найдено исходное соотношение всех современных каждому канону исторических условий, при которых были актуальны их дух и содержание.

Объективная трудность, возникающая, впрочем, при обеспечении полного отождествления между духом канона и духом его истолкования, а с другой стороны, при сохранении подлинности духа при изменении буквы объясняет строгую позицию Православной Церкви в отношении канонов, которая без абсолютизации, конечно, их исторической буквы считает каноны подлинными и точными носителями содержащегося в них духа. Таким образом, сохраняется с особой бережностью исторически сложившийся союз духа и буквы, не только для сохранения через них в неизменной форме послания откровения во Христе, но и для утверждения нового правильного приложения их к любой эпохе и к подходящим для верующих историческим формам. Таким образом, уважение Церкви к исторически сложившемуся союзу буквы и духа правил должно быть истолковано, конечно же, не как болезненный синдром косности, препятствующий их историческому развитию, но как, главным образом, несомненная и здоровая забота об охране достоверного источника и об его обновлении во все эпохи истории Церкви.

Автор: почетный профессор Афинского университета Власиос Фидас

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания «Пемптусия».



Подписка на новости

Последние обновления

События